Главная » Книги

Ключевский Василий Осипович - Русский рубль Xvi—xviii вв. в его отношении к нынешнему, Страница 4

Ключевский Василий Осипович - Русский рубль Xvi—xviii вв. в его отношении к нынешнему


1 2 3 4 5 6 7 8

lspan="1">
  
  
  
  
  
  
   Рожь . .
   150:14
   = 75
   1050:25
   = 42
   Вологда . .
   Овес . .
  
  -
   -
   420:13 1/3
   = 31
  
   Пшеница . .
  
  -
   -
   1500:40
   = 37
  
  
  
  
  
  
   Новгород . .
   Рожь . .
   1350:13 1/3
   = 101
   - -
   -
   Белоозеро . .
   Рожь . .
   1350:14
   = 96
   - -
   -
   Шунга . .
   Рожь . .
   2000:26 2/3
   = 75
   - -
   -
   Архангельск . .
   Рожь и овес . .
   - -
   -
   2050:49
   = 42
   Кандалакша . .
   Рожь . .
   - -
   -
   1450:51
   = 28
   Дорогобуж . .
   Рожь . .
   - -
   -
   900:36
   = 25
   Москва . .
   Рожь . .
   - -
   -
   1000:22
   = 45
  
   Средние знаменатели
   62
   35
  
   Соединяя средний знаменатель первой таблицы с тем и другим средним знаменателем второй, найдем, что рубль первой половины XVI в. относится к нынешнему, как 78 к 1, а рубль второй половины - как 64 к 1. Значит, вторая поверка еще более первой сблизила крайние низшие пределы этого отношения с выведенными прежде цифрами 83 и 74. Обе изложенные поверки позволяют свести исследование о рубле XVI в, по хлебным ценам к тому окончательному заключению, что в первую половину века он равнялся 73-83 нынешним, а во вторую 60-74 нынешним.
   Одна черта хозяйственного быта древней Руси побуждает к возможному понижению цифры, указывающей, во сколько раз древний русский рубль стоил дороже нынешнего. Предмет потребления, по своему значению в хозяйственном обиходе больше других приближающийся к хлебу, как одна из насущных потребностей, соль была чрезвычайно дорога в древней Руси, что зависело от условий ее добывания в те века и от тяжелой пошлины, на ней тяготевшей. По кормовой книге Кириллова-Белозерского монастыря39 и по приходо-расходной книге Корнилиева-Комельского монастыря соль в Белозерском краю в 1570-х годах стоила 8 и 10 денег за пуд. в Вологодском - 18 и 20 денег, а из статейного списка посольства Флетчера узнаем, что в 1580-х годах ее продавали в Москве по 20 и по 34 деньги, в Казани - по 18 денег за пуд. Если из таких данных позволительно выводить среднюю цену, то такою средней даже без слишком высокой московской цены 34 деньги выйдет 16 денег или 8 коп. за тогдашний или почти 7 коп. за нынешний пуд. Так как даже при крайнем низшем пределе отношения рубля того времени к нынешнему, как 60 к 1, эти 7 коп. (без 2/~) равняются 403 нынешним, то при нынешней средней цене соли - 40 коп. за пуд, этот предмет во второй половине XVI в, был дороже нынешнего по крайней мере в 10 раз.
  

V

  
   Для изучения хлебных цен XVII в. мы располагаем более обильным запасом данных, и притом более удобных для изучения. Они дают возможность чаще пользоваться средними ценами, чем это можно было при изучении данных XVI в. Когда одно известие говорит о дорогой цене ржи в Поонежье 1549 г., а другое отмечает еще более дорогую, дорогобужскую цену 37 лет спустя, то выводить среднюю из таких данных значило бы играть средними. В XVI в. по некоторым местностям можно собрать погодные известия о ценах за несколько лет, проследить их колебания и вывести из них такие средние, которые дают более точное понятие об уровне цен, чем одиночные, случайные данные, какие находим в известиях XVI в.
   Смутное время, начавшееся голодом 1601-1603 гг., продолжавшееся самозванщиной и кончившееся великой "разрухой" государства, произвело крутой перелом в курсе хлебных цен: в это время они стали на уровне, до которого редко поднимались прежде, и потом остались на нем надолго. Народонаселение центральных областей страшно поредело от внешних войн и внутренних усобиц, а еще больше, может быть, от побегов на более безопасные северные и восточные окраины. В этом последнем отношении бедствия Смутного времени только послужили новым толчком, поддержавшим и усилившим отлив населения из центра к окраинам, начавшийся во второй половине XVI в. Среди уцелевшего сельского населения заметно в первое царствование новой династии чрезвычайное развитие бобыльства, маломочного безземельного или малоземельного крестьянства, которое, потеряв земледельческий инвентарь вследствие разорений, принуждено было совсем бросить пашню или брать ничтожные участки. Все это уменьшило число и силу производителей, поставлявших хлеб на центральные рынки.
   Подъем цен начался в 1601 г., с первыми признаками трехлетнего неурожая, и дошел в Москве с 20 денег до 3 руб. за четверть ржи. Но и по миновании этого голода цена хлеба при содействии политических бедствий иногда поднималась до 7 и даже до 9 тогдашних рублей за четверть ржи, как было при царе Василии Шуйском: это в 360 раз дороже дешевой цены, по которой продавали рожь до Смутного времени, по свидетельству хронографа. Такие бедственные цены, разумеется, не могут быть приняты в расчет при изучении нормальных цен. Но и те цены Смутного времени 1601-1612 гг., которые можно назвать нормальными, большею частью выше самых высоких цен XVI в., нам известных. Вообще они держатся, около 100 денег за московскую четверть ржи и часто поднимаются выше. Из одного акта узнаем, что в 1601 г., при самом начале голодного трехлетия, прасолы в Сольвычегодске, скупив хлеб, продавали рожь по 200 денег за четверть, овес - по 120, ячмень - по 160 денег. Московское правительство, чтобы помешать спекуляции, установило указные цены, предписав продавать рожь по 100 денег четверть, овес - по 50, ячмень - по 80 денег, т. е. понизило цены вдвое: эту пониженную таксу и можно считать нормальным уровнем хлебных цен на севере тогдашней Великороссии. Дешевые цены, какие бывали там в Смутное время, узнаем из акта продажи с публичного торга имущества, оставшегося после убитого в Новгороде народом за измену М. Татищева в 1608 г. Приказные, руководившие аукционом, разумеется, ценили вещи невысоко и продавали некоторые из них с наддачей. Рожь они оценили по 60 денег за четверть "в таможенную меру", т. е. по 40 денег за московскую четверть, овес - по 30 денег за новгородскую или по 20 денег за московскую четверть. Ту же цену ржи встречаем в кормовой книге Кириллова-Белозерского монастыря, в которой записано, что в начале XVII в. в монастыре на помин души была принята рожь по 40 денег за четверть. Эти известия несколько объясняются вкладной книгой Кандалакшского монастыря, которой мы уже выше пользовались. Здесь отмечены цены ржи почти за каждый год с 1604 по 1611 г., и здесь 1608 год самый дешевый, когда рожь стоила те же 40 денег за московскую четверть, как ценили ее приказные на новгородском аукционе40. При такой цене на крайнем севере хлеб мог продаваться и дешевле во многих центральных местах, хотя политические смуты отзывались на них больнее, чем на дальнем севере. С другой стороны, псковская летопись указывает и высшую из нормальных, неголодных цен Смутного времени: говоря, что в 1612 г. рожь продавали во Пскове по 180 денег (псковских) местную четверть, т. е. по 240 московок за четверть казенную московскую, она считает такую цену дороговизной.
   Сопоставляя встреченные в известиях Смутного времени нормальные цены 1601-1612 гг., низкие и высокие, со средними ценами 1882 г., получим такой ряд отношений41.
  
  
   Рожь . .
   900:100
   = 9
   Сольвычегодск 1601 г. . .
   Овес . .
   355:50
   = 7
  
   Ячмень . .
   700:80
   = 9
  
  
  
  
  
   Рожь . .
   1150:120
   = 10
   Холмогоры 1602 г. . .
   Овес . .
   600:52
   = 12
  
   Ячмень . .
   960:78
   = 12
   " 1609 г. . .
   Рожь . .
   1150:48
   = 24
   Кандалакша 1604-1611 г. . .
   Рожь . .
   1150:69
   = 17
   Козельск 1603-1604 г. . .
   Рожь . .
   800:100
   = 8
   Арзамас 1603-1604 г. . .
   Рожь . .
   760:190
   = 4
  
  
  
  
  
   Рожь . .
   900:40
   = 22
   Новгород 1608 г. . .
   Овес . .
   390:20
   = 19
  
   Пшеница . .
   1200:100
   = 12
  
  
  
  
   Вологда 1611 г. . .
   Рожь . .
   900:80
   = 11
  
   Овес . .
   355:50
   = 7
   Псков 1612 г. . .
   Рожь . .
   725:240
   = 3
  
   Средний знаменатель
   12
  
   Итак, в Смутное время рубль по ценам хлеба равнялся 12 нынешним, т. е. хлеб в начале XVII в. стал в пять раз дороже, чем был во второй половине XVI в. Если эти выводы заслуживают какого-нибудь доверия, то они довольно выразительно обозначают силу народно-хозяйственного потрясения, испытанного Московской землей в Смутное время.
   Может быть, отношение рубля Смутного времени к нынешнему, как 12 к 1, вышло несколько ниже надлежащего, вследствие того что в случайных известиях, из которых оно выведено, преобладают более высокие цены хлеба сравнительно с теми, какие господствовали "а рынках того времени. Если хлеб в начале XVII в. вздорожал впятеро против прежнего, то незаметно столь же значительного возвышения цен на другие предметы: в Дорогобужском уезде в 1603-1604 гг. мед и другие товары продавались немного дороже, чем 17 лет назад, скот не дороже, чем в Вологодском уезде в 1577 г., и дешевле указной таксы Разбойного приказа, установленной при царе Федоре42. Можно думать, однако, что если знаменатель отношения 12 и следует поднять, то немного - на единицу и едва ли больше, по крайней мере из полевых растений, не принятых в расчет при его выведении, пенька в Дорогобужском краю 1603-1604 гг. стоила 20 и 26 денег, в 20 раз дешевле средней цены ее в Смоленской губернии 1882 г., а 1 1/2 пуда льна и 1 1/2 пуда конопли, данные Кандалакшскому монастырю за 1 руб, 32 коп. в 1607 г., по ценам Олонецкой губернии 1882 г. стоили около 112 руб., только в 10 раз дороже, а цены льна и пеньки в Архангельской губернии (не обозначенные в издании департамента) ниже олонецких, судя по ценам других произведений земледелия.
   Известия за время царствования Михаила также дают возможность уловить высшие и низшие цены, в пределах которых совершались колебания на хлебном рынке. Пользуясь или вынуждаемая этими колебаниями, казна позволяла себе своего рода игру на курсе хлеба, взимала хлебные налоги, например посопный хлеб, стрелецкий хлеб, иногда натурой, а в иных случаях деньгами, смотря по тому, как ей было прибыльнее, точно так же производила и свои платежи служилым людям. В 1617 г. хлеб в Новгороде был очень дорог: рожь продавали по 266 денег за московскую четверть (по 2 руб. за новгородскую), овес - по 146 денег, ячмень - по 200 денег. В это же время в заонежских погостах Новгородского уезда цены на хлеб стояли втрое ниже, именно рожь стоила 80 денег четверть, овес - 40 денег, ячмень - 66 денег. Казна нашла более выгодным произвести на тот год сборы с Заонежья (ныне Олонецкой губернии) натурой и дала соответственное тому предписание новгородской администрации43. Поэтому, когда казна заменяла хлебные сборы денежными, отсюда довольно верно можно заключать, что цены, по которым натуральные платежи казне перекладывались на деньги, были довольно высоки, напротив, цены, по которым она переводила свои хлебные дачи служилым людям на деньги, можно считать довольно дешевыми. Если 80 денег за четверть ржи были умеренной или дешевой ценой для Заонежья в 1617 г., такими же ценами для Москвы были в 1620-х годах 50 денег за четверть ржи и 40 денег за четверть овса или 90 денег за юфть хлеба, как платила казна жалованье справщикам и мастерам московского Печатного двора (типографии). По приходо-расходным книгам этого двора за 1620-1629 гг. видно что это были цены, очень умеренные, потому что сам Печатный двор для переплета книг покупал тогда в московских лавках ржаную муку от 96 до 256 денег за четверть, а пшеничную - от 128 до 240 денег44. Печатный двор покупал мелкими мерами, четвериками, переплачивая, разумеется, лишнее против покупной цены целой четверти, притом это была мука сеяная, высоких сортов. Поэтому можно думать, что средняя цена ржаной муки по приходо-расходным книгам Печатного двора - 157 денег за четверть соответствовала средней цене - 112 деньгам, какую находим в "Книге о хлебном и калачном весу" за 1631 г.45 При таких московских ценах может показаться невероятно дешевой цена, по какой казна принимала деньги за посопный хлеб с Ровдогорской волости близ Холмогор в 1626 г.: в этом малохлебном краю ей платили за казенную четверть ржи по 50 и по 54 деньги, в то время когда в Москве она сама находила выгодным платить взамен хлебного жалованья по 50 денег за четверть ржи. Вкладная Кандалакшского монастыря и здесь дает объяснительную справку. В ней отмечены вкладные цены ржи с 1613 по 1629 г. Цены эти с 40 денег за московскую четверть поднимались до 106 денег; средняя цена за эти годы 78 денег, на 9 денег выше средней за Смутное время. В 1626 г. отмечена цена ржи по 106 денег за четверть, но уже в следующем году даже в том бесхлебном краю она падала до 40 денег, заставляя предполагать как в Москве, так и в Холмогорах цены еще ниже, оставшиеся не отмеченными в известных нам источниках. Этими местными колебаниями объясняется, каким образом казенная приемная, т. е. довольно высокая цена хлеба в Холмогорском округе 1626 г., могла стоять на одной высоте с казенной отдаточной, т. е. довольно дешевой ценой в Москве того же года. Соображая все это, надобно признать новгородские цены 1617 г. исключительными, почти голодными и вывести из расчета. Другие соображения заставляют считать такими же исключительными сибирские цены хлеба. В то время там едва заводилось хлебопашество вокруг немногих новопостроенных русских городов и большая часть хлеба для продовольствия поселенцев доставлялась из Европейской России. В 1622 г. четверть пшеницы ценилась в Тюмени в 264 деньги, а четверть ячменя- в 132 деньги, вдвое и втрое дороже стоимости этих хлебов в Холмогорском округе 1632-1634 гг., а в 1882 г. хлебные цены по Тобольской губернии были более чем втрое ниже цен по Архангельской46. Согласно с одним из высказанных выше правил, принятых в руководство при настоящем исследовании, местности со столь, изменившимися хлебными рынками не могут быть вводимы в расчет. Несмотря на эти исключения, оценка тогдашнего рубля сравнительно с нынешним по свойству ее оснований, наверное, выйдет ниже надлежащей. Этими основаниями служат данные центрального московского и северных рынков, а на этих рынках господствовали дорогие цены; говоря точнее, хлебные цены тогда стояли на них гораздо выше сравнительно с другими, центральными и особенно юго-восточными, рывками, чем стоят теперь; например, цены московские или новгородские в XVII в. были вдвое или втрое дороже казанских а ныне только раза в 1 1/2 и даже меньше; эта любопытная экономическая разница заметна в истории хлебных цен до половины XVIII в. Правда, за время царя Михаила известны хлебные цены еще двух центральных рынков, сверх московского, но и те, как нарочно, казенные приемные, т. е. выше нормальных. В 1624 г. позволено было с тяглых людей Каширского уезда взять за стрелецкий хлеб, если они пожелают, деньгами, по 140 денег за четверть ржи и четверть овса (юфть): это в 1 1/2 раза дороже того, что тогда сама казна платила в Москве за юфть хлеба. В 1633 г. с вотчины суздальского собора взято за тот же стрелецкий хлеб 160 денег за юфть47. Казна в таких случаях назначала высшие цены, какие можно было назначить; для восстановления равновесия отношений и мы вправе сопоставить эти цены не со средними, а с высшими же ценами 1882 г. На основании изложенных замечаний из хлебных цен Михайлова времени можно составить- такой ряд отношений48:
  
  
   Рожь . .
   840:50
   = 17
  
   Овес . .
   350:40
   = 9
   Москва 1620-1631 гг. . .
   Мука ржаная . .
   1200:112
   = 11
  
   " пшеничная . .
   2100:150
   = 14
  
   Ржаной печеный хлеб (фунт) . .
   3: 1/6
   = 18
  
  
  
  
   Холмогоры 1626-1636 гг. . .
   Рожь . .
   1159:80
   = 14
  
   Ячмень . .
   960:68
   = 14
  
  
  
  
   Кандалакша 1613-1629 гг. . .
   Рожь . .
   1150:78
   = 15
  
  
  
  
   Заонежье 1617 г. . .
   Рожь . .
   1350:80
   = 17
  
   Овес . .
   635:40
   = 16
  
  
  
  
   Кашира 1624 г. . .
   Рожь и овес . .
   1200:140
   = 9
   Суздаль 1933 г. . .
   " " . .
   1595:160
   = 10
  
   Средний знаменатель . .
   14
  
   Кроме географии цен, еще одно обстоятельство можно считать вероятной причиной того, что этот знаменатель вышел ниже надлежащего. В своих источниках мы не нашли хлебных цен за последние 9 лет царствования Михаила (1638-1645), а они в это время, кажется, шли вниз, так что, введя их в расчет, мы получили бы средний знаменатель несколько выше 14. Значение обоих этих условий наглядно объясняется таблицей хлебных цен за вторую половину XVII в.
   Изучение этих цен встречает одно метрическое затруднение. В это время вошла в употребление новая хлебная мера, вдвое больше прежней, но неизвестно точно, когда именно была она введена на рывках, и притом рядом с новой мерой по местам употреблялась и старая, так что исследователь часто может недоумевать, к которой из них относится известная хлебная цена. Можно только с некоторой вероятностью объяснить, почему так незаметно, по-видимому, произошла на рынке столь важная метрическая перемена. Новая четверть в 8 тогдашних пудов ржи не была совершенной новостью в системе мер сыпучих веществ. Уже в первой половине века существовали две казенные четверти: одна была торговая, которою и казна выдавала хлебное жалованье служилым людям и которая потому называлась отдаточной; но в свои магазины казна принимала хлеб, вероятно для упрощения счета, четвертью, вдвое большей, которая потому носила название приимочной49. Эта двойная четверть постепенно и вошла в употребление на рынке. Выше мы привели известия об этой четверти. В хлебных ценах второй половины XVII в. также можно найти некоторые указания на время, когда произошла эта перемена: по ним можно догадываться, что новая четверть была принята на хлебном рынке уже с первых лет второй половины века, если не раньше. Рижский купец де-Родес, отмечая в своей записке 1653 г. хлебные цены, господствовавшие в разных, областях Московии, говорит, что в центральной Московской области четверть хлеба (ржи) стоит 1 руб. Это, очевидно, цена новой двойной четверти: если бы де-Родес разумел старую, мы имели бы в его сообщении цену хлеба, небывалую в Москве даже в голодные годы второй половины века, хотя Родес передает обычные, нормальные цены; даже спустя слишком сто лет новая двойная четверть ржи стоила в Москве только 130 коп., на 70 коп. дешевле цены Родеса. Можно догадываться, что уже в 1651 г. новая мера была принята на московском хлебном рынке. В известной расходной книге митрополита Никона записаны расходы его с декабря 1651 г. по август 1652 г. во время поездки его из Новгорода в Москву, пребывания его в столице и путешествия в Соловецкий монастырь за мощами св. митрополита Филиппа и обратно50. В этом любопытном памятнике находим такие московские цены хлеба, которые могли относиться только к новой двойной четверти: овес покупали по 30 коп. четверть, пшеницу - по 128 коп., горох - по 80, 96 и 120 коп. Желябужский, перечисляя московские цены хлеба в 1698 г., когда был "недород велик", разумел новую двойную четверть; цена овса у него 45-48 коп., пшеницы - 170 и 150 коп., горох - 150 и 120 коп.51 Значит, если бы расходная книга разумела старую малую четверть, оказалось бы, что в урожайный 1652 г. хлеб в Москве стоил гораздо дороже, чем в неурожайный 1698 г.
   По-видимому, всю вторую половину XVII в. можно принять за один период в истории хлебных цен, к которому, может быть, пришлось бы присоединить и два последние десятилетия первой половины, если бы известны были в достаточной степени хлебные цены за это время. До начала реформ Петра или, лучше сказать, до начала Северной войны нормальный уровень хлебных цен, кажется, оставался один и тот же, хотя хлебный рынок по временам испытывал тяжелые кризисы. В 1660 г. сведущие люди из тяглых торговых классов, призванные для совещания с боярами об экономическом положении государства, в числе причин наступившей дороговизны указывали на эпидемию 1654 г., заявив при этом, что до морового поветрия, опустошившего села и деревни, хлеб был недорог52. Начавшаяся в том же году продолжительная война также содействовала поднятию хлебных цен. В 1652 г. для Никона покупали ржаную муку в Москве по 54 и по 58 коп. четверть, а в 1654 г. подрядчикам, которые бы взялись доставить ржаную муку в русский лагерь, осаждавший тогда Смоленск, указано было давать по 120, 135 и по 150 коп. за четверть53. Но всего более подействовали на курс цен вызванные войной финансовые операции правительства, особенно с медными деньгами, выпущенными в 1656 г. с номинальной стоимостью серебряных. Неудача этой кредитной операции произвела на рынке страшный беспорядок, который, однако ж, не составляет важного затруднения при изучении цен. Медные деньги несколько лет ходили наравне с серебряными, а потом быстро стали падать в цене, так что расчеты на медные деньги довольно легко отличить от расчетов на серебро. Притом сохранились две таблицы лажа на медные деньги, из коих одна представляет постепенное падение их курса в Москве, а другая в Новгороде. С помощью этих таблиц можно для многих местностей переложить медные цены на серебряные. По цене дров в одном акте узнаем, что в 1663 г. в Старой Руее рубль серебряный равнялся 9 руб. 75 коп. медью54. По официальной таблице, в Новгороде с 1 сентября 1662 г. по 15 июля 1663 г. серебряный рубль равнялся 10 медным. По этому известию можно думать, что курс медных денег в Новгороде и Старой Русе был приблизительно одинаков, и потому старорусские медные цены можно переводить на серебряные по новгородской таблице. Гораздо более затрудняется изучение цен тем странным явлением, что вместе с возвышением цен при расчетах на медные деньги вследствие упадка их курса поднимались цены хлеба и на серебро. В декабре 1661 г., когда в Москве серебряный рубль стоил 4 медных, правительство, желая сдержать усиление дороговизны в Смоленске, нашло возможным предписать, чтобы четверть ржи продавалась там по 3 руб., а четверть овса - по 1 1/2 руб., считая, по-видимому, на медные деньги. По московскому курсу 3 руб. медью равнялись 75 коп. серебром, а 1 1/2 руб. - 3772 копейкам: это не дешевые, но сравнительно умеренные цены ржи и овса. В Вологде в сентябре 1661 г. четверть ржи при незначительном еще лаже на медные деньги стоила 120 коп.; в к

Другие авторы
  • Арсеньев Константин Константинович
  • Петриенко Павел Владимирович
  • Оськин Дмитрий Прокофьевич
  • Карасик Александр Наумович
  • Терентьев Игорь Герасимович
  • Веселовский Юрий Алексеевич
  • Грамматин Николай Федорович
  • Бестужев Александр Феодосьевич
  • Богатырёва Н.Ю.
  • Вагинов Константин Константинович
  • Другие произведения
  • Колычев Василий Петрович - Колычев В. П.: биографическая справка
  • Курочкин Василий Степанович - Переводы и переделки
  • Чарская Лидия Алексеевна - Двое и один
  • Герцен Александр Иванович - Былое и думы. Часть восьмая.
  • Булгаков Сергей Николаевич - Простота и опрощение
  • Купер Джеймс Фенимор - Сатанстое
  • Венгерова Зинаида Афанасьевна - Вайтгид Вильям
  • Плеханов Георгий Валентинович - Священник Г. Гапон
  • Вересаев Викентий Викентьевич - Воспоминания. 2. В студенческие годы
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Грамматические разыскания. В. А. Васильева...
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (24.11.2012)
    Просмотров: 195 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Жанры
  • Рассказ
  • Поэма
  • Повесть
  • Роман
  • Стихотворение
  • Эссе
  • Статья
  • Сборник рассказов
  • Сборник стихов
  • Глава
  • Пьеса
  • Басня
  • Монография
  • Трактат
  • Переписка
  • Дневник
  • Новелла
  • Миниатюра
  • Песня
  • Интервью
  • Баллада
  • Книга очерков
  • Речь
  • Очерк
  • Форма входа