Главная » Книги

Купер Джеймс Фенимор - Джеймс Фенимор Купер: биографическая справка

Купер Джеймс Фенимор - Джеймс Фенимор Купер: биографическая справка



I.

   КУПЕР Фенимор [James Fenimor Cooper, 1789-1851] - североамериканский писатель. Из трех групп его произведений (1. Эпопея "Кожаного Чулка" и романы исторические и морские, 2. романы "Anti-Rent Trilogy" и памфлеты против Америки, 3. три романа и памфлеты, обращенные против Европы, см. библиографию) мировую славу и почетное право быть писателем для детей обеспечила ему первая. Но это не должно заслонять писателя-борца, очень часто ставившего себе отнюдь не развлекательные цели.
   К. жил в пору, когда феодально-англофильская Америка уступила место зачинавшейся "демократической" плутократии. Еще отец Купера мог хвастать, что "40 тысяч живет на его земле", и в 1792 собирал избирательные голоса арендаторов угрозой разорить их, а уже сын Фенимор за попытку вернуть участок земли, бывший в пользовании общины, выслушивает в 1838 резолюцию порицания, к-рая рекомендует "собрать все книги К. из библиотек и сжечь". К. долго не ввязывался в борьбу (1806-1811 он во флоте, по 1821 живет скуайром в поместье жены, в 1820 выходит первая книга К. "Precaution", затем - лит-ый успех "Шпиона" и "Пионеров" и с 1826 по 1833 - пребывание в Европе). Аристократ по американской мерке, он был все же республиканцем и не мог ужиться с деспотией Реставрации. В своих "европейских" романах он обличает Европу, в "Сведениях об американцах" защищает американский уклад. Но стоило ему вернуться в США, и "То, что он нашел дома", определило его как консерватора. Борясь за старый феодально-помещичий строй, К. горячо восстал против "рваческого большинства, к-рым вертит подкуп и спекуляция". В "Home as Found" уже видно, что К. чувствовал, как растет вытесняющий его американский буржуа, хищник в области хозяйственной, обыватель в области культурно-бытовой. В "Monikins" - едкой, чисто свифтовской сатире, К. видит корень зла в алчности разбогатевших выскочек; в "Anti-Rent Trilogy" выступает собственником, охранителем поместной системы и культурной роли джентри. В пору "черного передела" сн не мирится с пуританами-скваттерами, вроде Аарона Тысячеакра, к-рый, захватывая землю, "купленную" скуайрами у индейцев за бутылку виски, аргументирует против дутой купчей - то стихом Библии, то доводами от здравого смысла: "Здесь стою - здесь останусь". Ряд памфлетов К. направил против пуританина буржуа, проводившего разорительную для джентри земельную реформу, и скоро, как и все препятствующие развитию американского капитализма, был объявлен "un-american" (не 100-процентным американцем), подвергнут травле, принужден вести ряд процессов; наконец, озлобленный, изолированный, подобно своему Бумпо, возвратился к теме Кожаного Чулка. В поисках утешения он обращается к прошлому, создавая "породу американских скуайров, существовавших только на его страницах" (Эффингамы), "естественного человека" Бумпо - их слугу - и благородных индейцев - их союзников. Он заглядывает в будущее, пробуя создать малоубедительную утопию - "Колония на кратере" [1847]. В то же время он в ряде книг настойчиво ведет борьбу с "расточением" (waste), как системой пионерского хозяйства Америки. Мы видим у К. три группы: 1. первые колонизаторы - солдаты и помещики Эффингамы, разведчики, вроде Бумпо, который берет у природы лишь излишки на пропитание; 2. дельцы-хищники и пенкосниматели - Буш, Тысячеакр, Кэрби и 3. хозяева, охранители и предтечи будущей индустриальной Америки (идеализированный отец К. - судья Темпль). К. на стороне первых, за союз их с третьими и склонен чернить вторых. Отношение К. к индейцам двойственно, - для него они не всегда лишь "навоз для белой расы" (взгляд, характерный для типичных колониальных писателей). Союзники французов, минги, - это индейцы-враги, коварные и жестокие; их по К. не грех и уничтожать. Но делавары - индейцы-друзья - во многом образец для излюбленного К. героя Бумпо. Скорбя о романтическом прошлом, К. ставит индейца Джона в один ряд с Бумпо - оба они жертвы колониального заселения. Джона приручили и спаивают, а Кожаного Чулка топор Кэрби и кляузы Дулитля выгоняют из лесов в прерию, но и там его преследует опустошительное вторжение пионеров Бушей, в лице к-рых К. показал ненавистное ему, но неудержимое продвижение авангарда колонизации. Однако истинные вдохновители колонизации - капиталисты-буржуа (Темпль), в руках к-рых Кэрби и Буши только слепое орудие, - импонируют К., и объективно он оказывается на стороне тех, кто неминуемо ведет к уничтожению индейцев и романтики первого заселения, воплощенной в образе Кожаного Чулка.
   Что касается оформления, то в К. борется тенденция натуралистически воспринятого и разработанного материала с тенденцией романтической его подачи в духе Руссо и В. Скотта. Все описания действительно виденного К. (особенно мо?ря, о?зера Отсего) и построенные как мемуары произведения (так, первые 26 глав "Пионеров" - в сущности воспоминания о святках в родном Куперстауне) точны и осязательны. В ряде предисловий он ставит себе целью то "дать дагеротипную точность описаний", то "привлечь внимание читателя к социальному злу верной его картиной". Но поиски романтики по аналогии с шотландской экзотикой Скотта привели к куперовым индейцам и наградили К. традиционной фабулой и ситуациями (см. ниже). Индейцев К. лично не наблюдал (кроме вымирающих одиночек, вроде Джона и депутатов индейских участков). Сведения о них он почерпнул из книги миссионера Хэкуэлдера, жившего в 1760-1780 среди делаваров, и из др. источников. Прерии он также ни разу не видел. Все это плюс стремление помещика идеализировать XVIII век повело к романтическому абстрагированию эпопеи Кожаного Чулка, начатой в "Пионерах" [1823] чисто натуралистически. Характерно развитие составного образа Бумпо: в "Пионерах" - это комплекс бытовых черт (хвастовство, болтливость и т. п.) реально жившего в Куперстауне охотника Шимпэна, но уже с XXVII главы он получает героическую прививку от другого прототипа, героя пионеризма XVIII века Даниэля Буна. В "Прерии" окончательно формируется эпический облик Бумпо - сына природы и резонера в духе "моравских братьев". А затем, на пути к идеализированному образу, Купер в "Последнем из могикан" подчеркивает верность Бумпо, в "Следопыте" - его самопожертвование, в "Зверобое" - юношеское обаяние. Кожаный Чулок стал эпическим героем, собранием добродетелей, нарицательным идеальным типом американца, в особенности для экспортного применения. Когда в 1917 США собирались стать в ряды Антанты, французские дипломаты говорили, что "дух Кожаного Чулка еще жив в американском народе". Рядом с Бумпо героизируется и его друг-индеец (от Джона до Чингачгука). Но при американской тенденции к снижению образа "цветного", Джон не может служить обобщением индейца своего времени, и позднейшие индейцы Купера, данные сквозь призму Хэкуэлдера, ближе к правде, несмотря на весь свой романтический убор.
   Наряду с созданием высокого эпоса у Купера в то же время никогда не притуплялась зоркость натуралиста, и на этом пути он приблизился к правдоподобной трактовке индейца, хотя бы в фигуре Вайандотте [1843]. Романтизируя Зверобоя у столба пыток, К. показывает и повседневные явления американской жизни того времени: белого охотника за скальпами Гуттера, суд Буша в прерии и т. п. Не видев прерии, он пейзаж последней сцены дает в тонах зловещей символики, близкой к синтетической абстракции ужасов Эдгара По.
   Литературное мастерство Купера не всегда на одинаковой высоте. Рядом со сжатым и точным описанием - вычурность и длинноты; писатель пользуется авантюрно-романтической схемой, причем центр тяжести у него не в любовной интриге, слабо развернутой и очень сдержанной (обычны у К. самопожертвование, гибель страстных натур и т. д., в чем, несмотря на неприязнь К. к пуританам, сказалась все же пуританская закваска писателя), а в несложной авантюрной обработке (преследование, пленение, таинственный незнакомец, тайное убежище) богатого фактического материала. Эти черты сделали Купера излюбленным писателем для детей. Основные герои Купера четки, и показательно, что характер и речь их формирует профессия (напр. высокопарность Бумпо, которого Буши почти не понимают, когда он говорит о море или природе, морские словечки Бена Помпы или сравнения лесоруба Кэрби вроде: "Нечего тебе шуметь, как подрубленной сосне"). Второстепенные персонажи К. часто шаблонны; таково большинство женских типов, кроме, пожалуй, Эсфири Гуттер, или обычные у Купера простаки (Гамут, д-р Бат).
   К., в творчестве к-рого скрестились аристократические тенденции, руссоизм и традиция В. Скотта, одним из первых дал толчок развитию американского романа. По линии разрыва с окружающим и мизантропии творчество Купера не является исключением в американской литературе (см. "Твен", "Джеймс" и другие).
   В России К. стал известен в скверных переводах с французского тотчас же по выходе его книг. Во Франции Бальзак "рычал от восторга, читая его романы", у нас Белинский восхищался тем, как К. из "видимой простоты творит великое и необъятное и... дает всему особый отпечаток Новой земли". Об единственной серьезной своей беседе с Лермонтовым Белинский пишет: "Я был без памяти, когда он сказал, что К. выше В. Скотта, что у него больше глубины и художественной целости". После известных переводов Введенского [40-е гг.] и некультурных во многих отношениях переводов Коковцева [60-е гг.], в 80-90-х гг. прошла волна детских переделок с немецких искажений Купера, затем вышло полное собрание его романов в издании Сойкина. В наши дни сочинения Купера издает "ЗИФ", имея в виду "отображение Купером американской жизни, здоровую авантюру и волевую зарядку".

Библиография:

   I. Переводы (из ранних): Шпион, перев. с французск. перевода В. Скотта Ив. Крупеникова, М. 1825; Поселенцы, перев. с французск. М. Салемана, СПБ., 1832; Лоцман, перев. с французск. Сорокина, СПБ., 1832; Путеводитель в пустыне, перев. Кетчера, СПБ., 1841; Последний из могикан, перев. С. Майковой, СПБ., 1874. Почти все переводы Кетчера и Введенского первоначально печатались в журналах, особенно в "Биб-ке для чтения" и "Отечественных записках" 40-50-х гг. Из собраний сочинений: сокращенные переводы Коковцева 60-х гг. переизданы в Собр. сочин., изд. Вольф, СПБ., 1940; Иллюстр. собр. романов, изд. Сойкина, СПБ., 1913; Эпопея Кожаного Чулка, полный перевод И. Введенского, под ред. и с примеч. М. Горького, Гиз - Гржебин, 1923; Иллюстр. собр. романов в сокращен. перев., под ред., с вступ. статьей Могучего и с предисл. Динамова, "ЗИФ", 1927, и сл. Из переделок для детей: Борьба с дикарями, техасские рассказы, перед. для юнош., перев. с немецкого Макаровой, СПБ., 1881; Конанчет, Индийский вождь, Рассказы, перераб. Гофмана, перев. с немецкаго, изд. Аскарханова, СПБ., 1897. На англ. яз.: лучшее собр. сочин., 32 тт., с введением дочери Купера Сюзанны Купер, изд. Houghton Mifflin, Boston. Главные произвед. Купера: а) Пенталогия Кожаного Чулка (в порядке развития действия): Deerslayer, 1841; Last of the Mohicans, 1826; Pathfinder, 1840; Pioneers, 1823; Prairie, 1827; авант. и морские: Spy, 1821; Pilot, 1823; Red Rover, 1828; History of the Navy, 2 vv., 1839. б) Полемические сочин.: Letter to his Countrymen, N.-Y., 1834; Monikins, 1835; Homeward Bound; Home as Found, 1838; American Demokrat, Cooperstown, 1838; Anti-Rent Trilogy: Satanstoe, 1845; Chainbearer, 1845; Redskins, 1846. в) Европейские сочин.: Notions of the Americans, 1828; ром. Bravo, 1831; Heidenmauer, 1832; Headsman, 1833; Cleanings in Europe (8 тт. путевых очерков); Correspondence of J. F. Cooper, 2 vv., New-Haven, 1922.
   II. Белинский В. Г., Рецензия на "Путеводитель в пустыне" и ст. "Разделение поэзии на роды и виды", Сочин., ред. С. А. Венгерова, тт. V, VI и XIX, СПБ., 1903; Жорж Санд, Фенимор Купер, ст. в N 32 "Сына отечества", 1856; ст. в "Библиотеке для чтения": "Талант Купера", т. XI, N 20, "Политические мнения Купера", т. XIII, N 23; Рецензия о "Monikins", там же, т. XIV, N 26; Lounsbury, J. F. Cooper, N.-Y., 1883 (изд. 2-е, 1910); Clymer, J. F. Cooper, Boston, 1900; Philipps M., J. F. Cooper, N.-Y., 1913 (фактический и локальный материал); Gibb M. M., Le Roman de Bas de Cuir, Champion, P., 1927.
   III. "Cambridge History of American Literature" (полная библиография).

Ив. Кашкин

  
   Источник текста: Литературная энциклопедия: В 11 т. - [М.], 1929-1939. Т. 5. - [М.]: Изд-во Ком. Акад., 1931. - Стб. 737-743.
  

II.

   КУПЕР (Cooper), Джеймс Фенимор (15.IX.1789, Бёрлингтон, Нью-Джерси, - 14.IX.1851, Куперстаун) - амер. писатель. Сын крупного землевладельца. Учился в Иельском колледже. В 1806-11 служил во флоте. Годы 1826-33 К. провел в разных европ. странах, с 1833 жил в Куперстауне (штат Нью-Йорк). Лит. деятельность начал с романа "Предосторожность" ("Precaution", 1820, рус. пер. 1876), однако известность К. принес историч. роман "Шпион" ("The spy", 1821, рус. пер. 1825), в к-ром опоэтизирована эпоха амер. революции и ее рядовые герои. В 1823 вышел первый роман, в дальнейшем 4-я часть пенталогии К. о Кожаном Чулке - "Пионеры, или Истоки Сусквеганны" ("The pioneers, or The sources of the Susquehanna", рус. пер. 1832 под назв. "Поселенцы"). Цикл из пяти романов, принесших К. мировую известность, объединяется общим героем Натти (Натаниэль) Бумпо, выступающим под именами: Зверобой, Соколиный Глаз, Следопыт, Кожаный Чулок, Длинный Карабин. Действие романа происходит в 1793-94. Образ Натти Бумпо выражает трагич. разлад между гуманизмом первооткрывателя лесов и степей Америки и пришедшими ему на смену людьми новой бурж. Америки. После создания своего лучшего морского романа "Лоцман" ("The pilot", 1823, рус. пер. 1832) и романа "Лайонель Линкольн, или Осада Бостона" ("Lionel Lincoln, or The leaguer of Boston", 1825, рус. пер. 1873) К. вновь обратился к образу Кожаного Чулка и написал 2-ю и 5-ю части пента-логии: "Последний из могикан" ("The last of the mohicans", 1826, рус. пер. 1833) и "Прерия" ("The prairie", 1827, рус. пер. 1829 под назв. "Американские степи"). "Последний из могикан" - наиболее популярный роман К., название к-рого стало нарицательным. Действие развертывается в период осады французами и индейцами форта Вильям Генри в 1757. В романе выведены мужественные, честные индейцы: друг Натти Бумпо - Чингачгук (Великий Змей) и его сын Ункас, героич. гибель к-рого воплощает трагич. судьбу индейского народа, уничтожаемого бурж. цивилизацией. События "Прерий" происходят в 1805 в только что приобретенной у Франции провинции Лузиане, куда устремились алчные переселенцы.
   Через 13 лет К. вернулся к образу Кожаного Чулка в романах: "Следопыт, или Озеро-море" ("The pathfinder, or The inland sea", 1840, рус. пер. 1841 под назв. "Путеводитель в пустыне") - 3-я часть пенталогии, и "Зверобой, или Первая тропа войны" ("The deerslayer, or The first war-path", 1841, рус. пер. 1848) - ее 1-я часть. Повсюду Бумпо сталкивается со страстью белых к золоту, убивающей в них все человеч. чувства.
   Романы о Кожаном Чулке стали первой нац. амер. эпопеей, утвердившей вступление лит-ры США в мировой лит. процесс. Индейской теме К. посвятил также романы "Долина Виш-тон-Виш" ("The wept of Wish-ton-Wish", 1829, рус. пер. 1831 под назв. "Американский пуританин") - о сражениях амер. колонистов 17 в. с индейцами; "Вайандотте" ("Wyandotte", 1843, рус. пер. 1875 под назв. "Хижина на холме") - из истории амер. революции в глухих местах Америки; "Дубовая роща" ("The oak openings", 1848) - из истории англо-амер. войны 1812. После романов о Кожаном Чулке наибольший интерес представляют морские романы К. - помимо "Лоцмана" - "Красный корсар" ("The red rover", 1828, рус. пер. 1832 под назв. "Красный морской разбойник"); "Морская волшебница" ("The waterwitch", 1830, рус. пер. 1875 под назв. "Пенитель моря") - фантастич. история одноименной бригантины; "Мерседес из Кастилии" ("Mercedes of Castile", 1840, рус. пер. 1875) - об открытии Америки Колумбом; "Два адмирала" ("The two admirals", 1842, рус. пер. 1848) - эпизод из истории брит. флота, ведущего в 1745 войну с Францией; "Блуждающий огонек" ("Wing-and-wing, or Le feu-follet", 1842, рус. пер. 1879) - о франц. каперстве; "На суше и на море" ("Afloat and ashore", 1844, рус. пер. 1875) и его продолжение "Майлс Уоллингфорд" ("Miles Wallingford", 1844, рус. пер. 1875), где образ гл. героя носит автобиографич. черты. Последний морской роман К. - "Морские львы" ("The sea lions", 1849, рус. пер. 1853) - о кораблекрушении, постигшем охотников за тюленями во льдах Антарктиды.
   Особое место в творчестве К. занимает трилогия из истории европ. феодализма: "Браво" ("The bravo", 1831, рус. пер. 1839) - роман из далекого прошлого Венеции, демократич. характер к-рого отметил В. Г. Белинский в своей рецензии; "Гейденмауэр, или Бенедиктинцы" ("The Heidenmauer, or The Benedictines", 1832, рус. пер. 1880 под назв. "Лагерь язычников") - историч. роман из времен ранней Реформации в Германии; "Палач, или Аббатство виноградарей" ("The headsman, or The Abbaye des vignerons", 1833) - легенда 18 в. о потомственных палачах швейц. кантона Берн. Начав с восхваления "амер. свобод", завоеванных в эпоху войны за независимость ("Понятия американцев" - "Notions of the Americans", 1828), К. переходит во 2-й пол. 30-х гг. к резкой критике амер. действительности в социально-политич. сатире "Моникины" ("The monikins", 1835, рус. пер. 1953), написанной в традициях просветит. аллегоризма и сатиры Дж. Свифта. Социальный критицизм К. находит выражение также в публицистич. трактате "Американский демократ" ("The American democrat", 1838) и в двух публицистич. романах: "Домой" ("Homeward bound, or The chase", 1838, рус. пер. 1876 под назв. "Американский пакетбот "Монтаук"") и "До?ма" ("Home as found", 1838, рус. пер. 1877). Острая критика бурж. Америки в этих книгах и пятитомных "Европейских заметках" ("Gleanings in Europe", 1836-38) привела к травле К. амер. бурж. прессой, объявившей его "антиамериканским" писателем.
   Из поздних произв. К. наиболее значительна его "трилогия в защиту земельной ренты": "Сатанстоу" ("Satanstoe", 1845, рус. пер. 1853 под назв. "Мисс Анна"), "Землемер" ("The chainbearer", 1845, рус. пер. 1848), "Краснокожие" ("The redskins", 1846, рус. пер. 1898). К. изображает здесь три поколения землевладельцев (с сер. 18 в. до борьбы против земельной ренты в 1840-е гг.). Пессимизм позднего К. выражен в антибурж. утопии "Кратер" ("The crater", 1847, рус. пер. 1867), представляющей собой аллегорич. историю США. Последняя кн. К. "Новые веяния" ("The ways of the hour", 1850) - социальный роман об амер. судопроизводстве.
   Творчество К., принадлежащее к раннему периоду амер. романтизма, во многом еще связанное с просветит. лит-рой 18 в., открыло новый мир природы, образы и темы амер. действительности. С большой симпатией отзывался К. о России (письмо Г. Кларку от 8 июля 1848), где его романы приобрели известность уже в 20-х гг. 19 в. Лучшие книги К. привлекли внимание декабристов, В. Г. Белинского, М. Ю. Лермонтова, А. И. Герцена, Н. Г. Чернышевского, Н. А. Добролюбова. В конце 19 в. получили распространение переделки романов К. для детей; наследие К. вошло в золотой фонд детской лит-ры. Гуманизм К. отмечал М. Горький.

Сочинения:

   Novels, v. 1-32, N. Y., 1859-61; The works, v. 1-33, N. Y., 1895-1900; The letters and journals. Ed. by J. F. Beard, v. 1-4, Camb. (Mass.), 1960-64; в рус. пер. - Соч., т. 1-25, СПБ, 1865-80; 2 изд., 1880-82; Иллюстрир. собр. романов, т. 1-12, СПБ, [1913]; Полн. собр. романов, т. 1-13, М. - Л., 1927-28 (пер. сокр.); 2 изд., 1929-30; Избр. соч., предисл. А. А. Елистратовой, т. 1-6, М., 1961-63.

Литература:

   Горький М., [Предисл. к книге Ф. Купера "Следопыт"], Собр. соч., т. 24, М., 1953; Белинский В. Г., "Браво, или Венецианский бандит", Полн. собр. соч., т. 3, М., 1953; его же, Путеводитель в пустыне, или Озеро-море, там же, т. 4, М., 1954; История амер. лит-ры, т. 1, М. - Л., 1947; Неизд. письма иностр. писателей XVIII-XIX веков из ленингр. рукописных собраний, М. - Л., 1960; Grossman J., J. F. Cooper, L., [1950]; Shulenberger A., Cooper's theory of fiction, Lawrence, 1955; Spiller R. E., Blackburn P. C., A descriptive bibliography of the writings of James Fenimore Cooper, N. Y., 1934.

А. Н. Николюкин.

  
   Источник текста: Краткая литературная энциклопедия / Гл. ред. А. А. Сурков. - М.: Сов. энцикл., 1962-1978. Т. 3: Иаков - Лакснесс. - 1966. - Стб. 904-907.
  
  
  
  

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 310 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа