Главная » Книги

Лемуан Жон Маргерит Эмиль - События в Индии

Лемуан Жон Маргерит Эмиль - События в Индии


1 2


Джон Лемуанъ

Событ³я въ Инд³и.

   Роковыя событ³я, совершающ³яся въ настоящее время на берегахъ Ганга, почти поглощаютъ всеобщее вниман³е; Европа съ лихорадочнымъ нетерпѣн³емъ слѣдитъ за ходомъ упорной борьбы, которая ведется между цивилизац³ей и варварствомъ; всѣ стараются разгадать причины и вѣроятныя слѣдств³я возмущен³я въ Инд³и, и каждое слово, которое бросаетъ новый свѣтъ на этотъ вопросъ, получаетъ право на вниман³е. Журналы по нѣскольку разъ возвращаются къ одному и тому же предмету, въ полной увѣренности, что никто не обвинитъ ихъ въ однообраз³и и повторен³и. Тѣмъ интереснѣе въ этомъ случаѣ статья писателя, свѣдущаго въ дѣлѣ и спец³яльно изучавшаго вопросъ,- и мы надѣемся удовлетворить справедливому любопытству читателей, поспѣшивъ представить имъ въ переводѣ живой очеркъ Джона Лемуана, который пр³обрѣлъ извѣстность своими политическими этюдами объ Англ³и. Надѣемся, что читатели оправдаютъ нашъ выборъ, когда прочтутъ предлагаемую нами статью, напечатанную въ Revue des deux Mondes за октябрь мѣсяцъ. Отдавая полную справедливость вѣрному взгляду автора, хорошо знакомаго съ британскимъ характеромъ и съ политическимъ бытомъ англ³йскихъ владѣн³й,- мы считаемъ нужнымъ сказать нѣсколько словъ какъ о самой статьѣ, такъ и о предметѣ ея.
   Не нужно быть глубокимъ политикомъ, чтобы предугадать исходъ настоящихъ событ³й въ Инд³и. Англ³и придется, вѣроятно, еще разъ испытать крайнее напряжен³е силъ, но она восторжествуетъ безъ чужеземной помощи, при посредствѣ своихъ обычныхъ союзниковъ - настойчивости, времени и огромныхъ матер³яльныхъ средствъ. Борьба слишкомъ не равна; можно съ увѣренностью сказать, что въ какой бы части свѣта ни завязалась она между варварствомъ и, сильнымъ европейскимъ государствомъ, побѣда останется на сторонѣ послѣдняго, если только международный союзъ не станетъ парализировать его дѣйств³й. Англ³я поставлена въ этомъ смыслѣ въ особенно выгодныхъ услов³яхъ: ей приходится вновь завоевывать страну, которая привыкла уже къ ея владычеству; среди массы ожесточенныхъ враговъ она найдетъ всегда нѣсколько союзниковъ, которыми сумѣетъ воспользоваться. Возмущен³е распространяется медленно и не встрѣчаетъ горячаго сочувств³я въ народѣ; въ немъ нѣтъ жизненной основы нац³ональности, которая одна въ состоян³и была бы придать ему несокрушимую силу. Это не есть правильная война между однородными элементами, а безсознательное, безумное истреблен³е безъ всякаго порядка и идеи. Темная картина настоящаго, потрясающ³я извѣст³я, которыя приноситъ каждая новая почта, могутъ заставить содрогнуться человѣческое чувство, но не должны вести къ опасен³ю за будущность Англ³и; жестокости, которыми позорятъ себя туземцы Инд³и,- это смертный приговоръ надъ одичалымъ обществомъ, и приговоръ этотъ, будемъ надѣяться, приведется въ исполнен³е не мечомъ или гильйотиной, а цивилизац³ей, которая призоветъ народъ къ возрожден³ю.
   Не безъ труда достанется Англ³и возстановлен³е порядка и общественнаго устройства въ Инд³и; много потребуется отъ нея политической мудрости и умѣренности, чтобы воспользоваться настоящимъ урокомъ и не впасть въ крайность. не прибѣгнуть къ мечу для возсоздан³я того, что разрушено мечомъ. Истор³я Англ³и и ея основныя начала служатъ ручательствомъ за будущее; уже и теперь улеглись первые порывы страсти, голосъ которой слышался въ первые дни роковыхъ событ³й; они замѣнились болѣе спокойнымъ обсужден³емъ причинъ и мѣръ противъ того затруднительнаго положен³я, въ которомъ находится теперь государство.
   При такомъ положен³и, въ минуты опасности и невзгодъ, открывается для Англ³и не только ея сила и слабость въ Инд³и, по также взглядъ на нее другихъ государствъ, ихъ пониман³е англ³йскаго принципа. Для наблюдателя любопытно и поучительно слѣдить не только за событ³ями въ Инд³и, но и за тѣмъ впечатлѣн³емъ, какое производятъ они на континентѣ, какъ отражаются новый неблагопр³ятныя извѣст³я въ европейской журналистикѣ.
   Вражда нац³ональная, старые счеты выступаютъ наружу; ультрамонтанск³я газеты Франц³и дружно соединяются съ своими противниками, чтобы преждевременно прокричать vae victis британскому владычеству. Можетъ-быть, въ тѣхъ упрекахъ, которые теперь сыплются на Англ³ю, въ худо-скрытой радости французской пер³одической литературы и въ ея полудружескихъ совѣтахъ есть своя доля юридическаго возмезд³я: правительство британское не разъ пользовалось неустройствами другихъ странъ для своихъ эгоистическихъ цѣлей, и не могло поэтому разсчитывать на особенную симпат³ю къ своимъ невзгодамъ. Но положен³е, принятое журналистикою, имѣетъ слишкомъ страстный характеръ, который всегда мѣшаетъ правильно обсуждать вопросъ; умѣренность въ этомъ случаѣ - качество особенно рѣдкое, а безпристраст³е историка въ виду совершающихся событ³й почти невозможно.
   У насъ, Русскихъ, нѣтъ подобныхъ вѣковыхъ предубѣжден³й противъ того или другаго народа. Старые счеты, завѣщанные намъ истор³ей,- мы ихъ уже покончили, и въ обходномъ языкѣ нашего народа слово "англ³йск³й" - далеко не синонимъ вражды. Мы не сочувствуемъ внѣшней политикѣ Англ³и, у насъ есть точки столкновен³я съ нею, но у насъ всегда достанетъ безкорыст³я и добросовѣстности, чтобы сознать единство нашихъ задачъ: и Англ³я, и Росс³я призваны распространить свѣтъ европейской жизни среди нравственной тьмы коснѣющей Аз³и. На этомъ полѣ мы союзники, между нами есть солидарность; гражданственность, внесенная на почву варваровъ подъ русскимъ или англ³йскимъ флагомъ, составляетъ равное пр³обрѣтен³е для человѣчества. Намъ показалось страннымъ удивлен³е англ³йскихъ журналовъ тому, что органы русскаго мнѣн³я и Nord не поспѣшили бросить камень въ Великобритан³ю, а съ полнымъ достоинствомъ оцѣнили гибельное значен³е инд³йскаго возстан³я. Росс³я во многихъ случаяхъ все еще остается загадкою, призракомъ, который созданъ воображен³емъ западной Европы. Искренно или изъ прилич³я (цинизмъ нельзя считать добродѣтелью) мы спокойно выжидаемъ конца борьбы, съ вѣрою въ ея исходъ, благопр³ятный для христ³янской гражданственности.
   Нѣмецк³я и бельг³йск³я газеты очень хорошо сознаютъ цѣну того принципа, котораго источникомъ и хранительницею служитъ Англ³я; онѣ боятся побѣды антагонистовъ, а потому стараются успокоить тревожное чувство неизвѣстности.
   Совершенно другое представляютъ общественные органы современной Франц³и. Съ каждымъ днемъ увеличивается фаланга порицателей Англ³и, которые спѣшатъ водрузить свое знамя на развалинахъ британской терпимости и selfgovernment, и стараются доказать м³ру, что только французская государственность и военная сила въ состоян³и поддержать общество. "Обозрѣн³я", стоящ³я внѣ этихъ вседневныхъ возгласовъ, спокойнѣе смотрятъ на дѣло и не лишены способности здраваго обсужден³я вопроса. Статья Джона Лемуана служитъ тому доказательствомъ.
   Признаемся, мы боялись встрѣтить въ новомъ трудѣ Джона Лемуана слѣды того направлен³я, которое было замѣтно въ немъ въ послѣднее время; мы разумѣемъ слишкомъ католическ³й характеръ его этюдовъ. Опасен³я наши не оправдались. Правда, въ возмущен³и сипаевъ Джонъ Лемуанъ видитъ религ³озно-мусульманское движен³е,- но нельзя не согласиться съ нимъ въ этомъ, равно какъ и во многихъ другихъ вѣрныхъ замѣчан³яхъ. Мы расходимся съ авторомъ только въ одномъ изъ его выводовъ, или лучше сказать, въ его безнадежности за будущее. Инд³йскому народонаселен³ю, говоритъ Джонъ Лемуанъ, предоставлено было слишкомъ много правъ, необходимо будетъ измѣнить систему, разстаться съ мечтами о золотомъ вѣкѣ, усилить арм³ю, держать въ страхѣ далекую колон³ю британскую. Но съ какою сердечною болью дѣлаетъ авторъ эту уступку, съ какою грустью предвидитъ онъ побѣду приверженцевъ централизац³и, съ какою ирон³ею выставляетъ французскую систему!
   Мы не думаемъ, чтобъ Англ³я отступила отъ своихъ началъ; въ этомъ убѣждаетъ насъ вѣковая стойкость британскихъ предан³й. Они не потерпѣли поражен³я, имъ нѣтъ нужды мѣняться; всѣ упреки, которые обращены противъ нихъ, должны падать исключительно на Компан³ю, которая смотрѣла на государство, какъ на частную собственность, кормилась и кормила нѣсколькихъ избранныхъ. Она слишкомъ много надѣялась на войско, и, какъ справедливо сказалъ Journal des DИbats, "эксплуатировала Инд³ю, не обращая вниман³я на народъ". Тамъ, гдѣ вся власть основывается на войскѣ, возможны coups d'Иtat для возстановлен³я порядка, но возможна также внезапная анарх³я; противъ движен³я претор³янцевъ, янычаръ и тому подобныхъ, одно средство - опора власти въ народѣ. Нельзя упрекнуть Компан³ю въ томъ, что она "мало управляла" Инд³ею; она управляла ею много, но исключительно военно-полицейскимъ образомъ. Вотъ почему еще недавно одинъ изъ директоровъ Компан³и, изысканая средства поправить ошибку, предложилъ также "разстаться съ мечтами о золотомъ вѣкѣ" и дать Инд³йцамъ право нац³ональнаго представительства, сдѣлать туземцевъ участниками въ управлен³и, заинтересовать ихъ въ сохранен³и общественнаго спокойств³я. Джонъ Лемуанъ видимо сочувствуетъ англ³йскимъ принципамъ, онъ привыкъ уважать ихъ, и не захотѣлъ поставить въ примѣръ алжирское управлен³е, гдѣ военной власти предоставленъ полный произволъ: на одного Дуано, подвергшагося суду, приходятся, можетъ-быть, сотни счастливцевъ, избѣжавшихъ слѣдств³я и огласки. Кроаты, постоянно расхаживающ³е съ заряженными ружьями по улицамъ Милана и Венец³и, также едва ли могутъ увлечь кого-нибудь къ подражан³ю.
   Возмущен³я въ Инд³и вовсе не были неожиданностью для многихъ,- читатели увидятъ это въ статьѣ Лемуана. Въ ней прекрасно представлена одна сторона вопроса; въ живомъ, мастерскомъ очеркѣ изложены опасен³я, которыя давно уже возбуждало инд³йское войско, и связь настоящихъ событ³й съ восточною войною. Политика, достигающая своихъ цѣлей во что бы то ни стало, или прикрывающая свои настоящ³я цѣли гуманными стремлен³ями,- такая близорукая политика, вся поглощенная настоящею минутою, непремѣнно вызываетъ возмезд³е. Междуусобная война членовъ европейской семьи ослабляетъ обаян³е цивилизац³и, даетъ побѣду варварству. Уклоняясь отъ началъ братства и общежит³я, христ³янск³я государства даютъ противъ себя оруж³е врагамъ цивилизац³и; поддерживая мусульманск³й принципъ, они должны быть готовы къ воздаян³ю за ошибки. Въ ходѣ инд³йскихъ возмущен³й, нельзя не видѣть участ³я исламизма и тѣхъ свѣдѣн³й, которыя Инд³йцы имѣли о событ³яхъ, совершавшихся въ Европѣ; легенды, которыми воспользовался Нина-Сагибъ для своихъ прокламац³й, показываютъ тѣсную связь турецкаго вопроса съ индо-англ³йскимъ. Правовѣрные жители Инд³и готовили свои мечь противъ Англ³и въ то время, когда, какъ говоритъ Джонъ Лемуанъ, англ³йск³й флотъ шелъ наивно поддерживать правовѣрное государство въ Европѣ. И вотъ плоды великихъ европейскихъ воинъ, взаимнаго ослаблен³я тѣхъ, которые должны бы были соединить свои силы на иныя пр³обрѣтен³я, иные успѣхи! Только завоеван³я, на которыхъ водружается флагъ цивилизац³и, какого бы цвѣта онъ ни былъ, становятся законнымъ достоян³емъ человѣчества, плодотворнымъ для его истор³и...
   Нѣтъ нужды указывать на всѣ любопытныя подробности, которыми изобилуетъ статья Джона Лемуана. Полагаемъ, что сказаннаго нами достаточно, и заключимъ анекдотическою подробностью объ авторѣ предлагаемаго этюда. Джонъ Лемуанъ долго былъ постояннымъ сотрудникомъ 'Journal des Debats"; въ началѣ нынѣшняго года онъ написалъ статью, не понравившуюся австр³йскому правительству, и барону Гюбнеръ предложилъ редакц³и альтернативу: или исключить автора изъ числа сотрудниковъ, или приготовиться къ запрещен³ю журнала въ австр³йскихъ владѣн³яхъ. Интересъ матер³яльный восторжествовалъ, и имя Джона Лемуана перестало встрѣчаться въ столбцахъ Journal des Debats. Надѣемся встрѣчаться съ нимъ чаще въ Revue des deux Mondes, а для желающихъ ознакомиться съ прежними трудами того же автора укажемъ на недавно вышедш³е два тома его Etudes critiques et biographiques.
  

---

  

Статья Джона Лемуана

  
   "Два враждебные религ³озные закона смотрятъ другъ на друга съ ненавистью. Для нихъ не возможны ни трактаты, ни сдѣлки, ни примирен³е... Война между ними - положен³е естественное, миръ - вынужденное. При первомъ столкновен³и христ³янина съ мусульманомъ, одному изъ нихъ предстоитъ рабство или смерть." Такъ говорилъ вдохновенный Жозефъ де-Местръ, котораго прозвали пророкомъ прошедшаго; онъ предугадывалъ также и будущее, какъ оказывается теперь, потому что настоящ³я событ³я въ Инд³и служатъ подтвержден³емъ его словъ. Нѣтъ нужды намъ обманывать себя,- война въ Инд³и есть новая фаза борьбы варварства съ цивилизац³ей, новый вызовъ Корана противъ Евангел³я. Это обстоятельство должно склонить на сторону Англ³и каждаго безпристрастнаго человѣка: война, которую ведетъ теперь Великобритан³я, представляетъ собою новый актъ въ великой драмѣ нашей цивилизац³и. Карлъ Мартеллъ на полѣ битвы при Пуатье, Готфридъ Бульйонск³й и Лудовикъ Святой въ Крестовыхъ походахъ, Испан³я въ Гренадѣ, Донъ Жуанъ при Лепантѣ, Соб³еск³й въ Вѣнѣ, Карлъ X въ Алжирѣ - вотъ дѣятели и герои этой великой трагед³и, которой сценою сдѣлался теперь дряхлый аз³ятск³й м³ръ. Возмущен³е Инд³и было для Англ³и громовымъ ударомъ, съ его спутниками - ураганомъ, развалинами и мракомъ, срди котораго трудно обознаться. Однако свѣтъ начинаетъ проникать въ этотъ хаосъ, и все яснѣе и рѣзче выступаетъ исламизмъ и его послѣдн³я усил³я возстановить въ Аз³и ту власть, которая для него навсегда потеряна въ Европѣ.
   Что въ основѣ возмущен³я лежитъ исламизмъ,- это нагляднѣе всего доказывается отвратительными жестокостями, сопровождавшими успѣхъ Инд³йцевъ. Предоставленные самимъ себѣ, своимъ природнымъ инстинктамъ и предан³ямъ, Инд³йцы никогда не совершили бы подобныхъ варварскихъ поступковъ. Инд³ецъ отъ природы кротокъ и недѣятеленъ, онъ отличается терпѣн³емъ и терпимостью. Напротивъ въ основѣ исламизма лежитъ истреблен³е невѣрныхъ огнемъ и мечомъ. Магометъ обѣщаетъ вѣчное блаженство тѣмъ, кто ведетъ войну съ врагами его религ³и, и каждое новое уб³йство женщинъ и дѣтей дѣлаетъ для правовѣрнаго болѣе и болѣе доступными райск³я блага. Въ этихъ гнусныхъ поруган³яхъ, которымъ подверглись плѣнныя женщины въ Инд³и, нельзя видѣть только жажду крови и животную чувственность,- нельзя не замѣтить въ нихъ систематическаго плана, религ³ознаго и политическаго принципа, который прилагался съ адскою рѣшимостью и постоянствомъ. Религ³озный фанатизмъ мусульманъ, сказывался всюду въ актахъ жестокости, ругаясь надъ женами христ³янъ, они хотѣли нанести безчест³е христ³янской религ³и. Извѣстно, какъ ревниво берегутъ они своихъ женъ отъ взоровъ мущинъ; нѣсколько мѣсяцевъ тому назадъ, королева аудская, отправляясь въ Англ³ю, изъ предосторожности, чтобы скрыться отъ взоровъ толпы, закуталась въ тройныя покрывала; если кто-либо изъ чужихъ взглянетъ на жену мусульманина, это считается наравнѣ съ нечестивымъ прикосновен³емъ. Отсюда можно заключить о значен³и поруган³я, которому возмутивш³еся мусульмане старались подвергнуть несчастныхъ женщинъ, впавшихъ въ ихъ руки. Нѣтъ сомнѣн³я, что эти жестокости были не случайны, а вытекали изъ системы, и англ³йск³й журналъ имѣлъ полное право сказать слѣдующее: "Да будетъ извѣстно всѣмъ - мы говоримъ это съ сердечною болью - да будетъ всѣмъ извѣстно, что женщины, замужн³я и дѣвицы, захваченныя чернью въ Дельги, были влачимы въ процесс³яхъ въ течен³и нѣсколькихъ часовъ по главнымъ улицамъ города, со всѣмъ позоромъ, который могъ унизить ихъ въ глазахъ народонаселен³я; да будетъ всѣмъ извѣстно, что эти несчастныя подверглись потомъ звѣрству и жестокостямъ въ глазахъ тысячи человѣкъ. Все это было сдѣлано съ обдуманною цѣлью - поругаться надъ Англ³ей, Европой, христ³янскимъ владычествомъ и христ³янскою королевой."
   Что магометане были главными дѣятелями въ возмущен³и, это открывается ясно въ томъ удивительномъ соглас³и, съ какимъ бунтовщики сосредоточились около Дельги, и въ усерд³и, съ какимъ они возстановили на тронѣ потомка императоровъ. Дельги - столица исламизма, съ его предан³ями и памятниками; это - священный городъ, къ которому прежн³е туземные властители и тираны обращали свои взоры и направляли свои походы. И теперь, какъ говорятъ, Инд³йцы, оставш³еся вѣрными Англ³и, съ отчаян³емъ помышляютъ о наказан³и, грозящемъ ихъ религ³озному городу. "Пощадите Дельги!" взываютъ они къ своимъ офицерамъ. На эту мольбу Англичане въ бѣшенствѣ даютъ такой отвѣтъ: "Пощадить Дельги! Да, мы пощадимъ въ немъ одинъ только камень,- мы оставимъ его, чтобъ указать мѣсто, гдѣ былъ Дельги, и пройдемъ плугомъ по развалинамъ дворцовъ и храмовъ города." друг³е, чувствуя еще болѣе жажду мести, говорятъ: "нѣтъ, мы не оставимъ ни одного камня; мы усыплемъ солью мѣсто, на которомъ стоялъ проклятой городъ; пусть исчезнетъ слѣдъ его, подобно Содому и Гоморрѣ!" Послѣ взят³я Дельги, Англичане рѣшатъ сами, выгодно ли имъ привести въ исполнен³е свои суровыя угрозы; можетъ-быть, они найдутъ болѣе удобнымъ и болѣе согласнымъ съ политикою сдѣлать Дельги центромъ своего правительства, замѣнить императора военнымъ префектомъ и на всѣхъ мечетяхъ водрузить крестъ съ мечомъ.
   Удивительно, что въ Инд³и до сихъ поръ существуетъ императоръ,- родъ чучелы, которой Англичане позволяютъ возсѣдать на заднихъ ногахъ на какомъ-то подоб³и трона, и которому они платятъ, конечно, въ послѣдн³й разъ, пенс³ю въ четыре милл³она франковъ, всего же раздается ежегодно 23 милл³оновъ фр. принцамъ, лишеннымъ власти. Несчастный наслѣдникъ импер³и Моголовъ играетъ теперь роль "императора противъ воли", и разказы о немъ и объ его дворѣ могли бы найдти мѣсто въ сказкѣ "Медвѣдь и Паша". Навѣрное ему пр³ятнѣе было бы спокойно пользоваться своимъ дворцомъ, пенс³ей и женами, чѣмъ подвергаться опасностямъ изъ-за велич³я, которое ему навязали; но возмутителямъ нужно было имя, знамя, и они овладѣли особой императора. Конечно, царск³й санъ никогда не былъ для него столь тяжелъ; его заставляютъ выходить на солнечный жаръ, у него надъ ухомъ раздаются выстрѣлы, отъ которыхъ онъ подпрыгиваетъ, словно его кто колотитъ по ногамъ. Одинъ инд³йск³й журналъ напечаталъ недавно письмо туземца, находящагося въ Дельги, гдѣ сказано: "Несчастныхъ принцевъ превратили въ офицеровъ! Ихъ заставляютъ иногда выходить за городъ и на солнце; у нихъ дрожитъ каждая жилка при громѣ пушекъ и ружей. Они не умѣютъ командовать и подвергаются за то насмѣшкамъ солдатъ... Король посылаетъ конфекты войскамъ, стоящимъ подъ ружьемъ... Дворъ, женщины и принцы жалѣютъ о потерянныхъ дняхъ, и смотрятъ на прибыт³е инсургентовъ, какъ на несчаст³е. Принцы не понимаютъ сипаевъ безъ переводчика. Ядра разрушаютъ много домовъ въ городѣ; мраморныя плиты въ королевской комнатѣ разбиты въ дребезги. Король въ необыкновенномъ страхѣ, когда бомба попадаетъ во дворецъ, и принцы приносятъ на показъ ея осколки." И вотъ какова династ³я Шагабаамъ, которая, какъ думаютъ въ Европѣ, въ состоян³и возсоздать Инд³йскую импер³ю!
   Но какъ бы то ни было, у возмутителей есть знамя, символъ религ³и и предан³й. Инд³йцы-магометане никогда не покидали мысли о своемъ владычествѣ; ежедневно въ мечетяхъ они молились публично о возстановлен³и короля дельг³йскаго на тронѣ его предковъ,- и англичане не безпокоились объ этомъ. Корреспонденц³и, печатаемыя въ англ³йскихъ журналахъ въ течен³и послѣднихъ двухъ мѣсяцевъ, бросаютъ мало-по-малу свѣтъ на эти вѣковыя тайны. Магометане не могли возстать одни, имъ нужно было содѣйств³е Индусовъ, а между тѣмъ эти послѣдн³е сохранили о мусульманскомъ владычествѣ и завоеван³и неизгладимую память жестокостей, притѣснен³и и уб³йствъ: Индусы ни за что не возмутились бы, еслибъ ихъ не увѣрили, что Англичане хотятъ насильно обратить ихъ въ христ³янство; эта мысль, брошенная въ нихъ съ особенною ловкостью, заставила ихъ взяться за оруж³е.
   Изъ прокламац³й возмутившихся начальниковъ къ народу можно видѣть, что страхъ обращен³я стоитъ на первомъ планѣ. Въ воззван³и офицеровъ-дельг³йской арм³и сказано: "Достовѣрно извѣстно, что Англичане имѣли злой умыселъ уничтожить религ³ю индусской арм³и и насильно обратить народъ въ христ³янство. Вотъ почему, единственно во имя религ³и, мы соединились съ народомъ, и, умертвивъ невѣрныхъ, возстановили династ³ю Дельги... Необходимъ тѣсный союзъ мусульманъ съ Индусами въ этой борьбѣ... Перепишите эту прокламац³ю въ нѣсколькихъ экземплярахъ и публикуйте ее, гдѣ только можно..." Во всѣхъ воззван³яхъ къ Индусамъ для привлечен³я ихъ къ бунту невольно поражаетъ слѣдующая характеристическая черта: вездѣ говорится имъ о томъ, что Англичане хотятъ обратить ихъ "силою и обманомъ". Индусы не страшатся проповѣди; напротивъ, всѣ свидѣтели единогласно признаютъ въ нихъ много терпимости и даже въ извѣстной степени расположен³е къ теологическимъ спорамъ, лишь бы послѣдн³е не выходили за предѣлы моральнаго убѣжден³я. Дизраэли указываетъ на это въ слѣдующихъ словахъ: "Инд³йское народонаселен³е, за исключен³емъ мусульманъ, вообще по своему воспитан³ю склонно къ теологическимъ изслѣдован³ямъ. Нѣтъ народа, который съ такою охотою пускался бы въ религ³озные споры. Это древнее племя богато предан³ями; воспитан³е въ Инд³и основывается на религ³и, равно какъ законы и право собственности,- и нѣтъ племени во всемъ м³рѣ, которое было бы такъ хорошо приготовлено къ теологическимъ прен³ямъ. Индусъ всегда готовъ вступить въ споръ съ мисс³онеромъ... но онъ страшится болѣе всего проповѣди, соединенной съ насил³емъ..." Слова Дизраэли подтверждаются писателями, лучше другихъ знакомыми съ Инд³ею. Они говорятъ, что Инд³йцы, не только не избѣгаютъ образован³я и споровъ о религ³и, но напротивъ того сами напрашиваются на нихъ и очень благосклонны къ мисс³онерамъ, которые ограничиваются одною проповѣдью. Огромное число мисс³онеровъ разсѣяно по всей инд³йской территор³и, и никогда они не подвергаются ни преслѣдован³ямъ, ни оскорблен³ямъ со стороны народа, чѣмъ не можетъ похвалиться даже христ³янская Европа. Писатель, скрывающ³йся подъ псевдонимомъ "Старый Инд³ецъ", сказалъ по этому поводу слѣдующее: "Въ Англ³и превратно понимаютъ положен³е дѣдъ. Должно замѣтить, что большинство индусскаго народонаселен³я не имѣетъ никакихъ твердыхъ убѣжден³й о принципахъ своей собственной религ³и; для него религ³я - дѣло незапамятныхъ предан³й, теологическая легенда, вопросъ формы и церемон³яла, обычаи или общественная привычка. Его жизнь слагается изъ безконечной цѣпи обрядовъ и формъ, болѣе или менѣе священныхъ. Если правительство вздумаетъ коснуться этихъ формъ... оно возбудитъ больше неудовольств³й и вызоветъ большее противодѣйств³е, чѣмъ свободою христ³янскаго учен³я и христ³янской проповѣди." Магометане, главные дѣятель возмущен³я, удивительно вѣрно угадали эту чувствительную струну Индусовъ. Они привели имъ въ примѣръ собственныя проступки, напомнили о кровавой пропагандѣ Тимуровъ и Ауренгъ-Зебовъ, о которой Индусы сохранили тяжкое воспоминан³е,- и увѣрили, что Англичане готовятся повторить жестокости исламизма. Нѣсколько лѣтъ тому назадъ англ³йск³е мисс³онеры жаловались на чрезмѣрное послаблен³е самымъ грубымъ суевѣр³ямъ туземцевъ со стороны правительства; этимъ ловко воспользовались вожди бунтовщиковъ и распространили въ народѣ вымышленную просьбу мисс³онеровъ королевѣ. Эта просьба такъ любопытна, что мы приведемъ ее здѣсь: "Магометанск³е владѣтели, говоритъ актъ, умѣли обращать своихъ подданныхъ въ исламизмъ, а теперь, въ течен³и шестидесяти лѣтъ, христ³янское правительство непринудило ни одного подданнаго къ обращен³ю въ христ³янство. Типпо заставилъ милл³оны Индусовъ принять свою религ³ю, а ваше величество не пр³обрѣли ни одного члена церкви. Подъ вашимъ владычествомъ живутъ сипаи всѣхъ кастъ, и мы предлагаемъ вамъ слѣдующ³й планъ: прикажите смѣшать говяжье и свиное сало и намазать имъ патроны, которые скусываютъ сипаи. Черезъ полгода вы объявите имъ, что они лишились правъ касты, и путь къ обращен³ю будетъ открытъ." Къ этому прибавлено слѣдующее: " Королева, увидавъ эту просьбу, очень обрадовалась; вотъ прекрасная мысль! сказала она; этимъ средствомъ я сдѣлаю христ³янами всѣхъ моихъ сипаевъ!" Какъ ни страненъ этотъ документъ, но онъ даетъ ключь къ инд³йскому возмущен³ю. Мусульмане возстали во имя религ³и и власти, Индусы соединились съ ними вслѣдств³е принципа касты и предразсудка, болѣе соц³альнаго, чѣмъ религ³ознаго. Отвѣдать говяжьяго сала значило для Индуса быть исключеннымъ изъ касты, а жить внѣ касты значитъ сдѣлаться отверженцемъ и ужасомъ человѣчества, проклятымъ существомъ, которое не смѣетъ видѣться ни съ матерью, ни съ братомъ. Эта истор³я о патронахъ, пропитанныхъ жиромъ, въ которой много дѣтскаго, не была, конечно, единственною или главною причиною возмущен³я, но она играла роль искры, брошенной на горюч³й матер³ялъ. Выстрѣлъ изъ пистолета, раздавш³йся на бульварѣ, не былъ причиною революц³и, но онъ могъ подать сигналъ къ ней. Инд³йцевъ увѣрили, что Англичане раздавали имъ новые патроны съ коварнымъ умысломъ религ³озной пропаганды и заставили ихъ бояться ловушки: они должны были невинно вкусить проклятаго плода и незамѣтно превратиться въ пар³евъ. Этимъ пугаломъ Индусы побуждены были къ возстан³ю; они боялись обращен³я посредствомъ колдовства.
   Въ журналахъ была напечатана прокламац³я Наны-Сагиба, единственнаго лица, которое играетъ въ возмущен³и опредѣленную роль. Здѣсь сказано, что правительство калькуттское, рѣшившись уничтожить религ³ю магометанъ и Индусовъ, просило у Англ³и значительной военной помощи. Въ отвѣтъ на это, королева англ³йская послала сказать султану, что она хочетъ послать свои войска чрезъ Египетъ; но султанъ особымъ фирманомъ строго запретилъ египетскому пашѣ пропускать Англичанъ: "Еслибъ я согласился на просьбу, то не смѣлъ бы явиться предъ лицомъ Аллаха; можетъ придти также и моя очередь, и если Англичане обратятъ въ христ³янство Индостанъ, они сдѣлаютъ потомъ то же самое и съ моимъ царствомъ." Вслѣдств³е этого паша встрѣтилъ Англичанъ пушечными выстрѣлами, истребилъ флотъ ихъ и большую часть войска. Въ то же время Англичане въ Калькуттѣ, раздавши патроны Индусамъ, ждали напрасно подкрѣплен³й, чтобы подавить бунтъ; когда они узнали о гибели вспомогательной арм³и, генералъ-губернаторъ посыпалъ себѣ голову пепломъ...
   Это сказан³е имѣетъ форму параболы и слѣдовательно близко къ истинѣ. Какъ бы велика ни была вражда мусульманъ съ Индусами и даже въ средѣ самихъ мусульманъ,- всѣ они сходится въ одномъ чувствѣ: въ страхѣ и ненависти къ христ³янству. Изъ многихъ свидѣтельствъ открывается ясно, что магометане во всей Аз³и избрали, для свержен³я ига и для гибели христ³янъ, эпоху восточной войны.- ту самую эпоху, когда христ³янская Европа такъ наивно хлопотала о сохранен³и трона для наслѣдниковъ Магомета. Въ Инд³и исламизмъ ждалъ только сигнала, но его работа еще не была кончена; онъ не былъ еще увѣренъ въ Индусахъ, а безъ нихъ не смѣлъ начать дѣло. Въ ожидан³и этого, мусульмане, какъ говоритъ, были въ постоянной связи съ Перс³ею, откуда получали свѣдѣн³и о ходѣ восточной войны; система таинственныхъ телеграфовъ была въ полной силѣ, а Англичане не обращали на это никакого вниман³я. Въ Англ³и всѣ были поражены, прочитавши въ запискахъ одного Инд³йца, путешествовавшаго по Европѣ, разказъ о свидан³и его съ Али-Эффенди, турецкимъ посланникомъ въ Лондонѣ: "Послѣ долгаго разговора объ инд³йскомъ правительствѣ, заключаетъ Инд³ецъ, мы простились съ Али-Эффенди, увѣривъ его, что мусульманское правительство можетъ разсчитывать на наши услуги каждый разъ, когда онѣ ему будутъ нужны." Брожен³е, которое охватило Инд³ю во время войны, было подавлено, хотя и не совершенно утихло съ возстановлен³емъ мира; опасность впрочемъ неминовалась, и Англичане напрасно думали, что все пришло въ обычный порядокъ, довѣрившись донесен³ю генералъ-губернатора, лорда Каннинга: "Возстановлен³е мира, писалъ онъ, успокоило недовольство и волнен³е, которое возбуждено было отдаленною войною въ туземномъ народонаселен³и нѣкоторыхъ частей Инд³и."
   Все заставляетъ думать, что инд³йское возмущен³е должно было вспыхнуть въ то время, когда Европа и особенно Англ³я были заняты восточною войною; заключен³е мира явилось неожиданностью не для одного Запада. Что будто бы Росс³я участвовала въ общемъ заговорѣ Аз³и противъ Британ³и, что будто бы русск³е агенты распространяли слухи о паден³и англ³йскаго владычества,- въ этомъ не было бъ ничего удивительнаго, еслибъ и представлены были на то прямыя доказательства {Всѣ так³я предположен³я высказаны безъ малѣйшихъ доказательствъ; во всякомъ случаѣ Росс³я не могла разсчитывать навѣрное на теперешн³я событ³я,- иначе она, продлила бы войну. Всѣмъ извѣстно, какъ опасно искать союзниковъ въ полудикомъ племени; если Англчане могли не замѣтить внутренняго брожен³я нац³и, то они зорко слѣдили за дѣйств³ями Росс³и, и наши агенты не скрылись бы отъ ихъ наблюден³й. Съ другой стороны взят³е Карса, какъ замѣтилъ недавно Русск³й Инвалидъ, могло имѣть вл³ян³е на уменьшен³е довѣр³я къ могуществу Англ³и.}. Росс³я по праву войны могла дѣйствовать всѣми средствами противъ Англ³и,- и послѣдняя была бы поставлена въ критическое положен³е, еслибы война съ Перс³ей и инд³йское возмущен³е случились въ одно время съ крымскою экспедиц³ею.
   Волнен³е давно уже высказывалось въ многочисленныхъ и несомнѣнныхъ признакахъ, которые должны бы поразить Англичанъ, еслибъ они не отдались какому-то непонятному ослѣплен³ю. Мы очень хорошо знаемъ, какъ легко быть пророкомъ на другой день послѣ совершившагося событ³я: въ 1849 году мы съ удивительною подробност³ю могли предсказать революц³ю 1848 года, и объяснить ея причины. Точно такъ же и теперь мы видимъ массу признаковъ, болѣе или менѣе ясныхъ, доказывающихъ неизбѣжность Инд³йскаго возстан³я. Сюда должно отнести уб³йства и зажигательства, повторявш³яся весьма часто въ послѣднее время; предостережен³я о готовящемся бунтѣ, которыя получались въ Калькуттѣ отъ Индусовъ, обратившихся въ христ³янство и пр. Вспомнимъ о времени, предшествовавшемъ взрыву революц³и въ Парижѣ, о прогулкахъ работниковъ, о вызывающихъ взглядахъ и злобныхъ улыбкахъ при встрѣчѣ съ людьми, одѣтыми не въ блузу, и мы можемъ представить себѣ, что было въ европейскихъ центрахъ въ Инд³и. Туземные слуги громко разговаривали при дѣтяхъ и намекали имъ, что скоро всѣ дома будутъ принадлежитъ Инд³йцамъ; магометане и Индусы сообщались между собою посредствомъ тайныхъ телеграфическихъ знаковъ, которыхъ никто не понималъ, кромѣ посвященныхъ; уже болѣе году тому назадъ заговорщики пустили въ оборотъ chupattis,- пшеничные пироги, которые имѣли особенный смыслъ. Такъ напримѣръ, къ старшинѣ деревни присылалось шесть пироговъ, съ приказан³емъ "сдѣлать еще шесть и разослать по сосѣднимъ деревнямъ"; этимъ путемъ приказъ распространялся далѣе и далѣе, и никто не зналъ его источника. Или другой случай: командиръ полка получаетъ цвѣтокъ лотуса; этотъ цвѣтокъ переходитъ изъ рукъ въ руки, каждый солдатъ смотритъ на него внимательно и передаетъ своему сосѣду; обошедши всѣхъ, лотусъ отправляется въ другой полкъ и т. д. Такимъ образомъ въ течен³и года цвѣтокъ побывалъ во всей инд³йской арм³и, и въ этотъ годъ туземные офицеры постоянно отказывались отъ своихъ отпусковъ.
   Ослѣплен³е Англичанъ въ виду такихъ фактовъ можно объяснить только ихъ презрѣн³емъ къ туземному племени. Конечно, никогда еще бунтъ не достигалъ въ Инд³и такихъ размѣровъ, какъ теперь; Англичане замѣчали попытки къ нему, и не воспользовались урокомъ. Знаменитѣйш³й изъ полководцевъ, современныхъ Веллингтону, Чарльзъ Напиръ {Его не должно смѣшивать съ извѣстнымъ адмираломъ того же имени, наслѣдовавшимъ титулъ своего брата.}, нѣсколько лѣтъ тому назадъ усмирилъ возмущен³е многихъ полковъ въ Бенгалѣ, призвавши на помощь Гуркасовъ (Ghourkas), племя горцевъ, которое и теперь еще оказало Англ³и свои услуги. Британская политика въ Инд³и состояла всегда въ поддержан³и антагонизма между туземными племенами,- старинная политика, современная правилу: divide et impera. Этимъ средствомъ Англичане увеличивали свои владѣн³я въ Инд³и, и вмѣстѣ съ тѣмъ ослабляли свою власть. Такой фактъ не подлежитъ никакому сомнѣн³ю; дальновидные государственные люди Англ³и сознавали его вполнѣ и протестовали противъ постояннаго расширен³я территор³и, въ которое Британ³я вовлеклась невольно. Тридцать лѣтъ тому назадъ, сэръ Томасъ Менро (Munro) писалъ: "Еслибы даже мы могли покорить всю Инд³ю, то едва ли должно желать этого для блага туземцевъ и нашего собственнаго. Однимъ изъ слѣдств³и такого завоеван³я будетъ то, что инд³йская арм³я, лишившись случая сражаться съ воинственными сосѣдями, потеряетъ всякую дисциплину, туземныя войска почувствуютъ на свободѣ собственную силу и обратятъ ее противъ Европейцевъ." Другой Англичанинъ, сэръ-Генри Россель говорилъ также: "Самая страшная опасность у насъ подъ ногами. Искусно приготовленное возмущен³е нашихъ туземныхъ подданныхъ или неудовольств³е нашихъ туземныхъ войскъ - вотъ что грозитъ нашему владычеству, и эта опасность необходимо увеличивается съ каждымъ новымъ расширен³емъ нашей территор³и. Отъ прибавлен³я числа нашихъ подданныхъ, а еще болѣе туземныхъ войскъ мы становимся не сильнѣе, а слабѣе. Между нами невозможно чувство привязанности; мы всегда останемся иностранцами, предметомъ ненависти и зависти, неизбѣжныхъ при чужеземномъ владычествѣ." Это предостережен³е не помѣшало однако лорду Дальгаузи довести до крайности систему пр³обрѣтен³и: во время его управлен³я, территор³я Компан³и увеличилась тринадцатью инд³йскими государствами, которыхъ поверхность болѣе чѣмъ поверхность всей Англ³и!
   Вотъ свидѣтельства самыхъ просвѣщенныхъ и компетентныхъ Англичанъ, которыя говорятъ краснорѣчивѣе всѣхъ возможныхъ разсужден³й. Мы приведемъ еще слова героя Инд³и, Чарльза Напира, сказанныя имъ четыре года тому назадъ послѣ усмирен³я военнаго ставилъ англ³йскому правительству донесен³е, которое тогда заброшено было въ груды картоновъ и на дняхъ вырыто оттуда вмѣстѣ съ другими документами. Джакобъ говорилъ: "Зло, на которое я указываю, очень важно. Набирать инд³йскую арм³ю исключительно только изъ извѣстной касты или извѣстнаго исповѣдан³я значитъ подчинить ее контролю не правительства и военныхъ законовъ, а браминовъ и жрецовъ. Вслѣдств³е этой системы, то или другое лицо дѣлается солдатомъ не по способности, ловкости или мужеству, а потому только, что оно вдвойнѣ поклоняется Вишну. Кто не хочетъ боготворить раскрашенный камень, или кто принадлежитъ къ зван³ю напримѣръ сапожниковъ, тотъ, не взирая на свои достоинства, не можетъ попасть въ ряды бенгальской арм³и; иначе разгнѣваются тунеядные и дерзк³е брамины. Вотъ что подрываетъ всякую дисциплину! Бенгальск³й солдатъ боится гораздо больше нарушить законъ касты, чѣмъ военный кодексъ, и потому не оказываетъ должнаго повиновен³я. Измѣна, подкупъ и всякаго рода безпорядки могутъ проникнуть въ ряды солдатъ, такъ что офицеры не узнаютъ объ этомъ: весь полкъ принадлежитъ къ одной кастѣ и соблюдаетъ свои особенныя правила. Одинъ изъ высшихъ начальниковъ разказывалъ мнѣ съ сожалѣн³емъ, что онъ долженъ былъ исключить превосходнаго сипая, потому что весь полкъ просилъ объ исключен³и его, какъ принадлежащаго къ низшей кастѣ. И это общее правило въ бенгальской арм³и; мои собесѣдникъ былъ изъ Бомбея, а потому пришелъ въ изумлен³е..." Генералъ Джакобъ заключаетъ: "Средство противъ зла самое простое, не обращать вниман³я на касты при наборѣ солдатъ, а тѣмъ, которые состоятъ на службѣ, объявить, что правительству рѣшительно все равно, какой кто вѣры: индусъ, браминъ, мусульманинъ одинаково хороши, если только они исправные солдаты."
   Таковъ былъ главный недостатокъ въ организац³й и составѣ туземной арм³и, и здѣсь надо искать причины, почему въ день, назначенный для возмущен³я, войска такъ согласно исполнили данный имъ приказъ. Часто повторенныя предостережен³я генераловъ, бывшихъ въ Инд³и, не были въ состоян³и разбудить апат³ю и сломить рутину правительства, и точно такое же равнодуш³е къ дѣлу показала вся Англ³я. Инд³йск³я дѣла не возбуждали ни въ комъ интереса, и какъ только заходила о нихъ рѣчь въ парламентѣ, зала тотчасъ пустѣла. Нуженъ былъ громовый ударъ, чтобы разбудить Англ³ю отъ роковаго сна.
   Кажется, возмущен³е должно было вспыхнуть въ одно время во всѣхъ мѣстахъ, и еслибъ этотъ планъ удался, Англичане, вѣроятно, были бы задавлены по частямъ громадными массами. Они ничего не ожидали.они спали и выказали крайнее невѣдѣн³е о характерѣ арм³и, потому что въ началѣ возмущен³я хотѣли подавить его посредствомъ мусульманъ, думая, что все дѣло въ Индуса?ь и ненавистныхъ имъ патронахъ. Англичане превратили Дельги въ огромную крѣпость со рвами и новыми стѣнами, снабдили ее артиллер³йскими парками, пороховыми магазинами и значительными запасами, и не оставили въ этомъ важномъ пунктѣ даже гарнизона англ³йскаго. Бунтовщикамъ стоило только перемѣнить знамя, крѣпость давно была въ ихъ рукахъ.
   Мы не беремся представить картину военныхъ событ³й, совершающихся въ Инд³и, потому что она измѣняется почти ежедневно. Не будемъ останавливаться также на возмутительныхъ поступкахъ варварства, жертвою которыхъ сдѣлались мущины, женщины, и дѣти; страшно и стыдно за человѣчество при одной мысли о томъ. Пусть тѣ, которые видятъ въ этой рѣзнѣ войну за независимость, скажутъ намъ, могутъ ли подобныя чудовища образовать какое-нибудь общество и какую-нибудь нац³ю!
   Есть что-то странное въ томъ впечатлѣн³и, которое произвели въ Англ³и эти отвратительныя ругательства надъ человѣкомъ. Глубоко возмущено было чувство оскорбленнаго превосходства, гордость опозоренной крови; поруган³е надъ женами и дѣвами Альб³она, насильственное осквернен³е цѣломудр³я британскаго племени высказалось въ жгучей боли, ярости и отчаян³и. Апгличане столько же были взволнованы, сколько и пора?кены позоромъ англ³йскихъ женщинъ. Эти чувства высказаны самымъ могущественнымъ журналомъ Британ³и въ слѣдующихъ словахъ: "Мы вѣрили, что лучш³й щитъ для насъ - имя англ³йскаго гражданина, которое выше имени гражданина римскаго; мы вѣрили, что кровь Англичанина ограждена паллад³умомъ противъ позора, даже въ самыхъ отдаленныхъ частяхъ м³ра." Англ³йск³й офицеръ послѣ разказа объ ужасахъ, которыхъ онъ былъ свидѣтелемъ, прибавляетъ: "ни одинъ Аз³ятецъ, обезчестивш³й жену Англичанина, не долженъ остаться въ живыхъ, чтобы не могъ онъ гордиться этимъ!" Англ³йское Review говоритъ: "смерть должна поразить каждаго Инд³йца, омочившаго руки въ англ³йской крови и оскорбившаго цѣломудр³е Англичанки." Никто не говоритъ: цѣломудр³е женское, а цѣломудр³е Англичанки, а это, по ихъ мнѣн³ю, не одно и то же.
   Мы понимаемъ взрывъ негодован³я, жажду крови, возбужденные въ сердцахъ Англичанъ страшными преступлен³ями; но къ чему поведетъ самое кровавое возмезд³е, гибель многихъ тысячъ Инд³йцевъ? Англичане борются съ ними неравнымъ оруж³емъ, и въ порывахъ мщен³я ничто такъ не горько, какъ чувство безсил³я. Когда Макдэфъ узнаетъ, что Макбетъ убилъ его жену и внуковъ, и когда для утѣшен³я его горести ему говорятъ о мести, у него вырывается этотъ поражающ³й вопль отчаян³я: "у Макбета нѣтъ дѣтей!" {"He has no children." Act IV. sc. III.}.
   Посреди болѣзненнаго впечатлѣн³я произведеннаго въ Англ³и этими событ³ями, раздался обвинительный голосъ, и противъ кого же? противъ христ³янскихъ мисс³онеровъ, противъ европейскихъ обществъ, противъ мущинъ и женщинъ, посвящающихъ всю свою жизнь распространен³ю Евангел³я! Возможно ли это? неужели Англ³я упала на столько, и готова отвергнуть то.что составляетъ ея величайшую славу и, скажемъ болѣе, ея силу? Но, Боже мой, еслибъ Англ³я прежде всего не была мисс³онеромъ въ Аз³и, еслибъ она не держала тамъ знамени христ³янства и цивилизац³и, то никому, кромѣ акц³онеровъ ея компан³и, не было бы дѣла до того, существуетъ или нѣтъ англ³йское владычество въ Инд³и. Изъ-за чего христ³янск³е народы станутъ принимать участ³е въ благосостоян³и или банкрутствѣ ея лавочниковъ? Намъ³ говорятъ, что инд³йское возмущен³е было вызвано христ³янскими проповѣдями и религ³ознымъ прозелитизмомъ; но вѣдь это обвинен³е можно приложить ко всѣмъ: вотъ уже восьмнадцать вѣковъ, какъ христ³янская свобода поражаетъ варварство и одряхлѣвш³я общества. Въ сущности, англ³йское правительство, офиц³яльное правительство въ Инд³и дѣлало все возможное, чтобы препятствовать религ³озной пропагандѣ; всѣ реформы въ варварскомъ туземномъ законодательствѣ были вытребованы настойчивост³ю мисс³онеровъ и евангелическихъ обществъ. Да и много ли сдѣлано на этомъ пути? Уничтожены только предразсудки и обычаи, оскорбительные для человѣчества. Правительство отмѣнило варварск³й законъ, осуждавш³й женъ на сожжен³е послѣ смерти ихъ мужей; оно уничтожило другой законъ, запрещавш³й вдовамъ вступать во второй бракъ и конфисковавш³й имущество всѣхъ, кто обратится въ христ³янство. Вотъ настоящ³я причины, которыя повели къ возмущен³ю болѣе, чѣмъ патроны съ саломъ; потому что въ общественномъ устройствѣ, гдѣ законы и обычаи неразрывно связаны съ религ³ею, всякая реформа, освобождающая личность, направлена противъ власти жрецовъ. Но предположивъ даже, что Англичане должны держаться самаго строгаго нейтралитета въ дѣлѣ религ³и, они обязаны все-таки предоставить полную свободу всѣмъ своимъ подданнымъ, всѣмъ племенамъ и всѣмъ кастамъ; это вопросъ полицейск³й, а не богословск³й. Скорѣе можно упрекнуть индо-англ³йское правительство въ томъ, что оно слишкомъ много уступало идолопоклонству, что изъ политики и по разсчету оно потворствовало грязному фетишизму и своимъ присутств³емъ придавало авторитетъ отвратительнымъ таинствамъ аз³ятскихъ религ³й. Правительство такъ мало заботилось о прозелитизмѣ, что въ своихъ школахъ ограничивалось только свѣтскимъ воспитан³емъ; законъ Бож³й не преподавался въ нихъ, учебныя книги не должны были касаться религ³и, такъ что изъ боязни оскорбить туземныя вѣрован³я правительство исключило изъ школъ всякаго рода богослов³е, даже англиканское. Еслибъ Англ³я меньше боялась распространен³я христ³янства, ей не пришлось бы теперь защищаться противъ дикарей.
   Есть люди, которые порицаютъ возстан³е Грековъ противъ Турокъ, или Итальянцевъ противъ Австр³и, они считаютъ очень опаснымъ такое нарушен³е политическаго равновѣс³я, и между тѣмъ въ возмущен³и Инд³и видятъ войну за нац³ональность и независимость. Нужно много глубокомысл³я, чтобъ отыскать признакъ нац³ональности въ этомъ хаотическомъ сбродѣ болѣе ста милл³оновъ людей, униженныхъ вѣковымъ рабствомъ, перебывавшихъ въ течен³и нѣсколькихъ столѣт³й подъ ногами у всѣхъ завоевателей. Напрасно по этому случаю приводятъ въ примѣръ возмущен³е англ³йскихъ колон³й въ Америкѣ: томъ дѣйствовалъ народъ, вполнѣ готовый занять свое мѣсто въ истор³и, и именно англ³йское племя. Посмотрите на объявлен³е независимости 4-го ³юля 1776 года, вы встрѣчаете съ перваго раза слѣдующ³е простыя и возвышенныя слова: "Когда въ общемъ ходѣ историческихъ событ³и народъ сознаетъ необходимость разорвать политическую связь съ другимъ народомъ и занять среди остальныхъ государствъ свое независимое мѣсто, на которое даетъ ему право божественный и естественный законъ, уважен³е къ мнѣн³ю человѣчества требуетъ отъ этого народа объяснен³я причинъ, побуждающихъ его къ самостоятельной, отдѣльной жизни. Мы считаемъ несомнѣнными слѣдующ³я начала: всѣ люди равны между собою, они имѣютъ прирожденныя, Богомъ данныя права, между которыми на первомъ планѣ стоитъ право на жизнь, свободу и искан³е счаст³я..." Такъ начинается этотъ актъ, а вотъ его заключен³е: "Въ полномъ довѣр³и къ волѣ божественнаго Провидѣн³я, мы готовы для поддержан³я всего сказаннаго жертвовать нашею жизн³ю, достоян³емъ и самымъ священнымъ нашимъ благомъ - чест³ю." Так³я слова проносятся подобно струѣ чистаго воздуха посреди грустныхъ событ³й, о которыхъ мы говоримъ теперь. Но если даже представить себѣ, что Инд³я освободится отъ господства Англ³и, все-таки изъ нея не выйдетъ ничего похожаго на Америку; это будетъ просто парижск³й зоологическ³й садъ, въ которомъ растворены всѣ клѣтки и распущены по свѣту всѣ дик³е звѣри.
   Мы съ увѣренност³ю можемъ сказать, что если Англ³я лишится Инд³и, то для нея несчаст³е будетъ менѣе чувствительно, чѣмъ для ея колон³и, а для человѣчества съ этимъ соединится страшное бѣдств³е. Англичане служатъ въ Аз³и представителями начала цивилизац³и и человѣчности и еслибы, вслѣдств³е чрезмѣрнаго, внезапнаго напряжен³я, подобнаго настоящему, населен³е Инд³и свергло власть, подъ которою оно живетъ теперь, то непремѣнно Индѣйцы попадутъ игу соплеменныхъ кровожадныхъ тирановъ и слѣдовательно всѣмъ ужасамъ варварства. Въ самомъ дѣлѣ, Англичане были освободителями Инд³и; они положили конецъ царству грабителей, замѣнивъ его справедливост³ю и закономъ; они являются хранителями правъ и суда человѣческаго. Въ течен³и цѣлыхъ столѣт³и истор³я Инд³и представляла собою зрѣлище уб³йствъ и опустошительной рѣзни; кро

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 255 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа