Главная » Книги

Мережковский Дмитрий Сергеевич - Жанна д'Арк, Страница 2

Мережковский Дмитрий Сергеевич - Жанна д'Арк


1 2 3 4 5

bsp; 

II

  

Жанна родилась около 1410-1412 года в глухом Лорренском селении Домреми и у самой опушки Вогезского леса, от бедного поселянина-пахаря, владельца маленькой фермы, сельского старосты-дойена Жака а. Домик его с выбеленными стенами, тусклыми слюдяными оконцами и низко, почти до земли нависшею кровлею, находился у самой церковной ограды - только перейти кладбище.

  

Мать Жанны, Изабелла "Ромея", Romee, "Римлянка" (прозвище паломниц, ходивших в Рим), была усердной поклонницей соседней Пью-Велейской Богоматери, "Черной Девы", привезенной будто бы в дни Крестовых походов св. Людовиком из Египта, а туда - из Вавилона, где пророк Иеремия выточил ее из сикоморового дерева наподобие Пресвятой Девы Марии, виденной им уже в Духе. В тех же местах, где поклонялась мать Жанны Матери Божьей, эта "Черная Дева, но прекрасная", nigra, sed formosa - "Черная Мать-Земля" была почитаема древними кельтами-друидами под именем "Девы Рождающей". "Черную Землю-Мать, meter ge melaina, из Олимпийских божеств величайшее", призывал и Солон Законодатель в свидетельницы скрепляющих законы клятв.

  

  Всех детей твоих. Матерь,

  

  Помилуй, спаси, защити! -

  

призывает ее и древневавилонская клинопись. Bel-ti, одно из имен ее, значит "Госпожа моя", Ma-donna: имя одно от Ассурбанипала до св. Франциска Ассизского и св. Жанны; или еще более древнее, детское имя: Mami. С ним человечество проснулось; с ним же, может быть, и уснет последним сном.

  

"Семя Жены сотрет главу Змия" (Быт. 3,15), - сказано первому человеку, Адаму, и услышано первым человечеством. "Семя Жены" - Спаситель мира. К Сыну от Матери - путь первого человечества. "Мать" - сказано оно Богу раньше, чем "Отец".

  

  Матерь Моя - Дух Святой -

  

  he meter mou to hagion pneuma, -

  

это "незаписанное слово Господне, Agraphon, совпадает с евангельским словом в древнейших списках Луки:

  

  Ты - Сын Мой возлюбленный;

  

  Я днесь родил Тебя,

  

  ego semeron gegenneka se, -

  

или по-арамейски, на родном языке Иисуса, где Rucha - "Дух" женского рода:

  

  Я днесь родила Тебя.

  

Если Дух есть Мать, то путь второго человечества, нашего, обратен пути первого: уже не от Матери к Сыну, а от Сына к Матери - Духу.

  

Вся религия Жанны - религия Духа - Матери.

  

III

  

Черный камень, бэтиль (что значит по-еврейски: "Дом Божий") почитался с незапамятной древности и в Пью-Велейском святилище Черной Девы, Матери Божьей.

  

"Смысл его темен", ratio in oscuro - говорит Тацит о Пафосском бэтиле, черном, гладком, конусообразном камне - аэролите, "подобном ристалищной мете", посвященном Афродите Урании. Если бы Тацит вспомнил, что на таком же точно камне, привезенном из Пергама на Палатин в 205 году во время нашествия Ганнибала, основано все величие Рима, он, может быть, понял бы кое-что в "темном смысле" бэтиля. Мог бы ему объяснить этот смысл и св. Климент Александрийский, посвященный до своего обращения в христианство в мистерии бога-богини Кибелы-Аттиса: конус бэтиля - небесный знак земного пола. Эти черные, обугленные, небесным огнем опаленные камни-аэролиты суть "семена Божьего сева".

  

В Библосе, Пафосе, Амафонте, Эдессе и других "священных городах", "иераполях" языческой древности, так же, как в Пью-Велейском святилище Девы Марии, бог-богиня, Сын-Мать, заключены в одном бэтиле, "муже-женском", arsenothelys. Что это значит? Лучше всего отвечает на этот вопрос Гераклит: "Льнет природа не к подобному, а к противоположному, и рождает из него некое созвучие, гармонию". "Из взаимнопротивоположного (возникает) прекраснейшая гармония". "Так сочетала природа мужское с женским и первичное установила согласие с помощью противоположностей". "Все противоположности - в Боге".

  

На тот же вопрос отвечает и "незаписанное" в Евангелии слово Господне, Agraphon:

  

"Царство Божие наступит тогда, когда два будут одно... Мужское будет, как женское, и не будет ни мужского, ни женского".

  

"Ты прекраснее сынов человеческих" (Пс. 45, 3). Чем же красота Его больше всех красот мира? Тем, что она ни мужская, ни женская, но "сочетание мужского и женского в прекраснейшую гармонию". Он в Ней, Она - в Нем; вечная Женственность - в Мужественности вечной: Два - Одно.

  

Вот почему и на знамени Жанны, Отрока-Девы, два имени - одно: Jesus-Maria.

  

Святость Жанны - одно из лучезарнейших явлений той, идущей от Иисуса Неизвестного к нам "прекраснейшей гармонии", мужественно-женственной прелести, которая сияет на последней черте между двумя Царствами - Вторым, Сына, и Третьим, Духа.

  

IV

  

В детстве Жанна пасла овец и занималась домашним хозяйством, особенно шитьем и пряжей, будучи в них великой мастерицей. "Шить и прясть я умею не хуже руанских женщин", - будет простодушно хвастать на суде.

  

Матернин подарок, бедное латунное колечко с тем же именем, как потом на знамени: Иисус-Мария; красная, вся в заплатах, домотканой шерсти юбка, да в чердачной светелке несколько едва покрытых войлоком, вместо постели, досок - все имущество Жанны; а пища - кусок черного хлеба с белым кислым вином или ключевой водой. Но и это все отдает она нищим странникам (их на всех больших дорогах великое множество по причине долгой и лютой войны). Свято лишь одно колечко хранит. О, с какою, должно быть, пронзительно-сладостной, целомудренно-страстною негою целует на нем потихоньку то чудное, страшное, двойное имя: Иисус-Мария!

  

Грамоты не знает; никогда ей не училась и не научится. "Я ни А, ни Б не знаю", - скажет на суде, тоже как будто хвастая. В книгах ничему не научилась - ни даже в Евангелии, писанном, "временном"; но в сердце ее - неписанное "Вечное Евангелие".

  

Чем кончает Франциск Ассизский - "наготой, нищетой совершенною" - тем начинает Жанна. "Блаженные нищие" - оба по-разному: тем же будет и золотая парча, чем было бедное рубище для Жанны, но не для Франциска; в этом она сильнее, чем он.

  

V

  

  Все, что знает - узнала она от матери.

  

  Я - бедная, старая женщина;

  

  я ничего не знаю, книг никогда не читала;

  

  в церковь только хожу... вижу там Ангелов

  

  с арфами и лютнями в раю,

  

  вижу и в аду мучимых грешников;

  

  ада боюсь, рая хочу, -

  

могла бы сказать и мать Жанны так же, как мать тогдашнего поэта Франсуа Виллона.

  

"Отче наш", "Богородица", "Верую" - этим молитвам выучилась Жанна от матери. Слышала от нее и легенду о Михаиле Архангеле, и жития св. Катерины и св. Маргариты. Видеть их могла и на первых выходивших тогда из-под печатного станка картинках, разносимых по селам и городам книгоношами, в церкви на иконах, где св. Маргарита с кропилом в руке попирала главу Дракона, Змия древнего: "Семя Жены сотрет главу Змия".

  

"Радуйся, Катерина Святейшая, Дева Пречистая и Прекрасная! Я - Архангел Михаил, посланный Богом, чтобы тебе возвестить, что ты победишь их и получишь венец от Господа", - говорит св. Катерине на суде Архангел. "Так же и мне скажет" - знает - помнит Жанна. Из дому бежит св. Маргарита в мужской одежде и остригши волосы. "Так же убегу и я" - помнит Жанна. "Умер Иисус за меня; умру и я за Него", - говорит св. Маргарита палачам своим. Тело ее сожжено огнем, а душа вознеслась на небо в образе Белого Голубя. "Так же будет и со мной" - помнит Жанна.

  

VI

  

К западу, в полуверсте от селения Домреми находился на холме древний дремучий лес, куда никто не ходил от страха кабанов и волков, а у подножья холма в смородинных кустах - источник Добрых Фей Господних, как называли его поселяне, может быть, желая окрестить этих древних богинь, "Лесных и Водяных госпож", то благодатных, то страшных, подкидывавших в колыбели младенцев "судьбы-жребии".

  

Тут же, на лесной опушке, находился очень старый, дремуче-тенистый и развесистый бук, Дерево Фей, или Май-Прекрасный. "В старые годы госпожи лесные водили хороводы по ночам под Маем-Прекрасным, но теперь уже из-за грехов своих не могут этого делать", - сказывала Жанне одна из ее крестных матерей, а другая своими глазами все еще видела в лунном свете пляшущих фей. Но Жанна сама их не видела и не верила в них или боялась верить, думая, что это "грех", "колдовство".

  

Юноши и девушки сходились по ночам у Смородинного источника, пили из него целебную будто бы воду, вешали венки на ветви старого бука Мая-Прекрасного и так же, как феи, водили под ним хороводы. С ними плясала и Жанна, но только в раннем детстве, а потом перестала, тоже боясь "волшебства", и вместо Фейного дерева вешала венки перед изваянием Богоматери в находившейся тут же часовне.

  

Точно такое же Фейное дерево осеняло и черный камень-бэтиль у часовни Пью-Велейской Черной Девы-Матери: вот, может быть, почему боялась Жанна волшебства Мая-Прекрасного.

  

VII

  

"Выйдет некая Дева из древнего леса дремучего, чтобы исцелить Францию от многих ран" - это пророчество слышала в детстве Жанна и в шуме дремучего леса, и в шелесте книжных листов:

  

  Деву видели в Духе

  

  Бэда, Мерлин и Сибилла

  

  Тысячу лет назад -

  

"Деву Рождающую", Virgo Paritura, древних кельтов-друидов.

  

Жанна и этому не верила или боялась верить, потому что и это казалось ей "волшебством", "действием силы нечистой". Но, слыша пророчество, сердце в ней замирало, как будто уже верило.

  

VIII

  

Первая наука Жанны - молитвы и легенды матери; вторая - шелест дремучего леса, а третья - война.

  

Мира Жанна не знала вовсе: только что начала помнить себя - услышала о войне французов с англичанами, людей - с "Хвостатыми", "Годонами"; а потом и своими глазами увидела, что такое война.

  

В битве под Азинкуром в 1415 году, когда Жанне было три-четыре года, погиб цвет французского рыцарства, и Париж был предан огню и мечу. В те же дни королева Изабелла Баварская, супруга пораженного безумием французского короля Карла VI, отдавая по Тройскому договору Францию английскому королю Генриху V в приданое за дочерью, "сделала из благородных Лилий Франции подстилку Леопарду Англии". Смертные останки Франции делит Англия с Бургундией. Английский король Генрих VI, сын Генриха V, колыбельный младенец, признан единственным законным наследником обоих соединенных королевств, Английского и Французского.

  

Домреми находилось на большой дороге войны, на самой границе между двумя воюющими странами, Англией-Бургундией и Францией. Голод - от войны, а "черная смерть", чума - от голода. Люди годами не сеют, не жнут. Волчьи стаи бродят в запустевших полях и роют землю, отыскивая трупы. Поселяне пашут только близ городов и замков, не дальше, чем может видеть часовой с колокольни или крепостной башни; все остальные земли пускают под пар, так что они зарастают колючим кустарником и сорными травами. Издали завидев приближающихся ратных людей, часовой бьет в набат или трубит в рог. Во многих местах так часто били в набат, что волы, овцы или свиньи, едва заслышав его, сами заходили в ограды.

  

Ужас войны увидела Жанна, только что открыла глаза на мир. Ночью, внезапно пробуждаясь от набата, видела кровавое на темном небе зарево пожаров и слышала далекий пушечный гул. Но ей было не страшно, а жалко. "Сказывал мне Архангел Михаил о великой, бывшей в королевстве Франции жалости", - вспоминает она в конце жизни то, что было вначале.

  

IX

  

Жанне исполнилось лет шестнадцать, когда родители ее вместе с остальными Домремийскими жителями бежали из родного селения от бургундского нашествия в соседнее местечко Нефшато, а когда возвратились, то нашли на месте Домреми только обгорелые развалины: Жаннин дом, сад, церковь, кладбище, селение, поля - все было опустошено, осквернено и разграблено.

  

Хуже всего было то, что люди пали духом. "Что нам делать? - говорили. - Вот уже не год, не два, а четырнадцать-пятнадцать лет, как началась эта чертова пляска и большая часть французского рыцарства погибла злою смертью, без покаянья, от меча и яда, от измены и предательства... Лучше бы нам служить неверным, чем христианам... Бросим жен и детей, бежим в леса, чтобы жить, как дикие звери живут... Нет ни добра, ни зла; будем же делать зло - все равно один конец, хуже не будет... Предадимся дьяволу!"

  

В этой жалобе Франции, поруганной, изнасилованной и убиваемой Англией, как на большой дороге девушка насилуется и убивается разбойником - самое глубокое слово: "чертова", или "скорбная пляска".

  

Весь народ как бы сходит с ума, и люди заражают друг друга безумием в страшной "пляске смерти". Все начиналось с легких судорог в лице и в теле; самое страшное в них было сходство с веселою пляской. Судороги эти постепенно ускорялись, и люди хватали друг друга за руки, образуя неистово пляшущий круг. Многие сначала, глядя издали, только смеялись, но вдруг, охваченные общим безумием, пускались тоже в пляс; и видно было, как тянется он по большим дорогам, точно исполинский извивающийся змей. Остановить его нельзя было ничем; можно было только разрубить, кинувшись на пляшущих так, чтобы прорвать их тесно сомкнутый круг; лишь таким внезапным прорывом могли они освободиться, а иначе доплясались бы до смерти.

  

X

  

"Нет ни добра, ни зла; предадимся же дьяволу!" - говорил темный народ, а первые люди Франции, такие, как Маршал Жиль де Ретц из дома герцогов Бретонских, этого не говорили, но хуже - делали.

  

Древняя, похожая на ведьму старуха с черной, полуопущенной на лицо рединой, подстерегая маленьких детей в сумерки в уединенных местах, заманивала их ласками в замок де Ретца, где была великолепная часовня с большим хором мальчиков и девочек, потому что маршал славился ревностью к благолепию церковному. В хор поступали и заманенные дети, а потом де Ретц, служа на крови их "черные обедни" дьяволу, замучивал их медленно, в сладострастных пытках. Люди окрестных селений были им так напуганы, что никто не смел на него донести, и четырнадцать лет предавался он злодействам своим безнаказанно. Судя по найденным костям, было замученных детей до полуторы сотен. И когда уже осудили его, то все еще не смели исполнить над ним приговор - сжечь на костре: задушили прежде, чем пламя коснулось тела его, и благородные дамы похоронили его в святой кармелитской обители с почестью.

  

Встреченная в сумерки в поле старою ведьмою с черной на лице рединой заблудившаяся маленькая девочка Жанна - Святая душа Франции.

  

XI

  

Жанне было лет тринадцать, когда она услышала однажды в саду, в тишине бездыханного полдня чей-то Голос. Тихо только позвал он: "Жанна!" - но она испугалась так, как никогда ничего не пугалась в жизни.

  

Так, по одному свидетельству, а по другому - иначе: бегая будто бы на цветущем лугу с подругами, так легко, что казалась летающей, вдруг остановилась, прислушиваясь к чьему-то зову "в восхищении, как бы вне себя", и, подумав, что зовет ее мать, побежала домой; но услышала в саду все тот же зов, и только тогда испугалась. Это второе свидетельство подтверждается отчасти и самою Жанною: "Голос мне послышался - явился, когда я пасла овец в поле".

  

Что значит этот неведомый зов, лучше всего объясняет великий русский тайновидец Гоголь: "Мне всегда был страшен этот таинственный зов. Помню, в детстве я часто слышал его: вдруг позади меня кто-то явственно произносил мое имя. День обыкновенно был самый ясный и солнечный; ни один лист в саду на дереве не шевелился; тишина была мертвая... Но признаюсь, если бы ночь, самая бешеная и бурная, со всем адом стихий настигла меня одного среди непроходимого леса - я бы не так испугался, как этой ужасной тишины среди безоблачного дня. Я обыкновенно бежал с величайшим страхом и занимавшимся дыханием из сада и тогда только успокаивался, когда попадался мне навстречу какой-нибудь человек, вид которого изгонял эту страшную сердечную пустыню".

  

Этот "панический ужас" знали и древние: им тоже слышался в нем доходящий из того мира в этот таинственный зов.

  

XII

  

"Жанна!" - позвал ее Голос трижды, и в третий раз узнала она, что с нею говорит Архангел Михаил. Детски-просты, понятны были слова его и как будто не страшны:

  

"Жанна, будь доброй и умной девочкой, часто ходи в церковь, молись!"

  

В первый раз узнала она тогда и потом узнавала Михаила Архангела по рыцарским доспехам - шлему, броне и копью, пронзавшему Змия - точно таким же, как в церкви на иконах и в изваяниях Архангела; узнавала его также и "по рыцарской любезности, courtoisie, и по исходившим из уст его прекрасным словам".

  

Вместе с Михаилом Архангелом прилетало иногда и множество маленьких ангелов, плясавших, как ослепительные искры или те бесчисленные пылинки, что вьются в проникающем сквозь ставни в темную комнату солнечном луче.

  

Жанна узнавала Архангела, но не всегда и не совсем и вдруг начинала бояться, не зная наверное, он ли это или не он.

  

"И Голос мне сказал: "Очень жалеет Господь французский народ. Жанна, тебе должно идти во Францию!" И услышав эти слова, я заплакала".

  

Плачет от "великой жалости, бывшей в королевстве Франции". Жалость так велика, что ею и страх заглушается; может быть, только по ней узнает, что говорит с нею не кто иной, как Михаил Архангел.

  

XIII

  

"Завтра приведу я к тебе двух святых, избранных тебе в советницы Отцом Небесным. Слушайся их и делай все, что они тебе скажут", - обещал ей однажды Архангел и, как обещал, так и сделал: привел к ней св. Катерину и св. Маргариту, стал немного поодаль от нее, и то одна из Святых, то другая ходили от нее к нему, а от него - к ней, "как челнок ходит в ткацком станке". "Я спрашивала у них, а они - у Архангела и потом давали мне ответ".

  

Большею частью слышались ей Голоса с правой стороны, оттуда, где была церковь, и оттуда же сеял ей "великий Свет", может быть, такой же, как Павлу на пути в Дамаск:

  

"Около полудня вдруг осеял меня великий Свет с неба... превосходящий сияние солнечное" (Д.А. 22, 6; 26, 13).

  

"Около полудня" услышала Голос и Жанна в первый раз, а может быть, увидела и Свет.

  

Чаще всего слышались ей Голоса в звоне колоколов вечерних и утренних. Очень она их за то полюбила и обещала собственного печения хлебцы пономарю, чтоб он звонил усерднее.

  

Никому никогда не говорила о Голосах - ни отцу, ни матери, ни духовнику.

  

"Видели ли вы во плоти сущих Ангелов?" - спросят Жанну судьи. - "Видела, как вижу вас!" - ответит она.

  

Видела "лики их, великолепно и драгоценно венчанные". Часто обнимала и целовала их, чувствуя теплоту и обоняя благоухание прославленных тел, подобное благоуханию райских цветов. А когда Святые уходили - целовала землю там, где стояли их ноги.

  

Страха теперь уже не было: знала, что Черная Мать-Земля и Черная Дева, Матерь Божия Пью-Велейская - одно и то же; вот почему, услышав первый таинственный Зов, узнала в нем голос матери. Эти "Госпожи Небесные", Святые, и те "Госпожи Лесные", феи, говорили ей об одном и том же, хотя и по-разному.

  

Видела нередко Ангелов и на людях: "Потому что часто бывают они среди людей, но люди их не видят , а я вижу". Это сказано так просто, как, может быть, не говорилось никогда с первых веков христианства, и потому именно, что это так просто и что душа человеческая это пьет невольно, как жаждущий воду, мы чувствуем, что это было - не могло не быть.

  

"Когда мне бывает тяжело, что люди с трудом верят тому, что я говорю им от лица Мессира (Господа), я ухожу от людей к Нему и молюсь, и жалуюсь Ему. И тотчас же после того слышу Голос: "Дочерь Божия, иди, иди! Я тебе помогу - иди!" И слыша это, я очень радуюсь, и мне хотелось бы всегда быть в этой радости". "А когда они (Ангелы или Святые) уходили от меня, я плакала и мне хотелось, чтоб они взяли меня с собой".

  

"В первый же раз, как услышала я Голоса, я дала обет девства". Бедное латунное колечко с двумя именами в одном: Иисус-Мария - отдает Святым, а те, тронув его, возвращают ей в знак того, что невеста обручилась Жениху, поселянка Жанна - Царю Небесному.

  

XIV

  

Если все еще плачет иногда от страха, то теперь уже потому, что не Голосов страшится и не в них сомневается, а в себе самой: "Я - бедная девушка; ни ездить верхом, ни сражаться мечом не умею..."

  

"Знамя Царя Небесного возьми, дочерь Божия, и смело ступай! Бог тебе поможет", - утешают ее Голоса.

  

С каждым днем все чаще говорят они с ней, все ближе, внятнее и неотступнее. "Дня не проходит, чтоб я их не слышала. И они мне нужны". - "Дочерь Божия, ступай в город Вокулер, к капитану Роберу Бодрикуру: он даст тебе ратных людей, чтоб отвести тебя к дофину!" - "Ступай во Францию!" - "Освободи Орлеан!" - "Венчай короля!"

  

Целых пять лет, от тринадцатого года до восемнадцатого, длится борьба ее с Голосами, такая же, как у св. Франциска Ассизского. "Чти отца и матерь твою..." - "Если кто не возненавидит отца и матери своей, тот не может быть Моим учеником". "Самое тяжкое из всего, что пришлось мне вынести в жизни - это уход от отца и матери, - могла бы сказать и Жанна, так же, как Франциск. - Но будь у меня сто отцов и сто матерей, я все равно от них убежала бы!"

  

XV

  

Жанна обратилась за помощью к троюродному дяде своему Дюрану Лаксару, жившему в соседнем с Домреми селении Бюрей, ближайшем к городку Вокулеру, и сообщила ему пророчество о Деве: "Францию погубила Жена, а Дева спасет". "Жена" - королева Изабелла Баварская, а "Дева" - Жанна.

  

Дядя согласился отвести ее в Вокулер к тамошнему коменданту сэру Роберу де Бодрикуру. Это был человек не глупый и не злой, но грубый, пьяный и распутный, похожий на всех тогдашних ратных людей; пахло от него конюшней, кабаком и домом терпимости.

  

Бедная крестьянская девушка в красной заплатанной юбке, но с лицом озаренным нездешним светом, смело пошла в находившийся высоко над городом замок, протеснилась сквозь толпу полуразбойничьей-полурыцарской челяди и, услышав Голос: "Вот он!" - прямо подошла к сиру Роберу и сказала:

  

- Я к вам от Мессира. Пошлите сказать дофину, чтоб он крепко держался, но битвы врагам не давал... потому что до Преполовения Мессир поможет дофину... Воля Мессира, чтобы дофин был королем, и вопреки всем врагам своим он им будет: я это сделаю, отведу его на королевское венчание...

  

- Кто же такой этот Мессир? - спросил Бодрикур с удивлением.

  

- Царь Небесный, - ответила Жанна. Молча посмотрел сир Робер сначала на нее, потом - на дядю Лаксара и, наконец, пожав плечами, сказал:

  

- Отведи ее назад, к отцу, надавав ей пощечин!

  

XVI

  

Жанна вернулась в Домреми. Люди смеялись над ней, указывая на нее пальцами:

  

"Вот кто восстановит королевский престол и спасет Францию!"

  

Думали, что она "порченая": "видно, с Жаннетой что-то попритчилось у Фейного дерева!"

  

Страшный сон приснился отцу Жанны: будто бы она убежала из дому с ратными людьми.

  

"Если бы это с нею и вправду случилось, я бы хотел, чтоб вы утопили ее своими руками, а если этого не сделаете вы, то я сделаю сам!" - говорил он сыновьям своим, Жану и Пьеру, и потому, как говорил, было видно, что сделает.

  

Глаз с нее не спускали родители, чтоб не убежала и, думая образумить ее, хотели выдать замуж за молодого поселянина, но она отказала ему, потому что была уже обручена иному Жениху - Царю Небесному. И обманутый будто бы ею жених подал на нее жалобу в суд, где робкая всегда и стыдливая Жанна удивила всех такою смелостью, как будто суд был для нее привычным делом.

  

Вскоре после этого, в мае 1428 года, отпросилась она из дому к беременной тетке, дядиной жене, чтобы ухаживать за ней после родов.

  

Знала, что уходит навсегда из родного селения. Весело, как будто прощаясь со всеми, только с той из подруг, которую любила больше всех, Овиеттой, не имела духу проститься и прошла мимо дома ее потихоньку.

  

Знала ли, что делает с отцом и с матерью? Знала. "Когда я убежала в Вокулер, отец мой и мать едва не лишились рассудка".

  

Снова идет в Вокулер и здесь поселяется у дядиного друга Леруайе, тележного мастера; помогает жене его по хозяйству: стряпает, шьет, вяжет, прядет; посещает больных и каждый день ходит в замковую церковь, где маленький певчий, видевший, как молится она "в восхищении", навсегда запомнил ее озаренное нездешним светом лицо.

  

Снова, как девять месяцев назад, Жанна идет к сиру Роберу Бодрикуру и говорит ему так же смело, как тогда:

  

"Знайте, мессир, что Господь снова велел мне идти к дофину, чтобы, взяв у него ратных людей, освободить Орлеан и отвести дофина в Реймс на венчание!"

  

Сир Робер, выслушав ее на этот раз внимательно, призадумался и уже ничего не сказал о пощечинах, но отослал ее все-таки ни с чем.

  

В городе заговорили о ней, и кое-кто уже начинал ей верить. Первый поверил один из ратных людей коменданта, молодой Лорренский рыцарь Бертран де Пуленжи, а за ним Жан де Метц - тоже молодой рыцарь.

  

- Как же нам быть, сестрица? - говорит ей де Метц. - Неужели из Франции изгнан будет король и все мы сделаемся англичанами?

  

- Я пришла к сиру Роберу, чтоб он отослал меня к дофину. Но ему до меня и горя мало, - ответила Жанна. - А между тем до Преполовения надо мне быть у дофина, потому что спасти Францию не может никто, кроме меня... хотя мне лучше хотелось бы сидеть у бедной матушки моей за прялкой... Но я должна, должна идти! И пойду, если бы даже пришлось мне на коленях ползти, потому что этого хочет Мессир!

  

- Кто этот Мессир? - спросил ее де Метц так же, как Бодрикур.

  

- Царь Небесный! - ответила Жанна.

  

- Вот вам слово, что я отведу вас к дофину! - вдруг воскликнул де Метц и, подавая ей руку, как бы в знак торжественной клятвы, спросил:

  

- Когда же в путь?

  

- Лучше сегодня, чем завтра, а завтра лучше, чем потом!

  

- Так и пойдете в женском платье?

  

- Нет, в мужском!

  

XVII

  

Девять месяцев, от мая 1428 года до февраля 1429 года, длятся переговоры Жанны с Бодрикуром; девять месяцев она "беременна": "Тяжко мне ждать, как женщине, готовой разрешиться от бремени. Я больше не могу терпеть!"

  

Сир Робер написал о Жанне дофину и в ожидании ответа оправил ее в город Нанси к Лорренскому герцогу Карлу II, больному и старому, который надеялся, что Жанна, "святая" или "колдунья", его исцелит.

  

Кажется, больше всего убедило и капитана Бодрикура в "колдовстве" или "святости" Жанны ее исполнившееся предсказание о великом поражении французов в Рувейском бою. Но, чтобы узнать наверное, откуда она, от Бога или от дьявола, сир Робер попросил священника заклясть ее, и тот окропил ее святой водой, говоря: "Если ты - благое, приблизься; если ты - злое, рассыпься!" Жанна не "рассыпалась": была, значит, "благое".

  

По возвращении ее от герцога Лорренского получен был ответ дофина с требованием послать Жанну к нему.

  

Кое-кто из ее вокулерских почитателей заказал для нее портному мужское платье - камзол и штаны, а башмачнику - высокие сапоги со шпорами. Сир Робер купил ей коня. Волосы подстригла она в кружок, как у молоденьких мальчиков и у св. Маргариты.

  

- Как-то вы пройдете такой путь, когда всюду ратные люди? - остерегали ее, но она отвечала спокойно:

  

- Я ничего не боюсь... Бог строит мне путь, для этого я и пришла!

  

- Ну, Жанна, ступай, и будь, что будет! - сказал ей сир Робер на прощанье, когда в февральское туманное утро выезжала она из Вокулера через Ворота Франции.

  

Ехали глухими тропами в лесах, укрываясь от Годонов, Хвостатых. Войлоком обертывали копыта лошадей, чтоб по мерзлой земле и камням не стучали.

  

Ночью Жанна спала одетая между Бертраном де Пуленжи и Жаном де Метцем, и шепотные велись под одним одеялом беседы молодых людей с Отроком-Девой. "Жанна была так целомудренна, что ни одной дурной мысли не приходило нам в голову" - вспоминали они об этих беседах.

  

- Сделаете ли вы, Жанна, то, что говорите? - спрашивали они.

  

- Сделаю, - отвечала она. - Я по воле Божьей иду, и Братья мои небесные (Ангелы) говорят мне, что надо делать... Вот увидите, как милостиво примет нас благородный дофин!

  

XVIII

  

Кто Карл VII - сын ли короля Карла VI или герцога Орлеанского - этого никто не знал наверное, ни даже он сам; знала только мать его, королева Изабелла Баварская, "Иродиада Нечистая", "Большая Свинуха" - та самая, что сделала из благородных Лилий Франции подстилку Леопарду Англии. "Так называемый дофин" - позорный титул несчастного Карла в государственных грамотах, подписанных королевой-матерью: "так называемый" значит "ненастоящий". Год рождения Карла, 1403, совпадает с тем годом, когда прелюбодеяние матери его с герцогом Орлеанским было в наибольшем разгаре. Страшное оружие в руках англичан - то, что не только для них, но и для самих французов Карл VII - сомнительный сын короля Франции Карла VI, а колыбельный младенец Генрих VI - несомненный сын английского короля Генриха V и внук французского короля, следовательно, единственный законный наследник обоих соединенных престолов, английского и французского.

  

Карл VII, сын прелюбодеяния - воплощенный грех матери. Мать его - прелюбодеица, а отец - сумасшедший: этим отравлена вся его жизнь. Жалкою смертью умрет он от злокачественных язв на ноге и во рту, считая себя, может быть, не без основания, отравленным: в самом рождении его влит в жилы его прелюбодеянием матери и безумием отца медленный яд.

  

Робкий, забитый, запуганный, всеми покинутый и презираемый, вечно колеблющийся и сомневающийся, "нетрагический Гамлет", думает он только об одном: как бы уйти от всего, уснуть во внутренних дворцовых "опочивальных и каморах".

  

"Что ты спишь, Государь? Quare obdormis, Domine?" - говорит ему один из преданнейших слуг его, Жувенель дез Урсин, будущий архиепископ Реймский. В жизни происходит с Карлом VII то же, что на одной заставной картинке тех дней: сонный, покоится король на ложе между старухой Меланхолией, Безумием и юношей Разумом.

  

Доброе в Карле то, что он любит мир и ненавидит войну. Жалкого королевства жалкий король, он кроток сердцем и жалостлив к бедным людям, таким же несчастным, забитым и запуганным, как он сам; чувствует по себе самому "великую жалость" - великое бедствие королевства Франции. Может быть, от зрелища этого бедствия он и уходит во внутренние дворцовые опочивальни и каморы, чтобы уснуть в них - о, если бы не временным, а вечным сном! Спит король, и все королевство вокруг него засыпает сном смертным.

  

Бедный король, зачатый, рожденный и вскормленный на куче навоза царственного, спит, ожидая предопределенной спасительницы своей, бедной девочки, вскормленной на куче навоза деревенского. Жанна разбудит короля ненадолго, но все же на столько времени, чтобы спасти Францию.

  

 IX

  

Через подъемный мост Шинонского замка уже переходила Жанна, а дофин все еще не решил, что сделает: примет ли ее как Божью посланницу или прогонит как "ведьму". Слушал врагов и друзей ее одинаково, но чем больше слушал, тем больше сомневался и не мог решить, что сделает. Так и не решил до той минуты, когда уже вводили Жанну ее друзья в большую королевскую палату замка.

  

Больше трехсот вельмож и рыцарей толпилось в палате шумно, как на рыночной площади, в тусклом свете пятидесяти факелов, чадивших под расписными потолочными сваями. Рыцари - в латах, вельможи - в узких камзолах с опушкой лисьего меха, с прорезными, дутыми на плечах и локтях рукавами, в сафьяных башмаках с такими острыми и тонкими носами, что они загибались. Дамы в платьях из жесткой, как лубок, золотой парчи с длинными хвостами и в высоких рогатых чепцах-кокошниках с падавшими сзади до полу прозрачными дымками. Грубыми и тяжелыми духами, подобными восточным благовониям - мастике, ладану и мускусу - пахло от дам, а от мужчин сквозь духи пахло так же, как от сира де Бодрикура: конюшней, кабаком и домом терпимости.

  

Дамы тщательно прятали волосы под кокошники, потому что показывать мужчинам волосы считалось для женщин таким же стыдом, как открывать наготу тела самую тайную.

  

Когда в палату вошел или вошла неизвестно кто - мальчик или девочка простоволосая - дамы не знали куда девать глаза от стыда и, если бы не любопытство, то все разбежались бы. "Оборотень, ведьма... сжечь... утопить!" - пронесся между ними шепот возмущения и ужаса, а может быть, и тайной зависти, потому что многих мужчин то и пленяло невиданной прелестью в Жанне, что она неизвестно кто - мальчик или девочка.

  

XX

  

Тем, кто не знал дофина в лицо, невозможно было узнать его в тесно окружавшей его толпе вельмож и рыцарей, потому что он одет был хуже всех. "С продранными локтями ходит король, и когда однажды сапожник принес ему пару заказанных им башмаков для примерки, то унес их назад, видя, что ему за них нечем будет заплатить" - такие рассказы внушали богатым людям презренье к королю, а бедным - нежную к нему любовь и жалость.

  

Был он и с виду не похож на короля: маленький, худенький, на тонких кривых ножках с нерасходящимися толстыми коленами; сонное, одутловатое лицо с оттянутым книзу над тонкими поджатыми губами мясистым носом и узкими под высоко поднятыми бровями щелками таких оловянно-тусклых заспанных глаз, как будто он хотел и не мог продрать их - проснуться совсем.

  

Жанне было тем труднее узнать дофина, что он робко от нее прятался в толпе, может быть, для того, чтоб ее испытать. Но все-таки сразу, только что вошла в палату, она узнала его и прямо к нему подошла. Как могла узнать? Те ли из вельмож, кто ей покровительствовал, подвели ее к нему, или, может быть, ее "Небесные Братья" Ангелы шепнули ей на ухо: "Вот он!"

  

Прямо подошла к нему, сняв мужскую шапочку (в комнатах даже при короле все ходили в шляпах, как на улице), поклонилась ему по сельскому обычаю, приседая на одно колено, и сказала:

  

- Доброго здоровья да пошлет вам Господь, благородный дофин!

  

- Кто ты такая и чего тебе нужно? - спросил ее тот, все еще, быть может, не решив, что сделает - примет ли ее как Божью посланницу или прогонит как "ведьму".

  

- Имя мое - Дева Жанна, - ответила она. - Царь Небесный послал меня к вам, благородный дофин, чтобы сказать, что вы будете венчаны в городе Реймсе в наместники Царя Небесного, единого Короля Франции!

  

И, подумав, прибавила:

  

- Дайте мне ратных людей, чтоб освободить Орлеан!

  

Что-то было в лице и голосе ее, от чего дофин решил или почти решил: "Нет, не ведьма - Божья посланница!" Взяв ее за руку, отвел в сторону и начал с нею тайно беседовать.

  

- Вот я тебе говорю, - шепнула она ему на ухо, переходя с "вы" на "ты" с простотою детской и ангельской, - вот я тебе говорю от лица самого Мессира Господа, что ты - истинный наследник престола и законный сын Короля...

  

И тут же будто бы напомнила ему три тайных молитвы его в Лошском замке на повечерии Всех Святых, а может быть, и в церкви Пью-Велейской Черной Девы, Богоматери, куда он пять раз ходил паломником, потому что чтил ее так же усердно, как Жаннина мать и сама Жанна: первая молитва была о том, чтобы, если он, дофин - незаконный наследник, Бог дал ему силу прекратить войну с англичанами; вторая - о том, чтобы, если по его вине страдает народ, он, король, был один наказан; и третья - о том, чтобы, если народ страдает по своей вине, Господь простил его и помиловал.

  

Только что это услышал дофин, как лицо его просветлело так, как будто светивший в Жанне свет неземной озарил и его. Ожило вдруг сонное, мертвое лицо, точно первый раз в жизни проснулся он как следует. Но, увы, ненадолго: скоро опять заснет и усомнится, кто она - "ведьма" или Божья посланница.

  

Чтоб самому ничего не решать, он отослал ее в город Пуатье, в свой королевский парламент на испытание докторов-богословов.

  

XXI

  

Жанну испытывали в течение трех недель ученые законодатели и клирики, "многими мудрыми и тихими словами доказывая, что нельзя ей верить на слово".

  

Жанна отвечала на вопросы нехотя. Часто, сидя на конце скамьи, только молча хмурилась и отворачивалась в сторону.

  

- Жанна, мы спрашиваем вас от лица короля, - напоминали ей судьи.

  

- Я это вижу. Но ничего не знаю, ни А, ни Б! - отвечала она почти с явной насмешкой.

  

- С чем же вы пришли к королю?

  

- С чем? - воскликнула вдруг, оживляясь, и чудный огонь вспыхнул в ее глазах. - С тем, чтоб снять осаду с Орлеана и венчать короля! Мэтр Жан, есть у вас перо и бумага? Пишите же: "Английские военачальники, от имени Царя Небесного приказываю вам: вернитесь в Англию...

  

- Жанна, на каком языке говорят ваши Голоса? - спросил ее однажды брат Сэгин, доктор богословия, "кислого нрава человек", лимузинец с шепелявым говором.

  

- Будьте покойны, мессир. Голоса мои говорят на языке получше вашего! - возразила Жанна весело.

  

- Веруете ли вы в Бога? - спросил ее брат Сэгин с видом еще более кислым.

  

- Крепче вашего! - ответила Жанна.

  

Если же духовные отцы возражали ей от книжной мудрости и от учения Церкви, она отвечала им:

  

- Слово Божие мудрее вашего: есть у Мессира Господа книга, которой никакой клирик не разумеет, как бы он ни был учен!

  

Судьи Жанны хорошо понимали, что этого дерзкого ответа достаточно, чтобы разрушить всю Церковь, и что обличить Жанну в "ереси" очень легко; но дело шло теперь не о том, чтобы изгонять ереси из Церкви, а о том, чтобы изгнать англичан из Франции, потому что и у них самих, нищих подданных, так же пусты были котлы и продраны локти, как у короля их, нищего. Вот почему, хотя и чувствовали, что "пахнет" от Жанны паленым, прятали они когти до времени. А, может быть, вспоминали и два таинственных пророчества: первое - Бэды Достопочтенного:

  

  "Вот запылает война, и Дева подымет знамена".

  

Второе - Мерлина Волхва: "Выйдет некая Дева из древнего леса дремучего, чтоб исцелить Францию от многих. ран".

  

Зная, что дьявол похищает у ведьмы девство, прежде всего судьи подвергли Жанну испытанию "ученых жен и опытных дев", в том числе и герцогини Анжуйской, королевы Иерусалимской. Но девство Жанны найдено было "совершенным, без пятна и порока"; как подробно ни осматривали тело ее, не могли найти на нем тех черных пятен, что оставляют, как ожоги, поцелуи дьявола.

  

После всех этих испытаний судьи пришли, наконец, к заключению, что Жанне можно верить, о чем и написали дофину: "Деву Жанну, ввиду постоянства в ее словах и в желании идти в Орлеан, дабы там явить божественное знамение, должно королю послать туда с войском в надежде на Бога... ибо отвергнуть ее значило бы Духу Святому воспротивиться".

  

XXII

  

Этот мудрый совет исполнил дофин: послал Жанну в Орлеан с войском, хотя и жалким: несколько тысяч ратных людей, наряженных в долг, а остальных - добровольцев.

  

В городе Type оружейных дел мастер выковал для Жанны рыцарский доспех. В серой, жесткой, холодной, стальной куколке лат - теплая, нежная, белая бабочка Психея - святая Дева - святая душа Франции.

  

Меч, зарытый под алтарем Фиербуазской часовни и найденный по бывшему Жанне откровению, сделался ее мечом для спасения Франции.

  

В светлых латах, на белом коне дева была прекрасна, как св. Георгий Победоносец или сам Архангел Михаил. Глядя на знамя ее с вытканными на лазурном поле рядом с белым голубем Духа Святого двумя именами в одном: Иисус-Мария - люди могли понять, что значит Два в Одном: Он в Ней, Она - в Нем.

  

XXIII

  

Сила Жанны - в чистоте. "Не было на свете никогда такой целомудренной девушки, как Жанна... чистейшая из чистых", - вспомнит один из свидетелей.

  

Ева, Жена, погубила мир; Дева Мария - спасла. Вот почему Ангел Благовещения говорит Деве Марии, превращая имя Евы: "радуйся, Дева, Ave-Eva".

  

Тот же смысл и в легенде о Единороге: это чудесное животное, полукоза-полуконь, белизны ослепительной, с рогом-мечом во лбу бегает так быстро, что ловцы на быстрейших конях не могут его изловить; но если девушка, си


Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (24.11.2012)
Просмотров: 212 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа