Главная » Книги

Мерзляков Алексей Федорович - Стихотворения, Страница 7

Мерзляков Алексей Федорович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

ый дуралей,
  
  
  
  
  Сняв очки с своих очей,
  
  
  
  
  Объявляет а важном тоне
  
  
  
  
  Все грехи в Наполеоне.
  
  
  
  
  Пуншу светлого мне дай
  
  
  
  
  И в углу меня не знай!
  
  
  
  
  
  Там кокетка, удалясь,
  
  
  
  
  Иcпытует нову связь;
  
  
  
  
  В тот же миг двоих лаская,
  
  
  
  
  Кажет им мечтанья рая.
  
  
  
  
  Пуншу светлого мне дай
  
  
  
  
  И в углу меня не знай!
  
  
  
  
  
  Там ученых шумный круг
  
  
  
  
  Оглушает ум и слух
  
  
  
  
  Энтимемой и соритом,
  
  
  
  
  Сеет мудрость редким ситом.
  
  
  
  
  Пуншу светлого мне дай
  
  
  
  
  И в углу меня не знай!
  
  
  
  
  
  Красны девушки, сюда!
  
  
  
  
  После плясок и труда
  
  
  
  
  Отдохнуть ко мне склонитесь
  
  
  
  
  И Орфею улыбнитесь.
  
  
  
  
  Пуншу светлого мне дай
  
  
  
  
  И в углу меня не знай!
  
  
  
  
  
  Я не чуждый вам певец,
  
  
  
  
  Знаю тайну всех сердец,
  
  
  
  
  По глазам читать умею
  
  
  
  
  И сказать вам: не сробею.
  
  
  
  
  Пуншу светлого мне дай
  
  
  
  
  И в углу меня не знай!
  
  
  
  
  
  Где любовь и где вино,
  
  
  
  
  Там согласие одно.
  
  
  
  
  Добродушие и радость,
  
  
  
  
  Тамо искренности сладость.
  
  
  
  
  Пуншу светлого мне дай
  
  
  
  
  И в углу меня не знай!
  
  
  
  
  
  Вижу Феба. Он ко мне
  
  
  
  
  Сходит в важной тишине.
  
  
  
  
  "Пусть Элиза, - он вещает, -
  
  
  
  
  Вместо всех тебя венчает".
  
  
  
  
  Пуншу светлого мне дай
  
  
  
  
  И в углу меня не знай!
  
  
  
  
  
  <1807>
  
  
  
  
  
  
  
  СТАРИК
  
  
  
  
   Я старик - и наcлаждаюсь,
  
  
  
   Вкруг меня мои друзья,
  
  
  
   Поздним веком утешаюсь,
  
  
  
   Средь друзей любезен я.
  
  
  
   Все по сердцу мне родные,
  
  
  
   По душе - мои друзья,
  
  
  
   Хоть и волосы седые,
  
  
  
   Но средь них любезен я.
  
  
  
  
   Там, где молодость и старость,
  
  
  
   Там и радость и любовь,
  
  
  
   Хоть уже не греет радость,
  
  
  
   Не играет уже кровь,
  
  
  
   Хоть со всем уже простился
  
  
  
   И любовь прошла моя,
  
  
  
   С дружбой я не разлучился,
  
  
  
   И средь милых мил и я.
  
  
  
  
   Что ж меня к ним привлекает?
  
  
  
   Я и стар, и небогат,
  
  
  
   И ливрея не блистает,
  
  
  
   И не выйду я в парад.
  
  
  
   Чрез меня ни места, чина
  
  
  
   Невозможно уж достать,
  
  
  
   И на помощь господина
  
  
  
   Не могу другим сыскать.
  
  
  
  
   Скажут: он всегда лишь дома,
  
  
  
   За бостоном всё сидит.
  
  
  
   Что ж худого, кто без грома
  
  
  
   Весь свой век умел прожить?
  
  
  
   Никому не досаждаю,
  
  
  
   Ни об ком: не говорю;
  
  
  
   Хлопота.ми не скучаю
  
  
  
   И злословьем не морю.
  
  
  
  
   Н_у_жды нет мне до наборов
  
  
  
   Доброму царю солдат;
  
  
  
   Без разборов и без споров
  
  
  
   Представлять солдата рад.
  
  
  
   Дети _о_тчества! служите
  
  
  
   Вы отечеству душой!
  
  
  
   Вот завет его, примите
  
  
  
   И храните наш покой!
  
  
  
  
   А крестьяне, слава богу!
  
  
  
   Ни к кому они нейдут;
  
  
  
   К одному ко мне дорогу,
  
  
  
   Как к отцу, всегда найдут.
  
  
  
   Счастлив я: среди семейства
  
  
  
   Благодатного живу,
  
  
  
   Имя самого злодейства
  
  
  
   Знаю только чрез молву.
  
  
  
  
   Что осталось, тем гонимым,
  
  
  
   Сколько можно, помогу;
  
  
  
   Нищетой, бедой томимым
  
  
  
   Для Христа я не солгу,
  
  
  
   И невинным в защищенье,
  
  
  
   Если нужно то когда,
  
  
  
   Всем готов на поклоненье,
  
  
  
   Всех молить готов всегда!
  
  
  
  
   Друг расстроился со другом
  
  
  
   По какими-нибудь бедам,
  
  
  
   Иль супруг с своей супругой
  
  
  
   Поразмолвились - я там,
  
  
  
   Как могу, так помогаю,
  
  
  
   Мне уже недолго жить;
  
  
  
   Верно я лета считаю;
  
  
  
   Ближним рад всегда служить.
  
  
  
  
   Скажут: в должность не вступаю.
  
  
  
   Мне под семьдесят уж лет!
  
  
  
   Хоть я правду понимаю,
  
  
  
   Но ума уж силы нет.
  
  
  
   Тот грешит, кто принимает
  
  
  
   Долг превыше сил своих:
  
  
  
   Он невольно погрешает,
  
  
  
   Он невольно жертва злых.
  
  
  
  
   Боже сильный и всеведый!
  
  
  
   Ты мне, слабому, судил
  
  
  
   Жить, как жили наши деды,
  
  
  
   Ты меня благословил!
  
  
  
   Дай посредственность cвятую,
  
  
  
   Дай мне сердца простоту
  
  
  
   И любовь твою благую,
  
  
  
   Горней жизни красоту.
  
  
  
  
  
  
   К ДОБРОДЕТЕЛИ
  
  
   Застольная песня. Подражание Аристотелю
  
  
  
   О радость, о прелесть бессмертная смертных,
  
  
   Добыча бесценная лет,
  
  
   Предмет и награда трудов неиссчетных,
  
  
   От света небесного свет!
  
  
   О доблесть, о дева красот неизменных,
  
  
   Ты слава Эллады сынов возвышенных!
  
  
  
   Препоны ли рока восстанут ужасны -
  
  
   Ничто для плененных тобой!
  
  
   Восстанут, ли злобы гоненья напрасны -
  
  
   Спокойно грядем за тобой!
  
  
   Ты в ужасах ночи вдвое светлее,
  
  
   Ты в горе, в ненастье вдвое милее!
  
  
  
   Пред кем трепетала и где уступила
  
  
   От неба влиянная кровь,
  
  
   Бессмертное семя, божественна сила,
  
  
   К тебе всемогуща любовь?
  
  
   Родители, други, спокойcтво - бесценны:
  
  
   Ты взглянешь, ты скажешь - и все вдруг забвенны!
  
  
  
   Кем пламенны были вы, отроки Леды,
  
  
   И с кем Геркулес перетек
  
  
   Дванадесять быстро ступеней победы?
  
  
   В них видит, в них любит тебя человек!
  
  
   Аякс с Ахиллесом в могилу сокрылись:
  
  
   О доблесть! их гробы в алтарь превратились.
  
  
  
   Наш добрый хозяин и ласков, и дружен;
  
  
   Твой образ ему предстоит.
  
  
   Он солнца не видит:* свет солнца не нужен
  
  
   Тому, кто прелестную зрит.
  
  
   Вся жизнь его блещет благими дарами,
  
  
   И вечность богата для добрых венцами.
  
  
  
   О памяти дщери, хвалами обильны!
  
  
   Вы славите в храмах небес
  
  
   Гостеприимства законы всесильны,
  
  
   В которых почиет Зевес.
  
  
   Да славится ж вечно песнью нелестной
  
  
   Хозяина доброго пиршество честно!
  
  
  
   Вы любите в старце сердце младое,
  
  
   Веселость и резвость подчас,
  
  
   Вам хлебосольство любезно златое
  
  
   И дедовска верность, гость редкий у нас!
  
  
   Да славится ж вечно песнью нелестной
  
  
   Хозяина доброго пиршество честно!
  
  
  
   <1811>
  
  
  
   {* Надобно думать, что хозяин дома был слепой.}
  
  
  
  
  
  
  
  ВЕЛИЗАРИЙ
  
  
  
  
   Малютка, шлем нося, просил,
  
  
  
   Для бога, пищи лишь дневныя
  
  
  
   Слепцу, которого водил,
  
  
  
   Кем славны Рим и Византия.
  
  
  
   "Трони.тесь жертвою судеб! -
  
  
  
   (Он так прохожих умоляет), -
  
  
  
   Подайте мальчику на хлеб:
  
  
  
   Он Велизария питает.
  
  
  
  
   Вот шлем того, который был
  
  
  
   Для готфов, вандалов грозою;
  
  
  
   Врагов отечества сразил,
  
  
  
   Но сам сражен был клеветою.
  
  
  
   Тиран лишил его очей,
  
  
  
   И мир хранителя лишился.
  
  
  
   Увы! свет солнечных лучей
  
  
  
   Для Велизария закрылся!
  
  
  
  
   Несчастный, за кого в слезах
  
  
  
   Один вознес я глас смиренный,
  
  
  
   Водил царей земных в цепях,
  
  
  
   Законы подавал вселенной;
  
  
  
   Но в счастии своем равно
  
  
  
   Он не был гордым, лютым, диким;
  
  
  
   И ныне мне твердит одно:
  
  
  
   "Не называй меня великим!"
  
  
  
  
   Не видя света и людей,
  
  
  
   Парит он мыслью в царстве славы
  
  
  
   И видит в памяти своей
  
  
  
   Народы, веки и державы.
  
  
  
   Вот постоянство здешних благ!
  
  
  
   Сколь чуден промысл твой, cодетель!
  
  
  
   И я - сиротка, в юных днях
  
  
  
   Стал Велизарью благодетель!"
  
  
  
  
   <1814>
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
  
  Зима свой взор скрывает,
  
  
  
  
  Приходит светлый май,
  
  
  
  
  Долина оживает,
  
  
  
  
  Процвел унылый край.
  
  
  
  
  
  Для всех весна явилась,
  
  
  
  
  Весны нет для меня:
  
  
  
  
  С кем горесть подружилась,
  
  
  
  
  С тем вечная зима.
  
  
  
  
  
  Зефир утех собраньем
  
  
  
  
  Других, резвясь, дарит;
  
  
  
  
  Во мне воспоминаньем
  
  
  
  
  Всечасно дух мертвит.
  
  
  
  
  
  С кем, с кем весну младую
  
  
  
  
  Мне встретить, похвалить?
  
  
  
  
  Куда я скуку злую
  
  
  
  
  И как могу сокрыть?
  
  
  
  
  
  Я слышу, птички сами,
  
  
  
  
  Мне кажется, гласят:
  
  
  
  
  "Беги от нас - слезами
  
  
  
  
  Ты будешь нам мешать!"
  
  
  
  
  
  В отливах милых поле
  
  
  
  
  К забавам всех манит,
  
  
  
  
  Приду - и нет их боле:
  
  
  
  
  Всё примет мрачный вид,
  
  
  
  
  
  Везде брожу унылый,
  
  
  
  
  Тоской душа полна,
  
  
  
  
  Дышу одной Всемилой;
  
  
  
  
  Мне жизнь без ней скучна.
  
  
  
  
  
  Здесь всё, и самый камень,
  
  
  
  
  Любовь мою твердит.
  
  
  
  
  Увы! несчастный пламень
  
  
  
  
  Жестокой не смягчит.
  
  
  
  
  
  Веселья света пышны
  
  
  
  
  Для ней милей всего;
  
  
  
  
  Стенанья ей не слышны
  
  
  
  
  И слезы - ничего.
  
  

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (23.11.2012)
Просмотров: 223 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа