Главная » Книги

Миклухо-Маклай Николай Николаевич - Поиски клипера "Изумруд" за H. H. Миклухой-Маклаем

Миклухо-Маклай Николай Николаевич - Поиски клипера "Изумруд" за H. H. Миклухой-Маклаем


1 2 3 4

  

Поиски клипера "Изумрудъ" за H. H. Миклухой-Маклаемъ.

  

"Вѣстникъ Европы", 1874, No 5

I

Отъѣздъ. - Новая-Гвинея и ея обитатели. - Отношен³я ея къ образованному м³ру. - Первыя достовѣрныя свѣдѣн³я о Новой-Гвинеѣ. - Колонизац³я и причины ея неуспѣшности: географическое положен³е, неудовлетворительныя услов³я, въ которыя поставлены натуралисты, описывающ³е Новую-Гвинею; пути сообщен³я и рѣки. - Изслѣдован³я д-ра Мейера. - Н. Н. Миклуха-Маклай. - Мисс³онеры. - Заботы Голланд³и о Новой-Гвинеѣ.

  
   Начнемъ, какъ говорится, сначала. Еще въ исходѣ 1870 года корветъ "Витязь" отправился въ кругосвѣтное плаван³е. На этомъ суднѣ ѣхалъ нашъ извѣстный путешественникъ и естествоиспытатель Н. Н. Миклуха-Маклай, имѣвш³й въ виду высадиться для научныхъ наблюден³й на одномъ изъ пунктовъ сѣверо-восточнаго берега Новой-Гвинеи, острова во всѣхъ отношен³яхъ мало извѣстнаго и до сихъ поръ. Это обстоятельство придавало большой интересъ нашему плаван³ю, которое пришлось, кромѣ того, совершать не обыкновеннымъ путемъ - около мыса Доброй Надежды, a чрезъ Магеллановъ проливъ и далѣе, по направлен³ю къ Новой-Гвинеѣ, мимо всѣхъ почти острововъ Южнаго Тихаго океана. "Витязь", послѣ благополучнаго плаван³я по Атлантическому и Тихому океанамъ, по крайне опасному и мало изслѣдованному Коралловому морю, достигъ благополучно береговъ Новой-Гвинеи (бухта Астроляб³я). Здѣсь Маклай, несмотря на угрозы со стороны дикарей, видѣвшихъ въ лицѣ русскихъ почти первыхъ бѣлыхъ людей, высадился съ двумя слугами: Вильсономъ (шведъ, бывш³й матросъ на купеческомъ суднѣ) и канакомъ Бойемъ (жителъ острововъ Бува). Постоянно мучимый жестокими припадками гвинейской лихорадви, среди всевозможныхъ лишен³й, онъ прожилъ тамъ потомъ въ продолжен³и пятнаддати мѣсяцевъ. Спустя годъ послѣ того, какъ мы разстались съ Маклаемъ, разнесся слухъ по китайскому и японскому берегамъ, что Маклай умеръ. Объ этомъ сообщено было въ Петербургъ, откуда наше морское вѣдомство немедленно распорядилось послать на поиски за Маклаемъ другое судно - клиперъ "Изумрудъ". "Витязю", какъ уже знакомому съ мѣстностью, было бы удобнѣе всего отправиться въ эту экспедиц³ю; но онъ въ это время носилъ флагъ адмирала, командовавшаго эскадрой Тихаго океана, т. е., кромѣ штатнаго эрипажа, вмѣщалъ въ себѣ и штабъ, который пришлось бы оставить на другомъ суднѣ, если "Витязю" отправиться въ плаван³е въ берегамъ Новой-Гвинеи. "Изумрудъ" не могъ вмѣстить въ себѣ всего штаба, a "Бояринъ", принадлежавш³й къ той же эскадрѣ, былъ въ это время y береговъ Камчатки. Итакъ, рѣшено было отправить въ Новую-Гвинею "Изумрудъ". Я съ "Витязя" былъ назначенъ на "Изумрудъ", какъ уже разъ побывавш³й въ Гвинеѣ и болѣе или менѣе знакомый съ такими подробностями мѣстности, которыхъ нельзя искать ни на какой картѣ. Однимъ, напримѣръ, витязянамъ было извѣстно, гдѣ зароетъ Маклай, на случай смерти, свои вещи и документы.
   На пути въ бухтѣ Астроляб³я, гдѣ мы оставили Маклая, нашъ клиперь посѣтилъ Гонъ-Конгъ, Маниллу, Тернате и Дорей, и наконецъ судьба привела меня вторично въ мало извѣстную, но въ высшей степенн интересную страну. О Новой-Гвинеѣ и ея обитателяхъ такъ мало до сихъ поръ писано, особенно y насъ въ Росс³и, что я, не имѣя спец³альныхъ знан³й по естественнымъ наукамъ и антрополог³и, тѣмъ не менѣе беру на себя смѣлость разсказать все видѣнное и замѣченное мною по пути. Отъ мисс³онеровъ я узналъ многое о Дореѣ; отъ Маклая о жителяхъ Астроляб³я.
   Новая-Гвинея населена малоизвѣстнымъ народомъ - папуасами, рѣзко отличающимся, какъ наружнымъ видомъ, такъ и нравами, образомъ жизни и характеромъ отъ микронез³йцевъ, полинез³йцевъ, малайцевъ и австрал³йцевъ. Натуралисты находятъ, что почти такое же племя существуетъ и на другихъ островахъ, лежащихъ неподалеку отъ Новой-Гвинеи, но только подъ другими назван³ями, какъ-то: на Новой Ирланд³и, Новой Британ³и, на Молуккскомъ архипелагѣ (Gillolo), гдѣ они были первобытными жителями, на сѣверо-восточной части Целебеса и даже на Филиппинскихъ островахъ, подъ назван³емъ негритосовъ (negritos). Они вездѣ находятся на столь низкой степени развит³я, что избѣгаютъ всякихъ сношен³й не только съ бѣлыми, но и съ другими полудикими племенами и, вслѣдств³е такой несообщительности, мало извѣстны. О гвинейцахъ разсказываютъ, что они коварны, свирѣпы, отличаются особымъ нерасположен³емъ къ европейцамъ и мѣстами даже людоѣды. Все это, впрочемъ, преувеличено, a послѣднее, кажется, выдумано {Мейеръ (о когоромъ будетъ рѣчь впереди) говоритъ, что они ѣдять человѣчье мясо.}, потому что до сихъ поръ ничего подобнаго не было доказано фактически. Люди, долгое время живш³е между ними и успѣвш³е познакомиться съ ними ближе, хвалятъ ихъ смѣлость, энерг³ю, находчивость - качества, рѣдко встрѣчающ³яся y сосѣдей ихъ, вѣчно полусонныхъ канаковъ и вялыхъ малайцевъ, уже давно знакомыхъ съ европейцами.
   Новая-Гвинея или Папуа открыта около 1526-28 годовъ испанцами, хотя эту честь оспариваютъ y нихъ португальцы, приписывая ее своему соотечественнику Менезесу (Meneses). Понятно, что сосѣдн³я малайск³я племена гораздо раньше знали о существован³и этого огромнаго острова и посѣщали на своихъ прау {Туземная лодка.} его западный берегъ. Назван³е острову (Papua) далъ Ортецъ-де-Рецъ (Ortez-de-Rez) по сходству курчавыхъ волосъ y папуасовъ съ африканскими неграми. Послѣ него, въ XVII столѣт³и, различные пункты Гвинеи посѣтили: Торресъ, Виль, Шуттенъ, Карстенсъ, Поль, Абель, Тасманъ, Кейтъ, и въ XVIII столѣт³и: Дамп³еръ, Гильвинкъ, Кертеретъ, Бугенвилль, Торресъ, Кукъ, Макъ-Клюръ, Бомптонъ и др. Всѣ эти знаменитые мореплаватели, открывш³е множество острововъ, лежащихъ неподалеку отъ Новой-Гвинеи, и главные изъ ея выдающихся пунктовъ, хотя и описали ихъ, дали свои назван³я, но эти описан³я могутъ толъко отчасти замѣнить лоц³ю {Описан³е береговъ какой-либо страны и омывающихъ ихъ морей.} для моряка, и никакъ не даютъ ясныхъ понят³й о жителяхъ: съ населен³емъ острововъ эти знаменитые мореходы весьма рѣдко сходились, a иногда были встрѣчаемы враждебно и удалялись съ потерею части, a иногда и цѣлаго экипажа. Безпристраствая истор³я должна сообщить при этомъ о варварствѣ не однихъ варваровъ.
   Если европейцы дѣйствовали жестоко, опрометчиво, не выбирая лучшихъ средствъ къ сближен³ю съ дикарями, которыхъ можно винить меньше всего, то слѣдуетъ помнить, что починъ перваго знакомства въ большинствѣ случаевъ принадлежалъ купеческимъ судамъ, каптены и штурманы которыхъ и до сихъ поръ не отличаются ни особымъ образован³емъ, ни гуманностью. Въ прошломъ столѣт³и большинство открыт³й совершено тѣми же купеческими судами, каптены которыхъ, пользуясь своимъ превосходствомъ и боязливостью жителей, эксплуатировали послѣднихъ, какъ хотѣли, т. е. брали, что понравится, включая сюда даже предметы, почитаемые туземцами за священные, въ обмѣнъ же давали, что вздумается; въ случаѣ сопротивлен³я брали силою какъ вещи, такъ и людей, которыхъ увозили заложниками и вообще обращались съ ними жестоко. Конечно, дикари, видя подобныя насил³я со стороны пришельцевъ, лишавшихъ ихъ необходимаго, подъ-часъ священнаго, не могли питать къ нимъ особенной пр³язни и, по мѣрѣ возможности, отплачивали тою же монетою: нападали на беззащитныя суда, вовсе не желавш³я причинить имъ никакого вреда, безжалостно грабили, a иногда и убивали малочисленный экипажъ на геройски взятомъ призѣ. Невозможно требовать отъ дикарей, чтобы они разсуждали, кто изъ бѣлыхъ виновенъ, a кто нѣтъ; для нихъ достаточно факта, что приходила какая-то огромная лодка съ бѣлыми людьми, причинившими вредъ ихъ хозяйству, нарушившими ихъ спокойств³е и убившими многихъ изъ ихъ родныхъ и близкихъ. Приходитъ потомъ такая же лодка, и дикарь поджидаетъ ее съ заранѣе готовымъ планомъ нападен³я для уб³йства экипажа и разграблен³я судна. Подобныхъ примѣровъ много въ истор³и острововъ Тихаго океана, a сколько такихъ случаевъ, которые до насъ не дошли; - и все это потому, что какой-нибудь каптенъ надѣлавъ неудовольств³й туземцамъ, благоразумно промолчитъ о томъ, a дикарей аттестуеть: extremely sovage (чрезвычайно свирѣпы). Впрочемъ, многимъ удавалось приманить папуасовъ разными вещицами, имѣющими для нихъ большой интересъ: бумажной матер³ей, ножами и развой утварью, такъ что съ перваго же раза устававливалвсь самыя дружеск³я отношен³я, происходила мѣна вещей и даже взаимное угощен³е. Но подобные случаи бывали и бываютъ рѣдко, да и вообще эусплуатац³я европейцами даже болѣе цивилизованныхъ народовъ, такихъ, напримѣръ, какъ индусы, китайцы, жители Малайскаго архипелага и даже японцы, сопровождаются страшными кровавыми эпизодами. Они видятъ въ европейцѣ не благодѣтеля своего, a плута, готоваго ихъ обмануть при всякомъ удобномъ случаѣ. Какъ примѣръ, показывающ³й непр³язнь дикихъ къ бѣлымъ, приведу разсказъ каптена, командовавшаго небольшой шхуной, на которой онъ ходилъ по разнымъ островамъ Тихаго океана для мѣны кокосовъ, трепангъ, раковинъ и пр., на ножи, коленкоръ, бусы и друг³я мелочи. Въ одно изъ своихъ плаван³й овъ вздумалъ посѣтить мало эксплуатируемый до сихъ поръ восточный берегъ Гвинеи и, желая произвести мѣну, приблизился къ одной изъ деревень, но былъ встрѣченъ туземцами крайне враждебно. Они грозили ему и знаками показывали, чтобы онъ удалился; но видя, что пловучая масса подходить все ближе и ближе, они начали пускать свои стрѣлы, послѣ чего каптенъ открылъ огонь изъ ружей и тѣмъ заставилъ дикарей убѣжать въ лѣсъ. И послѣ всего этого онъ же разсказывалъ, что народъ этотъ very dangerous (очень опасный) и ѣстъ человѣческое мясо.
   Только въ Х²Х-мъ столѣт³и были составлены карты и собраны нѣкоторыя свѣдѣн³я о Новой-Гвинеѣ, преимущественно для мореплавателей. Дю-Перре (Du Perrey, 1822-25) составилъ карту сѣвернаго ея берега съ прилежащими къ нему островами. По этой картѣ и до сихъ поръ плавають нѣкоторые удальцы, хотя она далеко не подходитъ подъ современныя требован³я мореходнаго искусства. Натуралисты, сопровождавш³е экспедиц³ю Дю-Перре, описали по возможности туземцевъ и растительное царство. Послѣ него были мног³я голландск³я суда, занятыя преимущественно выборомъ мѣста для колон³и. Такъ, лейтенантъ Кольфъ въ 1826 году изслѣдовалъ съ этою цѣлью западный берегъ Гвинеи; a въ 1828 году корветъ "Тритонъ", сдѣлавш³й для науки весьма много, занялъ Гвинею отъ Торресова пролива до Дорея, a впослѣдств³и до мерид³ана Гумбольдтова залива и основалъ портъ Да-Басъ (Da Bas), но видя, что служащ³е мрутъ безполезно, какъ мухи, оставилъ его около сороковыхъ годовъ. Съ тѣхъ поръ на Гвинеѣ нѣтъ постоянныхъ бѣлыхъ жителей, исключая мисс³онеровъ; но тѣмъ не менѣе сѣверо-западная часть ея и до сихъ поръ признается номинально голландскимъ владѣн³емъ.
   Дюмонъ-Дюрвилль въ два свои извѣстныя путешеств³я, въ 1826-29 и 1839 годахъ, опредѣлилъ болѣе точными средствами кораблевожден³я на сѣверномъ, южномъ и юго-западномъ берегахъ острова мног³е пункты, въ томъ числѣ бухты: "Гумбольдта" и "Астроляб³и", но онъ не могъ зайти въ нихъ, не имѣя якорей, и тѣмъ самымъ отложилъ знакомство здѣшнихъ дикарей съ бѣлыми до прихода нашего корвета "Витязь". Экспедиц³я "Этны", самая замѣчательная и принесшая пользы больше всѣхъ экспедиц³й, ей предшествовавшихъ, была совершена въ 1858 году преимущественно съ научною цѣлью. Она посѣтила юго-западный берегъ (Adie), открыла Каруфа, рѣку или проливъ Маргариты, сдѣлала съёмки Банрао, Аргуни и бухты Тритона; была на сѣверномъ берегу въ Дореѣ, пробралась на Ароракск³я горы и дошла до Гумбольдтовой бухты. Во время этой экспедиц³и были составлены рѣдк³я коллекц³и, обогативш³я естествознан³е. Весь трудъ изслѣдован³я напечатанъ въ отдѣлъномъ томѣ съ рисунками. Эта книга есть лучшее изъ всего, что было до сихъ поръ писано о Новой-Гвинеѣ. Она съ величайшей ясностью и опредѣленностью говорить о посѣщенныхъ экспедиц³ей мѣстностяхъ. Изъ всѣхъ извѣстныхъ доселѣ пунктовъ острова, Дорей особенно славится мягкимъ климатомъ. Отсюда ходятъ небольш³я шхуны для мѣны въ Гильвинкскую бухту, гдѣ недавно поселились мисс³онеры и иногда появлялись натуралисты, но далѣе къ сѣверному берегу и къ востоку никто еще не ходилъ.
   Но всѣ эти осмотры произведены только мѣстами; они поверхностны и кратвовременны. Кажется страннымъ, что въ нашъ вѣкъ, кошда пароходы снуютъ по всѣмъ направлен³ямъ, когда изъ Уитая въ Европу можно сдѣлать переѣздъ въ 45 дней; когда народы, ища золота, роются и проникаютъ въ нѣдра земли, заводятъ торговыя сношен³я съ отдаленными краями, мѣняя наши мануфактурныя произведен³я на сырыя; строятъ огромные цвѣтущ³е города, заводять фактор³и, колонизуюгъ всевозможныя страны, близк³я къ Новой-Гвинеѣ (Австрал³я, Новая-Зеланд³я, Вандименова Земля), что въ это вреия ничего подобнаго не было предпринято на Новой-Гвинеѣ. Съ перваго взгляда кажется непонятнымъ, что такой богатый и огромный островъ совершенно неизвѣстенъ, забытъ и покрытъ дѣвственными лѣсами. Причина этому кроется въ положительномъ невѣдѣн³и свойствъ страны. Цивилизац³я не можетъ зародиться благодаря усил³ямъ однихъ ученыхъ и натуралистовъ, особенно въ такой странѣ, какъ Гвинея; они дѣйствуютъ по большей части порознь и не обладаютъ средствами, необходимыми для такой великой цѣли. Колон³и же не устраиваются потому, что подлѣ острова множество прекрасной земли (Австрал³я, Новая-Зеланд³я, Новая-Каледон³я и вообще вся Полинез³я), притомъ съ благодатныв³ъ климатомъ, чего нѣтъ въ Гвинеѣ, гдѣ свирѣпствуютъ жесток³я лихорадки, зарождавш³яся въ дремучихъ, дѣвственныхъ лѣсахъ, чрезъ листву которыхъ почти не проникаютъ лучи даже тропическаго солнца. Съ почвы этихъ лѣсовъ, покрытой толстымъ слоемъ листьевъ, падающихъ въ продолжен³е цѣлыхъ вѣковъ съ исполинскихъ тропическихъ деревьевъ, и пропитанной влагой тропичесуихъ ливней, поднимаются зловредные м³азмы; въ нихъ-то, по всей вѣроятности, и кроется причина лихорадки. На нашихъ судахъ переболѣлъ лихорадуой почти весь экипажъ, несмотря на кратковременное пребыван³е. Случалось, что двѣ-трети его лежали въ лихорадкѣ, a остальнымъ приходилось выполнять всѣ трудности морского похода. Если не прекратить скоро лихорадки, то придется имѣть дѣло съ ея смертельными послѣдств³ями - beriberi. Во время нашей стоянки, на голландскомъ пароходѣ больныхъ beriberi'ей было до 15 человѣкъ; всѣ они, конечно, были помѣщены на берегу. Болѣзнь начинается опухолью ногъ; опухоль безъ всякой боли постепенно поднимается кверху. Больной понемногу лишается возможности ходить. Дойдя до сердца, опухоль причиняеть смерть. Изъ 100 человѣвъ больныхъ beriberi'ей вылечиваются не болѣе 10. Необходимо было бы осушить мѣста предполагаемаго заселен³я, истребить въ нихъ лѣса; но на это потребны тысячи рукъ и сотни жертвъ, неизбѣжныхъ при этомъ, такъ что немног³е рискнутъ на столь опасное дѣло, не предвидя въ будущемъ богатаго вознагражден³я. До сихъ поръ на островѣ не найдено ни благородныхъ, ни другихъ металловъ, имѣющихъ извѣстную способность, несмотря ни на как³я препятств³я и болѣзни, привлекать людей, и мало надежды найти что-нибудь подобное вблизи береговъ. Если бы было возможно легко добывать ихъ, то жители не за медлили бы примѣвить этотъ твердый и удобный матер³алъ для своего вооружен³я, украшен³й и домашней утвари. Правда, внутри страны и особенно по южному ея берегу можно допустить существован³е золота, такъ какъ эта часть острова по своему геологическому строен³ю подходитъ къ близь-лежащей Австрал³и, столь извѣстной своими золотыми пр³исками. Но оно можетъ существовать только въ розсыпяхъ, разработка которыхъ для дикарей, конечно, невозможна. Итакъ, въ Гвинеѣ торговля должна ограничиваться предметами, не имѣющими значительной цѣны, какъ-то: чучелы райскихъ птицъ, трепанги, раковины, жемчугъ, мазай. Подобння вещи не могутъ, конечно, привлечъ крупныхъ промышленниковъ. Перевозкой ихъ заняты небольш³я парусныя шхуны и малайск³я прау; онѣ отправляются съ попутнымъ сѣверо-западнымъ муссономъ изъ Тернате, Амбоины и Серама въ Дорей и далѣе, по Гильвинкскому заливу, до мыса Дюмонъ-Дюрвилля, дальше котораго къ востоку онѣ уже не ходятъ, потому что далѣе нѣтъ даже и этихъ малоцѣнныхъ предметовъ мѣнового торга; приходится довольствоваться кокосами, да и то при сильной конкурренц³и со стороны малайскихъ и арабскихъ купцовъ. Тавимъ образомъ, развит³е колонизац³и Новой-Гвинеи чрезъ посредство торговли будетъ подвигаться весьма медленно. Къ сожалѣн³ю, этотъ островъ не имѣеть и выгоднаго географическаго положен³я. Правда, по южному его берегу, чрезъ Торресовъ проливъ, идеть пароходная лин³я судовъ между Австрал³ей и восточной Аз³ей, и англичане сдѣлали по ней промѣръ и безукоризненную съёмку, но этотъ путь не можетъ имѣть вл³ян³я на развит³е страны, такъ какь Новая-Гвинея не можетъ быть станц³ей на немъ.
   Главный путь купеческихъ парусныхъ судовъ, идущихъ вокругъ Австрал³и въ Китай и Япон³ю, пролегаетъ далеко восточнѣе ея - близъ Соломонова Архипелага, Новой-Каледон³и, Каролинскаго . и Мар³анскаго архипелаговъ, и такимъ образомъ оставляеть ее въ сторонѣ; оттого-то сѣверный ея берегъ такъ мало извѣстенъ и мало эксплуатированъ гидрографическими работами, которыя столь необходимы для безопаснаго плаван³я судовъ, a слѣдовательно, и для развит³я страны. Карты этого берега или, лучше сказать, нѣкоторыхъ его пунктовъ принадлежатъ къ XVII и XVIII столѣт³ямъ; теперь онѣ окончательно непригодны и исправлены только съ проходомъ нашихъ судовъ "Витязя" и "Изумруда".
   Будь на Новой-Гвинеѣ колон³и или станц³и, натуралисты имѣли бы исходную точку, откуда могли бы пускаться во внутрь страны, могли бы дѣлать болѣе продолжительныя экскурс³и, запасаясь болѣе подходящей для этой цѣли прислугой, провиз³ей и т. п., наконецъ, въ случаѣ болѣзни вернуться на мѣсто, гдѣ можно найти скорое пособ³е. Теперь же этимъ труженикамъ науки приходится отправляться изъ Тернате, Амбоины и другихъ отдаленныхъ мѣстъ на малайсуихъ прау, платя весьма дорого кауъ слугамъ, такъ и за проѣздъ и провозъ провиз³и и другихъ припасовъ, необходимыхъ для себя и для слугъ, a все это стоитъ очень дорого. Чтобы пробраться къ востоку далѣе Дорея, необходимо нанимать цѣлое судно со всѣми принадлежностями для плавав³я. Сухимъ же путемъ изъ Дорея невозможно двинуться, потому что въ дѣвственныхъ лѣсахъ путешественникъ не встрѣтить ни дороги, ни тропинки; a случись болѣзнь или какая-либо неудача - приходится возвращаться въ то же Тернате. Въ Новой-Гвинеѣ чувствуется большой недостатокъ въ рѣкахъ и озерахъ, которыя такъ служатъ для ознакомлен³я со страною. Правда, здѣсь есть рѣки, и даже широк³я, но вся бѣда въ томъ, что онѣ какъ быстро наполняются водою отъ обильныхъ ливней, такъ быстро и высыхаютъ отъ постоянно вертикальнаго паден³я солнечныхъ лучей; кромѣ того попадаются камни, даже пороги, которые не далѣе какъ на 40-60 верстъ отъ ус³ъя дѣлаютъ плаван³е даже на пирогахъ не только не безопаснымъ, но даже невозможнымъ. Такъ, напримѣръ, изслѣдован³е рѣки Амберно (Amberno) на небольшомъ голландскомъ пароходѣ оказалось безуспѣшнымъ. Проникнуть же въ глубь страны по тропинкамъ можно недалеко; тауъ, въ Дореѣ только до Ароравскихъ горъ, a въ Астроляб³и Маклай могъ достигнуть по нимъ до высоты 1600 футовъ по барометру. Далѣе этихъ пунктовъ не существуетъ ни дорогъ, ни тропинокъ, и изслѣдователю приходится топоромъ прорубать себѣ путь черезъ дремуч³й, девственный лѣсъ, перевитый льянами, или черезъ поляны, покрытыя высокой колючей травой.
   Изъ натуралистовъ, Дорей посѣтили: Валитъ, написавш³й много о флорѣ и фаунѣ Новой-Гвинеи, Розенталь, Мейеръ, Альберти и Бевари.
   Итальянск³е натуралисты, Альберти и Бевари, не выдержавъ жестокаго климата, удалилисъ очень скоро.
   Докторъ Адольфъ Бернгардъ Мейеръ отправился изъ Тернате и, посѣтивъ Дорей, направилъ свой путь на острова: Мафоръ, Мисоре, Жоби (Mafoor, Mysore, Jobi), гдѣ онъ стоялъ долго и изслѣдовалъ мѣстность по всѣмъ направлен³ямъ. Съ Жоби онъ направился къ гвинейскому берегу къ устью рѣки Амберно, затѣмъ поплылъ къ югу, бросая въ различныхъ мѣстахъ якорь до Руби (Rubi), гдѣ онъ пытался перейти перешеекъ, но безъ успѣха. Зато ему удалось перейти другой перешеекъ въ заливу Макъ-Клюра (MacCluer bay), съ большими опасностями и лишен³ями. Послѣдняя большая и трудная его экспедиц³я была въ Ароравск³я горы, гдѣ онъ добрался до 6000. ф. вышины, и познакомился съ малоизвѣстными горными жителями и вовсе неизвѣстною мѣстностью. Вообще онъ посѣтилъ мног³е пункты, незнакомые не только ученымъ, но и вообще европейцамъ, сдѣлалъ много интересныхъ открыт³й и утвердилъ шатк³я познан³я объ этой части Новой-Гвинеи по части зоолог³и, антрополог³и и этнограф³и. Ему удалось собрать хорош³я коллекц³и животныхъ, между которыми есть много новыхъ видовъ, коллекц³и череповъ и т. д., словомъ, экспедиц³я увѣнчалась полнымъ успѣхомъ. Много приходилось ему бороться съ трудностями и лишен³ями, среди свирѣпыхъ жлтелей, въ томужъ еще ожесточенныхъ малайцами, затѣявшими тамъ торговлю невольниками. Туземцы, по увѣрен³ямъ Мейера, ѣдятъ человѣчье мясо. Они часто выказывали къ нему непр³язнь, a на островѣ Жоби онъ подвергся дѣйствительному нападен³ю, но отдѣлался отъ опасности довольно счастливо; только двое изъ его людей были ранены стрѣлами. Въ свою предпослѣднюю экспедиц³ю, при переходѣ черезъ перешеекъ, онъ заболѣлъ лихорадкой, которая его долго не покидала и сильно изнурила. Она сократила его обширные планы. Въ августѣ 1873 года онъ принужденъ былъ вернуться въ Тернате и скоро уѣхалъ въ Европу. Несмотря на болѣзнь, Мейеру многое удалось сдѣлать. Кромѣ особой книжки объ этомъ путешеств³и, изданной Мейеромъ, есть еще въ журналѣ "Das Ausland" кратк³й обзоръ этого путешеств³я, подъ заглав³емъ "Ueberschau der neuesten Forschungen auf dem Gebiete der Natur und Volkerkunde" (1873 г. No 50) и также въ отчетѣ Мейера вѣнскому географическому обществу.
   Таковы были предшественники нашего Маклая. Но онъ избралъ поприще для изслѣдован³й въ Новой-Гвинеѣ самое трудное въ томъ отнешен³и, что вблизи отъ него нѣтъ ни одного европейца, какъ, напримѣръ, въ Дореѣ.
   Въ Дореѣ, съ конца 50-хъ годовъ нынѣшняго столѣт³я, поселились голландск³е мисс³онеры, которые, пользуясь значительными субсид³ями отъ своего правительства, расширили свои дѣйств³я, открыли мног³я мисс³онерск³я станц³и, построили при нихъ школы, церкви. Надо отдать справедливость, они пользуются большимъ уважен³емъ среди туземцевъ. Въ настоящее время голландское правительство снова начинаетъ обращать вниман³е на забытую имъ одно время Новую-Гвинею. Такъ, въ Дорей два раза въ годъ ходятъ пароходы, для которыхъ здѣсь устроенъ угольный складъ. Во время нашей стоянки пароходъ "Дассунъ" ходилъ въ Гильвинкскую бухту съ правительственнымъ коммиссаромъ для осмотра мѣстности. Теперь вокругъ всей Новой-Гвинеи на фрегатѣ "Кумпанъ" затѣвается большая экспедиц³я, въ которой по приглашен³ю будетъ участвовать и нашъ Маклай.
   Онъ, несмотря на свое еще не совсѣмъ окрѣпшее здоровье, ждетъ ее съ большимъ нетерпѣн³емъ; такъ что нашимъ ученымъ еще долго, вѣроятно, придется ждать, пока Маклай издастъ свои пятнадцатимѣсячные труды въ Астроляб³и. Единственное препятств³е для этой экспедиц³и - война Голланд³и съ ея коричневыми подданными ачемцами, для которой пущены въ ходъ всѣ морск³я силы колон³альнаго правительства. По послѣднимъ письмамъ Маклая извѣстно, что онъ, чтобы не терять даромъ времени, хочетъ въ исходѣ ноября отправиться на островъ Амбоину. Этотъ островъ недавно посѣтили итальянск³е ученые; но совѣть каптена малайца - не высаживаться по причинѣ свирѣпства дикихъ, принудилъ ихъ вернуться обратно. Маклай пойдетъ туда безъ всякихъ каптеновъ, съ однимъ слугою Ахматомъ.
  

II.

Приходъ клипера "Изумрудъ" въ Дорейскую бухту. - Видъ бухты и ея природа. - Дорейцы на клиперѣ. - Ихъ наружность. - Женщины. - Одежда дорейцевъ, - прическа, украшен³я. - Хижины дорейцевъ. - Убранство хижинъ. - Пища. - Нравы и занят³я дорейцевъ. - Оруж³е. - Кузницы. - Нравы. - Браки. - Роды. - Похороны. - Религ³я. - Предан³я о происхожден³и. - Политическое положен³е дорейцевъ. - Отношен³я къ сосѣдямъ. - Арораки или Алоруры. - Власть тидорскаго султана. Торговыя сношен³я съ другими народами. - Мисс³онеры. - Дѣятельность Гассельта. - Одиссея итальянскихъ натуралистовъ. - Картина изъ жизни въ Дореѣ. - Прибыт³е голландскаго парохода. - Уходъ "Изумруда".

  
   Въ Тернате, этомъ гостепр³имномъ мѣстечкѣ, гдѣ мы встрѣтили самое горячее сочувств³е нашему дѣлу, мы, между прочимъ, запаслись лоцманами: одинъ изъ нихъ былъ каптенъ шхуны, человѣвъ, бывавш³й уже не разъ въ Коралловомъ морѣ, въ томъ числѣ въ бухтахъ Дорейской и Гильвинкской и, слѣдовательно, знакомый съ прихотями новогвинейскаго берега и прилежащихъ къ нему острововъ. Второй былъ одинъ изъ придворныхъ тидорскаго султана, малаецъ, каптенъ Эдришъ. Тидорск³й султанъ считается владѣтелемъ сѣвернаго берега Новой-Гвинеи, въ томъ числѣ и Дорея, a потому подобный каптенъ, снабженный фирманомъ султана, былъ намъ не безполезнымъ человѣкомъ при сношен³яхъ съ дикарями. Черезъ него же было дано приказан³е дорейскимъ властямъ дать необходимое количество угля, которымъ надо было наполнить угольные ящики клипера.
   19-го ноября 1872 года клиперъ вошелъ въ бухту Дорей и сталъ на якорь почти y самаго берега. Мы всѣ смотрѣли на берегъ въ бинокли и трубы, жаждая увидѣть жилье туземцевъ, ихъ самихъ или, вообще, что-нибудь интересное; но ничего подобнаго намъ не представилось. При мертвой тишинѣ, изрѣдка нарушаемой кваканьемъ лягушекъ, все окружающее представляло дѣвственный дремуч³й лѣсъ, прикрытый густымъ туманомъ, какъ пеленою. Только на слѣдующее утро, пасмурное и туманное, какъ здѣсь обыкновенно бываетъ въ это время года, намъ удалось разсмотрѣть детали бухты. Бухта довольно обширна и состоитъ изъ нѣсколькихъ частей, глубоко врѣзывающихся въ берегъ. Она защищена отъ вѣтра почти со всѣхъ сторонъ, и только лишь два рифа, лежащ³е внутри ея, и большая глубина мѣшаютъ назвать ее вполнѣ удобной и способной помѣстить много кораблей. Послѣднее обстоятельство принуждаетъ ихъ становиться почти y самаго берега. Самые берега не высоки, и горы начинаются только отступя отъ нихъ на нѣкоторое разстоян³е, и образуютъ возвышенность отъ 300 до 500 футовъ. На заднемъ фонѣ изъ-за облаковъ виднѣется контуръ Ароракскихъ горъ (7000 ф.), отстоящихъ къ югу отъ берега на 6-10 миль. Насколько хватаетъ глазъ, не видно ни малѣйшаго открытаго или обработаннаго мѣста; все это - одна сплошная масса густого тропическаго лѣса, оживленнаго только рѣзкимъ крикомъ разноцвѣтныхъ попугаевъ, какаду и другихъ красивыхъ, но не пѣвучихъ тропическихъ птицъ. Мѣстами деревья, переплетенныя со своими вѣтвями, льянами и другими ползучими растен³ями, нагибаются надъ самою водою, образуя такимъ образомъ цѣлые своды и скрывая отъ глазъ береговую черту.
   Съ ранняго утра дорейцы на своихъ долбленыхъ челнокахъ съ противовѣсомъ окружили клиперъ; они предлагали луки, стрѣлы, раковины, фрукты и проч., за ножи, деньги (серебро), матер³и и т. п., запрашивая въ нѣсколько разъ больше, чѣмъ потомъ отдавали. Видно было, что они не впервые видятъ европейцевъ и ихъ заманчивые предметы торговли. Мужчины роста средняго, хорошо сложены; цвѣтъ кожи вар³ируетъ между свѣтло- и темно-коричневымъ, волосы черные, курчавые, растутъ небольшими пучками; это одна изъ отличительныхъ особенностей дорейцевъ. Лицо продолговатое, носъ рѣдко бываеть острый и правильный, губы толстыя, лобъ, вслѣдств³е особенной оригинальной прически, кажется выше нормальнаго. Носятъ небольш³я бороды и усы. При всѣхъ этихъ признакахъ лицо, однако, никакъ нельзя назвать безобразнымъ. Иногда попадаются субъекты, подходящ³е подъ наше понят³е о красотѣ; это по большей части молодые люди. Выражен³е лица осмысленное, хитрое, иногда чрезвнчайно симпатичное, доброе, хотя все-таки въ немъ проглядываетъ нѣкоторое лукавство; но лица звѣрск³я попадаются рѣдко.
   На клиперѣ бывали одни только мужчины; женщинамъ строго запрещено посѣщать иностранныя суда, въ тому же онѣ очень боязливы и ихъ трудно увидѣть даже въ деревнѣ: съ приходомъ незнакомца онѣ убѣгаютъ, прячутся, иногда останавливаются изъ любопытства, но всегда на приличной дистанц³и. Женщины, даже молодыя, сколько мы ихъ ни видѣли, сравнительно съ мужчинами, не красивы, a старухи положительно безобразны. Хотя y обоихъ половъ черты лпца тѣ же, но выражен³е y женщинъ глупѣе, можно сказать, животнѣе. Ихъ значительно портить стрижка волосъ. Вѣроятно, и въ дѣйствительности онѣ уступаютъ мужчинамъ въ умственныхъ способностяхъ; это объясняется уже тѣмъ, что онѣ никогда не вступаютъ въ сношен³я съ иностранцами, совершенно изолированы {При появлен³и первыхъ бѣлыхъ людей въ заливахъ Гумбольдтовомъ и Астроляб³и, женщины были спрятаны.} и подавлены физической работой; на нихъ лежитъ выполнен³е самыхъ трудныхъ хозяйственныхъ обязанностей, какъ-то: собиран³е и выноска дровъ изъ густого лѣса, сборъ овощей, приготовлен³е пищи и проч. Вслѣдств³е такого труда, онѣ изнуряются, теряютъ юношескую свѣжесть и полноту, скоро старѣются, становятся исхудалыми и безобразными.
   Вся одежда папуасовъ состоитъ изъ одного пояса прилич³я; y женщинъ пояса длиннѣе и достигаютъ до колѣнъ. Дѣлаютъ его изъ древесныхъ волоконъ, a иногда также изъ бумажной матер³и, и въ Дореѣ я видѣлъ двухъ или трехъ человѣкъ, одѣтыхъ въ европейскую рубаху и штаны. Голова ихъ была повязана платкомъ въ видѣ чалмы, вѣроятно по магометанско-малайской модѣ.
   Волосы составляютъ главное украшен³е мужчинъ. На уборку ихъ папуасы тратятъ не меньше времени, трудовъ и вниман³я, чѣмъ наши дамы. Значительно отросш³е волосы взбиваются кверху, туго перевязываются надъ головою, и затѣмъ расходятся въ видѣ вѣера во всѣ стороны, образуя массу въ два или три раза больше самой головы. Нѣкоторые франты какъ-то особенно умѣютъ ихъ взбивать, такъ что каждый волосокъ какъ-то отдѣленъ отъ прочихъ и при ходьбѣ всѣ волосы красиво волнуются. Этотъ своеобразный головной уборъ украшенъ еще бамбуковыми гребнями; они закалываются сзади или сбоку чуба, и разубраны разноцвѣтными перьями. Папуасы любятъ красный цвѣть волосъ и считаютъ его за особенную красоту. Они достигаютъ того, что волосы ихъ принимаютъ любимый цвѣтъ, многократнымъ смазыван³емъ помадою, составленною изъ толченой извести съ кокосовымъ масломъ; затѣмъ предоставляютъ голову дѣйств³ю солнечныхъ лучей, вслѣдств³е чего волосы выгораютъ и становятся рыжими. Пристраст³е къ такому цвѣту волосъ, кромѣ Новой-Гвинеи, можно встрѣтить на Новой-Ирланд³и, Новой-Британ³и и даже на мгогихъ островахъ Полинез³и. Напротивъ, женщины нисколько не занимаются украшен³емъ головы. Волосы хотя красятъ въ рыж³й цвѣтъ, но стригутъ ихъ очень коротко, даже подъ гребенку.
   Считается также украшев³емъ - смазыван³е всего тѣла кокосовымъ масломъ, отчего кожа получаеть особый блескъ. У нѣкоторыхъ кожа покрыта лишаями и разными струпьями; но они не обращаютъ на это никакого вниман³я, не перевязываютъ ихъ и предоставляя ихъ дѣйств³ю солнца.
   Ожерелья, браслеты, серьги и друг³я украшен³я распространены какъ между мужчинами, такъ и женщинами; браслеты дѣлаются изъ раковинъ, серебра и желѣза, плетутся изъ потанга. Плетеный браслетъ на лѣвой рукѣ мужчины служить предохранен³емъ при стрѣльбѣ изъ лука. Ожерелья и серьги дѣлаются изъ зубовъ акулы, небольшихъ косточекъ, раковинъ и бусъ. Въ носу хотя не носять кольца, но видно для него отверст³е въ носовой перегородкѣ.
   Непремѣнную принадлежность всякаго, какъ украшен³е, составляеть сумка, висящая черезъ плечо. Она плетется весьма искусно изъ потанга и служитъ для хранен³я принадлежностей жеван³я бетеля (пеперъ, орѣхъ арековой пальмы, известь). Отъ жеван³я бетеля зубы чернѣютъ, губы и десны принимаютъ кроваво-красный цвѣтъ. Въ этой же сумкѣ лежитъ табакъ, добываемый внутри страны. Они курятъ его охотно, причемъ бумагу замѣняють сух³е листья.
   Татуировка встрѣчается только y женщинъ на тѣлѣ и мѣстами по лицу.
   Дорейскую бухту съ востока прикрываетъ островъ Манс³амъ на немъ находится главная мисс³онерская станц³я и деревня дорейцевъ. Кромѣ этой деревни, есть еще нѣсколько по берегу. Всѣ онѣ не отличаются большимъ количествомъ хижинъ. Замѣчательно то, что хижины строятся всегда надъ водою въ нѣкоторомъ разстоян³и отъ берега. Подобныя характерныя постройки встрѣчаются по западному и сѣверному берегамъ острова Новой-Гвинеи до Гумбольдтова залива включительно. Они строятъ свои дома такимъ образомъ для того, чтобы удобнѣе было смотрѣть вдаль и своевременно дать отпоръ нападен³ю враговъ, которому они такъ часто подвергались отъ своихъ сосѣдей съ Гильвинкской бухты, отличающихся еще и до сихъ поръ особенной свирѣпостью. Хижины могутъ вмѣстить 10 или болѣе семействъ, и, въ случаѣ нападен³я, дѣйствуя соединенными силами, могутъ съ большимъ успѣхомъ отражать нападающаго. Кромѣ того, y нихъ есть еще одна причина строитъ дома надъ водою - они убѣждены, что злые духи совершають прогулку по берегу, но на воду никогда не рѣшатся идти.
   Хижины строятся въ разстоян³и 75-150 футовъ отъ берега, съ которымъ соединены мостами; длина ихъ 50-75 ф., вышина и ширина 15-25 футовъ.
   Постройка производится такимъ образомъ.
   Прежде всего вбиваются въ воду колья такой высоты, чтобы основан³е дома, укрѣпленное на нихъ, отстояло отъ поверхности полной воды фута на два, на три. Это основан³е крѣпко связыкается сь кольями льянами или другими древесными волокнами. Стѣны и полъ хижинъ дѣлается обыкновенно изъ цѣльнаго бамбука, a иногда и расщепленнаго, въ нѣсколькихъ мѣстахъ перевязаннаго съ другими бамбуками. Бамбуковый полъ отличается своею эластичностъю, и ходить по немъ удобно только привычнону дорейцу. Крыша имѣетъ овальный видъ, въ родѣ яйца, разрѣзаннаго по длинной оси; концы ея пускаются до половины высоты стѣнъ, образуя спереди и сзади навѣсы, что вмѣстѣ съ продолженнымъ поломъ образуетъ балконы. Часть крыши, обращенная къ берегу, всегда выше. Домъ длиною своею всегда располагается перпендикулярно къ берегу, то-есть вдоль берега расположенъ боковой фасадъ или ширина. Во всю длину дома идетъ корридоръ, отъ котораго въ обѣ стороны идутъ стѣны, перпендикулярно въ длинѣ, и образуютъ цѣлый рядъ каморокъ, изъ которыхъ въ каждой живеть отдѣльное семейство. Какъ стѣны корридора, такъ и междукаморныя переборки дѣлаются изъ бамбука, досокъ, a иногда просто изъ цыновокъ. Въ каждую изъ каморокъ ведетъ дверь или просто отверст³е, всегда закрытое плотною цыновкою, такъ что, идя по корридору, нельзя видѣть, что дѣлается внутри. Понятно, что для дикарей, работающихъ несовершенными инструментами, подобное сооружен³е можетъ казаться громаднымъ, и потому строится всегда сообща, то-есть не только людьми, предполагающими жить во вновь устроенномъ домѣ, но и другими, првглашенными изъ сосѣднихъ домовъ и даже деревень. Такимъ образомъ постройка идетъ быстро; люди, предполагающ³е жить въ немъ, даютъ поровну матер³аловъ, и впослѣдств³и весь домъ дѣлится между ними на равныя части. Сосѣди-помощники получають отъ хозяевъ хорош³й пиръ, и когда сами будутъ нуждаться въ помощи, то имъ, конечно, не будетъ отказано. Этотъ обществевный духъ дорейцевъ достоинъ замѣчан³я. Подобную общность труда можно встрѣтить во многихъ мѣстахъ Новой-Гвинеи, особенно въ заливахъ Гумбольдтовомъ и Астроляб³и. Здѣсь всѣ трудныя работы, какъ: постройка доиовъ, обработка полей, постройка большихъ пирогъ и проч. - производятся обществами, причемъ каждый участвующ³й имѣетъ равное право на пользован³е плодами трудовъ. Поэтому неудивительно видѣть y нихъ так³я громадныя постройки, сдѣланныя первобытными оруд³ями. Въ этомъ отношен³и они опередили даже малайцевъ.
   Убранство хижинъ, т. е. корридора и каморокъ весьма простое: по стѣнамъ перваго висить всякаго рода оруж³е, барабаны, деревянная посуда, удочки, съѣстные припасы и проч., въ жилыхъ каморкахъ полъ устланъ цыновками, которыя служатъ постелью; въ одномъ изъ угловъ каморки помѣщается очагъ, на двухъ-трехъ камняхъ.
   Всѣ домашн³я работы совершаются преимущественно на задней площадкѣ (т. е. на ближайшей къ берегу, на которую вступаешь, пройдя мостикъ, соединяющ³й хижину съ берегомъ). Здѣсь же находятся глиняные горшки собственнаго издѣл³я, для варки пищи. Подобная площадка подъ навѣсомъ находится и на переднемъ фасѣ, обращенномъ вь морю; на ней, кромѣ другихъ работъ, производится ужен³е рыбы и купанье. Обѣ площадки - общее достоян³е всѣхъ живущихъ въ домѣ семействъ. Нѣсколько подобныхъ домовъ вмѣстѣ составляютъ деревню. Около большихъ домовъ иногда строятся дома меньшихъ размѣровъ и предназначаются для вдовъ и сиротъ.
   Пищу туземцевъ составляютъ: саго, получаемое изъ пальмы того же имени, растущей въ большомъ количествѣ y Ароракскихъ горъ, кукуруза, таро, бананы, кокосы, рыба. Куры и свиньи имѣются въ ограниченномъ количествѣ и употребляются только въ торжественныхъ случаяхъ. Кромѣ живности и саго, всѣ остальные предметы разводятся на огородахъ, попечен³е о которыхъ спец³ально возложено на женщинъ. Саговая пальма, плоды которой замѣняютъ туземцамъ хлѣбъ, не встрѣчается y берега, a растетъ въ изобил³и y подножья Ароракскихъ горъ, жители которыхъ исключительно заняты обработкой саго и съ большимъ успѣхомъ обмѣнивають его на разные мелочные предметы, рыбу и проч., доставляемые имъ береговыми жителями. Процессъ добыван³я саго здѣсь тотъ же, что и на Молуккскихъ островахъ. Срубленную саговую пальму разрубаютъ по длинѣ на двѣ половины; внутренность ствола, состоящую изъ древесной клѣтчатой массы, наполненную мучнистымъ составомъ, разбиваютъ, выдалбливаютъ и кладутъ въ сито (въ которомъ клѣтчатое дно дѣлается изъ волоконъ кокосовой пальмы). Чтобы отдѣлить мучнистую питательную часть оть сердцевины, черезъ сито, наполненное сердцевиною пальмы, пропускаютъ нѣсколько разъ воду, съ которой осаживается мучнистая часть въ заранѣе подставленный подъ сито сосудъ. Полученной массѣ даютъ отстояться нѣкоторое время, потомъ, сливъ воду, сушатъ ее. Приготовленное арораками саго свѣтло-сѣраго цвѣта, сыровато и имѣетъ кислый запахъ. Для хранен³я и переноски они сбиваютъ его въ куски вѣсомъ въ 20-30 фунтовъ и, завернувъ въ листья, крѣпко перевязыкаютъ древесными волокнами.
   На обязанности мужчинъ, кромѣ другихъ работъ, лежить выдѣлыван³е идоловъ, охота за птицами для добыван³я красивыхъ перьевъ и рыбная ловля; иногда послѣднею ханимаются женщины и юноши. Единственная принадлежность ловли - острога футовъ въ 10-15 длиною съ желѣзнымъ наконечникомъ или съ бамбуковыми зубцами. Замѣтивъ плавающую около кольевъ рыбу, кто-нибудь изъ охотящихся, ловко направивъ острогу въ избранную жертву, стремительно бросаетъ ее. Острога впивается въ рыбу. Рыба подскакиваетъ къ поверхности воды, и тогда за часть древка, находящуюся надъ поверхностью воды, вытаскиваютъ острогу вмѣстѣ съ добычею. Иногда конецъ остроги вмѣстѣ съ рыбой погружается въ илистое дно или же весь снарядъ погружается совсѣмъ въ воду, такъ что рукою нельзя его достать; тогда достаютъ его ногою, взявшись двумя пальцами, большимъ и указательнымъ, за остр³е. Если же острога отклонится въ сторону, такъ что ея нельзя достать ни рукой, ни ногой, то всегда найдутся любители-пловцы изъ молодежи, которые съ большимъ удовольств³емъ нырнутъ и вытащатъ снарядъ.
   Еще съ дѣтства дор³йцы привыкаютъ къ водѣ и выучиваются отлично плавать, нырять и управлять своими маленькими долблеными челноками. Поэтому они рѣдко ходять пѣшкомъ, развѣ только на охоту или близко оуоло дома, всѣ же остальныя передвижен³я совершаютъ на шлюпкахъ и съ больщой охотой предпринимаютъ дальн³я морск³я путешеств³я. Шлюпки, по своему назначен³ю, бываютъ двухъ родовъ. Ближн³я - состоятъ изъ одного выдолбленнаго ствола, снабженнаго противовѣсомъ или балансомъ, на подоб³е пирогъ Полинез³и, развѣ только отдѣлка погрубѣе. Въ такой шлюпкѣ можетъ помѣститься отъ 4-5 человѣкъ гребцовъ; но и однимъ человѣкомъ она можетъ легко управляться. Всѣ гребцы снабжены гребками или лопатками. Онѣ употребляются для домашнихъ надобностей, ловли рыбы, переѣзда на ближайш³й берегъ. Дальн³я шлюпки - гораздо большихъ размѣровъ, составляются изъ нѣсколькихъ долбленыхъ деревъ, плотно связанныхъ между собою, снабжены мачтой съ парусомъ и каютой изъ тонкихъ цыновокъ для предохранен³я путниковъ оть дождя и непогоды. Носъ и корма ихъ значительно приподняты и украшены перьями, раковинами и разноцвѣтными лоскутьями. На такой пирогѣ можетъ помѣститься человѣкъ 30. Прежде онѣ употреблялись для военныхъ дѣйств³й и грабежа; и при возвращен³и изъ похода волосы убитыхъ враговъ развѣшивались на возвышенномъ носѣ и уормѣ. Теперь же онѣ служатъ пренмущественно для торговыхъ сношен³й съ дальними краями, напримѣръ съ Тернате (750 итальянскихъ миль), куда онѣ прибываютъ въ 14-20 дней, конечно съ попутнымъ муссономъ и въ виду береговъ. Посредствомъ ихъ мисс³онеры сообщаются между собою.
   Дорейцы сами не выдѣлываютъ ни оруж³я, ни другихъ воинскихъ доспѣховъ, a вымѣниваютъ ихъ y жителей Гильвинкской бухты и острововъ Жоби и Варапина за разныя европейск³я бездѣлушки, привозимыя въ Дорей. Оруж³е ихъ составляютъ: лукъ, стрѣлы, копье, щитъ и ножъ (klewang). Сюда же можно отнести и барабаны. Больше всего цѣнится ими клевангъ - большой ножъ съ деревянною ручкою. Семи или девятифутовый лукъ дѣлается изъ эластичнаго дерева; тетива его - изъ лучшей очищенной бамбуковой коры; пяти или семифутовыя стрѣлы приготовляются изъ бамбука; концы ихъ снабжаются острыми желѣзными или костяными наконечниками. Копья дѣлаются изъ желѣзнаго дерева; концы ихъ бывають рѣзные и заострены, иногда украшены перьями. Щитъ - простой кусокъ выдолбленнаго дерева съ ручхой. Барабанъ (tifa) выдалбливается изъ дерева въ видѣ неправильнаго цилиндра; бока его, къ которымъ прикрѣпляются ручки, часто рѣзные, одно изъ освован³й его затягивается шкурою ящерицы - monitor. Для произведен³я звука ударяютъ по кожѣ прямо рукою. Несмотря на то, что мног³е европейск³е инструменты получили уже здѣсь право гражданства, оруж³е и утварь вообще вь Дореѣ далеко не такъ изящны, какъ это мы увидимъ впослѣдств³и y астролябцевъ.
   Благодаря дѣятельности мисс³онеровъ, дорейцы имѣютъ кузницы, пренмущественно на Манс³амѣ, въ которыхъ они куютъ нужныя домашн³я вещи изъ желѣза. Въ нихъ туземцы приспособли оригинальный раздувательный мѣхъ своей выдумки. Два бамбука, длиною въ 56 футовъ, въ д³аметрѣ 1/2 фута, поставлены вертикально, нижн³е концы ихъ плотно забиты въ землю и имѣютъ съ боковъ небольш³я отверст³я, направленныя на топливо. Внутри бамбуковъ ходятъ на деревянныхъ штокахъ поршни, снабженные набивкой изъ тряпокъ; верхн³е концы соединены между собою рычагомъ такимъ образомъ, что когда одинъ штокъ опускается и выкидываетъ сильную струю воздуха, другой поднимается и втягиваетъ необходимое количество воздуха для посылки его на топливо при слѣдующемъ его опускан³и - настоящая воздушная помпа. Наковальню замѣняетъ судовая баластина. Въ такой кузницѣ можно при случаѣ исправля³ъ вещи большихъ размѣровъ, чѣмъ принадлежности оруж³я и утвари.
   Нравы дорейцевъ, можно сказать, лучше, чѣмъ y другихъ народовъ. Обманъ и воровство почти не встрѣчаются между ними и считаются большимъ преступлен³емъ. Хотя они сами дѣятельны и трудолюбивы только въ крайнихъ случаяхъ, но уважаютъ въ другихъ эти качества.
   Главою общества считаются всегда старш³е и болѣе опытные; они пользуются большимъ уважен³емъ и почетомъ. Въ случаѣ распри между отдѣльными лицами, a иногда и между семействами, недоразумѣн³я разрѣшаются подобными старшинами, и какъ бы ни былъ строгъ ихъ приговоръ, ему безусловно подчиняются. Съ невольниками, купленными на другихъ островахъ или взятыми въ плѣнъ на полѣ битвы, обращаются также, какъ и съ прочими членами семейства. Своею нравственностью не только дорейцы, но и всѣ вообще папуасы могутъ похвастаться перед

Другие авторы
  • Спасович Владимир Данилович
  • Титов Владимир Павлович
  • Семенов Сергей Александрович
  • Кальдерон Педро
  • Джеймс Уилл
  • Хирьяков Александр Модестович
  • Сухотина-Толстая Татьяна Львовна
  • Туманский Федор Антонович
  • Есенин Сергей Александрович
  • Никитин Андрей Афанасьевич
  • Другие произведения
  • Либрович Сигизмунд Феликсович - Еще о том, что такое "чуковщина"
  • Шепелевич Лев Юлианович - Венецианский купец
  • Хвостов Дмитрий Иванович - Хвостов Д. И.: Биографическая справка
  • Александров Петр Акимович - П. А. Александров: биографическая справка
  • Толстой Лев Николаевич - Том 87, Письма к В. Г. Черткову, 1890-1896, Полное собрание сочинений
  • Марриет Фредерик - Приключения Джейкоба Фейтфула
  • Сумароков Александр Петрович - Эклоги
  • Гнедич Петр Петрович - Из старых сказаний
  • Дашкова Екатерина Романовна - Замечания княгини Дашковой на сочинение Рюльера
  • Чехов Антон Павлович - Черный монах
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 345 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа