Главная » Книги

Щеголев Павел Елисеевич - А. С. Грибоедов и декабристы, Страница 3

Щеголев Павел Елисеевич - А. С. Грибоедов и декабристы


1 2 3

для чего, пред взятием ныне меня ростовским городничим, ездил оттоль в Новочеркасск и за возвратом в Ростов взят под присмотр и отправлен в Таганрог, при взятии каковом отобраны у меня документы и бумаги. Сии последние заключаются: 1-е: в клятве, которая извлечена мною по точным словам из книги театра сочинителя Августа фон-Коцебу, для одного любопытства, да ремарка о добродетели извлечена оттоль без всякого злого умысла. 2-е: ремарка на двух листах о страдании человечества написана из бумаг, но каких, не помню; она извлечена для соображений, на случай встретиться могущих при переписке с приятелями. 3-е: ремарки особых изложений, состоящие на листах под No 16 и 17, заключают в себе описание предков, от коих я происхожу; они написаны от праздности и остались в черновых бумагах. 4-е: письмо, писанное мною к коллежскому секретарю Григорию Степановичу Радулову, служащему верховного грузинского правительства по исполнительной экспедиции в должности секретаря, который есть мне искренний друг и с которым дружество тесное веду я до отъезда его из Одессы в Грузию, то есть с 1822 года; составлено из литер греческих, еврейских, арабских, турецких, китайских, латинских, русских и других, выдуманных мною, сказанным другом моим Радуловым и третьим нашим другом же Михаилом Константиновичем Арестовым, уволенным из одесского купеческого общества и прибывшим из Одессы в Грузию вместе со мною: в нем заключающиеся слова как то, что началась уже общая наша независимая переписка, относились к признательности моей к нему за скорый успех в познании сего нового, нами составленного иероглифа, а советовал я ему, чтобы не жалел водки, вина и угольев подогревать самовар для насыщения лакомой утробы подьячих, по резону тому, что он жаловался мне письмом, которое должно быть в других моих или его бумагах, на притеснения, ему делаемые в каком-то присутственном месте проволочкою совершением по доверию крепостного акта на дом одесского купца Катле. 5-е: в письме другом, писанном к тому же Радулову 24 мая 1822 года тогда, когда он находился еще в Херсоне, я выразил по вновь составленному иероглифу, что о свидетельстве надобно, чтобы оно было взято не от одного заседателя, а от всего суда; обстоятельство сие изобретенным нами литерами написано собственно с одной глупости и шалости, о документе же названном свидетельством, о котором писал я ему, он должен был по личным нашим советам вопросить членов тираспольского земского суда, в который я имел намерение поступить на службу, располагая о таковой, если бы тогда удалось быть определену получить сей документ. 6-е: некоторые извлечения из опытов нравственности Шатобриана и других писателей вчерне на 6 листах имелись у меня для одного любопытства. 7-е: письмо, писанное мною на пяти листах к служащему в канцелярии его сиятельства господина новороссийского генерал-губернатора графа Воронцова, неизвестного мне чина, Михайле Николаевичу Леонтьеву, коего я письмом сим уговаривал о невпадении в заблуждение православной религии; с чиновником сим знаком я с 1823 года, то есть со времени отъезда моего из Одессы в Тифлис, другой же переписки никакой с ним ведено не было. 8-е: бумаги под заглавием; "Несправедливое истребление воинства", на 8 листах писана вышереченном другом моим Радуловым, с бумагами коего я при отъезде и сию захватил; но отколь она собственною его рукою выписана и на какой конец, мне неизвестно; и я у него не спрашивал. 9-е: рескрипт в списке покойного государя императора к княгине Кутузовой, писанный рукою Радулова, взят мною вместе с бумагою, под заглавием "несправедливое истребление воинства"; и для чего сия последняя присоединена к первой Радуловым - не знаю. 10-е: письмо, писанное мною на двух листах от 29 мая 1825 года к одесскому кулцу Вонифатию Ивановичу Картамишеву, я уговаривал его удалять себя от печали по случаю потери им значительного по торговле капитала. 11-е: при письме на 2-х листах, писанном ко мне от служащего в одесском карантине чиновника Прядина, прислано описание Харьковского бульвара. 12-е: два письма, писанные, одно на немецком, а другое на польском диалекте служащим верховного грузинского правительства в исполнительной экспедиции чиновником Кульским к одесским жителям Бояти и Депау, но что они в себе заключают - перевесть я не могу, получены же они мною для доставления по случаю отъезда в Одессу. 13-е: письмо, полученное мною от секретаря Радулова на 10 листах, коим он еще приглашал меня в Грузию на службу и по коему туда было я и поехал. 14-е: другое письмо его же, Радулова, тоже пригласительное о скорейшем туда отъезде и при нем грузинская азбука, писанная его рукою, все сие на 16 листах. 15-е: черновое письмо, писанное мною в Одессу к знакомому мне купцу Викулу Артемьевичу Пашкову, которым я его уведомлял о своих обстоятельствах, на 8 листах. 16-е: азбука гиероглифически писана рукою вышесказанного друга моего ныне уволенного из одесского купеческого общества, в Грузии находящегося, но в каком месте, о том знать должен Радулов, Михаилом Арестовым; в азбуке сей выражение "храм общества независимых" означает союз трех нас друзей и таковых же еще собственною моею рукою писанных пять, да одна пустая записка, Арестовым писанная литерами гиероглифическими. 17-е: обнародование прав человека и гражданина, писанное рукою исправлявшего в одесском Ришельевском лицее должность профессора, г. Егором Шкляревичем, которым бумага сия и переведена из французского экземпляра, находящегося должно быть и ныне у Арестова и которое имею для одного любопытства, а ничуть не для руководства какого-либо на 2 листах. 18-е: каталог книг российских, французских, итальянских, латинских, арабских и, частию, немецких, которые принадлежат собственно мне и находятся в Ростове, я сделал для поверки. Сколько бумаги, у меня найденные по случившимся в прошлом годе в столице от вольнодумства мятежам, подвергают меня сомнению, столько я, не чувствуя сего пагубного за собою последствия, надеюсь оправдаться и правительство уверить, что все; то происходило от глупости и извлекалось для любопытства из книг разных сочинителей, коими все мы начитаны. Что касается до отобранных у меня в Ростове двух кинжалов, двух пистолетов, из коих один в серебряной оправе, одной черкесской шашки и ружья, то все сие оружие вывезено мною из Грузии вместо редкостей, а более для предосторожности в горах и Кабардинских степях, чрез которые я проезжал. Судим по суду не был, к тайным обществам и масонским ложам не принадлежу и никогда не принадлежал, с людьми, общества сии основавшими или к оным принадлежащими, сношения неимел, и кто они такие, да и есть ли где, совершенно не ведаю. В действительной справедливости всего мною изъясненного, подписался. Добавляю притом, что чиновника Леонтьева отвращать от заблуждения побуждался потому, что я, быв с ним в Одессе знаком, слышал не однажды от него, что он, придерживаясь философии женевского сочинителя Жан-Жака Руссо, не соглашался во всем с христианскою религиею и говаривал, согласно моему сочинению, что она хороша, но иногда может быть и вредна; принял же я, Радулов и Арестов на себя независимость и употребляли произношение сие в письмах не с умыслом каким-либо злым, а собственно потому, что мы считали себя независимыми в сотовариществе и дружестве по одной только переписке, что удостоверяется и тем, что ни один из знакомцев моих, исключая сказанных друзей, не употреблял в письмах у меня найденных гиероглифических слов, употребление коих тремя нами не во зло открылось поверкою, ибо во всех словах, под литерами сими найденных, ни одного вредного произношения не отыскано, исключая независимости и других глупостей.- Подлинное подписал уволенный из бендерского малороссийского общества Василий Иванов сын Сухачев своеручно. Присутствовали: полицмейстер Апсеитов, пристав Лохвицкий, заседатель Малаксианов".
   О деле Сухачева сообщил в Петербург ген.-ад. П. М. Волконский. Следственная комиссия собрала сведения, по которым оказалось, что никто из членов общества Сухачева не знал. Дальнейшее расследование этого дела было по высочайшему повелению поручено графу Воронцову. Граф Воронцов отвечал, что следствие по делу Сухачева уже кончено и что он, прочитав все дело, не нашел ничего, доказывающего злой умысел Сухачева. Дальнейшая сего "тайного человека" судьба неизвестна.
  

VI

  
   Но возвращаемся к Грибоедову. Понятно, что комитет не мог найти за ним никакой вины по делу о тайном обществе при корпусе генерала Ермолова. На поставленные ему 15-го марта вопросы Грибоедов отвечал полнейшим отрицанием какого-либо его посредничества в сношениях между обществами, Южным и Кавказским. 16-го марта ответы Грибоедова были прочитаны и приняты к сведению {Г. А., I В, No 26, л. 263, 267 [ЦГАОР СССР, ф. 48, оп. 1, ед. хр. 26, л. 263, 267. - Ред.]}. На этом и было покончено расследование о Грибоедове, но обескураженный резолюцией царя Грибоедов продолжал сидеть под арестом в главном штабе. Только заканчивая свои занятия, комитет в CXIV заседания 31 мая решил возобновить представление об освобождении Грибоедова и представить государю о нем записку {Г. А., I В, No 26, л. 538 [ЦГАОР СССР, ф. 48, оп. 1, ед. хр. 26, л. 538. - Ред.62}. Эта записка была подписана флигель-адъютантом полковником Адлербергом 1 {Г. А., I В, No 37, л. 9 [ЦГАОР СССР, ф. 48, оп. 1, ед. хр. 37, л. 16. - Ред.63}. На этот раз представление комитета увенчалось успехом.
   2-го июня 1826 года за No 765 военный министр известил дежурного генерала Главного штаба об освобождении Грибоедова {Г. А., I В, No 37, л. 16 [ЦГАОР СССР, ф. 48, оп. 1, ед. хр. 37, л. 16. - Ред.64}, и 2-го же июня за No 768 дежурный генерал получил предписание "представить к начальнику главного штаба освобожденного из-под ареста коллежского асессора Грибоедова при офицере"60.
   3-го июня61 1826 года за No 762 военный министр отправил командующему Кавказским отдельным корпусом следующую бумагу:
   "Вытребованный сюда на основании известной вашему высокопревосходительству высочайшей воли коллежский асессор Грибоедов, на коего упадало подозрение в принадлежности к тайному злоумышленному Обществу, по учиненном исследовании оказался совершенно неприкосновенным к сему.
   Вследствие чего по повелению его императорского величества освобожден из-под ареста с выдачею аттестата, свидетельствующего о его невинности, и на обратное следование к своему месту снабжен прогонными и на путевые издержки деньгами.
   О чем долгом считаю ваше высокопревосходительство уведомить" {Г. А. I В, No 37, л. 23 [ЦГАОР СССР, ф. 48, оп. 1, ед. хр. 37, л. 19. - Ред.]}.
   4-го июня {Г. А., I В, No 32, л. 130 [ЦГАОР СССР, ф. 48, оп. 1, ед. хр. 130.- Ред.]66} Грибоедов был освобожден и через несколько дней получил следующий аттестат {Г. А., I В, No 27 [ЦГАОР СССР, ф. 48, оп. 1, ед. хр. 27.- Ред.}:
  

"АТТЕСТАТ

  
   По высочайшему его императорского величества повелению комиссия для изыскания о злоумышленном Обществе сим свидетельствует, что коллежский асессор Александр Сергеев сын Грибоедов, как по исследованию найдено, членом того Общества не был и в злонамеренной цели оного участия не принимал.
   С.-Петербург Июня 9 дня 1826 года"65.
  
   Хотя военный министр и уведомил 3-го июня Ермолова, что Грибоедову выданы прогонные деньги, однако Грибоедов получил их еще не так скоро. По крайней мере во входящий журнал следственной комиссии под 11-го июня за No 1200 внесен рапорт Грибоедова о "выдаче ему подорожной и прогонных денег". В журнале и находим и отметку об исполнении: "писано 8 класса Карасевскому 11-го июня No 855" {Г. А., I В, No 37, л. 23 [ЦГАОР СССР, ф. 48, оп. 1, ед. хр. 37, л. 23. - Ред.]67}.
   Указ Сената о производстве Грибоедова в надворные советники был дан 8-го июля за No 32476.
  

---

  
   Приведенными сведениями исчерпываются официальные данные об участии Грибоедова в заговоре 1825 года. К материалам, извлекаемым из следственных дел, нужно относиться с большой осторожностью; каждое слово в них требует критической проверки. Даже после тех немногочисленных комментариев, которые мы дали, напрашивается вывод, как раз прямо противоположный сделанному комитетом. Надо думать, что Грибоедов не только идейно был близок к декабристам, но и был избран ими в члены тайного общества. За краткостью времени он не мог проявить деятельного участия, но соображая склад его миросозерцания, свойства его характера, можно допускать, что участие его в обществе было бы незаурядным: наверное, он был бы не рядовым членом, а вождем. Но вопрос о том, был ли принят Грибоедов в члены тайного общества, исполнил ли он некоторые тайные поручения или нет, мог интересовать следователей-современников, а в настоящее время представляет интерес для биографов Грибоедова, но для исследователей-историков русской общественной и литературной жизни - он не имеет большого значения. Нам важно отметить идейное влияние декабристов на жизнь и творчество Грибоедова. Пусть будет достовернейшим образом доказано, что Грибоедов не был членом тайного общества, но мы все-таки не изменим нашего представления о том, что Грибоедова должно считать представителем общественного движения 20-х годов и близким сторонником декабристов, разделявшим во многом их теоретические убеждения.
  

КОММЕНТАРИИ

  
   Сборник избранных работ П. Е. Щеголева характеризует его исторические и литературные взгляды, общественную позицию. В подобном составе работы исследователя публикуются впервые. Составитель стремился представить особенность творческого метода Щеголева, как синтез литературного и исторического поисков, становление в его творчестве исследовательской проблемы - "Русская литература и освободительное движение". Весь материал представлен по двум разделам: в первом разделе помещены статьи, посвященные "первому революционеру" А. Н. Радищеву, "первому декабристу" В. Ф. Раевскому, А. С. Грибоедову и его роли в движении декабристов, А. А. Дельвигу, и воспоминания о Л. Н. Толстом. Во втором разделе - статьи, посвященные А. С. Пушкину и его роли в освободительном движении. Следует сразу же оговориться, что этот состав статей отнюдь не исчерпывает всего творческого наследия П. Е. Щеголева по данным вопросам. В этот сборник не вошли работы исследователя, посвященные Н. В. Гоголю, В. Г. Белинскому, И. С. Тургеневу и т. д. При включении в книгу статьи "Возвращение декабриста" удалось воспользоваться лишь публикацией из нее "Воспоминаний В. Ф. Раевского", бывших в распоряжении П. Е. Щеголева, и местонахождение которых сейчас не установлено.
   Все статьи печатаются по тексту последних прижизненных публикаций исследователя (за исключением статей "Зеленая лампа" и "К истории пушкинской масонской ложи") и основными источниками являются сочинения П. Е. Щеголева ("Исторические этюды". Спб., 1913; "Декабристы". М.-Л., 1926; "Из жизни и творчества Пушкина". 3-е изд., испр. и доп. М.-Л., 1931). С целью приближения библиографического описания к современным издательским требованиям и в то же время стараясь сохранить авторскую манеру подачи материала, решено было, в ряде случаев, вводить редакторские и авторские уточнения, заключая их при этом в квадратные скобки. Во всех остальных случаях современное библиографическое описание дано в тексте комментариев. При публикации без оговорок исправлены явные описки, опечатки. Слова и заголовки, дополняющие текст, заключены в угловые скобки.
   Орфография и пунктуация приведены в соответствие с современными нормами; исключение составляют тексты публикуемых документов. Купюры, сделанные в свое время П. Е. Щеголевым, чаще всего по цензурным и редакторским соображениям, восстановлены в угловых скобках.
   Все цитаты из сочинений и писем Пушкина приводятся по изданию: А. С. Пушкин. Полное собрание сочинений (Академия наук СССР). Т. I-XVI, 1937-1949, и т. XVII (справочный), 1959; т. II, III, VIII, IX - каждый в двух книгах - 1, 2; при отсылках в тексте даются том (римская цифра) и страница (арабская).
   Впервые сделан перевод иноязычных текстов; при переводе пушкинских текстов было использовано академическое издание сочинений поэта.

А. С. ГРИБОЕДОВ И ДЕКАБРИСТЫ

(По архивным материалам)

  
   Впервые: Щеголев П. Е. А. С. Грибоедов в 1826 году: Из истории литературных и общественных отношений двадцатых годов XIX века.- Литературный вестник, 1904, т. VII, кн. 2, с. 1-40; перепеч.: он же. А. С. Грибоедов и декабристы: Из истории общественных и литературных отношений двадцатых годов XIX века. Спб., 1904; он же. А. С. Грибоедов и декабристы: (По архивным материалам). С приложением факсимиле дела о Грибоедове, хранящегося в Государственном архиве. Спб., 1905; перепеч.: он же. Исторические этюды. Спб., 1913, с. 253-316; он же. Декабристы. М.-Л., 1926, с. 85-125.
   1 В настоящее время дело хранится в ЦГАОР СССР, ф. 48, оп. 1, ед. хр. 174. На его обложке значится: "Грибоедов. Коллежский асессор, служащий по дипломатической части при Главноуправляющем в Грузии. На 24 листах". Перепеч.: А. С. Грибоедов в воспоминаниях современников. М., 1980, с. 272-287; комм.: 409-411. (Далее - А. С. Грибоедов...) О публикации П. Е. Щеголевым "Дела" Грибоедова, особенностях, неточностях (см. подробнее: Нечкина М. В. Следственное дело А. С. Грибоедова. М., Мысль, 1982, с. 4-10).
   2 После этого в "Деле" следуют три строчки текста, тщательно зачеркнутые, завершенные знаком вопроса и заключенные в скобки (см.: А. С. Грибоедов..., с. 409).
   3 См.: Восстание декабристов. Материалы. М.-Л., 1925, т. I, с. 21. По сути дела, показания С. П. Трубецкого и дали Следственному комитету основание вынести 26 декабря 1825 года решение о взятии под арест А. С. Грибоедова. На следующий же день это решение было утверждено Николаем I и второго января 1826 года был подписан приказ об аресте.
   4 Грибоедова Настасья Федоровна, мать А. С. Грибоедова.
   5 Мария Федоровна, жена Павла I, мать Николая I.
   6 Фельдъегерь Уклонский, прибывший в крепость Грозную 22 января 1826 года, доставил арестованного Грибоедова в столицу 11 февраля (см.: Нечкина М. В. Грибоедов и декабристы. Изд. 3-е, М., 1977, с. 553-555, 567-568). Решение Грибоедова написать на следующий же день по прибытии письмо лично Николаю I было продиктовано тем обстоятельством, что обычно арестованных по делу декабристов в первый же день допрашивал сам царь, о чем Грибоедов несомненно и был осведомлен.
   7 Как показал дальнейший ход следствия, комитет интересовал: больше всего именно этот вопрос. Бесспорно, благоприятные ответы допрашиваемых декабристов сыграли определяющую роль в благоприятном для Грибоедова окончании его дела.
   8 Вопросы следователей, связанные с положением дел в корпусе генерала Ермолова, говорили о том, что лично Николай I не верил в непричастность Ермолова к событиям 1825 года.
   9 В данном случае показание К. Ф. Рылеева намеренно дезориентировало следствие в том, что о принадлежности Грибоедова к тайному обществу говорят свидетельства и Трубецкого, и Оболенского, а им об этом мог сообщить только один Рылеев. Дело все в том, что Рылеев, являясь членом Корённой управы Северного общества, имел право самостоятельно принимать в него лиц, но был обязан сообщать об этом другим членам Думы, каковыми были и Оболенский, и Трубецкой.
   10 Имеется в виду Бестужев Александр Александрович.
   11 Грибоедов провел на Востоке время с 21 октября 1818 года по начало марта 1823 года, то есть четыре года и четыре месяца. Указанный период представляет собою чередование пребываний в Грузии и Персии.
   12 Допрос А. С. Грибоедова был произведен 11 февраля 1826 года, его показания были записаны лично В. В. Левашовым. Им же были сделаны и карандашные пометки. Дата "24 февраля" - день допроса Грибоедова в Следственном комитете.
   13 В документе No 8, над вопросными пунктами, помета: "Читано 20 февраля", в данном документе - "Читано 25 февраля".
   14 Последняя цифра может быть прочитана и как "6", то есть "1796". В послужных списках Грибоедова годом его рождения, наряду с 1795-м, назывался и 1794-й, и 1790-й. Об этом см.: Ревякин А. И. Новое об А. С. Грибоедове.- Уч. зап. Моск. пед. ин-та им. В. П. Потемкина, т. 43, вып. 4, 1954, с. 113; Кожинов В. В. Легенды и факты.- Русская литература, 1975, No 2, с. 145-148; Краснов П. С. Еще раз о дате рождения А. С. Грибоедова. - Русская литература, 1975, No 4, с. 152-154.
   15 В данном случае Грибоедов намеренно не упоминает о своем участии в дуэли 1817 года между В. В. Шереметевым и графом А. П. Завадовским, со стороны последнего он выступал секундантом. Грибоедов не сознавался на следствии в этом и не был выдан товарищами. Об этой дуэли, к которой была причастна известная танцовщица А. И. Истомина, воспетая А. С. Пушкиным, см.: А. С. Грибоедов..., с. 212-214; Нечкина М. В. Указ. соч., с. 182-183, 655, 663.
   16 Грибоедов, совершенно не занимавшийся математикой, тем не менее совершенно не упоминает о занятиях в университете "словесными науками". Сохранилось лишь одно свидетельство в воспоминаниях декабриста Д. И. Завалишина, относящееся к периоду их совместного заключения в Главном штабе: "Что касается до курса математики "Франкера", о присылке которого просил Грибоедов во время заключения его в штабе, то это потому, что, сознавшись мне, что он не очень силен в математике, и зная, что я был преподавателем высшей математики и астрономии в Морском корпусе, Грибоедов просил меня, чтоб я "от скуки" занялся с ним математикою" (см.: А. С. Грибоедов..., с. 143). Это свидетельство подтверждается и письмом Грибоедова к Булгарину от 19 марта 1826 г., в котором он просил купить ему "Calcul diffêrentiel de Francoeur" по-французски или по-русски (Грибоедов А. С. Полн. собр. соч. Пг., 1917, т. 3, с. 192). Эта книга была переведена и на русский язык: "Дифференциальное исчисление, соч. Франкера с переменами и прибавлениями", изд. в переводе Д. Перевощикова. М., 1824. Эти занятия вскоре были прерваны, так как уже 4 апреля 1826 года Грибоедов был переведен из Главного штаба в Петропавловскую крепость.
   17 Объединив ответы на пять поставленных выше вопросов, Грибоедов тем самым преднамеренно избегает изложения нежелательных "подробностей".
   18 А. С. Грибоедов был избран действительным членом Вольного общества любителей российской словесности 15 декабря 1824 года, то есть за пять месяцев до отъезда из Петербурга. "Соревнователь просвещения и благотворения". Труды утвержденного Вольного общества любителей российской словесности - журнал выходил в С.-Петербурге в 1818-1825 гг. ежемесячно, всего 32 части.
   19 Сухачев Василий Иванович был арестован по подозрению в принадлежности к тайному обществу; его показания см.: Щеголев П. Е. Декабристы. М.-Л., 1926, с. 119-123.
   20 Данный текст заключения по делу Грибоедова был подготовлен Следственным комитетом 25 февраля 1826 года, то есть после первого же допроса. Тогда же Николай I повелел Грибоедова "оставить пока у дежурного генерала" (Нечкина М. В. Указ. соч., с. 571), что объяснялось не только намерением выяснить возможные связи Грибоедова с Южным обществом, но и ожиданием известия от князя А. С. Меньшикова, посланного на Кавказ для выяснения настроения в Кавказском корпусе генерала А. П. Ермолова. Донесение Меньшикова было благоприятным для Ермолова, о Грибоедове вообще не было ни слова.
   21 Вопреки этому утверждению, Грибоедова "членом тайного общества почитали", кроме упомянутых Трубецкого и Оболенского, Н. Н. Оржицкий и А. Ф. Бригген (см.: Нечкина М. В. Указ. соч., с. 471-473).
   22 Военным министром в 1824-1827 годах был А. И. Татищев.
   23 По справедливому замечанию академика М. В. Нечкиной, "начало формулировки породило легенду о привлечении Грибоедова к следствию по оговору Бестужевых" (Нечкина М. В. Указ. соч., с. 553). На самом деле список лиц, представленных к аресту, включал в себя имена С. Г. Краснокутского, Г. С. Батенькова, М. М. Нарышкина, А. В. Капниста, А. В. Ентальцева, И. Н. Хотяинцева (или Хотяинцова), Ф. Г. Кальма, "Грибоедова, служащего у генерала Ермолова" и Д. И. Завалишина. Этот список был сводным, составленным из показаний четырех лиц: Рылеева, Н. и А. Бестужевых и Трубецкого. Анализ ответов, данных следствию 26 декабря 1825 года, свидетельствует, что эти лица называли не одни и те же имена: Рылеев назвал Батенькова, Нарышкина, Грибоедова (отрицательно) и Завалишина; А. Бестужев - только Краснокутского и Завалишина; Н. Бестужев - Краснокутского, а Трубецкой - Капниста, Ентальцева, Хотяинцева, Кальма и Грибоедова. Таким образом, имя Грибоедова ни одним из Бестужевых не называлось; он был арестован не только по показанию Трубецкого, но и по недоверию Комитета к показаниям Рылеева.
   24 См.: Восстание декабристов. Материалы, т. I, с. 21.
   25 Там же, с. 163.
   26 См.: Оболенский Петр Николаевич.
   27 См.: Восстание декабристов. Материалы, т. I, с. 241.
   28 См.: Муравьева Вера Алексеевна.
   29 Восстание декабристов. Материалы. М., 1954, т. XI, с. 104, 111.
   30 Академик М. В. Нечкина, исходя из сохранившихся за этот период писем самого Грибоедова, произведя необходимую реконструкцию, полагает, что были уничтожены письма А. И. и В. Ф. Одоевских, А. Бестужева, С. Бегичева, А. Жандра (Нечкина М. В. Указ. соч., с. 560 - 563).
   31 См. также: А. С. Грибоедов..., с. 152.
   32 Там же, с. 119-120.
   33 Абулгази Баядур, хорезмский хан, историк (См.: Abulchasi Bahadur Chani. Historia Moiiholoram et Tartarorum êd. de Roumanzof. Casan, 1825).
   34 Добровский (или Дубровский) Йосеф, чешский филолог, славист, автор труда: Dobrovsky J. Institutiones linguae slavicae dialecti veteris. Wien, 1822.
   35 Зендавеста - священная книга древних иранцев; сохранился небольшой отрывок, уцелевший от объемного собрания канонических книг. В 1776-1778 годах в Риге вышел первый немецкий (с французского) перевод текста, который и находился в библиотеке Грибоедова.
   36 См.: "Таврида - или мой летний день в Таврическом Херсонесе" Боброва, 1798 и 1804 годов (Херсонида) - описание Крыма в стихах. Грибоедов, находясь под следствием в Главном штабе, просил Ф. В. Булгарина прислать ему сочинения Абулгази и Боброва (см.: Грибоедов А.; С. Полн. собр. соч. Спб., 1889, т. 1, с. 219, 221).
   37 А. С. Грибоедов прибыл в Москву 7 или 8 февраля 1826 года.
   38 Об этом см. воспоминания декабриста Д. И. Завалишина в кн.: А. С. Грибоедов..., с. 134-136. М. П. Жуковский был адъютантом генерала А. Н. Потапова.
   39 В сохранившемся "Списке лиц, содержащихся под арестом в доме Главного штаба на 14 марта 1826 года" значатся также еще: граф Ходкевич, полковник Граббе, майор Юмин, поручик Тучков, рядовой Теленков и дворовый человек Кудинов (см.: ЛН, т. 60, кн. 1, с. 479).
   40 Об этом см.: А. С. Грибоедов..., с. 134-135. Академик М. В. Нечкина полагает, что к свидетельствам Д. И. Завалишина следует относиться с осторожностью, ибо "чрезвычайно ценные и достоверные сведения у него нередко смешиваются со спорными и неточными данными" (см.: Нечкина М. В. Указ. соч., с. 573).
   41 Н. К. Пиксанов, по несохранившейся копии (ИРЛИ), выправил предыдущий текст публикации (см.: А. С. Грибоедов..., с. 208-209).
   42 Опись бумагам, отобранным у Грибоедова при аресте, не была составлена; был обнаружен лишь список книг, находившихся у него в Грозной и во Владикавказе (см.: Вейденбаум Е. Г. Кавказские этюды. Тифлис, 1901, с. 264-265).
   43 См.: Записка А. С. Грибоедова Ф. В. Булгарину от 17 февраля 1826 года. О взаимоотношениях поэта с Булгариным см.: А. С. Грибоедов..., с. 394-398.
   44 Об этом см.: А. С. Грибоедов..., с. 221.
   45 Там же, с. 222. Речь идет об А. А. Ивановском, чиновнике Следственного комитета по делу декабристов, роль которого в деле Грибоедова сильно преувеличена Д. А. Смирновым. Об этом см.: Heчкина М. В. Указ. соч., с. 572, 585-586.
   46 См.: А. С. Грибоедов..., с. 138.
   47 Об отношении к свидетельствам Д. И. Завалишина и Д. А. Смирнова см.: Нечкина М. В. Указ. соч., с. 573; она же. Следственное дело А. С. Грибоедова, с. 13-14.
   48 Генерал-фельдмаршал И. Ф. Паскевич был женат на двоюродной сестре А. С. Грибоедова, Елизавете Алексеевне Грибоедовой. О возможной роли Паскевича в благополучном исходе следствия для Грибоедова (см.: Нечкина М. В. Грибоедов и декабристы, с. 587-588; она же. Следственное дело А. С. Грибоедова, с. 89-90).
   49 Грибоедов А. С. Полн. собр. соч., т. 3, с. 190.
   50 Там же, т. 1, с. 215, 216.
   51 См.: А. С. Грибоедов..., с. 141.
   52 См.: Беседы в Обществе любителей российской словесности. М., 1868, выл. 2, с. 24.
   53 Бесспорно, данный тезис у Грибоедова служил одной идее - сближения с народом, формирования национальной общности людей. С этим согласуется и признание Рылеева о необходимости выйти на Сенатскую площадь в русском кафтане, "чтобы сроднить солдата с поселянином в первом действии их взаимной свободы" (см.: Бестужев Н. Воспоминание о Рылееве. - В кн. : Воспоминания Бестужевых. М.-Л., 1951, с. 36). Таким образом, утверждение некоторых исследователей о том, что данный тезис говорит о славянофильстве Грибоедова, является явно несостоятельным. Не точен и Щеголев в данном случае, говоривший об "архаическом своеобразии миросозерцания" Грибоедова. Данное положение поэта отражает позицию, свойственную декабристскому мировоззрению.
   54 Грибоедов был избран в члены Общества любителей российской словесности 15 декабря 1824 года, то есть ровно за пять месяцев до своего отъезда в Грузию. Его ответ был явно рассчитан на дезориентацию членов Следственного комитета.
   55 Записка А. С. Грибоедова Н. И. Гречу от 20 октября 1824 года. - Вестник всемирной истории, 1900, No 6, с. 88.
   56 А. С. Грибоедов прибыл в Киев 1-2 июня 1825 года. Первое, дошедшее до нас его письмо из Киева датировано 4 июня, из которого мы узнаем, что он уже успел осмотреть город и отправить письма с первыми впечатлениями (см.: Грибоедов А. С. Полн. собр. соч., т. 3, с. 172, 175; Нечкина М. В. Грибоедов и декабристы, с. 158).
   57 Письмо А. С. Грибоедова А. И. Одоевскому из Киева в С.-Петербург от 10 июня 1825 года (см.: Грибоедов А. С. Полн. собр. соч., т. 1, с. 203).
   58 Вывод П. Е. Щеголева подкрепляется тем, что около Грибоедова в это время собирается довольно внушительный актив Васильковской управы Южного общества (М. П. Бестужев-Рюмин, С. и М. Муравьевы-Апостолы, А. З. Муравьев, С. П. Трубецкой) и его встречи с ними не были случайными перед возвращением в Кавказский корпус генерала Ермолова (см.: Нечкина М. В. Следственное дело А. С. Грибоедова, с. 75-76).
   59 См. также: Щеголев П. Е. Декабристы. М.-Л., 1926, с. 119-123.
   60 Сам текст записки говорит о том, что Грибоедов уже был освобожден. Об этом говорит и свидетельство П. А. Вяземского, который в письме к жене от 3 июня сообщал, что "сейчас видел выпущенного из тюрьмы Грибоедова" (Оетафьевский архив князей Вяземских, т. 5, с. 15). Письмо датировано днем открытия заседаний Верховного уголовного суда над декабристами.
   61 Ошибка. Грибоедов получил очистительный аттестат 9 июня, и в тот же день было составлено отношение "господину командиру Казанского отдельного корпуса", то есть А. П. Ермолову, подписанное военным министром Татищевым (ЦГАОР СССР, ф. 48, оп. 1, ед. хр. 37, л. 19).
   62 Академик М. В. Нечкина полагает, что ускорение с конца мая движения дела было связано по времени с подготовкой правительственного указа о готовящемся персональном составе Верховного уголовного суда, членом которого предполагался и И. Ф. Паскевич. Складывалась довольно-таки щекотливая ситуация, когда у будущего члена суда близкий родственник имел все основания из подследственных перейти в разряд подсудимых. Об этом предположении говорит и сопоставление данных об утверждении Паскевича членом суда (см.: Нечкина М. В. Грибоедов и декабристы, с. 589). В итоге, 1 июня 1826 года, Николай I подписал указ Правительствующему Сенату о персональном составе Верховного уголовного суда, в составе которого был и Паскевич, а 2 июня последовал приказ об освобождении Грибоедова из-под ареста.
   63 Текст записки, подписанной В. Ф. Адлербергом, в то время флигель-адъютантом царя, гласил: "Коллежский асессор Грибоедов не принадлежал к обществу и о существовании оного не знал. Показание о нем сделано князем Евгением Оболенским 1-м со слов Рылеева; Рылеев же ответил, что имел намерение принять Грибоедова, но, не видя его наклонным ко вступлению в общество, оставил свое намерение. Все прочие его членом не почитают". Как видим, это тот же текст, который был подан Николаю I 25 февраля. Но если в феврале царь наложил резолюцию "содержать пока у дежурного генерала", то на этот раз: "Выпустить с очистительным аттестатом" (ЦГАОР СССР, ф. 48, оп. 1, ед. хр. 37, л. 9).
   64 Шильдер Н. К. Император Николай I, с. 670. Точной датой предписания является 2 июня 1826 г. (ЦГАОР СССР, д. 48, оп. 1, ед. хр. 37, л. 16).
   65 Очистительный аттестат Грибоедов получил 9 июня (ЦГАОР СССР, ф. 48, оп. 1, ед. хр. 289, л. 156), а накануне, 8 июня, был произведен в надворные советники (см: Hечкина М. В. Указ. соч., с. 593). Как видим, формулировка очистительного аттестата о невиновности более скромная, нежели в записке Адлерберга. Первоначальная формулировка: "Не принадлежал к обществу и о существовании оного не знал" - заменена другой - "членом того общества не был".
   66 Ошибка, обнаруженная академиком М. В. Нечкиной (см.: Нечкина М. В. Указ. соч., с. 591-592). Дело в том, что 3 июня дежурный генерал Главного штаба подал военному министру рапорт: "Вследствие приказания г-на начальника Главного штаба его величества прошу покорнейше ваше превосходительство доставить ко мне список всем освобожденным на сих днях из-под ареста чиновникам по делу о злоумышленном обществе. Список сей нужен для представления их в будущее воскресенье государю императору" (ЦГАОР СССР, ф. 48, оп. 1, ед. хр. 32, л. 129). Ближайшее "будущее воскресенье" после 3 июня приходилось на 6 июня. В этот день, 6 июня, в воскресенье, Грибоедов и представлялся царю в составе группы только что освобожденных по тому же делу. Чиновник Карасевский, посылавший военному министру требуемый список лиц, составил черновой ответ в тот же день, то есть 3 июня (эта дата и проставлена на черновике), но "он начал свой черновик с упоминания завтрашнего числа, очевидно рассчитывая перебелить и отослать список завтра" (Heчкина М. В. Указ. соч., с. 592). Этот документ и ввел в заблуждение Щеголева, который "узаконил" 4 июня как дату освобождения Грибоедова. В действительности, Грибоедов был освобожден 2 июня (в среду), а 6 июня (в воскресенье) был принят царем (ЦГАОР СССР, ф. 48, оп. 1, ед. хр. 32, л. 129, 130).
   67 На следующий день, 10 июня, после получения очистительного аттестата и отношения военного министра Татищева, Грибоедов подал прошение в канцелярию военного министра о выдаче подорожной в Грузию и прогонных денег (ЦГАОР СССР, ф. 48, оп. 1, ед. хр. 289, л. 156). 11 июня во входящий журнал Следственной комиссии за No 1200 внесен рапорт Грибоедова о выдаче ему подорожной и прогонных денег из расчета: "прогонные деньги до города Тифлиса на три лошади за 2662 версты пятьсот двадцать шесть рублей сорок семь копеек, да на путевые издержки, полагая по сту рублей на 1000 верст, двести шестьдесят шесть рублей двадцать копеек, записав оные в расход по данной вам книге с распискою его, Грибоедова..." (Нечкина М. В. Указ. соч., с. 594-595).
  

Другие авторы
  • Бернет Е.
  • Минаев Иван Павлович
  • Чертков С.
  • Тургенев Николай Иванович
  • Баласогло Александр Пантелеймонович
  • Шеридан Ричард Бринсли
  • Кудрявцев Петр Николаевич
  • Житков Борис Степанович
  • Кедрин Дмитрий Борисович
  • Огнев Николай
  • Другие произведения
  • Пумпянский Лев Васильевич - Ломоносов и Малерб
  • Щеголев Павел Елисеевич - О "Русских женщинах" Некрасова
  • Каменский Андрей Васильевич - Даниель Дефо. Его жизнь и литературная деятельность
  • Свенцицкий Валентин Павлович - К обществу
  • Амфитеатров Александр Валентинович - Часовой чести
  • Михайлов Михаил Ларионович - (О переводе)
  • Булгарин Фаддей Венедиктович - А. И. Рейтблат. Библиографический список книг и статей о Ф.В. Булгарине (1958-2007)
  • Туган-Барановский Михаил Иванович - Джон Стюарт Милль. Его жизнь и научно-литературная деятельность
  • Мамин-Сибиряк Д. Н. - На пути
  • Магницкий Михаил Леонтьевич - Сон в Грузине с 26 на 27 июля 1825 года
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (24.11.2012)
    Просмотров: 225 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа