Главная » Книги

Тихомиров Павел Васильевич - Каноническое достоинство реформы Петра Великого по церковному управлению

Тихомиров Павел Васильевич - Каноническое достоинство реформы Петра Великого по церковному управлению


1 2

   Тихомиров П. В. Каноническое достоинство реформы Петра Великого по церковному управлению: (Несколько историко-канонических справок и соображений в дополнение к статьям Л. А. Тихомирова и проф. Н. А. Заозёрского о церковном управлении и церковной власти) // Богословский вестник 1904. Т. 1. No 1. С. 75-106 (3-я пагин.). (Начало.)
  

Каноническое достоинство реформы Петра Великаго по церковному управлен³ю.

(Нѣсколько историко-каноническихъ справокъ и соображен³й въ дополнен³е къ статьямъ Л. А. Тихомирова и проф. Н. А. Заозерскаго о церковномъ управлен³и и церковной власти).

  

Историческое положен³е вопроса.- Задачи и составъ изслѣдован³я. - I. Какъ произведена была Петровская церковная реформа?- II. Каноническое достоинство Петровской церковной реформы по ея учредительнымъ актамъ: 1) ея основан³я;- 2) ея внутренн³й характеръ;- 3) характеръ создаваемыхъ ею отношен³й между церковью и государствомъ.- III. Каноническое достоинство Петровской церковной реформы по созданной Регламентомъ практикѣ: 1) церковно-административная практика Петровскаго времени; - 2) отношен³е къ преобразованному строю церковнаго управлен³я со стороны русской ³ерарх³и въ послѣпетровское время; - 3) раскрыт³е положенныхъ въ основу реформы принциповъ въ послѣпетровскомъ законодательствѣ.- Общее заключен³е.

  
   Созданная Петромъ Великимъ организац³я церковнаго управлен³я въ Росс³и приближается уже къ 200-лѣтнему юбилею своего историческаго существован³я. Друг³я Петровск³я учрежден³я въ сферѣ высшаго управлен³я подверглись впослѣдств³и разнообразнымъ и часто радикальнымъ передѣлкамъ. Едва-ли не одинъ только святѣйш³й Синодъ доселѣ сохранилъ во всѣхъ существенныхъ чертахъ данное ему Петромъ устройство {Говоря это, мы не забываемъ происходившихъ въ разное время перемѣнъ въ составѣ членовъ св. Синода, въ объемѣ оберъ-прокурорской власти и т. п.}; - во всякомъ случаѣ, Петровск³й Регламентъ и доселѣ является въ церковномъ управлен³и дѣйствующимъ законодательствомъ. Казалось-бы, такая долговѣчность учрежден³я должна считаться показателемъ его соотвѣтств³я нуждамъ и интересамъ церковной жизни Росс³и; между тѣмъ, на самомъ дѣлѣ, за весь этотъ пер³одъ трудно указать такое время, когда бы какъ въ духовенствѣ, такъ и въ народѣ не существовало скрытаго недовольства своими церковными порядками, проявлявшагося иногда и въ формѣ открытой критики и протестовъ. Началось это съ самаго учрежден³я св. Синода и продолжается вплоть до нашихъ дней. Возьмемъ хотя-бы послѣдн³е 30-40 лѣтъ, - мы увидимъ, что время отъ времени дѣятели какъ духовной, такъ и свѣтской журналистики съ замѣчательной настойчивостью возвращаются къ этому старому вопросу о достоинствѣ нашего церковнаго устройства и управлен³я. Обыкновенно кто-либо выступаетъ апологетомъ или противникомъ послѣдняго;- сейчасъ-же появляется рядъ статей, или примыкающихъ къ этому взгляду, или опровергающихъ его; разгорается полемика, въ большинствѣ случаевъ, безрезультатная - какъ въ смыслѣ соглашен³я между собою спорящихъ сторонъ, такъ (тѣмъ болѣе) и въ смыслѣ какихъ-либо практическихъ послѣдств³й. Но это не мѣшаетъ черезъ какой-нибудь десятокъ лѣтъ такому спору разгораться снова. Въ послѣдн³й разъ мы были свидѣтелями подобной полемики въ началѣ девяностыхъ годовъ прошлаго столѣт³я. Появившаяся въ апрѣльской кн. "Русскаго Вѣстника" за 1891 г. статья г. Z: "О нашемъ высшемъ церковномъ управлен³и" вызвала цѣлую сер³ю статей, посвященныхъ разностороннему обсужден³ю Петровской церковной реформы. Такъ въ томъ-же 1891 году и тоже въ "Русскомъ Вѣстникѣ" помѣщена (въ ноябр. кн.) рѣзкая критика или "отповѣдь" на статью г. Z подъ заглав³емъ: "О преобразован³и церковнаго управлен³я Петромъ I "; эта статья вмѣсто подписи имѣетъ подъ собою три звѣздочки. По поводу обѣихъ этихъ статей проф. Н. Ѳ. Каптеревъ напечаталъ въ ³юньской, августовской и октябрьской книжкахъ "Богословскаго Вѣстника" за 1892 г. историческ³й этюдъ подъ заглав³емъ: "Сужден³е большого Московскаго собора 1667 года о власти царской и патр³аршей". Одновременно съ этимъ въ ³юньской и ³юльской кнн. "Журнала министерства народнаго просвѣщен³я" за 1892 годъ г. В. В. Бѣлогостицк³й напечаталъ свою статью подъ заглав³емъ: "Реформа Петра Великаго по высшему церковному управлен³ю", также имѣющую въ виду сужден³я, высказанныя г-номъ Z. Мы не знаемъ точно, почему тогда эта литература не разрослась еще болѣе... Но вотъ проходитъ десять лѣтъ,- и мы снова видимъ, что въ концѣ 1902 и началѣ 1903 годовъ вопросъ о высшемъ церковномъ управлен³и снова начинаетъ обсуждаться въ свѣтской и духовной печати: "Московск³я вѣдомости", "Новый путь", "Богословск³й Вѣстникъ" открываютъ свои страницы для этого обсужден³я. Теперь старый вопросъ опять поставленъ на очередь... Такое пер³одически наблюдаемое настойчивое возвращен³е къ нему свидѣтельствуетъ о томъ, что вопросъ этотъ составляетъ больное мѣсто нашей церковно-общественной жизни; а по пословицѣ, "у кого что болитъ, тотъ о томъ и говоритъ"; - и какъ у больного, при всякомъ прикосновен³и къ его ранѣ, невольно вырываются стоны, такъ и съ Петровской церковной реформой: стоитъ лишь кому-либо заговорить о ней, чтобы снова отовсюду начали появляться возражен³я, разъяснен³я и т. под.
   Указанное положен³е дѣла, надѣемся, освобождаетъ насъ отъ обязанности какъ-либо особенно мотивировать свое желан³е - присоединить и нашъ голосъ къ хору сужден³й о Петровской церковной реформѣ. Мы думаемъ, что наши справки и соображен³я не лишены будутъ нѣкотораго значен³я какъ при оцѣнкѣ современнаго церковнаго состоян³я Росс³и, такъ и при обсужден³и съ разныхъ сторонъ предлагаемыхъ проектовъ его улучшен³я. Внѣшнимъ поводомъ къ напечатан³ю нашего очерка мы въ подзаголовкѣ его выставили появлен³е статей Л. А. Тихомирова: "Запросы жизни и наше церковное управлен³е" (въ "Моск. вѣд." за 1902 г. NoNo 343-345. и отдѣльной брошюрой - Москва, 1903, стр. 45 in 16°) и проф. Н. А. Заозерскаго: "О средствахъ къ усилен³ю высшей церковной власти въ Росс³и" (въ "Богосл. Вѣстн." за 1903 г., кн. 4. 9. 11). Оба почтенныхъ автора предлагаютъ рядъ различныхъ преобразован³й и улучшен³й въ организац³и нашей высшей церковной власти и въ системѣ церковнаго управлен³я. Мы однако не имѣемъ въ виду вдаваться въ разсмотрѣн³е этихъ предложен³й, а хотимъ лишь освѣтить одну принцип³ально важную историко-каноническую сторону этого вопроса, нарочито не затрогиваемую обоими авторами. Такое освѣщен³е, мы полагаемъ, должно расчистить почву для всякаго рода церковно-преобразовательныхъ предложен³й, обыкновенно встрѣчаемыхъ болѣе консервативной частью духовенства и общества съ нѣкоторымъ недовѣр³емъ и опасен³емъ. Если всякое мѣропр³ят³е въ церковной жизни возможно только при наличности канонически-достаточныхъ основан³й къ нему, то преобразовывать весь строй церковнаго управлен³я, имѣющаго за собою почти 200-лѣтнюю давность, не значитъ-ли признавать, что за всѣ эти два столѣт³я наша церковная жизнь слагалась по антиканоническимъ принципамъ? Не значитъ-ли это бросать осужден³е въ лицо самой русской Церкви 18-19 вѣковъ, дискредитировать всѣхъ ея выдающихся дѣятелей и заподозрѣвать достоинство тѣхъ религ³озно нравственныхъ мѣропр³ят³й и трудовъ, как³е совершены этими дѣятелями на благо русскаго народа? Такая мысль слишкомъ тяжела для всякаго искренняго сына Церкви и оправдываетъ,- по крайней мѣрѣ психологически,- его подозрительное отношен³е ко всякаго рода реформац³оннымъ проектамъ. Если гдѣ, то именно въ церковной жизни разрывъ съ практикой предшествующихъ поколѣн³й и съ традиц³ями прошлаго особенно тяжелъ и долженъ совершаться лишь при полномъ убѣжден³и въ его законности. Поэтому-то мы и считаемъ весьма важнымъ, - помимо разсмотрѣн³я тѣхъ или иныхъ недостатковъ церковнаго управлен³я,- обратиться къ самому происхожден³ю послѣдняго, какъ къ предположительному первоисточнику этихъ недостатковъ, и посмотрѣть, естьли здѣсь чѣмъ дорожить-то; - составляютъ-ли созданныя Петромъ формы и услов³я ц. правлен³я нѣчто положительно существенное для осуществлен³я русской Церковью ея каноническихъ задачъ, или же онѣ суть только стѣсняющ³я церковную жизнь рамки, въ которыхъ русская Церковь,- не теряя своего каноническаго достоинства, но лишенная въ тоже время возможности развернуть всю свою мощь, - вынуждена существовать вотъ уже скоро два столѣт³я? Другими словами: составляютъ-ли эти формы и услов³я каноническую принадлежность русскаго церковнаго строя, самостоятельно вытекающую изъ существа и назначен³я Церкви, или-же онѣ воплощаютъ въ себѣ неканоническ³е, государственные интересы, съ которыми Церковь, какъ юридическ³й институтъ, вынуждена считаться, - подобно тому, какъ вынуждена была въ свое время считаться съ юридическими принципами языческаго римскаго государства или визант³йскаго цезарепапизма? Съ послѣдней точки зрѣн³я церковная реформа можетъ оказаться не только не роняющей, а даже возвышающей достоинство церкви.
   Такимъ образомъ, нашъ вопросъ о каноническомъ достоинствѣ Петровской церковной реформы отнюдь не есть вопросъ о законности современнаго русскаго ц. правительства, о канонической обязательности его постановлен³й и распоряжен³й и объ авторитетности его сужден³й. Подобнаго вопроса и быть не можетъ, потому что св. Синодъ нашъ во всѣхъ православныхъ помѣстныхъ Церквахъ, - а слѣдовательно, и во всей вселенской православной церкви, - въ свое время получилъ открытое или молчаливое формальное признан³е и доселѣ признается, какъ законное правительство русской Церкви. Мы хотимъ только изслѣдовать соотвѣтств³е самаго закона идеальнымъ требован³ямъ каноническаго права. Всяк³й законъ, пока онъ остается закономъ, практически непререкаемъ ("dura lex, sed lex"), и обязанность правителей и управляемыхъ - безусловно и добросовѣстно ему повиноваться; но этимъ нисколько не исключается научная и принцип³ально-юридическая критика закона и стремлен³я къ законной замѣнѣ его новымъ закономъ.
   Для большей отчетливости и обстоятельности изслѣдован³я, мы свой общ³й вопросъ считаемъ полезнымъ разложить на нѣсколько частныхъ. Намъ кажется, что вопросъ о каноническомъ достоинствѣ Петровской церковной реформы будетъ исчерпанъ, если мы съ канонической точки зрѣн³я разсмотримъ:
   а) какъ она была произведена? и -
   б) какова она по самому своему существу?
   Второй изъ этихъ вопросовъ допускаетъ дѣлен³е на слѣдующ³е два:
   а) каково достоинство созданнаго реформой церковнаго устройства по его учредительнымъ актамъ, т. е. по Регламенту и сопринадлежнымъ съ нимъ указамъ и постановлен³ямъ? и -
   б) каково оно по созданной Регламентомъ практикѣ? Указанными тремя вопросами опредѣляется содержан³е трехъ главъ нашего изслѣдован³я.
  

I.

  
   Высшая церковно-законодательная власть установлен³я правилъ церковной жизни и устройства принадлежитъ собору. Такъ формулируютъ канонисты основной принципъ церковнаго законодательства {Н. Заозерск³й. О священной и правительственной власти и о формахъ устройства прав. ц. 1891 г., стр. 260.}. Это положен³е, представляющее собою обобщен³е довольно многихъ правилъ, принадлежащихъ разнымъ св. отцамъ {Напр., въ своемъ 47 правилѣ св. Васил³й Велик³й, изложивъ свое мнѣн³е о способахъ принят³я въ Церковь енкратитовъ и проч., высказалъ слѣдующее: "итакъ, аще угодно будетъ, то должно собраться множайшимъ епископомъ и тако положити правило". Св. Григор³й Нисск³й въ 6 прав., признавая любостяжан³е видомъ идолослужен³я, не рѣшился однакоже назначить за нею какой-либо епитим³и, потому что ея не назначили отцы, и ограничиваетъ врачеван³е этого грѣха лишь всенароднымъ словомъ обличен³я: "поелику отцы наши не упомянули о семъ, то полагаемъ достаточнымъ врачевать с³е всенароднымъ словомъ учен³я и недуги любостяжан³я врачевать разсужден³емъ". Св. Григор³й Неокесар³йек³й въ 8 прав. также не рѣшается сказать рѣшительнаго сужден³я и совѣтуетъ ожидать, "доколѣ чего-либо изволятъ, купно сошедшись, св. отцы и прежде ихъ Духъ Святый". Шестой вселенск³й соборъ во 2 прав. повелѣваетъ быть твердыми и ненарушимыми правиламъ св. отецъ, изложеннымъ или принятымъ, или утвержденнымъ на соборахъ ихъ.}, прекрасно формулировано въ Кормчей книгѣ: "не отъ единаго епископа, но обще епископомъ всѣмъ собравшимся изводятся правила" {Кормч. кн. титлы правилъ, гл. 1, гр. 4. Цитатъ взятъ изъ названной книги проф. Заозерскаго,- стр. 260.}. Таковъ принципъ, всегда свято хранивш³йся православною Церковью, представлявш³йся ей неразрывно связаннымъ съ самымъ понят³емъ о Церкви и выраженный ею въ символѣ вѣры: "вѣрую во едину, святую, соборную и апостольскую церковь". Такова была ея практика во всѣ вѣка ея существован³я, за немногими печальными исключен³ями, осужденными и самою Церковью и истор³ей, какъ явлен³я ненормальныя, болѣзненныя, достойныя всяческаго порицан³я. Вспомнимъ церковно-правообразующую дѣятельность соборовъ,- помѣстныхъ и вселенскихъ,- въ древней Церкви; напомнимъ о соборахъ русской Церкви до-Петровскаго времени - Владим³рскомъ, Стоглавомъ, Больiомъ Московскомъ и др. Соборомъ-ли былъ составленъ и изданъ Духовный Регламентъ, этотъ, какъ его называютъ {И. Кедровъ, Дух. Регл. въ связи съ преобразоват. дѣят. Петра Вел. 1886 г., стр. V.}, "учредительный актъ новой формы церковнаго правлен³я, полный организац³онный актъ духовнаго сослов³я"?- Нѣтъ! Онъ всецѣло обязанъ своимъ возникновен³емъ волѣ великаго преобразователя Росс³и, и уже одно это обстоятельство сообщаетъ неизгладимую печать неканоничноити всей реформѣ.
   Задумавъ преобразовать строй церковнаго управлен³я, Петръ не созвалъ, подобно своему отцу и другимъ государямъ древней Руси, для такого важнаго дѣла собора. Главнымъ дѣйствующимъ лицомъ въ осуществлен³и намѣрен³я царя относительно учрежден³я духовной коллег³и пришлось быть Ѳеофану Прокоповичу, тогда уже бывшему Псковскимъ епископомъ {Тамъ-же, стр. 33.}. По поручен³ю царя, для будущей духовной коллег³и Ѳеофанъ Прокоповичъ долженъ былъ написать подробный уставъ, или регламентъ. Взятое дѣло быстро закипѣло въ рукахъ энергичнаго дѣятеля. Царь, какъ узнаемъ изъ анекдотовъ Нартова, и самъ свѣрялся у Ѳеофана о ходѣ работы по составлен³ю Духовнаго Регламента. На одной пирушкѣ онъ спрашивалъ въ шутку у Псковскаго владыки; "скажит-ка, отче, скоро-ли нашъ патр³архъ поспѣетъ"? И когда Ѳеофанъ отвѣчалъ: "скоро, Государь, я дошиваю ему рясу", то Его Величество, улыбнувшись, сказалъ: "а у меня шапка для него готова". По свидѣтельству Ѳеофана, трудъ составлен³я Духовнаго Регламента былъ оконченъ имъ въ началѣ 1720 года и представленъ царю, который приказалъ - "прочесть Регламентъ въ своемъ присутств³и и, перемѣнивъ кое что немногое и прибавивъ отъ себя, весьма одобрилъ". Послѣ прочтен³я и исправлен³я Духовнаго Регламента государемъ, присланъ былъ имъ слѣдующ³й собственноручный указъ оберъ-секретарю сената: "по получен³и сего (т. е. указа), объяви преосвященнымъ арх³ереомъ и господамъ сенату, дабы проэктъ духовной коллег³и, при семъ вложенный, завтра выслушали, такъ-ли оному быть,- и ежели что не такъ покажется, чтобъ ремарки поставили и на каждой ремаркѣ - экспликац³ю вины дѣла". Согласно съ этимъ указомъ, 23 февраля 1720 года, какъ гласитъ приписка въ концѣ Регламента, "Регламентъ слушали, и разсуждали, и исправляли преосвященные арх³ереи, архимандриты, купноже и правительствующ³е сенаторы". Изъ арх³ереевъ въ это время присутствовали въ сенатѣ шестеро, и три архимандрита. Но никто изъ слушавшихъ проектъ коллег³и никакой "ремарки и экспликац³и" не представилъ. На другой день послѣ этого Петръ писалъ сенату: "понеже вчерась отъ васъ я слышалъ, что проэктъ духовной коллег³и, какъ арх³ереи, такъ и вы слушали и приняли всѣ за благо, того ради надлежитъ арх³ереомъ и вамъ оный подписать, который потомъ и я закрѣплю, а лучшебъ два подписать и одинъ оставить здѣсь, а другой послать для подписи архиреомъ. Къ 1 мая, по именному царскому указу, велѣно было прибыть въ Москву для подписи Регламента арх³ереямъ: Ростовскому, Суздальскому и Коломенскому, а также патр³аршей области Рязанской и степенныхъ монастырей архимандритамъ и игуменамъ. Для этой цѣли посланъ былъ въ Москву подполковникъ Давыдовъ съ Регламентомъ и указомъ сената къ Московскому вице-губернатору Воейкову и Златоустовскому архимандриту Антон³ю, которые, объявивъ Регламентъ, должны были предложить подписать его. Но изъ опасен³я, вѣроятно, что такое предложен³е можетъ встрѣтить недоразумѣн³е, въ указѣ найдено было нужнымъ добавить, что если кто сталъ-бы уклоняться отъ подписан³я, у того взять письменное объяснен³е о причинѣ уклонен³я. Послѣ того, когда было окончено подписан³е Регламента указанными лицами въ Москвѣ, 1 сентября тогоже года данъ былъ Златоустовскому архимандриту новый указъ, чтобы онъ вмѣстѣ съ подполковникомъ Давыдовымъ поѣхалъ въ Казань и Вологду, гдѣ должны арх³ереи Казанск³й, Астраханск³й, Вятск³й, Холмогорск³й и Устюжск³й, а также архимандриты степенныхъ монастырей подписаться подъ Регламентомъ. Архимандритъ уклонился, впрочемъ, на этотъ разъ отъ возложеннаго на него поручен³я подъ предлогомъ невозможности отъѣхать изъ Москвы по случаю отправлен³я имъ въ приказѣ "превеликихъ дѣлъ" (раскольническихъ), и на его мѣсто назначенъ былъ Спасскаго монастыря въ Казани архимандритъ ²оаннъ Сальниковъ. Къ декафрю 1720 года подпись подъ Регламентомъ была уже совсѣмъ окончена и, повидимому, благополучно. Только, по свидѣтельству "Молотка на Камень вѣры", мѣстоблюститель патр³аршества "весьма противился и чрезъ долгое время подписать Духоввый Регламентъ отрицался, отговариваясь немощами, тогда-же яко неяснымъ нѣкоторыхъ пунктовъ толкован³емъ" {Тамъ-же, стр. 36-38.}.
   Вслѣдъ за подписан³емъ Регламента, вызваны были въ С.Петербургъ назначенныя для присутств³я въ Духовной Коллег³и лица, которыя, "по учинен³и присяги, до приготовлен³я свѣтлицъ", т. е. до 14 февраля 1721 года, "въ Александровскомъ подворьѣ пребыван³е имѣли". Въ январѣ 25 числа изданъ былъ манифестъ царск³й объ учрежден³и Духовной Коллег³и. Этотъ манифестъ, судя по его слогу и мыслямъ, принадлежитъ, вѣроятно, также перу автора Регламента. Февраля 9-го того-же года сенатъ особымъ указомъ далъ повсемѣстно знать, "дабы писать о чемъ надлежитъ къ святѣйшему правительствующему духовному Синоду доношен³ями и патр³арш³я и арх³ерейск³я вотчины соборами и правлен³емъ вѣдатъ въ томъ-же Синодѣ". Приблизительно около этого-же времени "Его Величество слушалъ сочиненнаго Духовнаго Регламента во второй разъ и аппробовалъ оный, по которому учиненъ Духовный Синодъ, который того-же мѣсяца въ 14 день начало свое воспр³ялъ". Объ этомъ "воспр³ят³и начала" Святѣйшимъ Синодомъ на другой день, т. е. 15 февраля было помѣщено въ "С.Петербургскихъ Вѣдомостяхъ" слѣдующее извѣст³е: "сего февраля въ 14 день въ церкви живоначальныя Троицы на литург³и было народное собран³е великое, какъ духовнаго, такъ и м³рскаго чина, при которомъ и самъ его царское величество высокою своего особою присутствовать изволилъ, и предика была объ объявлен³и начинающ³яся Духовныя Коллег³и, которую чинилъ арх³епископъ Псковск³й. А по окончан³и оной служили молебенъ опредѣленныя быть въ той коллег³и особы" {Тамъ-же, стр. 38-39.}.
   Такъ возникъ Святѣйш³й Синодъ. Въ православной Церкви это - явлен³е совершенно небывалое, чтобы государь, а не cоборъ ³ерарховъ производилъ церковную реформу. Рѣшивъ учредить Духовную Коллег³ю, Петръ и не подумалъ освѣдомиться о мнѣн³яхъ русскихъ арх³ереевъ. Объ арх³ереяхъ онъ вспомнилъ лишь тогда, когда пришло время имъ подписывать Регламентъ: "объяви преосвященнымъ архиреомъ"... Такимъ образомъ, тѣ, собору коихъ принадлежитъ верховная законодательная власть въ Церкви, были унижены до положен³я лицъ съ правомъ только совѣщательнаго голоса: "ежели что не такъ покажется, тобъ ремарки показывали и на каждой ремаркѣ экспликац³ю вины дѣла". Но и это право оставлено было за ними лишь для видимости. Петру необходимы были только ихъ подписи, чтобы придать Регламенту характеръ авторитетности въ глазахъ духовенства и тѣхъ изъ м³рянъ, которые помнили традиц³и древнерусскаго времени и знали правила св. Церкви, по которымъ всякое вмѣшательство свѣтской власти въ дѣло церковнаго законодательства самымъ настойчивымъ образомъ отстраняется {Бѣлогостицк³й. Журн. мин. нар. просв., 1892 г., кн. VI, стр. 265.}. И вотъ онъ посылаетъ подполковника Давыдова собрать подписи отъ арх³ереевъ. Что этотъ сборъ подписей сдѣланъ былъ не безъ насил³я, нечего и доказывать: требован³е письменнаго объяснен³я, въ случаѣ уклонен³я отъ подписи, равносильно угрозѣ судомъ. О свойствахъ суда въ Петровское время даетъ достаточное понят³е уже одно существован³е знаменитаго и страшнаго Преображенскаго приказа. А что и арх³ереевъ, въ случаѣ ихъ сопротивлен³я дѣлу Петровскихъ реформъ, не защищалъ отъ привлечен³я къ суду самый ихъ высок³й санъ, показываютъ примѣры: казни Ростовскаго арх³ерея Досиѳея, лишен³я сана Игнат³я Тамбовскаго, ссылки въ Сибирь митрополита Крутицкаго Игнат³я... Неудивительно, что подполковникъ Давыдовъ per fas aut nefas (пока для насъ это безразлично, и намъ важно лишь установить въ принципѣ. что соглас³е арх³ереевъ не было свободнымъ) сумѣлъ собрать нужныя ему подписи. А продолжительныя. но неудачныя уклонен³я отъ подписи самаго виднаго изъ арх³ереевъ, мѣстоблюстителя патр³аршаго престола Стефана Яворскаго, который, если потомъ и подписался, то, очевидно, лишь уступая силѣ, показываютъ, что прочимъ, не столь важнымъ арх³ереямъ нечего было и думать объ уклонен³и. А почему Златоустовск³й архимандритъ Антон³й не поѣхалъ съ Давыдовымъ въ Казань и Вологду? Ужъ не потому-ли, что слишкомъ тяжелою для его нравственнаго чувства была возлагаема на него мисс³я - вымогать подписи у арх³ереевъ и другихъ особъ духовнаго чина?...
   Мы уже приводили мѣста изъ каноновъ Церкви, свидѣтельствующ³я о всецѣлой принадлежности законодательной власти ей самой. "Если церковь, говоритъ авторъ одного изслѣдован³я объ отношен³яхъ между церковью и государствомъ, есть законодательница, если исключительно ей принадлежитъ право создавать для своего общества извѣстныя нормы, то она только и можетъ измѣнять или отмѣнять ихъ, смотря по нуждамъ и обстоятельствамъ времени. Государственной-же власти, признающей извѣстную церковь господствующею въ государствѣ, очевидно, приходится только своимъ принят³емъ освящать тѣ нормы, которыя созданы церковью, а не издавать ихъ отъ себя. Церковь иногда и сама принимала въ составъ церковныхъ законовъ прямыя и положительныя постановлен³я гражданской власти, но только так³я, которыя были согласны съ ея основными канонами и не противорѣчили ея духу, какъ, напримѣръ, поступилъ четвертый вселенск³й соборъ, признавш³й, какъ законы, рѣшен³я императора Марк³ана, чтобы духовныя лица не входили въ гражданск³я дѣла, чтобы не брали на откупъ чужихъ имѣн³й и проч., чтобы монашествующ³е не проживали внѣ монастырей, въ городахъ и друг." {Срѣтенск³й, Критическ³й анализъ главнѣйшихъ учен³й объ отношен³и между церковью и государствомъ, стр. 57.- Ср. прав. 3 IV вселен. соб. (въ актахъ его).} Въ нѣкоторыхъ случаяхъ сама церковь обращалась къ государственной власти съ просьбою узаконить что-либо, какъ, напримѣръ, соборы Африканск³е въ своихъ опредѣлен³яхъ часто выражаются: "подобаетъ просити благочестивѣйшихъ царей, да благоволятъ узаконити" (Карѳ. 69. 70. 71. 74. 104)... Во всѣхъ подобныхъ случаяхъ Церковь, очевидно, не лишается своей автоном³и, а только требуетъ у государства содѣйств³я для болѣе успѣшной своей дѣятельности. Иное дѣло, когда само государство совершенно произвольно навязываетъ церкви ненужныя ей нормы или стремится разрушить то, что прежде. было создано церковью и получило на практикѣ законную силу. "Въ этомъ случаѣ,- справедливо говоритъ тотъ-же авторъ,- со стороны государства будетъ посягательство на права церкви, равное насил³ю" {Тамъ-же, стр. 57-58.}. Что введен³е Петровской реформы не подходитъ ни подъ одинъ изъ указанныхъ этимъ авторомъ видовъ законнаго участ³я гражданской власти въ образован³и церковнаго законодательства, это ясно само собою. Никакой соборъ не узаконилъ этой реформы. Равно также никакой соборъ и не просилъ Петра "узаконить" такой-то и такой-то порядокъ. Остается, слѣдовательно, введен³е его реформы подвести подъ категор³ю "посягательства на права церкви"...
   Намъ могутъ возразить, что подписи арх³ереевъ на Регламентѣ замѣнили соборное одобрен³е его; а соглао³е на реформу восточныхъ патр³арховъ поднимаетъ значен³е Петровскаго дѣла до степени мѣропр³ят³я, санкц³онированнаго вселенскимъ соборомъ.
   Но это возражен³е мы безъ труда можемъ опровергнуть на основан³и 47 правила св. Васил³я Великаго во второмъ его каноническомъ послан³и. "Должно собраться большему числу епископовъ, говоритъ св. отецъ, и такъ изложить правила, дабы и дѣйствующ³й былъ безопасенъ, и отвѣтствующ³й на вопросы имѣлъ достовѣрное основан³е для отвѣтовъ". Здѣсь мы имѣемъ авторитетпѣйшее объяснен³е причины, почему необходимъ соборъ, и почему его не могли замѣнить подписи арх³ереевъ съ "ремарками" и "экспликац³ями", въ случаѣ какихъ недоразумѣн³й. Соборъ былъ необходимъ, "дабы дѣйствующ³й былъ безопасенъ". Въ самомъ дѣлѣ, на соборѣ каждый арх³ерей могъ проводить извѣстное постановлен³е, не боясь никакой личной отвѣтственности или преслѣдован³я. Авторъ регламента прекрасно понималъ это, когда писалъ въ защиту коллег³альнаго правлен³я: "коллег³умъ свободнѣйш³й духъ въ себѣ, имѣетъ къ правосуд³ю, пе тако бо, якоже единоличный правитель гнѣва сильныхъ боится; понеже и причины проискивать на многихъ. а еще разностатейныхъ особъ, пе тако удобно есть, яко на единаго человѣка" {Регламентъ, ч. 1, пунктъ 6,- въ Полномъ собран³и постановлен³й и распоряжен³й по Вѣд. Прав. Исп., т. I, No 1, стр. 4.}. Спрашивается: почему-же этой прекрасной мысли Петръ не принялъ во вниман³е при самомъ учрежден³и Синода?- Очевидно, потому, что боялся собора и не довѣрялъ ему. А когда у каждаго требуютъ отдѣльной подписи, а въ случаѣ недоумѣн³й "ремарки" и "экспликац³и", да "письменныя объяснен³я",- тутъ едва-ли у кого найдется "свободнѣйш³й духъ", чтобы "гнѣва сильныхъ не бояться"...
   Но возражен³е такимъ отвѣтомъ можетъ не удовлетвориться и, продолжая свою мысль, утверждать, будто если не доказано, что арх³ереевъ принуждали подписывать Регламентъ, что реформа совершена вопреки желан³ямъ представителей православной церкви,- то и невозможно говорить, что подписи арх³ерейск³я не замѣнили соборнаго опредѣлен³я. Но, во-первыхъ, намъ вовсе нѣтъ надобности доказывать, что арх³ереевъ принуждали подписываться; для нашего утвержден³я неканоничности Петрова дѣян³я достаточно показать, что соглас³е арх³ереевъ не могло быть свободнымъ. Что никто не опротестовалъ Регламента {За исключен³емъ, впрочемъ, Стефана Яворскаго.}, это еще ничего не доказываетъ. Нужно доказать, что соглас³е арх³ереевъ было свободнымъ; а это - дѣло апологетовъ реформы. Onus probandi лежитъ на нихъ. Потому-то и нужно соблюден³е всѣхъ формальностей, созданныхъ канонической практикой церкви (въ данномъ случаѣ - одобрен³е преобразован³я соборомъ), что этимъ навсегда устраняется сомнѣн³е въ законности извѣстнаго постановлен³я. Во-вторыхъ, даже не настаивая на этомъ формальномъ преимуществѣ нашего положен³я и соглашаясь вмѣстѣ съ нашими возможными противниками войти въ разсмотрѣн³е того, какъ относились къ реформѣ арх³ереи, духовенство и вообще всѣ, кто могли имѣть голосъ въ рѣшен³и этого дѣла, мы все-таки не измѣнимъ своего приговора, потому что отношен³е это было отрицательное.
   Но прежде чѣмъ описывать отношен³е къ реформѣ ³ерарх³и, считаемъ нелишнимъ отвѣтить еще на одно возможное возражен³е. Скажутъ, что соборное обсужден³е Регламента было, когда Петръ поручалъ "преосвященнымъ архиреомъ и господамъ сенату" посылаемый къ нимъ проектъ Регламента "выслушать,- такъ-ли оному быть", и на этомъ обсужден³и онъ былъ одобренъ, какъ открывается изъ письма Петра къ сенату: "вчерась я отъ васъ слышалъ, что проэктъ духовной коллег³и, какъ архиреи, такъ и вы слушали и приняли всѣ за благо". Но по нашему мнѣн³ю, этого ни въ какомъ случаѣ нельзя назвать соборнымъ обсужден³емъ. Прежде всего, здѣсь присутствовали только шесть арх³ереевъ,- число слишкомъ незначительное, чтобы счесть ихъ представителями всеросс³йскаго арх³ерейства. Затѣмъ, и здѣсь мы въ правѣ повторить свое подозрѣн³е о несвободномъ одобрен³и ими Регламента. Далѣе, весьма важное отлич³е этого обсужден³я отъ соборнаго создается тѣмъ обстоятельствомъ, что никакихъ актовъ и протоколовъ отъ этого quasi-соборнаго засѣдан³я не осталось. Петръ пишетъ: "слышалъ я вчерась, что приняли всѣ за благо"; но такъ ли было на дѣлѣ, гдѣ тому ручательство?... Наконецъ, и еще одно обстоятельство,- какъ-бы мы въ принципѣ къ нему ни относились,- съ точки зрѣн³я историческихъ традиц³й Церкви можетъ быть поставлено въ упрекъ Петру: обсужден³е и подписан³е Регламента "купно съ господами сенатомъ" слишкомъ не похоже на соборную практику древней церкви, по которой свѣтск³я лица самымъ настойчивымъ образомъ устранялись отъ участ³я въ соборныхъ разсужден³яхъ {Ср. Н. Заозерскаго. Историч. обозрѣн³е источниковъ права православ. церкви. Вып. 1. 1891 г. Стр. 178-184.}.
   Переходимъ къ вопросу объ отношен³и ³ерарх³и къ реформѣ. Вотъ какъ г. Бѣлогостицк³й въ упомянутой своей статьѣ въ "Журналѣ мин. нар. просв." рисуетъ отношен³е къ св. Синоду русскаго духовенства. "Хотя по указу государя, говоритъ онъ, святѣйш³й Синодъ долженъ былъ замѣнить патр³арха, но въ глазахъ большей части (курсивъ нашъ) духовенства и народа Синодъ долгое время не имѣлъ такого значен³я" {Бѣлогостицк³й, Ж. мин. нар. просв., 1892 г., кн. VII, стр. 15.}. Между арх³ереями и новымъ учрежден³емъ возникали постоянно недоразумѣн³я. Хотя въ Синодъ епископы были обязаны писать доношен³ями, какъ ему подчиненные, однако они позволяли себѣ писать къ нему вѣдѣн³ями, какъ равные ему, а это было уже "умален³емъ синодальной чести"; иногда-же называли Синодъ "превосходительствомъ" и т. п. Синодъ не могъ, конечно, равнодушно смотрѣть на подобное къ себѣ отношен³е своихъ подчиненныхъ и взыскивалъ съ нихъ за так³я "продерзости", разъяснялъ имъ свое значен³е и власть, требуя безпрекословнаго повиновен³я себѣ, "понеже оный Синодъ имѣетъ честь, силу и власть патр³аршую или едва-ли не большую, понеже есть соборъ" {Тамъ-же. Это разъяснен³е буквально взято изъ Регламента, и если оно все-таки оказывалось недѣйствительнымъ, то это довольно ясно показываетъ, какъ арх³ереи смотрѣли на самый Регламентъ.}. Но и так³я разъяснен³я мало дѣйствовали. Если такое отношен³е къ Синоду было нерѣдкимъ со стороны епископовъ, то оно еще чаще было среди низшаго духовенства, священниковъ и монаховъ. Священники не. хотѣли поминать Синодъ на ектен³яхъ; монахи, ³еромонахи и архимандриты то и дѣло ослушались, не принимали его указовъ и подчасъ произносили о немъ "поносительныя слова".- "Что де за Синодъ? и какой Синодъ"? кричалъ въ 1724 году Троице-Серг³евск³й ³еромонахъ Викент³й съ другими монахами... "Петръ - иконоборецъ", кричалъ Левинъ со словъ будто-бы Стефана Яворскаго: "онъ принуждалъ митрополита быть Синодомъ, но тотъ стоялъ предъ нимъ на колѣнахъ и просилъ не быть Синодомъ" {Тамъ-же, стр 16.}. Являлись подметныя письма и тетради въ монастыряхъ, въ которыхъ ругали Синодъ и восхваляли патр³аршество, хотя, по словамъ Ѳеофана Прокоповича, похвалы патр³аршеству писались столь "скудно и студено, что сами святѣйш³е патр³архи въ награжден³е такой похвалы осудили-бы тѣхъ писателей на шелепы, плети и вѣчную ссылку". Недовольство новою формою церковнаго правлен³я было такъ велико, что при Петрѣ II, когда власть находилась въ рукахъ приверженцевъ стараго порядка вещей, въ рукахъ князей Долгорукихъ, недалеко уже было отъ осуществлен³я мысли - уничтожить Синодъ и возстановить патр³аршество; были намѣчены даже и кандидаты на послѣднее: одни указывали на Ѳеофилакта Лопатинскаго, друг³е говорили, что "Ростовск³й арх³ерей (Георг³й) на патр³аршество въѣдетъ на лошадяхъ" {Тамъ-же.}.
   Недовольныхъ учрежден³емъ Синода были цѣлыя массы: по словамъ Чистовича, "вездѣ слышенъ былъ ропотъ, и появлялись подметныя печатныя письма, которыми выводилось изъ пророчествъ, что народился антихристъ, и народъ возбуждаемъ былъ къ бунту противъ государя" {Бѣлогостицк³й. Журн. мин. нар. просв., 1892, VII, стр. 17.}. Ропотъ недовольныхъ доходилъ до Синода, и онъ предпринималъ съ своей стороны мѣры къ прекращен³ю этого недовольства. Ѳеофанъ Прокоповичъ пишетъ оправдательныя статьи въ видѣ трактатовъ, въ которыхъ старается представить возражен³я на обвинен³я и разрѣшить недоумѣн³я {}. Насколько наше духовенство и общество не мирились съ отмѣною патр³аршества, показываютъ волнен³я, происшедш³я изъ-за прекращен³я возношен³я имени патр³аршаго въ церковныхъ молитвахъ. Для успокоен³я народа, Синодъ печатаетъ "нарочитое извѣст³е" въ количествѣ 1000 экземпляровъ. Но трудно представить себѣ, чтобы оно могло достигнуть желанной цѣли, если среди самыхъ членовъ Синода произошли разноглас³я: одни стояли за отмѣну возношен³я патр³аршаго имени на богослужен³и; друг³е, во главѣ которыхъ былъ Стефанъ Яворск³й, - президентъ Синода,- были противъ. Стефанъ Яворск³й 9 ³юня 1721 года подалъ собственноручно писанное имъ изложен³е своихъ мыслей, которое называлось у него "Вопросо-отвѣтами". Но этотъ смѣлый и убѣжденный протестъ своего президента святѣйш³й Синодъ нашелъ несправедливымъ и возмутительнымъ. "Вопросо-отвѣты" его, "яко не важные и не крѣпк³е", не были напечатаны. Самому Стефану Яворскому, ихъ автору, посланъ былъ указъ, которымъ, подъ угрозою строгаго наказан³я, запрещалось ему показывать свои вопросо-отвѣты кому-бы то ни было {Тамъ-же, 17-18.}.
   Какъ видимъ, настроен³е русской Церкви было вовсе не въ пользу реформы. Слѣдовательно, отъ дѣлаемаго нами упрека въ совершенной неканоничности не спасаетъ ее и изслѣдован³е мнѣн³й русской ³ерарх³и.
   Ссылка на одобрен³е святѣйшаго Синода восточными патр³архами,- имѣя значен³е для насъ при сужден³и о законности синодальныхъ распоряжен³й и дѣйств³й (см. выше, введ.),- въ вопросѣ о каноничности самаго учрежден³я и проведен³я въ жизнь синодальнаго устройства русской церкви также не можетъ имѣть значен³я, потому что, во-первыхъ, одобрен³е это было неохотнымъ, что открывается изъ крайней медлительности патр³арховъ въ присылкѣ своихъ грамотъ (чрезъ два года по учрежден³и Синода), а во-вторыхъ, и не всѣ патр³архи прислали такое одобрен³е. Только два патр³арха - Константинопольск³й и Ант³ох³йск³й - прислали св. Синоду свои грамоты, въ которыхъ называли его "братомъ возлюбленнымъ и превожделѣннымъ"; остальные-же весьма тенденц³озно промолчали на посланное къ нимъ Петромъ извѣщен³е.
   Такимъ образомъ, существующая нынѣ у насъ форма церковнаго управлен³я введена была безъ соблюден³я необходимыхъ каноническихъ услов³й.
  

II.

  
   Чтобы опредѣлить каноническое достоинство извѣстной системы церковнаго управлен³я, надо разсмотрѣть, во-первыхъ, ея основан³я, во-вторыхъ ея внутренн³й характеръ и, въ-третьихъ, характеръ создаваемыхъ ею отношен³й между церковью и государствомъ. Съ этихъ трехъ сторонъ мы и попытаемся представить оцѣнку созданнаго Петровской реформой церковнаго устройства, какъ оно изображено въ учредительныхъ актахъ этой новой формы нашего церковнаго правлен³я {Этими учредительными актами мы считаемъ: Именной указъ императора Петра I объ учрежден³и Духовной Коллег³и съ приложенною къ нему присягою членамъ коллег³и: Духовный Регламентъ съ прибавлен³ями къ нему;- и указъ 11 мая 1722 года о назначен³и въ Синодъ оберъ-прокурора, съ инструкц³ею этому послѣднему.}.
  

А.

  
   Для опредѣлен³я основан³й введенной Петромъ I системы церковнаго управлен³я, прежде всего можетъ служить то ея самооправдан³е, какое дается въ первой части Духовнаго Регламента. Въ этомъ самооправдан³и довольно отчетливо выступаютъ два элемента: указан³е недостатковъ прежней системы и перечислен³е преимуществъ новой. Имѣютъ-ли тѣ и друг³я указан³я съ канонической точки зрѣн³я какую-либо цѣну и могутъ-ли быть признаны достаточными основан³ями той системы, къ оправдан³ю которой предназначаются?
   "Предлагаются здѣ важныя вины, которыя показуютъ, что с³е правлен³е совершеннѣйшее есть и лучшее, нежели единоличное правительство, наипаче-же въ государствѣ монаршескомъ, яковое есть наше Росс³йское" {Полное собран³е постановлен³й и распоряжен³й по вѣдомству православнаго исповѣдан³я Росс³йской импер³и. 1869 г.. т. I, стр. 1.}. Такъ начинаетъ авторъ изложен³е основан³й новой системы. Послѣдн³я слова весьма ясно обозначаютъ точку зрѣн³я, на которой онъ стоитъ. Эта точка зрѣн³я - государственная, а не каноническая: достоинство системы опредѣляется ея удобствомъ для государства извѣстнаго строя. Едва-ли можно одобрить такую точку зрѣн³я: желательно было-бы видѣть чисто каноническ³я основан³я, приведенныя и раскрытыя безъ нарочитаго соображен³я съ такимъ или инымъ характеромъ гражданскаго законодательства. "Собственно церковное право, говоритъ проф. Заозерск³й,- jus canonicum, - есть неизмѣнная принадлежность церкви, постулятъ ея земного существован³я. Чѣмъ обособленнѣе отъ jus civile истолковывается оно, тѣмъ лучше. Толкован³е его, совершающееся подъ вл³ян³емъ юридическихъ доктринъ, обезличен³е его, сглаживан³е его родовыхъ и индивидуальныхъ свойствъ и формъ намѣрен³емъ сблизить съ свойствами и формами дѣйствующаго гражданскаго нрава, вмѣсто гармон³и между церковью и государствомъ, приведетъ къ взаимному извращен³ю существа и той и другого и, вмѣсто усилен³я благотворнаго вл³ян³я Церкви на государство и нравы подданныхъ, совсѣмъ парализуетъ силу ея... Нѣтъ, не на служен³е государствамъ создана Церковь Христова, а на благо человѣческаго рода, не въ тѣсные нац³ональные или политическ³е предѣлы заключена она, а назначена дѣйствовать тутъ и тамъ, въ государствахъ и народахъ" {Заозерск³й. Право правосл. греко-вост. церкви, стр. 63.}. Если-бы авторъ Регламента желалъ стоять на строго канонической точкѣ зрѣн³я, онъ не былъ бы озабоченъ тѣмъ, чтобы проектируемая имъ система оказывалась наилучшей - "наипаче въ государствѣ монаршескомъ, яковое есть наше Росс³йское". Вp3;рное каноническимъ принципамъ церковное устройство окажется удобнымъ во всякомъ государствѣ, потому что церковь, какъ царство "не отъ м³ра сего", по самому своему существу неспособна производить как³я-либо пертурбац³и въ строѣ земныхъ царствъ. А та нац³ональная окраска, которую нерѣдко и вполнѣ естественно принимаетъ устройство различныхъ помѣстныхъ церквей, пр³обрѣтается вовсе не цѣною уступокъ со стороны церкви, а является лишь нѣкоторымъ придаткомъ къ ея учрежден³ямъ {Тамъ-же, стр. 65 и слѣд.}.
   Но перейдемъ къ разбору самыхъ "винъ". Онѣ изложены въ девяти пунктахъ.
   Пунктъ 1-й гласитъ: "Во первыхъ бо извѣстнѣе взыскуется истина соборнымъ сослов³емъ, нежели единымъ лицемъ" {П. с. п. и р., т. 1, стр. 3.}. Положен³е это совершенно справедливо и дѣйствительно представляетъ собою основной принципъ каноническаго устройства церкви {Ср. Апост. прав. 74; II всел. соб. прав. 6; I всел. соб. прав. 4; Ант. пр. 19; I всел. прав. 5; IV всел. пр. 17; Карѳ. прав. 111 и 112; VI всел. пр. 25; Карѳ. 35 и др.}. Но то употреблен³е, какое изъ него дѣлаетъ авторъ Регламента, и тѣ доказательства, какими онъ его подтверждаетъ, совершенно лишаютъ его всякаго каноническаго значен³я.
   Авторъ хочетъ на этомъ положен³и обосновать законность отмѣны патр³аршества. Но такой выводъ изъ этого положен³я слѣдовалъ-бы лишь въ томъ случаѣ, если-бы съ патр³аршимъ правлен³емъ необходимо соединялось требован³е, чтобы "истина взыскивалась единымъ лицомъ". Авторъ это, повидимому, и склоненъ допускать; но такое представлен³е дѣла лишь обнаруживаетъ въ немъ незнан³е основныхъ началъ, опредѣляющихъ каноническое устройство всякой помѣстной церкви, къ какому-бы типу это устройство ни принадлежало. Что касается патр³аршества въ смыслѣ единоличнаго церковнаго правительства, то каноны церковные совершенно не знаютъ такой формы управлен³я. То самое начало соборности, которое, повидимому, старается отстоять авторъ, и служитъ характерною чертою для окружнаго управлен³я въ цѣлой помѣстной церкви. Патр³аршество-же характеризуетъ собою лишь одинъ изъ типовъ этой соборности. Канонисты различаютъ разныя формы соборнаго устройства, разнообразящ³яся въ зависимости отъ нац³ональныхъ и государственныхъ отношен³й. Таковы: синодально-приматская, синодально-митрополитская, синодально-экзаршеская и синодально-патр³аршеская. И дѣйствительно, патр³аршеская форма правлен³я необходимо предполагаетъ при патр³архѣ, какъ верховномъ руководителѣ,- соборъ, какъ высш³й правительственный органъ. При греческихъ патр³архахъ постоянно дѣйствовалъ такъ называемый σύνοδος ἐνδημοῦσα, а въ нужныхъ случаяхъ созывался помѣстный соборъ. Первый, являясь,- по словамъ цитированнаго уже нами канониста,- "исполнительнымъ органомъ или комитетомъ, уполномоченнымъ приводить въ исполнен³е высшую волю помѣстной церкви, во всей полнотѣ открывающуюся лишь въ полномъ ея соборѣ" {Заозерск³й. О свящ. и прав. вл., стр. 289.}, и могъ-бы вполнѣ удовлетворить тому прекрасному требован³ю, какое заявляетъ Духовный Регламентъ, чтобы "истина взыскивалась соборнымъ сослов³емъ".
   Выраженное въ первомъ пунктѣ положен³е, какъ мы сказали, авторъ Регламента подтверждаетъ соображен³ями, вовсе не имѣющими цѣнности съ канонической точки зрѣн³я. Такъ онъ приводитъ "древнее послов³е греческое: ""друг³е помыслы мудрѣйш³е суть паче первыхъ"" и затѣмъ слѣдующее соображен³е "отъ разума" (употребляемъ терминъ старинныхъ семинарскихъ хр³й): "случается, что въ нѣкоей трудности усмотритъ тое человѣкъ простый, чего не усмотритъ книжный и остроумный; то какъ не нужно есть соборное правительство, въ которомъ предложенную нужду разбираютъ умы мног³е, и что единъ не постигнетъ, то постигнетъ друг³й, а чего не увидитъ сей, то онъ увидитъ; и тако вещь сумнительная и извѣстнѣе и скорѣе объяснится, и каковаго требуетъ опредѣлен³я,- не трудно покажется" {П. с. п., т. I, стр. 3-4.}. Едва-ли подобный способъ аргументац³и приличествуетъ каноническому акту, каковымъ претендуетъ быть Регламентъ, особенно - послѣ сдѣланнаго въ самомъ началѣ заявлен³я, что "управлен³я основан³е есть законъ Бож³й, въ Священномъ Писан³и предложенный, такожъ Каноны или Правила соборныя святыхъ отецъ" {Тамъ же, стр. 3.}. Почему-бы, спрашивается, вмѣсто "послов³я греческаго" не привести какого-либо свидѣтельства изъ Священнаго Писан³я или каноновъ? Соображен³я-же отъ разума, не имѣя канонической цѣнности несостоятельны и сами по себѣ. Въ самомъ дѣлѣ, если ихъ взять въ безусловномъ значен³и, то на основан³и ихъ можно отрицать законность не только патр³аршества, но и монархическаго правлен³я въ государствѣ Росс³йскомъ, что едва-ли входило въ планы Ѳеофана...
   2-ой пунктъ читается: "А яко извѣст³е въ познан³и, тако и сила въ опредѣленги дѣла большая здѣ есть, понеже вящше къ увѣрен³ю и повиновен³ю преклоняетъ приговоръ соборный, нежели единоличный указъ" {Тамъ-же.}. Натянутость этого соображен³я въ примѣнен³и къ разбираемому вопросу - совершенно очевидна. Кто-же станетъ спорить, что церковная власть сильнѣе, когда во главѣ правлен³я стоитъ патр³архъ? Извѣстно, что безличная власть разныхъ комитетовъ, съѣздовъ ит. п., не подкрѣпляемая сильною исполнительной властью, всегда вынуждена бываетъ считаться съ разною "волокитою" въ исполнен³и ея постановлен³й. Да и самъ Ѳеофанъ, очевидно, признаетъ, что патр³аршая власть сильнѣе синодальной, когда въ 7-омъ пунктѣ утверждаетъ, что она опаснѣе для государства, нежели власть Синода.
   Любопытно доказательство, какимъ онъ подтверждаетъ этотъ свой тезисъ. "Монарховъ власть, говоритъ онъ, есть самодержавная, которымъ повиноватися Самъ Богъ за совѣсть повелѣваетъ; обаче совѣтниковъ своихъ имѣютъ, не токморади лучшаго истины взыскан³я, но дабы и не клеветали непокоривые,

Категория: Книги | Добавил: Ash (12.11.2012)
Просмотров: 452 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа