Главная » Книги

Венгерова Зинаида Афанасьевна - Роберт Бойль. Троил и Крессида

Венгерова Зинаида Афанасьевна - Роберт Бойль. Троил и Крессида


  

ТРОИЛЪ И КРЕССИДА.

  
   Изъ всѣхъ драмъ Шекспира "Троилъ и Крессида" послужила предметомъ наиболѣе разнорѣчивыхъ толкован³й. По мнѣн³ю однихъ, она порождена тѣмъ пессимистическимъ настроен³емъ, которое охватило Шекспира въ позднѣйш³е годы жизни. По мнѣн³ю другихъ - это сатира на античную Грец³ю, вызванная досадой Шекспира на многихъ своихъ современниковъ, увлекавшихся литературой и идеалами древнихъ классиковъ.
   Обстоятельства, при которыхъ эта драма впервые появилась отдѣльнымъ издан³емъ (in guarto) въ 1609 г., значительно затемняютъ вопросъ о времени, къ которому она относится.
   "За шесть лѣтъ до того, въ февралѣ 1603 г." - говоритъ Голиуэль Филиппсъ въ своихъ "Outlines of the life of Shakespeare" - "Робертсъ, одинъ изъ издателей Шекспира, пытался получить разрѣшен³е для напечатан³я драмы "Троилъ и Крессида", которую играла въ это время труппа Лорда Камергера. Тотъ же сюжетъ былъ разработанъ для сцены Деккеромъ и Чэтлемъ для труппы Лорда Адмирала въ 1599 г. Но хотя эти двѣ труппы могли состоять, какъ и прежде, въ дружескихъ отношен³яхъ, все же трудно предположить, чтобы онѣ обмѣнивались своими правами; поэтому разрѣшен³е, о которомъ хлопоталъ Робертсъ, едва ли относилось къ драмѣ Деккера и Чэтля. Робертсъ не получилъ разрѣшен³я, и едва ли ему удалось и впослѣдств³и добиться соглас³я труппы на задуманную имъ спекуляц³ю. Во всякомъ случаѣ драма "Троилъ и Крессида" не появлялась въ печати до начала 1609 г., когда два другихъ издателя, Бон³анъ и Валли, раздобыли обманнымъ путемъ рукопись и рѣшились ее напечатать. Съ цѣлью привлечь покупателей, они имѣли дерзость заявить въ необычномъ по тому времени предислов³и, что пьеса эта никогда до того не появлялась на сценѣ. Они, повидимому, даже гордились тѣмъ, что хитростью достали рукопись. Но ихъ торжество не долго длилось. Обманъ былъ скоро обнаруженъ, и труппа конечно возбудила преслѣдован³е противъ издателей. Потомъ, однако, труппа вѣроятно, вошла съ издателями въ соглашен³е и, получивъ плату, взяла назадъ свой запретъ, такъ какъ 28-го января издатели получили отъ Лорда Камергера разрѣшен³е печатать драму. Предислов³е было совершенно уничтожено, и ложность прежняго заявлен³я о томъ, что "Троилъ и Крессида" никогда не появлялась на сценѣ, подтверждалась новымъ издан³емъ, гдѣ сказано было, что пьеса печатается въ томъ видѣ, въ какомъ она была играна актерами Его Величества въ "Глобусѣ" - когда, не указано. Уничтоженное потомъ предислов³е не было бы написано, если бы драма входила въ репертуаръ 1608-9 г., и дѣйствительно весь тонъ предислов³я говоритъ противъ такого предположен³я".
   Прошен³е Робертса о правѣ печатан³я, поданное въ февралѣ 1603 г., доказываетъ, что дѣйствительно существовала драма "Троилъ и Крессида", которую играла Шекспировская труппа, прежде называвшаяся "Служителями" (Servants) Лорда Камергера, а затѣмъ переименованная въ "Служителей Короля" (Kings servants) вскорѣ послѣ вступлен³я Якова ² (1603) на престолъ. Та ли это самая драма, которая дошла до насъ въ издан³яхъ in-folio и in-quarto? По всей вѣроятности, она была пересмотрѣна и расширена до своего теперешняго вида приблизительно, какъ мы увидимъ далѣе, въ 1606 г.
   Въ folio 1623 г. она помѣщена между хрониками и трагед³ями1, но не названа въ оглавлен³и. Первыя три страницы 78, 79, 80 нумерованы, остальныя не имѣютъ пагинац³и. Это какъ бы служитъ указан³емъ на то, что сначала предполагалось помѣстить "Троила и Крессиду" вслѣдъ за "Ромео и Джульетой", которая заканчивается на страницахъ 76 и 79; затѣмъ слѣдуетъ "Тимонъ" съ 80-й страницы. Наша же драма помѣщена непосредственно за "Генрихомъ VIII", и за нею слѣдуетъ "Кор³оланъ", начинающ³йся съ 1-ой страницы. Это указываетъ на нѣкоторое колебан³е относительно пьесы со стороны Юмминга и Конделя, товарищей Шекспира, издателей folio. Указанная выше пагинац³я дала поводъ Флэю высказать предположен³е въ своемъ "Shakespeare Manual" (1878) что "Троилъ и Крессида" задумана какъ pendant къ "Ромео и Джульетѣ".
   Сидней Ли открылъ недавно экземпляръ folio 1623 г., который не оставляетъ сомнѣн³й въ томъ, что драма "Троилъ и Крессида" первоначально должна была слѣдовать за "Ромео и Джульетой". Какъ извѣстно, въ старинныхъ издан³яхъ часто замѣчается значительная разница между отдѣльными экземплярами одной и той же книги, чѣмъ и объясняется открыт³е Сиднея Ли.
   Лучш³й обзоръ источниковъ нашей драмы сдѣланъ въ Shakespeare Jahrbuch, т. 6 (1871) профессоромъ В. Герцбергомъ. Онъ указываетъ, что въ средн³е вѣка наиболѣе авторитетными источниками по истор³и троянской войны считались разсказы Дареса и Диктиса, выдававшихъ себя за современниковъ греческихъ и троянскихъ героевъ; изъ нихъ первый былъ родомъ изъ Фриг³и, второй - критянинъ, товарищъ Идоменея. Диктисъ считался авторомъ истор³и троянской войны въ шести книгахъ, переведенной съ греческаго оригинала на латинск³й языкъ нѣк³имъ Септим³емъ. Боги, по разсказу Диктиса, не вл³яли на ходъ войны, и Троя пала вслѣдств³и измѣны Энея и Антенора. Троилъ, по этому разсказу, взятъ въ плѣнъ и умерщвленъ по приказу Ахилла долгое время послѣ смерти Гектора; любовной драмы въ разсказѣ Диктиса нѣтъ.
   Ввиду старан³й многихъ народовъ, отъ римлянъ до англичанъ включительно, доказать свое происхожден³е отъ троянцевъ, естественно, что второй изъ вышеназванныхъ авторовъ - Даресъ, называвш³й себя фриг³йцемъ, возбуждалъ больше симпат³й у читателей, чѣмъ кто либо изъ греческихъ авторовъ. Переводчикъ его выдавалъ себя за Корнел³я Непота и переводъ его былъ посвященъ Саллюст³ю Криспу. Но вѣроятнѣе всего, что вся истор³я выдумана мнимымъ переводчикомъ не позже 635 г., когда о ней говоритъ Исидоръ Севильск³й, умерш³й въ этомъ году. По этому разсказу, Троилъ становится защитникомъ Трои послѣ смерти Гектора. Разсказъ въ высшей степени вялъ и блѣденъ, что отчасти объясняется непосильной задачей - охватить весь десятилѣтн³й пер³одъ осады Трои. Авторъ старается разными способами оживить и ввести въ него нѣкоторое разнообраз³е. Между прочимъ онъ пишетъ портреты, изъ которыхъ особаго вниман³я заслуживаетъ портретъ Бризеиды съ ея сросшимися бровями - съ этого времени сросш³яся брови стали считаться красивыми. Но любовной драмы нѣтъ и у Дареса. Она впервые появляется въ поэмѣ Бенуа де Сентъ Моръ (More), придворнаго трубадура Генриха II англ³йскаго, около 1160 г. Въ этой поэмѣ, "Histoire de la guerre de Troye", около 30000 стиховъ. Сентъ-Моръ вноситъ жизнь въ сухой остовъ Дареса. Дѣйствующ³я лица его поэмы преисполнены рыцарскихъ чувствъ, среди которыхъ, конечно, не можетъ отсутствовать любовь. Онъ заимствовалъ у Дареса образъ Бризеиды и сдѣлалъ ее дочерью Калхаса, которая остается въ Троѣ послѣ того, какъ ея отецъ перешелъ къ грекамъ (онъ, какъ и у Шекспира, представленъ въ поэмѣ троянцемъ). Троилъ страстно влюбленъ въ нее и она отвѣчаетъ ему взаимностью. Послѣ захвата Антенора, Калхасъ напоминаетъ греческимъ вождямъ объ обѣщанной ему наградѣ, и проситъ ихъ обмѣнять Антенора на его дочь. Греки на это соглашаются, и въ Трою отправляютъ Д³омеда за Бризеидой. Такимъ образомъ всѣ основные мотивы любовной интриги въ "Троилѣ и Крессидѣ" уже имѣются въ этомъ раннемъ произведен³и.
   Было бы слишкомъ долго слѣдить за интереснымъ развит³емъ этого сюжета втечен³е вѣковъ до того, какъ онъ вылился въ окончательную форму въ трагед³и Шекспира. Но укажемъ на одну изъ важнѣйшихъ стад³й этого развит³я, на Filostrato Боккач³о.
   У Бокачч³о сюжетъ сталъ истинно поэтическимъ и пр³обрѣлъ ту колоритность и психологическую глубину, которая сдѣлала его пригоднымъ для Чоусера и Шекспира. Гризеида Боккач³о поэтическ³й образъ его собственной возлюбленной. Она вдова и Троилъ впервые видитъ ее въ траурѣ въ храмѣ Паллады и сразу влюбляется въ нее. Она вначалѣ чиста, но становится жертвой хитраго Д³омеда и послѣ того быстро и непоправимо падаетъ. Боккач³о вводитъ въ свой разсказъ Пандара въ качествѣ кузена Гризеиды, способствующаго встрѣчамъ любящихъ.
   Слѣдующей стад³ей въ разработкѣ сюжета была поэма Чоусера "Troylus and Creseyde" въ пяти книгахъ. Она написана около 1372 г. или на 20 лѣтъ позже, чѣмъ "Филострато" Боккач³о; точная дата появлен³я "Филострато" не извѣстна, но предполагаютъ, что она написана была около 1350 г. Отношен³е поэмы Чоусера къ Боккач³о выяснено Альфонсомъ Кисснеромъ, который доказываетъ, что поэма Чоусера вольный переводъ - насколько это было возможно - итальянской. Чоусеръ придалъ любовной истор³и Троила и Крессиды окончательную форму, въ которой она и перешла къ Шекспиру; ничего въ ней не было измѣнено ни Лидгатомъ, ни Какстономъ, разрабатывавшими этотъ сюжетъ послѣ Чоусера. Разсказомъ Какстона Шекспиръ пользовался въ драмѣ только поскольку онъ касается истор³и Гектора. Что его источникомъ для этой части драмы былъ именно Какстонъ, а не Лидгатъ, какъ утверждалъ Дел³усъ, доказано д-ромъ Смолемъ (Small) въ его "Stage quarrel" (Breslau, Marcus). Онъ сравниваетъ имена въ прологѣ и въ пятомъ актѣ съ именами у Лидгата и Какстона и выясняетъ, что всѣ они взяты у Какстона.
   Такимъ образомъ, что касается любовной интриги "Троила и Крессиды", то совершенно ясно, что она не имѣетъ ничего общаго съ классической древностью; сюжетъ этотъ - создан³е среднихъ вѣковъ и поэз³и трубадуровъ. У Шекспира не было никакого намѣрен³я написать парод³ю на Гомеровск³й м³ръ въ этой части драмы, и его характеристики греческихъ героевъ и Гектора исключаютъ возможность подобной парод³и. Шекспиръ взялъ готовый сюжетъ, и теор³я Ульрици объ умышленномъ пародирован³и совершенно падаетъ.
   "Троилъ и Крессида" состоитъ изъ трехъ переплетенныхъ между собой сюжетовъ: 1) любовная истор³я Троила и Крессиды; 2) истор³я Улисса; 3) истор³я Гектора или поединка. Хотя до сихъ поръ не возникало сомнѣн³й въ принадлежности этой драмы Шекспиру, но мног³е авторитетные критики сомнѣваются, чтобы декламаторск³й тонъ шести сценъ (отъ 4 - 10) V акта могъ принадлежать Шекспиру. Ни одинъ изъ авторитетныхъ критиковъ новѣйшаго времени не рѣшается утверждать, что вся п³еса цѣликомъ, съ этими сценами включительно - произведен³е Шекспира. Флэй въ своемъ "Shakespeare Manual" 1878 г. говоритъ слѣдующее: "я считаю, что въ драмѣ сплетены три сюжета, каждый изъ которыхъ былъ разработанъ отдѣльно, въ иной манерѣ и въ другое время, нежели два друг³е. Первой была написана истор³я Троила и Крессиды на основан³и Чоусеровской поэмы, затѣмъ истор³я вызова Гектора Аяксу, ихъ поединокъ и уб³йство Гектора Ахилломъ на основан³и Какстоновскихъ "Трехъ разрушен³й Трои". Позже всего написана была истор³я хитрости Улисса, побудившаго Ахилла вернуться на поле битвы тѣмъ, что противъ него выступилъ Аяксъ. Этотъ эпизодъ написанъ послѣ появлен³я Чапмановскаго перевода Гомера, изъ котораго заимствованъ Терситъ, главное дѣйствующее лицо въ этой части драмы. Сидней Ли и д-ръ Смоль, въ изслѣдован³и, появившемся въ 1899 г., напротивъ того, считаютъ "Троила и Крессиду" пьесой, написанной сразу въ 1602 г. и принадлежащей всецѣло Шекспиру. Въ 1900 г. нижеподписавш³йся помѣстилъ въ "Журналѣ Министерства Народнаго Просвѣщен³я" статью, напечатанную послѣ того въ "Englische Studien", (30 В., Heft 1) за 1901 г., гдѣ доказываетъ, что Флэй былъ правъ, усматривая въ драмѣ три различныхъ сюжета. Но онъ считаетъ только слабыя семь сценъ пятаго акта, написанными другимъ авторомъ. Въ вышеупомянутой статьѣ доказывается путемъ сравнен³я со стихосложен³емъ пьесъ перваго пер³ода, что "Троилъ и Крессида" въ истор³и любви героя и героини очень близко подходитъ по языку къ "Ромео и Джульетѣ". Найденный Сиднеемъ Ли экземпляръ folio, по которому видно, что первоначально драма "Троилъ и Крессида" должна была слѣдовать за "Ромео и Джульетой", въ значительной степени подкрѣпляетъ эту догадку, доказывая, что издатели folio полагали, какъ и Флэй, что "преданная и вѣрная Джульета" и "лживая, вѣроломная Крессида" дополняютъ одна другую. Тщательное разсмотрѣн³е именъ собственныхъ показало особенность въ употреблен³и слова "Ilium". Въ такой формѣ это слово появляется во всѣхъ сценахъ, касающихся любви Троила и Крессиды. Въ сценахъ же, заимствованныхъ у Какстона, видоизмѣняется въ "Ilion", а въ третьемъ сюжетѣ, въ истор³и Улисса, употребляется только назван³е "Троя". Такъ какъ и метрическая форма мѣняется въ трехъ сюжетахъ, то самое естественное объяснен³е разнородности пьесы, заключается въ слѣдующемъ: Шекспиръ написалъ около 1594-5 г., вскорѣ послѣ или до "Ромео и Джульеты", любовную истор³ю Троила и Крессиды. Это была пьеса, существовавшая въ 1602 г.; права на печатан³е ея и добивался такъ тщетно Робертсъ. Она же упоминается въ "Westward Ho", пьесѣ, представленной на Рождествѣ 1604 г., и, вѣроятно, извѣстной года за два до того. Въ "Westward Ho" (А. V, сц. 3) говорится: "этому нельзя помочь, почтенный Троилъ, и мнѣ столь же грустно, что вы сегодня будете лишены вашей лживой Крессиды, потому что здѣсь нѣтъ сэра Пандара, который провелъ бы васъ въ вашу комнату." Это мѣсто доказываетъ, что драма "Троилъ и Крессида" въ первоначальной формѣ была хорошо извѣстна около 1604 г. Но ни въ одной пьесѣ до 1609 г. нѣтъ какого либо намека на друг³я части содержан³я драмы, кромѣ любовнаго эпизода. Въ той части, которую мы назвали истор³ей Гектора, есть несомнѣнный намекъ на книгу Бэкона, "Advancement of Learning" (книга V), изданную въ 1605 году. Изъ намека явствуетъ, что эта часть была присоединена къ любовной истор³и не ранѣе конца 1605 или въ 1606 г. Около того же времени, или во всякомъ случаѣ не многимъ позже, какъ это доказывается особенностями стихосложен³я, Шекспиръ началъ пересмотръ драмы. Онъ прибавилъ истор³ю Улисса, т. е. истор³ю несоглас³й въ греческомъ лагерѣ къ любовной интригѣ, но эта переработка обрывается съ концомъ третьяго акта. Мы должны поэтому предположить, что Шекспиръ отложилъ пьесу, и его труппа поручила другому драматургу закончить ее. Тотъ прибавилъ къ законченной уже истор³и Троила и Улисса истор³ю вызова, посланнаго Гекторомъ. Эта третья истор³я была по всей вѣроятности написана современникомъ Шекспира, Марстономъ. Она имѣетъ всѣ особенности стиля и стиха Марстона, какъ доказываетъ тщательная свѣрка съ извѣстными его драмами.
   Эта догадка, подтверждаемая очевидными доказательствами, объясняетъ необъяснимую ничѣмъ другимъ разнородность состава драмы. Что семь сценъ пятаго акта принадлежатъ другому автору - всѣ допускаютъ. Но стиль этихъ семи сценъ такой же, какъ и во всей истор³и Гектора, такъ что отсюда слѣдуетъ, что авторъ семи сценъ также авторъ истор³и Гектора. Много данныхъ говорятъ за то, что этотъ авторъ - Марстонъ. Ни одинъ писатель того времени не былъ такъ склоненъ, какъ Марстонъ, къ декламац³и, которая является наиболѣе характерной чертой "Троила и Крессиды". Это можетъ быть доказано сравнен³емъ его "Parasitaster"'а съ тѣмъ, что мы приписываемъ ему въ нашей драмѣ. Есть поразительныя совпаден³я въ мысляхъ и выражен³яхъ между нашей драмой и "Parasitaster"'омъ; вотъ почему наиболѣе простое и естественное объяснен³е этого факта заключается въ предположен³и, что товарищи Шекспира поручили Марстону закончить пьесу, отложенную Шекспиромъ. Наша догадка, объясняющая, почему актеры-издатели folio 1623 года сначала затруднились включить "Троила и Крессиду" (какъ это явствуетъ изъ отсутств³я пагинац³и въ печатномъ текстѣ) и объясняющая также ихъ колебан³я относительно порядка ея помѣщен³я, сильно подтверждается и несомнѣннымъ несходствомъ стиха въ трехъ частяхъ драмы. Но главное подтвержден³е - въ характеристикахъ дѣйствующихъ лицъ. Участники любовной драмы написаны совершенно въ манерѣ раннихъ пьесъ Шекспира. Они относятся къ эпохѣ "Ромео и Джульеты", "Двухъ веронцевъ" и "Венец³анскаго купца". Къ тому же, лица, дѣйствующ³я въ этой части, не появляются ни въ одной изъ двухъ остальныхъ, а герои истор³и Гектора появляются только въ сценѣ прихода троянцевъ въ греческ³й лагерь. Наконецъ, истор³я Улисса рѣзко отличается отъ двухъ остальныхъ частей драмы и относится вполнѣ къ пер³оду великихъ трагед³й. Эта часть тѣсно связана съ "Королемъ Лиромъ" въ изображен³и чувствъ. Многое изъ того, что говоритъ Эдгаръ въ "Лирѣ", повторяется Улиссомъ въ нашей драмѣ. Въ особенности протестъ противъ астрологическихъ и иныхъ суевѣр³й и рац³оналистическое пониман³е жизни роднитъ эти два лица между собою и поражаетъ читателя, какъ проявлен³е однихъ и тѣхъ же философскихъ взглядовъ на жизнь. Подробный анализъ психолог³и главныхъ дѣйствующихъ лицъ нашей драмы подтверждаетъ истину сказаннаго нами. Правдивый, вѣрный Троилъ вполнѣ напоминаетъ вѣрнаго и постояннаго Валентина изъ "Двухъ веронцевъ". Его правдивость и постоянство выдвинуты съ такой же яркостью, какъ тѣ же черты у Валентина, и тѣмъ же самымъ способомъ - т. е. при помощи контрастовъ. Валентинъ противопоставляется Протею, Троилъ Крессидѣ. Чувственность, сильно подчеркнутая въ характерѣ Троила, отсутствуетъ у Валентина, но это черта, свойственная большинству героевъ драмъ перваго пер³ода и проявляется даже въ самой поздней изъ пьесъ перваго пер³ода - "Венец³анскомъ купцѣ" въ лицѣ Бассан³о (А. I, сц. 2.)
   Есть нѣкоторая необтесанность въ Валентинѣ, которая проявляется наиболѣе ясно въ его писан³и тяжелыхъ стиховъ Сильв³и, (А. III, сц. 1), а также въ томъ, какъ онъ ошибается относительно Сильв³и, характеръ которой ему становится понятнымъ только послѣ разъяснен³я Спида во 2-мъ актѣ (сц. I). Эта черта соотвѣтствуетъ открытости и искренности характера Валентина. Троилъ проявляетъ свою несвѣтскость въ предостережен³и Крессидѣ (А. IV, сц. 3).
  
             У юныхъ грековъ много
   Достоинствъ. Знай - они любезны, щедро
   Надѣлены дарами какъ природы,
   Возвышенной искусствомъ, такъ и долгимъ
   Заботливымъ, изящнымъ воспитаньемъ.
   Меня страшить, - какое впечатлѣнье
   Произведутъ и новизна и прелесть
   Ихъ личностей на бѣдную Крессиду?
   Увы - предчувств³е, какъ злая гидра,
   Мнѣ не даетъ покоя.
  
   Оба они, очевидно, созданы по одному образцу и относятся къ одному и тому же пер³оду творческой жизни поэта. Единственный разъ, когда Троилъ появляется въ позднѣйшей части пьесы - это сцена, въ которой Улиссъ убѣждаетъ его въ предательствѣ Крессиды. Въ этой сценѣ онъ только яростно негодуетъ на ея измѣну (конецъ IV и начало V акта). Очень трудно опредѣлить, кому принадлежитъ эта сцена; по всей вѣроятности, въ ней принимали участ³е оба автора. Отчасти она производитъ впечатлѣн³е юношескаго творчества, отчасти относится къ болѣе зрѣлому пер³оду. Во всякомъ случаѣ она ничего не прибавляетъ къ характеристикѣ Троила, вполнѣ законченной въ предъидущихъ актахъ. Въ ней Шекспиръ почти не уклоняется отъ изложен³я Чоусера. Въ изображен³и Крессиды онъ значительно отступаетъ отъ характеристики Чоусера, рисующаго ее въ привлекательномъ видѣ даже послѣ ея паден³я. Шекспиръ, напротивъ того, безжалостно раскрываетъ ея природную порочность. Въ любовной драмѣ она представлена ловкой кокеткой и грубочувственной натурой. Въ IV актѣ (сц. 5), написанной отчасти Шекспиромъ, отчасти Марстономъ, Улиссъ даетъ ея точную характеристику, завершающуюся словами:
  
   Я знаю ихъ, безстыжихъ, что способны
   То предлагать, чего у нихъ не проситъ
   Пока никто, и записную книжку,
   Куда въ разбродъ занесены ихъ мысли,
   Открыть предъ каждымъ, кто читать умѣетъ.
   Какъ грязныя случайности отрепья,
   Какъ дочерей разгула, всѣ должны бы
   Ихъ презирать...
  
   Это совершенно соотвѣтствуетъ широкому знан³ю людей и жизни, которое Шекспиръ приписываетъ Улиссу, что побуждаетъ меня приписать приведенное мѣсто Шекспиру, несмотря на то, что оно написано ри?мованными стихами. Послѣдн³й разъ Крессида появляется во 2-й сценѣ V-го акта, гдѣ она выражаетъ нѣкоторое сожалѣн³е о томъ, что покинула Троила, но въ то же время высказываетъ твердую рѣшимость остаться при своемъ второмъ избранникѣ. Шекспировск³й Пандаръ еще болѣе далекъ отъ Чоусеровскаго образца, чѣмъ Крессида. Онъ все болѣе и болѣе нравственно падаетъ по мѣрѣ развит³я дѣйств³я, и въ концѣ драмы становится професс³ональнымъ сводникомъ - такимъ, что его имя стало нарицательнымъ для человѣка, занимающагося этимъ ремесломъ. Въ folio 1623 г. мы находимъ въ его словахъ, обращенныхъ къ Троилу доказательство, что первоначальная драма, т. е. истор³я Троила и Крессиды, заканчивалась на 3-й сценѣ V акта:

Входитъ Пандаръ.

  
   Пандаръ. Слышишь ли, принцъ, слышишь?
   Троилъ. Что такое?
   Пандаръ. Письмо отъ бѣдняжки Крессиды. (Передаетъ свитокъ).
   Троилъ. Прочтемъ.
   Пандаръ. Ахъ, эта шкурина дочь, чахотка. Какъ она, шкурина дочь, мучитъ меня, а не менѣе ея мучатъ нелѣпыя неудачи этой дѣвчонки. По той ли, или другой причинѣ, а мнѣ придется на дняхъ распрощаться со всѣми вами. Потомъ глаза у меня слезятся; а ломота въ костяхъ доходитъ до того, что, не умѣй я ругаться да богохульствовать, право, не зналъ бы, что на это сказать или подумать. (Троилу). Что она пишетъ?
  
   Троилъ.
  
   Слова, слова, одни слова пустыя, -
   И ничего, что трогало бы сердце;
   Другому отдано, какъ видно, чувство.
   (Разрываетъ письмо и бросаетъ вверхъ клочки).
   Лети жъ, лети на вѣтеръ и по волѣ
   Его кружись, вертись и измѣняйся...
   Да, мной она безжалостно играетъ.
   Другого же любовью награждаетъ.
  
   Это все есть во всѣхъ издан³яхъ. Но въ folio прибавлено еще слѣдующее:
  
   Пандаръ. Нѣтъ, выслушайте раньше...
   Троилъ. Убирайся, братецъ-прислужникъ, низость и позоръ отнынѣ пусть преслѣдуютъ тебя всю твою жизнь и живи навсегда съ такимъ именемъ. (Hence brother lackie, ignomie and shame pursue thy life and live aye with thy name).
  
   Это первоначальное заключен³е пьесы было исправлено Марстономъ. Если сравнить теперешнее окончан³е съ прежнимъ, то самымъ важнымъ измѣнен³емъ является перемѣна стиха: "Hence, broker, lackie, ignomy and shame".
   Замѣна слова "brother" другимъ, "broker", допускаетъ продположен³е, что Марстонъ имѣлъ въ рукахъ экземпляръ первоначальной пьесы и замѣтилъ искажен³е, вкравшееся въ текстъ.
   Изъ другихъ лицъ, относящихся къ любовной драмѣ ни одно не представляетъ чего либо выдающагося.
   Изъ дѣйствующихъ лицъ, вставленныхъ Шекспиромъ въ драму при пересмотрѣ ея, наиболѣе значительное и характерное - Улиссъ. Основная черта его, какъ сказано выше, большая жизненная мудрость и знан³е людей. Но мудрость Улисса не будитъ въ немъ любви къ людямъ. Напротивъ того, онъ пользуется ею главнымъ образомъ для преслѣдуемыхъ имъ цѣлей. Въ этомъ отношен³и, какъ и въ своей жизненной философ³и, онъ представляетъ большое сходство съ другимъ лицомъ изъ "Короля Лира" Эдмундомъ. Но онъ пользуется людьми не для своей личной выгоды, а въ интересахъ дѣла, которому посвятилъ себя. Онъ стоитъ по-уму выше всѣхъ остальныхъ грековъ, даже выше Нестора, который читаетъ Крессиду только "смышленой женщиной". Несторъ и Агамемнонъ, не говоря о Менелаѣ и остальныхъ, стушевываются передъ выдающимся умомъ Улисса.
   Стоитъ задуматься надъ тѣмъ, почему Ахиллъ выставленъ Шекспиромъ въ такомъ несимпатичномъ видѣ. Ульрици видитъ въ этомъ подтвержден³е своего предположен³я, что драма задумана какъ парод³я. Но, какъ уже указано, не слѣдуетъ забывать, что греческ³й герой почерпнутъ не изъ греческаго источника, а изъ произведен³я среднихъ вѣковъ, когда принято было низводить все греческое и восхвалять троянцевъ. Единственное лицо, навѣянное Ил³адой, - Терситъ. Только семь пѣсенъ Ил³ады, и то не въ послѣдовательномъ порядкѣ, появились по англ³йски, когда написана была наша драма. Но Терситъ только намѣченъ Гомеромъ; въ драмѣ же онъ низведенъ до глубинъ паден³я и стоитъ на одной ступени съ Пандаромъ. Онъ такъ же ненавидитъ и презираетъ людей, какъ Тимонъ А?инск³й, но въ немъ нѣтъ велич³я Тимона. Въ рукахъ Марстона, въ IV и V актахъ, Терситъ въ значительной степени утрачиваетъ свой умъ и становится отвратительнымъ. Это особенность всѣхъ дѣйствующихъ лицъ этой драмы, намѣченныхъ Шекспиромъ и разработанныхъ Марстономъ. Гекторъ отличается скромностью въ замыслѣ Шекспира, но при встрѣчѣ съ Ахилломъ онъ соперничаетъ съ нимъ въ напыщенности и ярости. Напыщенность - особенность всѣхъ характеровъ Марстона, какъ я выяснилъ въ статьѣ о "Троилѣ и Крессидѣ" въ "Журналѣ Министерства Народнаго Просвѣщен³я" (ноябрь, 1900 г.), гдѣ собранъ обширный матерьялъ для сравнен³я извѣстныхъ пьесъ Марстона съ приписываемыми ему здѣсь сценами въ драмѣ Шекспира. Не только Гекторъ и Ахиллъ, но Д³омедъ, Эней, и даже мудрый Несторъ обнаруживаетъ склонность къ напыщенности (А. V, сц. 5). Улиссъ тоже не чуждъ этой черты, и въ той же сценѣ (стихи 30-42) есть много слѣдовъ ея. Правда, онъ говоритъ объ Ахиллѣ, а не о себѣ, какъ друг³е, но тонъ, все таки, остается напыщеннымъ.
   И именно это ослаблен³е пьесы къ концу и не позволяетъ допустить, чтобы Шекспиръ былъ отвѣтствененъ за ея напыщенность. Даже убѣжденные поклонники поэта охотно допускали, что послѣдн³я семь сценъ не имъ написаны. Но кто точно прослѣдитъ за развит³емъ характеровъ и сравнитъ ихъ между собой въ пятомъ актѣ и въ части, приписываемой Марстону въ предшествующихъ актахъ, убѣдится, что та же напыщенность, которая портитъ послѣднее дѣйств³е, искажаетъ ихъ и въ предшествующихъ. Для того, чтобы помочь всякому, кто займется такимъ изслѣдован³емъ, я даю таблицу съ раздѣлен³емъ драмы на то, что написано Шекспиромъ раньше, на то, что написано имъ позже и на то, что принадлежитъ Марстону. Такая таблица, конечно только приблизительно соотвѣтствуетъ дѣйствительности. Но и въ такомъ видѣ она можетъ помочь разобраться въ этой, самой запутанной по составу, драмѣ Шекспира1).
   Нельзя также точно установить относительно Марстона, какъ относительно Бомонта, Флетчера, Джонсона и другихъ, что актеры королевской труппы приглашали его писать для своего театра. Но однако фактъ, что Вилькинсъ написалъ 1-ый и 2-ой акты "Перикла", хотя тоже нельзя доказать, что онъ когда либо былъ приглашенъ писать для этого театра. Въ такихъ случаяхъ нельзя добиваться несомнѣнныхъ доказательствъ и нужно ограничиваться наиболѣе вѣроятными предположен³ями.

Робертъ Бойль2).

  
   1) Шекспиръ (ранн³й пер³одъ): Истор³я любви Троила и Крессиды. I актъ: сц. 1-9 до 107 стиха: сцена 2-ая, - цѣликомъ. III актъ: сцена 1-ая и 2-ая - цѣликомъ. IV актъ: сцена 2, 3, 4-ая - цѣликомъ: сцена 4-я, стихи отъ 1-110. Сцена 5-я: стихи отъ 27-293, измѣнены Шекспиромъ позже. V актъ: сцена 3, отъ ст. 97-112 (первоначальный конецъ пьесы).
   Шекспиръ (позднѣйшiй пер³одъ). Истор³я несоглас³й въ греческомъ лагерѣ: I актъ, сц. 3-я, 1-212 и 310-392. II актъ, сцена 1-ая, 1-132; сц. 3-я - вся. III актъ, сц. 3-я, - цѣликомъ.
   Марстонъ. Истор³я Гектора, I актъ, сц. 1-я, 108-119. Сц. 3-я, 213-310. II актъ, сц. 1-я, 134-141; сц. 2-я - вся. IV актъ, сц. 1-я - вся. Сц. 4-я, 111-150, сц. 5-я - вся (за исключен³емъ нѣсколькихъ стиховъ первоначальной пьесы пересмотрѣнныхъ Шекспиромъ).
   V актъ: сц. 1-я - вся, сц. 3-я, 1-96, сц. 4-я - вся и конецъ пятаго акта. По этому раздѣлен³ю Шекспиру принадлежатъ около 1100 стиховъ ранняго пер³ода и около 740 позднѣйшаго, а Марстону почти 1200 стиховъ.
   2) Переводъ (Зин. А?. Венгеровой) съ рукописи. Статья написана для нашего издан³я. Авторъ - одинъ изъ видныхъ современныхъ шекспирологовъ, до извѣстной степени принадлежитъ и русской ученой средѣ. Шотландецъ по происхожден³ю (р. 1842), Робертъ Ивановичъ Бойль живетъ около 30 лѣтъ въ Росс³и, былъ лекторомъ англ³йскаго языка въ Дерптскомъ Унив., а теперь состоитъ профессоромъ англ. яз. въ Академ³и Генеральнаго Штаба и Annenschule. Ред.
  

Другие авторы
  • Зелинский Фаддей Францевич
  • Коган Петр Семенович
  • Шполянские В. А. И
  • Невельской Геннадий Иванович
  • Мельников-Печерский Павел Иванович
  • Веттер Иван Иванович
  • Озеров Владислав Александрович
  • Коневской Иван
  • Чуйко Владимир Викторович
  • Кошко Аркадий Францевич
  • Другие произведения
  • Гуревич Любовь Яковлевна - Предисловие к книге "Беседы К. С. Станиславского"
  • Гарин-Михайловский Николай Георгиевич - По Корее, Маньчжурии и Ляодунскому полуострову
  • Ножин Евгений Константинович - Правда о Порт-Артуре
  • Пальмин Лиодор Иванович - Пусть рифмою отточенной своей...
  • Кондурушкин Степан Семенович - Англичанка
  • Воровский Вацлав Вацлавович - Спор о Макаре
  • Салиас Евгений Андреевич - Ширь и мах
  • Чернышевский Николай Гаврилович - Очерки из крестьянского быта А. Ф. Писемского
  • Короленко Владимир Галактионович - Характерное
  • Кржижановский Сигизмунд Доминикович - Дымчатый бокал
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 216 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа