Главная » Книги

Венюков Михаил Иванович - Поземельные приобретения и уступки России за последние тридцать лет

Венюков Михаил Иванович - Поземельные приобретения и уступки России за последние тридцать лет


1 2

  

Поземельныя пр³обрѣтен³я и уступки Росс³и за послѣдн³е тридцать лѣтъ.

1850-1880.

  
   Послѣдне-обнародованныя статистическ³я данныя показываютъ, что Росс³я къ 1 января 1880 года занимаетъ 395,189 кв. г. миль, {Цифра эта, быть можетъ, нѣсколько болѣе истинной, въ виду сомнительнаго очертан³я на картахъ сѣвернаго берега Аз³и, гдѣ важныя неточности обнаружены Норденшильдомъ.} а тридцать лѣтъ назадъ она простиралась лишь на 375,000 кв. миль, считая тутъ даже тѣ земли, которыя были заняты кавказскими горцами, тогда еще непокорными. приращен³е ея пространства, стало быть, очень значительно съ конца первой половины нашего вѣка и доходитъ до 20,000 кв. миль, что слишкомъ вдвое болѣе Франц³и. Но закончено ли оно? Если же не закончено, то чего нужно бы еще желать?
   Пора, конечно, перестать думать о завоеван³яхъ, имѣющихъ цѣлью одно увеличен³е размѣровъ нашего отечества, которое многими смѣшивается съ его велич³емъ; но время также сознательно высказаться на счетъ того, имѣемъ ли мы все, что нужно, чтобы государственная и нац³ональная область наша могла считаться естественнымъ цѣлымъ, такимъ цѣлымъ, что всякая прибавка къ нему или отвержен³е отъ него той или другой мѣстности влекли за собою существенный ущербъ для интересовъ народа русскаго. Девятнадцатый вѣкъ, есть вѣкъ окончательнаго раздѣла земной суши между большими народностями. Кто сдѣлаетъ въ этотъ вѣкъ ошибку, тотъ не поправитъ ее потомъ долго и будетъ страдать отъ того, истощаясь въ усил³яхъ, быть можетъ, совершенно напрасныхъ.
   Такой сознательный взглядъ на государственную территор³ю, впрочемъ, привился уже, отчасти, если не къ массамъ русскаго народа, то, по крайней мѣрѣ, къ передовымъ его представителямъ. мы добровольно сдѣлали съ 1850 года двѣ важныя уступки, продавъ Соединеннымъ Штатамъ сѣвероамериканск³я колон³и наши и отказавшись въ пользу Япон³и отъ Курильскаго архипелага. Съ другой стороны, мы сознательно не безъ усил³й пр³обрѣли Амурск³й край, тѣ части Кавказа, которыя еще оставались во власти горцевъ, и значительную часть турецкихъ Груз³и и Армен³и. Наконецъ, отчасти волею, отчасти неволею, мы сдѣлали много важныхъ поступательныхъ шаговъ въ Туркестанѣ и въ Джунгар³и. Оцѣнить всѣ эти перемѣны, показать ихъ значен³е для будущности Росс³и - такова цѣль настоящаго очерка.
   Начнемъ съ отдаленнѣйшаго востока.
   Сѣверо-американск³я владѣн³я, отъ Берингова пролива на востокъ до 237-го градуса восточной долготы отъ Ферро, а на юго-востокъ, до берега Великаго океана, даже до 248-го, пр³обрѣтены были Росс³ею въ самомъ концѣ XVIII столѣт³я (1799) и притомъ по почину не правительства, а частной торговой компан³и, въ которой выдающуюся роль игралъ купецъ Шелеховъ. Уже въ 1804 году явилась надобность удостовѣриться, что обѣщаютъ эти отдаленныя колон³и, и потому туда посланъ былъ камергеръ Рязановъ, зять Шелехова, назначенный въ то же время и посланникомъ въ Япон³ю. Съ тѣхъ поръ сомнѣн³я въ пользѣ этихъ колон³й возраждались нерѣдко, такъ какъ государство изъ нихъ ощутительной пользы не извлекало, а, между тѣмъ, въ случаѣ внѣшней войны съ какой-нибудь морскою державою, должно было нести тяжелое бремя ихъ обороны. Конечно, акц³онеры компан³и, люди болѣе или менѣе вл³ятельные, были противъ этого взгляда. Получая хорош³е доходы отъ звѣринаго промысла, они не прочь были обѣщать и всему русскому народу важныя выгоды отъ владѣн³я ими, акц³онерами, отдаленною и обширною землею. Но правительство не могло вдаваться въ обманъ. Особенно труднымъ стадо его положен³е во время восточной войны 1853-56 годовъ, когда для охранен³я колон³й отъ захвата Англ³и пришлось поставить ихъ подъ охрану Соединенныхъ Штатовъ. Плохое внутреннее управлен³е колон³ями, возбуждавшее неудовольств³е туземцевъ, вызвало также желан³е покончить съ этимъ "неудобнымъ" владѣн³емъ, и потому въ началѣ шестидесятыхъ годовъ была произведена новая ревиз³я его адмираломъ Поповымъ, послѣ чего вопросъ о продажѣ далекой земли сосѣдямъ ея по Великому океану и нашимъ, soi-distant, политическимъ друзьямъ, американцамъ,, былъ въ основѣ рѣшенъ. Окончательная уступка состоялась въ 1867 году, за семь милл³оновъ долларовъ золотомъ, при чемъ обнаружилось, на сколько наши "друзья" были дѣйствительно друзьями. Выговоривъ себѣ право занять территор³ю раньше уплаты денегъ и даже ассигнован³я ихъ конгрессомъ, вашингтонск³е политики были потомъ не прочь если не уклониться вовсе отъ расплаты, то проволочить дѣло до какой-нибудь благопр³ятной для нихъ случайности. Приходилось русскому посланнику въ Вашингтонѣ посылать дорог³я депеши по атлантическому канату, даже дѣлать денежные подарки вожакамъ парт³й въ конгрессѣ (напр. 15,000 д. г. Бу), чтобы ускорить дѣло. Наконецъ, оно заключилось, болѣе или менѣе, благополучно, и теперь Росс³я освободилась отъ владѣн³й на американскомъ материкѣ и въ Алеутскомъ архипелагѣ. Но корыстные американцы не прочь бы подвести подъ категор³ю бывшихъ владѣн³й росс³йско-американской компан³и и острова Командорск³е, лежащ³е вблизи береговъ Аз³и. Даже болѣе того: они уже много лѣтъ приглядываются къ Чукотской землѣ, гдѣ, по ихъ словамъ, нѣтъ русскихъ властей, такъ что земля эта можетъ считаться ничьею, т. е. можетъ быть сдѣлана американскою. Ими каждогодно ввозится туда немало табаку, мануфактурныхъ издѣл³й и водки, за которые они пр³обрѣтаютъ почти всю добычу чукчей отъ рыбнаго и звѣринаго промысловъ. Была даже съ ихъ стороны попытка учредить въ Чукотской землѣ фактор³ю, и потому въ послѣдн³е годы для охранен³я нашихъ, уже занятыхъ земель, намъ приходилось посылать крейсеровъ въ Берингово море, и очень можетъ быть. что придется посылать ихъ ежегодно, въ продолжен³и нѣсколькихъ дѣть и даже завести двѣ-три постоянныя станц³и, напр., на устьѣ Анадыри, въ бухтѣ св. Лаврент³я и въ губѣ Колючинской, у сѣвернаго конца которой зимовалъ Норденшильдъ.
   Изложивъ эти основныя данныя объ истор³и пр³обрѣтен³я и утраты нами сѣверо-американскихъ владѣн³й, {Не касаясь, впрочемъ, колон³и Россъ на берегу Калифорн³и, которую мы добровольно оставили еще въ 1846 г., предъ самымъ открыт³емъ въ сосѣдствѣ ея, на Сакраменто, золотыхъ пр³исковъ.} имѣвшихъ пространство свыше 23,000 кв. миль, мы въ правѣ теперь спросить себя: вполнѣ ли основательно мы поступали при послѣднемъ актѣ? Что колон³и приносили мало выгоды Росс³и - это справедливо; что охранять ихъ въ военное время было трудно - это также несомнѣнно; наконецъ, что американцамъ хотѣлось пр³обрѣсти ихъ въ силу извѣстнаго учен³я Монроэ - это опять неоспоримо. Но противъ этихъ трехъ основныхъ мотивовъ купли-продажи желающ³е могли бы выставить немало возражен³й. Во первыхъ, бывш³я наши американск³я колон³и, по климату и естественной производительности, были вовсе не изъ худшихъ русскихъ земель. Благодаря существован³ю извѣстнаго морскаго течен³я, куро-сиво, этого гольфстрима Тихаго океана, Ситха, Аляска и Алеутск³й архипелагъ отличаются климатомъ болѣе теплымъ, чѣмъ мног³я друг³я части Росс³и, и если лѣтомъ не бываетъ тамъ жаровъ, то и зимой нѣтъ большой стужи. Вслѣдств³е этого, а также значительной влажности воздуха, страна богата лѣсами, которыхъ великолѣп³е прекрасно изобразилъ Киттлицъ въ атласѣ къ "Путешеств³ю Литке", и если мы не умѣли пользоваться этимъ богатствомъ, то вина падаетъ на насъ самихъ. Не забудемъ, что въ Шанхаѣ, Фучжеу-фу и Гонконгъ мачтовыя деревья продаются по 120-150 металлическихъ рублей. Различные металлы, не исключая и золота, найдены нынѣ въ нѣдрахъ "территор³и Аляски"; у береговъ ея ловится много бобровъ, моржей и тюленей, а въ сосѣднихъ моряхъ промышляютъ китовъ. Кто мѣшалъ намъ пользоваться всѣмъ этимъ къ немалой для себя выгодѣ? Переселивъ въ колон³и нѣсколько тысячъ русскихъ людей, особенно изъ бѣдныхъ сѣверныхъ губерн³й, населенныхъ звѣропромышленниками и рыболовами, мы могли бы расширить русскую нац³ональную область на 23,000 кв. миль, земель во всякомъ случаѣ болѣе производительныхъ, чѣмъ киргизск³я и туркменск³я степи. Во вторыхъ, что касается охраны колон³й во время войны, то можно замѣтить, что если бы отправлять въ Тих³й океанъ передъ каждой войной, хоть треть того флота, который теперь безполезно замерзаетъ каждую зиму въ Балт³йскомъ морѣ и оставался на кронштатскомъ рейдѣ, вотъ уже двѣ войны, то, конечно, мы обезпечили бы полную безопасность не только американскихъ колон³й, но и владѣн³й нашихъ у восточныхъ береговъ Аз³и. Да сверхъ того, моряки наши имѣли бы широкую практику отъ постоянныхъ плаван³й не въ шхерахъ, гдѣ имъ не съ кѣмъ будетъ сражаться, и гдѣ они ежегодно губятъ по кораблю, а въ океанахъ.... Что американцы желали пр³обрѣсти американскую землю - это понятно; но вѣдь не силою же добивались они отъ насъ этого пр³обрѣтен³я; уступать же обширную страну ради одной "дружбы", ради ожидан³я въ "будущемъ" политическаго союза - по меньшей мѣрѣ наивно.... Впрочемъ, оставимъ все дѣло о продажѣ американскихъ колон³й безъ дальнѣйшаго разсмотрѣн³я, какъ вполнѣ и безвозвратно рѣшенное. Сожалѣть о ихъ утратѣ значило бы теперь почти то же, что горевать о соединенномъ съ нею прекращен³и незахода солнца надъ русской импер³ей..... Дѣльнѣе будетъ замѣтить, что при продажѣ колон³й мы связали себя услов³емъ, котораго смыслъ едва ли особенно для насъ выгоденъ. Разумѣемъ оговорку о связи съ русскою церковью тѣхъ лицъ православнаго исповѣдан³я, которыя остались въ бывшихъ нашихъ владѣн³яхъ, но сдѣлались американскими гражданами. Если бы мы вздумали строго слѣдить за поддержан³емъ этой связи, то, конечно, въ короткое время поссорились бы съ американцами; если же этой строгости не имѣлось въ виду, то, кажется, незачѣмъ было и договариваться о вѣроисповѣдан³и людей, совѣсти которыхъ, во всякомъ случаѣ, никто не стадъ бы насиловать въ странѣ такой полной религ³озной свободы, какъ Соединенные Штаты. Не возникни, въ силу сказаннаго услов³я, русскаго епископства въ Санъ-Франциско, не было бы, конечно, и тѣхъ "соблазновъ", которые имѣли мѣсто въ православной общинѣ этого города, къ невыгодѣ русскаго имени.
   Въ другой части Тихаго океана, близъ береговъ материка аз³ятскаго, нами сдѣланы съ 1850 года: пр³обрѣтен³е Сахалина и уступка Курильскихъ острововъ. Два эти событ³я находятся въ тѣсной между собою связи.
   Въ 1805 году посланникъ нашъ, Рязановъ, недовольный пр³емомъ японцевъ и желая имъ отмстить за это, послалъ двухъ морскихъ офицеровъ, Хвостова и Давыдова, съ судномъ на Сахалинъ, чтобы объявить эту, никому непринадлежавшую землю, русскимъ владѣн³емъ. Такъ какъ по берегамъ Сахалина каждое лѣто появлялись японск³я рыболовныя ватаги, а зимою оставалось нѣсколько японскихъ сторожей, то ³еддоское правительство приняло къ сердцу дѣйств³я Давыдова и Хвостова и сочло ихъ непр³язненными со стороны Росс³и. Въ силу того оно, въ 1811 году, хитростью захватило Головнина съ нѣсколькими моряками въ плѣнъ, а свободнымъ спутникамъ ихъ объявило, что не выпуститъ плѣнниковъ до тѣхъ поръ, пока Росс³я формально не откажется отъ своихъ домогательствъ на Сахалинъ. Отказъ этотъ съ нашей стороны былъ сдѣланъ въ формѣ признан³я дѣйств³й Хвостова и Давыдова самовольными. Такимъ образомъ, не могло быть съ нашей стороны больше и рѣчи объ этой землѣ. Но вотъ, въ 1854 году, т. е. одновременно съ первою экспедиц³ею вдоль Амура является въ Нагасаки, а потомъ въ Симоду, адмиралъ Путятинъ и заключаетъ договоръ, въ силу котораго островъ Сахалинъ объявляется "еще неразграниченнымъ" между Росс³ею и Япон³ей, какъ будто Росс³я имѣла все-таки на него как³я-нибудь права. Потомъ, въ 1867 году, услов³е это подтверждается г. Стремоуховымъ съ пояснен³емъ, что "островъ состоитъ въ нераздѣльномъ владѣн³и Япон³и и Росс³и", но что "туземцы - свободны." Такого необыкновеннаго положен³я страны въ 1200 кв. миль еще не встрѣчалось въ истор³и международнаго права, а потому нужно было изъ него выйдти. И этотъ выходъ особенно былъ желателенъ для насъ, такъ какъ, съ присоединен³емъ амурскихъ владѣн³й, Сахалинъ пр³обрѣлъ большую важность: стратегическую, потому что онъ запираетъ входъ въ рѣку Амуръ, и экономическую, потому что на немъ находятся пр³иски каменнаго угля, очень нужнаго для нашего флота въ Японскомъ морѣ. Переговоры тянулись довольно долго и, наконецъ, въ 1875 году увѣнчались успѣхомъ. Сахалинъ стадъ исключительно нашимъ, но зато мы уступили Япон³и Курильск³й архипелагъ. Мало того: за японцами оставлено право ловить у сахалинскихъ береговъ рыбу, что, со временемъ, когда островъ заселится русскими, можетъ повести къ нѣкоторымъ неудобствамъ. Мы не станемъ предугадывать, чѣмъ еще предстоитъ намъ поплатиться за отказъ японцевъ отъ этого права; но замѣтимъ, что японскихъ рыбопромышленныхъ заведен³й никогда не было на Сахалинѣ сѣвернѣе 48-го градуса широты, что лежащая на югъ отсюда часть острова имѣетъ не болѣе 215 кв. миль, и что уступленный нами Курильск³й архипелагъ занимаетъ почти половину этого пространства.
   Настоящимъ вознагражден³емъ за уступки, сдѣланныя нами въ Америкѣ и на Тихомъ океанѣ, нужно признать не семь милл³оновъ долларовъ, не исправлен³е двукратной дипломатической ошибки относительно Сахалина, а присоединен³е Амура. Амурск³й край, въ томъ видѣ, какъ онъ признанъ за нами айгунскигь (1858 года) и пекинскимъ (1860) договорами, занимаетъ около 11.000 квадратныхъ миль и, вѣроятно, со временемъ станетъ одною изъ лучшихъ частей Росс³и, не смотря даже на печальное начало истор³и его заселен³я. Положен³е его у береговъ Великаго океана, гдѣ притомъ есть иного превосходныхъ гаваней, обезпечиваетъ за нимъ первостепенное политическое и коммерческое значен³е; физико-географическ³я его услов³я напоминаютъ среднюю полосу Росс³и, отъ Петрозаводска до Курска, съ тою разницею, что зимы тамъ суровѣе, чѣмъ на мерид³анѣ названныхъ городовъ въ европейской Росс³и, лѣтомъ же во многихъ мѣстахъ созрѣваютъ виноградъ и друг³я растен³я, свойственныя лучшимъ частямъ Европы {Средн³я годовыя температуры равны: въ Николаевскѣ 2°,7, въ Петрозаводскѣ 2°,5, во Владивостокѣ 4°,7 и въ Курскѣ 4°,9; наиболѣе жарк³й мѣсяцъ въ Курскѣ имѣетъ ср. тем. 19°,3, а во Владивостокѣ 20,5°; наиболѣе холодный въ Курскѣ - 9°,9, во Владивостокѣ - 13° Ц.; впрочемъ, цифры эти не особенно точны.}. Впрочемъ, уподоблен³е Амурскаго края европейско-русскимъ землямъ никогда не можетъ быть точнымъ потому, что европейская Росс³я есть равнина, а амурск³й бассейнъ богатъ горами; изъ этихъ горъ иныя подходятъ къ снѣжной лин³и, которая тамъ, вблизи Охотскаго моря, спускается тысячъ до пяти съ половиною футовъ даже въ широтѣ 51°. Отъ того не нужно думать, чтобы вся эта страна, лежащая между 54-мъ и 42-мъ градусами широты, была годна для осѣдлой, земледѣльческой жизни. Напротивъ, горныя мѣстности, прилегающ³я къ Становому водораздѣлу и отчасти къ хребту Сихота-Алинь, никогда не будутъ годны для этой цѣли, и въ нихъ можно ожидать развит³я только такихъ промысловъ, которые свойственны сѣверной половинѣ Урала или Олонецкой губерн³и. По приблизительному соображен³ю, для земледѣл³я въ Амурскомъ краѣ пригодна лишь треть всѣхъ земель, двѣ же друг³я трети должны быть оставлены подъ лѣсами и пастбищами или предоставлены на пользу горной промышленности, которая можетъ современемъ развиться, такъ какъ въ странѣ уже тамъ извѣстны желѣзныя руды, золото и каменный уголь. Но и 3.600 кв. миль плодородной, хорошо орошенной почвы - пр³обрѣтен³е важное, лишь бы умѣть имъ воспользоваться. Къ сожалѣн³ю, мы, какъ извѣстно, не отличились въ послѣднемъ отношен³и. Не говоря уже о качествахъ нашей колонизац³и, о которой напомнимъ, что ея размѣры до сихъ поръ незначительны: какихъ-нибудь пятьдесятъ тысячъ переселенцевъ въ двадцать шесть лѣтъ представляютъ явлен³е жалкое, могущее только навести на мысль, что мы лишены способности къ колонизац³и, не смотря на то, что въ течен³е трехъ вѣковъ имѣли обширный опытъ въ Сибири, въ степяхъ, на Кавказѣ и пр. Здѣсь не мѣсто входить въ обсужден³е причинъ этого неуспѣха; но необходимо замѣтить, что отъ него очень недалеко до полнаго поражен³я. Китай въ двадцать лѣтъ, съ 1858 года, сдѣлалъ уже больш³е успѣхи въ развит³и своихъ военныхъ силъ, и нѣтъ причины думать, что онъ не пойдетъ далѣе. А потомъ, еслибъ почему-нибудь у него началась война съ нами, онъ можетъ нанести намъ много вреда на Амурѣ, даже, быть можетъ, лишить насъ всѣхъ амурскихъ владѣн³й, какъ было въ XVII вѣкѣ. Особенно можно опасаться за потерю края между озеромъ Ханкаемъ и моремъ, гдѣ, благодаря неискусству нашихъ пограничныхъ коммиссаровъ 1859-60 годовъ {Собственно говоря, одного изъ нихъ, Будогоскаго, который, имѣя въ своемъ распоряжен³я обширныя средства для предварительнаго обслѣдован³я страны въ 1859 году, что дало бы возможность придумать разумную границу, ограничился весьма поверхностными съемками и не далъ не только точнаго, но и никакого описан³я осмотрѣнной страны. Отъ того верховья Суйфуна и сѣверный берегъ Ханкая остались во власти Китая, которому если они и нужны, то лишь для того, чтобы производить давлен³е на Росс³ю.}, владѣн³я наши представляютъ лишь узкую полосу земли, которую легко захватить движен³емъ войскъ изъ Нингуты и Хунь-Чуня. Съ другой стороны, мы должны опасаться въ Приморской области инаго, гораздо болѣе могущественнаго врага - Англ³и. Богатый южно-усур³йск³й край, съ его превосходными гаванями, представляетъ слишкомъ много соблазна для такой властолюбивой морской нац³и, какъ англичане. И какъ они всѣми силами стараются охватить, по возможности, весь земной шаръ сѣтью своихъ морскихъ станц³й и торговыхъ колон³й, которыя доставляютъ имъ возможность эксплоатировать друг³е народы; то почти нельзя сомнѣваться, что при первой войнѣ съ Росс³ею они употребятъ всѣ мѣры для захвата, если не всего береговаго пространства между Кореею и устьемъ Амура, то хотя лучшихъ частей его, а также, быть можетъ, и Сахалина, на которомъ мы бороться съ ними не можетъ, потому что островъ пока не имѣетъ своего хлѣба и легко можетъ быть, изъ опасен³я блокады, оставленъ слабымъ нашимъ отрядомъ, тамъ находящимся. По непонятной для насъ причинѣ положен³е наше на Сахалинѣ доселѣ не упрочено даже такою стратегическою мѣрою первой необходимости, какъ сооружен³е укрѣплен³я близъ Погоби, т. е. въ точкѣ, гдѣ островъ больше всего сближается съ материкомъ, и гдѣ намъ необходимо укрѣпиться какъ для того, чтобы имѣть стратегическ³й têtе-de-pont на случай отступлен³я съ Сахалина, такъ и просто для того, чтобы командовать проливомъ, черезъ который идетъ путь изъ Японскаго моря въ устье Амура.
   Всѣ эти военно-политическ³я соображен³я получаютъ особую важность въ виду новѣйшихъ заявлен³й англ³йскихъ журналовъ и даже людей государственныхъ, которымъ съ недавняго времени еще вторятъ оффиц³озные журналы Герман³и. Нескрываемая отнынѣ цѣль англо-германской политики - создать Росс³и опаснаго противника изъ Китая и поддержать его именно въ аттакѣ на наши теперешн³я, недавно-пр³обрѣтенныя владѣн³я у береговъ Японскаго моря, причемъ Англ³и легко будетъ получить, за услуги китайцамъ, безъ большихъ хлопотъ, напр. Новгородскую гавань и островъ Русск³й, командующ³й Владивостокомъ. Сэръ Стафордъ Порткотъ, британск³й министръ финансовъ, въ виду затруднен³й, испытываемыхъ Англ³ею въ Ирланд³и и Авганистанѣ, желавш³й убаюкать Росс³ю, недавно говорилъ въ одной изъ своихъ публичныхъ рѣчей, что Англ³я въ "дружбѣ" съ нами и еще не думаетъ отнимать у насъ какихъ-нибудь земель", но именно это еще и показываетъ, что рано или поздно такой оборотъ дѣлъ наступитъ, и, конечно, гавани въ южно-усур³йскомъ краѣ и Сахалинѣ будутъ первою цѣлью наступательныхъ дѣйств³й англ³йскихъ морскихъ и военныхъ силъ. Лондонск³е журналы прямо говорятъ, что Англ³я должна воспользоваться современными недоумѣн³ями между Китаемъ и Росс³ею по кульджинскому дѣлу и убѣдить правительство богдыхана отвѣчать на "захватъ" русскими Кульджи захватомъ же южно-усур³йскаго края, гдѣ мы доселѣ такъ слабы. И берлинская печать не скрываетъ, что, въ случаѣ войны съ нами, Герман³я надѣется найдти себѣ союзника въ Небесной импер³и.
   Соображая все это, мы, кажется, безъ опасен³я упрека въ пессимизмѣ, можемъ сказать, что какъ ни цѣнны сами по себѣ пр³обрѣтен³я, сдѣланныя нами, благодаря смѣлому и энергическому почину Г. И. Невельскаго и Муравьева въ Амурскомъ краѣ и на Сахалинѣ, они не приносятъ Росс³и той пользы, которую должны бы приносить по своему географическому положен³ю, и составляютъ предметъ немаловажныхъ для нея заботъ и даже опасен³й, вполнѣ основательныхъ. Чтобы извлечь пользу и, по возможности, устранить опасности, по крайнему нашему разумѣн³ю, представляется необходимымъ:
   1) Какъ можно скорѣе колонизировать земли, лежащ³я восточнѣе Усури и впаден³я въ нее Сунгачи и притомъ непремѣнно русскими людьми. Недостатка въ переселенцахъ быть не можетъ, потому что въ европейской Росс³и есть губерн³и, гдѣ народъ бѣдствуетъ отъ недостатка свободныхъ земель. Разумѣется при этомъ, что поселенцы должны быть, по возможности, освобождены отъ чиновничьей опеки, и что имъ нужно открыть кредитъ для расходовъ по совершен³ю переѣзда (всего лучше моремъ изъ Одессы) и для устройства себѣ на новыхъ мѣстахъ, по ихъ выбору, съ указан³емъ лишь въ общихъ чертахъ округовъ, гдѣ они должны поселиться. Такъ называемый, "добровольный флотъ" можетъ оказать тутъ Росс³и существенную услугу.
   2) Для успѣха экономическаго и вообще гражданскаго развит³я края, уничтожить казачье управлен³е и самыя казачьи войска на Амурѣ и Усури.
   3) Не предоставлять въ новомъ краѣ никому монопол³й, подобныхъ той, которую мы видѣли на Сахалинѣ, гдѣ каменноугольныя копи отданы въ эксплоатац³ю монополисту.
   4) Перевести значительную часть, примѣрно треть, безполезно гн³ющаго въ Балт³йскомъ морѣ военнаго флота въ Тих³й Океанъ для охраны нашихъ прибреж³й отъ нападен³й съ моря.
   5) Въ случаѣ отказа китайцевъ ратификовать договоръ о Кульджѣ, заключенный ихъ уполномоченнымъ Чунъ-Хоу въ 1879 году, предложить имъ новую сдѣлку, основанную на возстановлен³и границы между западнымъ концомъ озера Зайсана и Мусартскимъ проходомъ въ томъ видѣ, какъ она была до 1864 года, т. е. на уступкѣ имъ не только Кульджи, но и Зайсанскаго приставства въ замѣнъ увеличен³я нашихъ владѣн³й въ южно-усур³йскомъ краѣ до Мурени и до водораздѣла, отдѣляющаго бассейны Ханкая и Суйфуна отъ водоема Хурхи (Муданъ-Узана).
   Это послѣднее предложен³е, очевидно, находится въ связи съ пограничнымъ вопросомъ въ Джунгар³и, а потому мы и перейдемъ теперь къ его разсмотрѣн³ю.
   Начало второй половины XIX вѣка застало русско-китайскую границу въ сѣверо-западной Монгол³и и Джунгар³и въ слѣдующемъ видѣ. Отъ Шабинъ-Дабаса, гдѣ начался рубежъ, условленный въ 1728 году, граница шла извилинами къ верховьямъ Чуи, откуда, по вершинамъ Алтайскихъ горъ, къ истокамъ Нарыма и по этой рѣкѣ до Иртыша; далѣе вверхъ по этой рѣкѣ, по западному берегу озера Зайсана и по лин³и китайскихъ карауловъ, тянувшейся оттуда прямо на ютъ къ Чугучаку. За Чугучакомъ лин³я продолжалась почти по мерид³ану, направляясь къ сѣверо-восточному концу хребта Джунгарскаго Алатау, шла по этому хребту и, послѣ перехода нашего въ 1854 году за р. Или, пересѣкала эту рѣку противъ устьевъ Чарына и тянулась вдоль этой рѣчки до ея истока изъ Небесныхъ горъ. Но граница эта не была утверждена никакимъ трактатомъ, а потому генералъ Игнатьевъ, заключая пекинск³й договоръ, вставилъ въ него услов³е, что на пространствѣ отъ Алтая до Тянь-Шаня государственные рубежи будутъ опредѣлены особыми уполномоченными. Эти уполномоченные и условились, въ 1864 году, въ Чугучакѣ, провести новую границу, причемъ озеро Зайсанъ, за исключен³емъ крайней восточной его оконечности {У которой однакожъ русскими казаками издавна производилась рыбная ловля, такъ что собственно одна эта часть Зайсана и была намъ нужна.}, отошло все къ Росс³и, а съ нимъ и зазайсанская степь по Тарбагатайск³й хребетъ. Этимъ способомъ Росс³я пр³обрѣла около 600 квадратныхъ миль, но большею част³ю мало куда годныхъ степей. Пр³обрѣтена была также междугорная долина Бухтармы, къ заселен³ю мало годная. На югѣ же отъ Чугучака граница хотя и была условлена по лин³и китайскихъ карауловъ, но въ дѣйствительности какими-нибудь знаками не обозначена, такъ какъ въ 1865 году Джунгар³я была объята возстан³емъ, и китайцамъ было не до разграничен³я. Въ 1871 году, какъ извѣстно, мы вынуждены были оруж³емъ водворить порядокъ въ Кульджинскомъ округѣ (900 кв. миль), отпавшемъ отъ Китая и имѣвшемъ своего султана, на котораго опирались безпокойные мусульмане во всѣхъ окрестныхъ мѣстностяхъ. Эту завоеванную оруж³емъ страну мы, однакожъ, не присоединили къ своимъ владѣн³ямъ, а только заняли временно, объявивъ китайцамъ, что они получатъ ее, когда водворятся прочно въ другихъ притяньшаньскихъ оазисахъ, лежащихъ на пути изъ Кульджи въ Пекинъ. Но съ того времени прошло уже около восьми лѣтъ, а это услов³е не исполнено, не смотря на то, что китайцы истребили джунгарскихъ и малобухарскихъ бунтовщиковъ и стали прочной ногой въ Турфанѣ, Урумци, Манасѣ и другихъ мѣстностяхъ по дорогѣ изъ Кульджи въ Пекинъ. Въ прошломъ 1879 году особое посольство ихъ, прибывшее въ Петербургъ, успѣло, наконецъ, заключить договоръ о возвращен³и кульджинскаго оазиса подъ власть богдыхана; но какъ при этомъ съ нашей стороны были выговорены услов³я, на которыя пекинское правительство, повидимому, не желаетъ согласиться, то обмѣна ратификац³й договора, а, слѣдовательно, и его исполнен³я доселѣ не послѣдовало. Наши замѣчан³я по этому поводу мы уже сдѣлали выше и повторимъ еще разъ: чѣмъ отъ большей части нашихъ пр³обрѣтен³й въ Джунгар³и, сдѣланныхъ съ 1860 года на счетъ Китая, мы откажемся въ пользу этой импер³и, тѣмъ будетъ лучше, лишь бы въ замѣнъ этого получить небольшое увеличен³е территор³и въ южно-усур³йскомъ краѣ. Противнаго мнѣн³я, мы увѣрены, могутъ быть только офицеры и чиновники семипалатинской и семирѣченской областей, для которыхъ съ установлен³емъ точной границы отъ западнаго конца Зайсана прямо на Хабаръ-Асу, Чугучакъ, джунгарск³й Алатау и Чарынъ закроется сфера дешевыхъ военныхъ и гражданскихъ подвиговъ; люди же знакомые съ истиннымъ положен³емъ вещей во всей русской Аз³и, конечно, раздѣлятъ наше мнѣн³е, тѣмъ болѣе, что на всемъ протяжен³и Зайсанскаго приставства и Кульджинскаго округа едва ли есть и 35 квадратныхъ миль, годныхъ для водворен³я земледѣльческихъ поселен³й.
   Кромѣ оффиц³ально присоединенныхъ земель на Бухтармѣ и около Зайсана и временно занятаго Кульджинскаго округа, мы послѣ 1850 г. завладѣли, отчасти на счетъ Китая же, бассейномъ озера Иссыкъ-Куля и гористою страною на югъ отъ него, въ верховьяхъ Сыръ-Дарьи, т. е. вообще землями дикоплеменныхъ киргизовъ. Какъ ни ничтожно это пр³обрѣтен³е въ экономическомъ смыслѣ, но, въ виду параллельнаго ему движен³я впередъ на западѣ, къ сторонѣ Ташкента и Кокана, оно имѣетъ свое значен³е, которое еще усиливается, если вспомнить, что въ сосѣднемъ Восточномъ Туркестанѣ мы имѣемъ самый слабый пунктъ китайской импер³и, производя на который давлен³е, легче всего можемъ понудить китайцевъ къ слѣдован³ю нашимъ политическимъ видамъ въ Аз³и вообще. Общее протяжен³е земель, принадлежащихъ къ бассейнамъ Иссыкъ-Куля и Нарына, составляетъ до 2.500 кв. миль, изъ которыхъ лишь 30 или 40 годны для осѣдлаго населен³я. Желать какихъ-нибудь перемѣнъ въ очертан³и этихъ земель съ юга, нѣтъ нималѣйшаго основан³я, и все, чего могутъ требовать здравая политика, стратег³я и экономическая наука въ этой странѣ, есть проведен³е хорошей торговой дороги отъ Иссыкъ-Куля въ Кашгаръ, чему уже и положено начало, по крайней мѣрѣ, между Кутемандами и укр. Нарынскимъ.
   Подвигаясь далѣе къ западу отъ Семирѣчья, въ предѣлы области Сыръ-Дарьинской и всѣхъ русскихъ владѣн³й южнѣе ея, мы должны замѣтить, что въ началѣ второй половины нашего вѣка, т. е. едва 30 лѣть назадъ, всѣ эти земли не принадлежали Росс³и. Правда, въ 1847 году было основано близъ устьевъ Сыра укрѣплен³е Раимское, но, собственно говоря, власть коканцевъ на низовьяхъ этой рѣки была опрокинута лишь въ 1853 году, со взят³емъ Акмечети. Итакъ, все протяжен³е областей Сыръ-Дарьинской и Ферганской, отдѣловъ Самаркандскаго и Амударьинскаго, въ совокупности 19.800 кв. миль, составляетъ пр³обрѣтен³е Росс³и въ послѣдн³е тридцать лѣтъ. Со включен³емъ южной части Семирѣчья (2.500 кв. миль), это почти то же, что уступленныя нами Соединеннымъ Штатамъ сѣверо-американск³я земли, а по политическому положен³ю даже нѣчто болѣе важное. Но зато экономическое значен³е этого пр³обрѣтен³я есть не только нуль, но и величина отрицательная. Завоеванная страна приноситъ намъ не доходы, а убытки, и едва-ли будетъ приносить что нибудь, пока въ составъ русскихъ владѣн³й не войдетъ весь Туркестанъ, т. е. вся арало-касп³йская низменность, до поднож³й Гиндукуша и горъ Хоросанскихъ. Безпокойное населен³е страны и сосѣдство независимыхъ Бухары, мелкихъ владѣн³й по верховьямъ Окса и обширныхъ туркменскихъ степей служатъ источникомъ безпрестанныхъ опасен³й за цѣлость этихъ новопр³обрѣтенныхъ провинц³й и заставляютъ держать тамъ много войскъ, которыя поглощаютъ гораздо больше издержекъ, чѣмъ край приноситъ доходовъ. Предѣлы нынѣшнихъ нашихъ туркестанскихъ владѣн³й на юго-востокѣ и югѣ просто нерац³ональны, потому что не совпадаютъ ни съ какимъ естественнымъ рубежомъ, ни съ этнографическими границами. Поэтому и по указанной сейчасъ политической невыгодѣ сосѣдства Бухары и Туркмен³и, мы должны желать, чтобы эти предѣлы были какъ можно скорѣе перенесены на югъ къ водораздѣламъ, съ которыхъ берутъ начало рѣки арало-касп³йской низменности. Это, конечно, обременитъ насъ еще 11-12.000 кв. милями степей, но за то дастъ возможность вдоль всей государственной границы Туркестанскаго края учредить русск³я осѣдлости, которыми, какъ желѣзною цѣпью, будутъ замкнуты со всѣхъ сторонъ мѣстности, издавна служивш³я ареной большихъ политическихъ неурядицъ и обширныхъ народныхъ волнен³й, отзывавшихся на всѣхъ сосѣднихъ странахъ. Тогда можно будетъ уменьшить число войскъ на новой окраинѣ, а, слѣдовательно, и бюджетъ расходовъ ея.
   Противъ этого движен³я впередъ, во всякомъ случаѣ исторически неизбѣжнаго, нерѣдко слышалось въ 1860-70-хъ годахъ, да иногда слышится и теперь, возражен³е, что оно неполитично, потому что раздражаетъ Англ³ю. Едва ли нужно пояснять, что это возражен³е высказывается людьми, чуждыми не только патр³отизма, но и дальновидности. Ихъ можно бы спросить: отъ чего же англичане нисколько не заботятся о томъ, что ихъ движен³я за Индъ въ Белуджистанъ, Авганистанъ и въ Кашмиръ, могутъ не нравиться Росс³и? Отъ чего эти англичане прямо говорятъ, что будутъ защищать Инд³ю отъ Росс³и помощью туркменскихъ шаекъ, хорошо вооруженныхъ и руководимыхъ искусными офицерами.... да не только говорятъ, а и дѣйствуютъ соотвѣтственно этимъ словамъ? Развѣ русск³й народъ находится въ вассальной зависимости отъ англ³йскаго, что долженъ интересамъ его подчинить свои собственные?
   Мы не станемъ говорить про логическую и нравственную сторону вопроса, а только про политическую. Упомянувъ сейчасъ объ исторической неизбѣжности занят³я нами всего Туркестана, мы не сказали ничего, что не истекало бы изъ прежнихъ судебъ его. Росс³я начала свое движен³е за рр. Уралъ и Иртышъ съ небольшимъ пятьдесятъ лѣтъ назадъ. Сколько ни было дѣлаемо ею попытокъ остановиться хоть на какой-нибудь лин³и, эти попытки оказывались тщетными. Основали мы Кокчетавъ и Баянъ-аулъ, чтобы прикрыть отъ грабежей номадовъ наши поселен³я на Иртышѣ и на Горькой лин³и, и потребовалось черезъ нѣсколько лѣтъ основать Акмолы, Каркараны, Аягузъ, чтобы прикрыть передовую лин³ю новою, еще болѣе выдающеюся впередъ. Стали мы прочною ногою въ Акмолахъ и Аягузѣ,- явилась надобность основать Улутау, Актау, Капалъ и т. д. Напрасно думали мы въ Оренбургскомъ краѣ не переходить Урала (Яика): въ 1845 году пришлось основать укрѣплен³я на Иргизѣ и Тургаѣ, чтобы положить предѣлъ волнен³ямъ степи, возбужденнымъ мятежнымъ султаномъ Кенисарою; основавъ же ихъ, мы вынуждены были черезъ нѣсколько лѣтъ перешагнуть на Сыръ-Дарью. Другаго исхода тутъ и быть не могло. Занимать постепенно, полосами, всѣ среднеаз³ятск³я степи, которыя не заняты китайцами - это несчастная доля Росс³и, доля, которую она могла бы миновать только тогда, когда тѣ же степи занялъ бы какой-нибудь другой цивилизованный народъ съ юга или востока. Но какъ такого народа нѣтъ, то приходится намъ, однимъ намъ, тянуть историческое тягло, котораго происхожден³е относится ко временамъ нашеств³я Батыя, и котораго главныя фазы суть: поѣздки русскихъ князей на поклонен³е въ орду, куликовская битва, свержен³е татарскаго ига, покорен³е Казани и Астрахани, переходъ Ермака за Уралъ, подданство Аблай-хана, основан³е русскихъ колон³й въ степяхъ, покорен³е Ташкента, походъ въ Хиву, плѣнъ коканскаго хана и пр. Пусть кто-нибудь изъ политиковъ, противящихся поступательному движен³ю Росс³и въ Средней Аз³и, докажетъ, что между этими событ³ями нѣтъ роковой связи, какъ между частями одной волны, изъ отливной, обратившейся въ приливную. Если же доказать этого нельзя, то, разумѣется, намъ остается искать всѣхъ средствъ, чтобы движен³е было какъ можно менѣе обременительно для русскаго народа и поскорѣе окончилось покоемъ у прочнаго берега. Берегъ этотъ и видѣнъ уже въ недальномъ разстоян³и, причемъ та пристань, которой особенно нужно искать, лежитъ въ верховьяхъ Аму-Дарьи, у поднож³я Гиндукуша, въ Ваханѣ, Бадакшанѣ, Кундузѣ, Хульмѣ, Балкѣ, Серипулѣ и Майменэ, населенныхъ таджиками и узбеками и лишь недавно подпавшихъ подъ власть авганъ. Только что обнародованные результаты смѣлаго путешеств³я въ эти страны полковника Гродскаго позволяютъ думать, что поставлен³е этихъ мѣстностей въ зависимость отъ Росс³и не только не встрѣтитъ препятств³я со стороны мѣстнаго населен³я, но даже будетъ поддержано имъ, такъ какъ узбеки и таджики не любятъ авганцевъ и, напротивъ, хвалятъ русское господство надъ ихъ соплеменниками въ Туркестанѣ. Движен³е наше въ эти мѣста, часть которыхъ еще недавно принадлежала вассалу Росс³и, эмиру бухарскому, не представляетъ большихъ трудностей, такъ какъ дороги проходятъ большею част³ю по странамъ воздѣланнымъ, и во всякомъ случаѣ оно несравненно легче, чѣмъ напр. экспедиц³я въ Мервъ, о которой теперь говорятъ нѣкоторые журналы и которая, въ дѣйствительности, представляется почти неимѣющею смысла и можетъ представить не мало трудностей. Мервск³й оазисъ не замыкаетъ арало-касп³йской низменности съ юга и долженъ, по всей вѣроятности, стать внутреннимъ владѣн³емъ Росс³и, а не пограничнымъ, подобно тому, какъ станетъ внутреннимъ же владѣн³емъ Хива. Его, поэтому, гораздо лучше обойти съ юга, по балхо-гератской дорогѣ, чѣмъ аттаковывать съ сѣвера, гдѣ онъ находитъ защиту въ страшныхъ пустыняхъ, тянущихся между Мервью и Чарджуемъ.
   Слѣдуя географическому порядку, мы должны бы теперь сказать нѣсколько словъ о пр³обрѣтен³яхъ, сдѣланныхъ съ 1850 года въ Закасп³йскомъ краѣ. Но, собственно говоря, такихъ пр³обрѣтен³й почти нѣтъ, а есть только упрочен³е русской власти въ сѣверной части этого края, по крайней мѣрѣ, на Маггышлакѣ, до основан³я Красноводска и двухъ-трехъ укрѣпленныхъ постовъ на лин³и Атрека, гдѣ мы скорѣе являемся осажденными, чѣмъ повелителями. При этомъ любопытно, что, по совершенно непонятнымъ причинамъ, нами съ 1869 года добровольно сокращенъ районъ основаннаго въ томъ году Красноводска черезъ признан³е сѣверною границею Перс³и не Кара-су, какъ было въ дѣйствительности, а Атрена, на всемъ нижнемъ течен³и котораго осѣдлыя поселен³я почти невозможны вслѣдств³е пустынности края, малаго количества воды въ рѣкѣ, ея горько-соленаго вкуса и трудности развести ее, изъ глубокаго ложа, по оросительнымъ канавамъ. Результатомъ этой ошибки вышло то, что если бы нужно было выразить цифрами пространство земель, подвластныхъ Росс³и въ красноводскомъ приставствѣ, то пришлось бы написать: двѣ-три квадратныя мили, т. е. лишь тѣ мѣстности, которыя находятся подъ огнемъ Красноводска, Чата и Чикишляра. Правда, нами установлены сборы съ ³омудовъ, проводящихъ зиму въ Перс³и, а лѣто на сѣверѣ отъ Атрека; но это не значитъ, чтобы названные туркмены стали русскими подданными. Думали было мы расширить сферу нашего вл³ян³я завоеван³емъ сразу большой полосы земли вдоль по Атреку и по сѣверной подошвѣ Кепетъ-дага; но экспедиц³я прошлаго 1879 года, предпринятая въ большихъ размѣрахъ, не удалась, какъ то и имѣлъ смѣлость предсказывать авторъ этихъ строкъ и въ своихъ письмахъ къ нѣкоторымъ военнымъ лицамъ, близко стоявшимъ къ дѣлу, и даже публично, въ одной изъ большихъ газетъ (Бирж. Вѣд. 1878 г. No 92). Замѣтимъ при этомъ, что та же экспедиц³я, и притомъ сопряженная съ гораздо меньшими пожертвован³ями, непремѣнно была бы успѣшною, если бы ее предпринять не въ 1879 году, а напр. въ 1872 или 1874-мъ, когда туркмены были подъ впечатлѣн³емъ страха отъ перваго появлен³я русскихъ и отъ разгрома Хивы, когда англ³йск³е агенты еще не проникали къ нимъ и не снабжали ихъ деньгами и оруж³емъ, когда, наконецъ, Перс³я относилась благосклонно ко всѣмъ нашимъ движен³ямъ, имѣвшимъ цѣл³ю остепенить туркменскихъ хищниковъ, дѣлавшихъ набѣги подъ самыя стѣны Астрабада, Мешхеда и пр.
   Сводя теперь результаты территор³альныхъ пр³обрѣтен³й и уступокъ Росс³и въ пространствѣ на востокъ отъ Касп³йскаго моря до Тихаго океана и принимая, на основан³и вычислен³й Стрѣльбицкаго, нѣсколько фиктивную цифру пространства Закасп³йскаго военнаго отдѣла, въ 5.940 кв. миль, мы находимъ, что нами съ конца 1850 по 1 января 1880 года.
  

Пр³обрѣтены:

   Островъ Сахалинъ - 1.290 кв. м.
   Амурск³й край - 11.000 "
   Долина Бухтармы и призайсанск³я степи - 900 "
   Южная часть Семирѣчинской области - 2.500 "
   Фергана, Сыръ-Дарьинская область, Самаркандск³й и Аму-Дарьинск³й отдѣлы - 19.700 "
   Засасп³йск³й отдѣлъ - 5.940 "
   Итого - 413.30 "
  

Уступлены:

   Сѣверо-американск³я колон³и - 23.000 "
   Курильск³й архипедагъ - 90 "
   Итого - 23.090 "
  
   Разница пр³обрѣтен³й и уступовъ, составляющая чистую прибыль - 17.340 "
   Кромѣ того взятъ во временное владѣн³е Кульджинск³й округъ - 900 "
   Итого - 18.240 "
  
   Для пр³обрѣтен³я рац³ональныхъ границъ кажется полезнымъ или даже необходимымъ:
  

Присоединить еще:

  
   Бассейны озера Ханкая и рѣки Суйфуна - 120 " "
   Бухару, Хиву, Туркмен³ю и Авганск³й Туркестанъ - 13.000 " "
   Итого - 13.120 " "
  

Уступить:

   Зазайсанск³й край - 400 кв. м.
   Кульджинск³й округъ - 900 " "
   Итого - 1.300 " "
  
   или, въ окончательномъ выводѣ увеличить русскую территор³ю на 11.820 кв. миль, причемъ государственная граница будетъ идти, начиная отъ юго-восточнаго угла Касп³я, по поднож³ю горъ Хоросанскихъ, Паропамиза и Гиндукуша, по водораздѣлу между бассейнами Окса; Яксарта и Иссыкъ-Куля съ одной стороны и Тарима съ другой, до горы Ханъ-Тенжи, по Чарыму, Джунгарскому Алатау и поперекъ хребта Тарбагатая къ западному концу Зайсана, оттуда же къ Шабинъ-Добачу и далѣе до устья Мурели въ Усури по существующимъ рубежамъ, а, наконецъ, по хребтамъ, отдѣляющимъ озеро Хемской отъ Мурени и бассейнъ Суйфуна отъ водоемовъ Хурки и Тумени, а потомъ но низовью этой рѣки. Все, что лежитъ внѣ этой черты, было бы напраснымъ обременен³емъ Росс³и; напротивъ, все, что заключается внутри ея, составляетъ естественную государственную область русскаго народа.
   Переходя съ восточнаго берега Касп³я на западный, мы вступаемъ на почву Кавказа. Здѣсь, какъ извѣстно, въ 1850 году были двѣ довольно обширныя, независимыя отъ Росе³и, земли: въ Дагестанѣ и Чечнѣ - государство Шамиля (500 кв. миль) и за Кубанью и Лабой, до Чернаго моря (950 кв. миль) - хаотическое смѣшен³е независимыхъ горскихъ племенъ. Обѣ эти земли теперь принадлежатъ уже Росс³и; но услов³я, при которыхъ состоялось это присоединен³е горскихъ земель къ Росс³и, были не одни и тѣ же, а потому послѣдств³я сдѣланныхъ завоеван³й очень различны. Русск³й народъ никогда не долженъ забывать великихъ государственныхъ заслугъ графа Евдокимова, изгнавшаго горцевъ съ западнаго Кавказа. Эта земля теперь стала существенно русскою, и неудачная попытка турокъ на восточномъ берегу, Чернаго моря, въ 1877 году, лучше всего доказываетъ, что тутъ власть ислама не возстановится никогда, именно потому, что по всему этому берегу нѣтъ горцевъ. Къ сожалѣн³ю, по удален³и черкесовъ изъ этой береговой полосы, не было принято энергическихъ мѣръ для заселен³я ея, а как³я поселен³я и возникли, то они заняты инородцами, греками, болгарами, румынами, а не русскими, чуть ли не потому, что въ Тифлисѣ русск³е не считаются годными къ мореплаван³ю, морскихъ промысламъ и торговлѣ, хотя дѣятельность ихъ на Касп³йскомъ морѣ могла бы доказать противное. Будемъ надѣяться, что эта ошибка скоро исправится, и что коренной законъ политики, чтобъ окраины государства были заселены господствующимъ племенемъ, возстановится во всей силѣ. Черноморск³й и Сухумск³й округи станутъ тогда простымъ продолжен³емъ Кубанской области, съ которою они такъ тѣсно связаны географическимъ положен³емъ и истор³ей. Желѣзная дорога отъ станицы Кавказской на Бѣлорѣченскую и потомъ по долинѣ Питша на Туапсе, гдѣ можно устроить портъ, вѣроятно, также не останется неосуществленною, такъ какъ отъ проведен³я ея много зависитъ экономическая участь благодатнѣйшаго края Росс³и.
   Совсѣмъ не то, что западный Кавказъ, покоренный не далѣе 1864 года, представляютъ бывш³я владѣн³я Шамиля въ Чечнѣ и Дагестанѣ, вошедш³я въ составъ русской державы съ 1859 года. Тутъ мы не только оставили горцевъ на ихъ родинѣ, но даже препятствовали удален³ю въ Турц³ю тѣхъ изъ нихъ, которые желали того. Въ результатѣ получились многочисленные бунты, благодаря которымъ еще въ 1877 году, т. е. черезъ 18 лѣтъ послѣ плѣнен³я Шамиля, мы должны были въ двухъ небольшихъ внутреннихъ провинц³яхъ держать 30,000 войска, которыя могли бы быть съ пользою употреблены въ это время на турецкой границѣ. Вѣроятно, впрочемъ, урокъ 1877 года не пройдетъ даромъ, и если не мы, то наши дѣти увидятъ Дагестанъ и Чечню прочно умиротворенными и постепенно сливающимися съ Росс³ею, какъ слились съ нею царства Астраханское и Казанское.
   Въ Закавказьѣ важную перемѣну въ очертан³и государственной границы произвели услов³я берлинскаго договора 1878 года. Къ Росс³и присоединены Батумъ и Карсъ, два пункта большой важности, первый - торговый, второй - военный. Мы еще не имѣемъ окончательной карты новой граничной черты, но тѣ данныя, которыя вошли уже въ научный оборотъ, показываютъ, что объемъ нашихъ пр³обрѣтен³й въ Армен³и и бывшей турецкой Груз³и составляетъ 468 кв. миль. Это немного въ количественномъ отношен³и, но важно въ качественномъ. Богатая лѣсная Батумская область и нѣсколько степная, но плодородная Карсская могутъ дать мѣсто для довольно обширной колонизац³и изъ малоземельныхъ русскихъ провинц³й; стратегическое положен³е наше за Кавказомъ значительно усилено; значительная часть христ³анъ-армянъ освободилась отъ турецкаго ига и получила возможность мирно трудиться для своего преуспѣян³я. Но мы не должны изъ-за этихъ выгодъ забывать и нѣкоторыхъ неудобствъ завоеван³я 1877-78 годовъ, именно усилен³е армянскаго населен³я въ Кавказскомъ краѣ, гдѣ оно и безъ того постоянно служило источникомъ непр³язни къ Росс³и со стороны всѣхъ прочихъ инородце

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 221 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа