Главная » Книги

Гнедич Николай Иванович - Илиада Гомера, переведенная Гнедичем, Страница 4

Гнедич Николай Иванович - Илиада Гомера, переведенная Гнедичем


1 2 3 4 5 6

;В данное издание включено лишь 50 из общего количества 120
  стихотворений, известных по печатным или рукописным источникам.
  
  Цель издания - познакомить читателя с теми произведениями Гнедича,
  которые наиболее четко характеризуют своеобразие его поэзии. Тем самым
  основное место в данном издании отведено знаменитому переводу "Илиады"
  Гомера. Выбор остальных произведений и переводов Гнедича основан на его
  собственном отборе для единственного сборника стихотворений издания 1832
  года.
  
  Все крупные произведения сборника 1832 года вошли и в данное издание,
  из мелких произведений сборника 1832 года в данное издание не вошли
  некоторые незначительные стихотворения альбомно-бытового характера, а также
  несколько официальных произведений ("Приношение Екатерине Павловне, покойной
  королеве Виртембергской" и др.).
  
  Из стихотворений, которые по своим поэтическим достоинствам не
  относятся к лучшим, несколько стихотворений тем не менее введены в данное
  издание в качестве образцов того или иного жанра (басня "Медведь", эпиграмма
  "Помещик Балабан"), или для иллюстрации литературных и театральных взглядов
  и связей поэта (сатирический "Ответ Хвостову", "Троица на масленой неделе").
  
  Из стихотворений, не входивших в сборник 1832 года, в данное издание
  введены те произведения, которые были написаны или окончательно обработаны
  после мая 1832 года (дата цензурного разрешения сборника 1832 года), а также
  н те наиболее значительные стихотворения, которые не вошли в прижизненное
  издание Гнедича по причинам цензурного порядка ("Общежитие" и др.) или по
  соображениям литературной дипломатии ("Циклоп").
  
  Основными источниками текста данного издания являются: сборник
  стихотворных произведений Гнедича 1832 года и издание перевода "Илиады" 1829
  года с теми последними поправками, которые Гнедич нанес на принадлежавшие
  ему экземпляры того и другого издания (хранятся в Гос. Публ. библ. им.
  Салтыкова-Щедрина, см. стр. 842).
  
  Для произведений, не входивших в издание 1832 года, источниками текста
  являются прижизненные публикации или рукописи, а в случае отсутствия таковых
  - публикации посмертные.
  
  Немногочисленные черновые рукописи не дают возможности полностью
  проследить историю текстов произведений Гнедича. Между редакциями ранних и
  позднейших прижизненных публикаций существенной разницы в большинстве
  случаев не наблюдается. Исключение представляют собой сохранившиеся
  черновики и ранние публикации отдельных отрывков перевода "Илиады", дающие
  возможность изучить направление кардинальной переработки перевода: работы
  над усовершенствованием гекзаметра и стилем.
  
  Стихотворные произведения Гнедича в данном издании расположены в
  следующем порядке:
  
  I - Лирика; II - Поэма, идиллии, "Простонародные песни нынешних
  греков", трагедия "Танкред"; III - "Илиада".
  
  В собрании своих стихотворений Гнедич не отделял переводы (составляющие
  треть лирики) от оригинальных стихотворений. Этот принцип Гнедича соблюден и
  в данном издании. Оригинальные и переводные лирические произведения
  размещены в общей, хронологической последовательности.
  
  Стихотворения первого раздела расположены в хронологическом порядке лет
  (более точная датировка имеется только в отношении нескольких произведений).
  Те стихотворения, в отношении которых датировка не установлена, помещены в
  конце первого раздела. Одно из них - "К моим стихам", напечатанное в
  качестве предисловия к сборнику 1832 года (см. примечание), - поставлено в
  начале данного собрания.
  
  Второй раздел состоит из произведений крупных жанров. Поэма и идиллии
  расположены в той последовательности, какая установлена в издании 1832 года,
  после них следуют переводы "Простонародных песен нынешних греков" и трагедии
  Вольтера.
  
  Орфография и пунктуация текстов Гнедича по возможности даны
  современные, но с сохранением некоторых особенностей языка Гнедича.
  
  Несовпадение пунктуации, принятой в тексте "Илиады", с современными
  нормами во многих случаях объясняется архаическим синтаксисом перевода
  (типа: "Лучше, когда, совокупно сошед мы с пути боевого, сядем на холме
  подзорном, а брань человекам оставим"). В других случаях редакция стремилась
  передать особенности стиха Гнедича, которые он зафиксировал своей,
  индивидуальной пунктуацией в прижизненном издании (типа: "Так возгласивши
  бессмертные, вновь удалились к бессмертным").
  
  Данное издание является первым комментированным. В примечаниях
  оговорены сколько-нибудь значительные различия между ранними и последними
  редакциями произведений, но варианты даны выборочно, лишь для характеристики
  работы Гнедича над стилем и стихом. В виде исключения полностью приведена в
  примечаниях первая редакция стихотворения "Семеновой при посылке ей
  экземпляра трагедии "Леар", так как эта редакция дает более ясное
  представление о театральных отношениях начала 1800-х годов, на которые
  имеется лишь намек в поздней редакции. В примечаниях к переводу "Илиады"
  дано довольно большое количество примеров усиленной работы Гнедича над
  текстом (часть этих примеров приведена во вступительной статье к данному
  изданию).
  
  Примечания к переводу "Илиады", сохраняя структуру комментария к
  изданиям большой серии "Библиотеки поэта" (необходимая библиография и
  фактические справки по тексту), несколько выделяются своим объемом.
  Комментарий этот разделен на две части: 1. Комментарий к переводу. 2.
  Примечания к тексту "Илиады" Гомера. {Объяснения сделаны на основе
  комментария И. М. Тройского (Гомер. "Илиада". Academia, М.-Л., 1935) и
  отчасти работы С. И. Пономарева ("К изданию "Илиады" в переводе Гнедича".
  СПб., 1886).}
  
  За последние годы, в связи с широким масштабом переводческой
  деятельности в СССР, подняты и вопросы теории перевода. По этому поводу
  написаны и пишутся не только статьи, но и книги. Начинающих и многих
  известных поэтов волнуют вопросы методов и характера переводческого
  мастерства. Перевод "Илиады" по праву может быть назван грандиознейшим
  переводческим подвигом поэта. Труду этому было посвящено около двадцати лет.
  История и система перевода, изложенные в примечаниях к данному изданию,
  могут быть интересны и поучительны для поэтов-переводчиков.
  
  
  
  
  
   "Илиада" Гомера (стр. 309)
  
  
  
  
  
  
  I. Перевод
  
  
  Датировка работы Гнедича.
  
  
  Гнедич начал переводить "Илиаду" в 1807 году, продолжая работу Ермила
  Кострова, издавшего шесть песен в 1787 году. В начале 1812 года Гнедич
  приступил к новому переводу всей "Илиады" гекзаметрами. Судя по отдельным
  публикациям, Гнедич перевел одновременно ряд отрывков из разных песен поэмы,
  повидимому для того, чтобы окончательно утвердиться в необходимости перехода
  к гекзаметрическому размеру и. показать его преимущество критике,
  относившейся к гекзаметру с предубеждением. Для этого Гнедич печатал образцы
  разнохарактерного текста (отрывок из VI песни с описанием свидания Гектора с
  Андромахой, из XI - героической, где описываются подвиги Агамемнона, и из
  финальных: XXIII с описанием погребения Патрокла и XXIV с трогательным
  описанием прихода старца Приама в стан Ахиллеса). Примерно с 1815 года
  Гнедич начал переводить песни подряд, попутно исправляя уже переведенные
  отрывки. Работа была закончена 15 октября 1826 года, но исправления и
  доработка продолжались вплоть до корректурных листов в конце 1828 года. По
  выходе издания в 1829 году Гнедич принялся за внимательную вычитку его (см.
  далее об экземпляре с исправлениями Гнедича). Правка эта продолжалась вплоть
  до конца 1832 года, т. е. почти до последних дней жизни поэта. Параллельно с
  работой над переводом Гнедич готовил комментарий к "Илиаде". В двадцатых го-
  дах (не ранее 1817) Гнедич начал работу над особым, тематическим
  комментарием к "Илиаде", для которого непрерывно, вплоть до 1827 года,
  собирал материалы. Одна из тем комментария Гнедича была напечатана и 1826
  году (см. ниже). 31 октября 1826 года А. Н. Оленин писал Голицыну: "Окончив
  перевод писателя классического, г. Гнедич желает представить публике труд
  сей в виде достойном. Для этого, не спеша изданием, желает еще заняться
  усовершенствованием перевода. Сверх того, находит необходимым присовокупить
  введение в "Илиаду" и примечания исторические и критические". Как бы в
  подтверждение этого в 1826 году в "Сыне отечества" были напечатано одно из
  таких примечаний Гнедича ("О тактике ахеян и троян"). К новому типу
  комментария Гнедич пришел не сразу. В 1827 году Гнедич вынужден был
  отказаться от обширного замысла комментария и подготовил необходимый
  справочный материал в виде "Введения, характеристики содержания песен и
  нескольких подстрочных примечаний к изданию 1829 года".
  
  
  Библиография перевода.
  
  
  Автографы: 1) Черновая тетрадь с отрывками перевода из IV, VII, X, XI,
  XIX, XX и XXIII песен (Гос. Публ. библ. им. Салтыкова-Щедрина. Рукописный
  отдел. Оленинская опись F XIV, Š 14; 2) Писарская копия отдельных песен
  поэмы с поправками и вставками Гнедича; имеются отдельные наброски
  примечаний и вступительной статьи. Эти подстрочные примечания не совпадают с
  теми, которые Гнедич дал в издании 1829 года. Там же F XIV, Š 1; 3)
  Корректурный экземпляр издания перевода 1829 года с многочисленными
  поправками и заметками Гнедича. В конце 30-х годов экземпляр этот был
  передан Белинскому, который его хранил, а затем подарил И. С. Тургеневу. Там
  же Г XIV, Š 3; 4) Печатный экземпляр перевода "Илиады" изд. 1829 с
  позднейшими исправлениями Гнедича (черновыми и беловыми). Там же Г XIV, Š 2;
  5) Материалы для введения и примечаний к "Илиаде", различные выписки
  Гнедича, сделанные рукой писаря, снабженные замечаниями и разметкой Гнедича.
  Там же F XVIII, Š 6; 6) Запись в альбоме Кеппена трех стихов из VI песни
  "Илиады" (с пометкой 25 мая 1821 года) в Институте русск. лит. Академии наук
  СССР. Рукоп. отд. 10 102. LXб. 24; 7) Черновая рукопись отрывков из перевода
  "Илиады" и материалы к переводу в Центр. Гос. лит. архиве СССР, ф. 1225, Š
  6.
  
  
  Прижизненные публикации.
  
  
  Отдельные песни и отрывки перевода печатались в разных журналах: из I
  песни - в "Северном наблюдателе", 1817, ч. I, Š 5, стр. 154, в "Сыне
  отечества", 1818, ч. Х1-Ш, Š 1, стр. 26; из II песни - в "Сыне отечества",
  1816, ч. XXXI, Š 27, стр. 22; из III песни - в "Сыне отечества", 1818, Š 29,
  стр. 127, Š 30, стр. 175 и в "Трудах Общ. люб. росс. слов.", 1818, ч. X,
  стр. 20; из V песни - в "Сыне отечества", 1820, ч. LXV, Š 45, стр. 226, Š
  46, стр. 266, и Š 47, стр. 29; из VI песни - в "Чтениях в Беседе люб. русс,
  слова", 1813, кн. 13, стр. 73; песнь XI - в "Сыне отечества", 1815, ч. XXV,
  Š 44, стр. 217, Š 45, стр. 251, Š 46, стр. 13; из XIX песни - в "Полярной
  звезде" на 1825 год, стр. 263; из песней XXIII и XXIV - в "Вестнике Европы",
  1815, ч. LXXIX, Š 1, стр. 20.
  
  Полностью перевод напечатан в 1829 году ("Илиада" Гомера, переведенная
  Н. Гнедичем, членом имп. Российской академии, членом-корреспондентом имп.
  Академии наук, почетным членом имп. Виленского университета, членом Общества
  любителей словесности С.-Петербургского, Московского, Казанского и проч.",
  ч. I-II. СПб., 1829. Ценз. разр. 29 сентября 1828 года) с гравюрой Уткина к
  первой песне и картой троянского поля в конце второй части. Переводу
  предпосланы предисловие, содержание каждой песни и "изъяснение виньета и
  карты". К отдельным стихам в сносках к тексту сделано несколько примечаний
  (6).
  
  
  Текст данного издания.
  
  
  "Илиада" печатается по изданию 1829 года с поправками, внесенными
  Гнедичем в этот текст в 1829-1832 годах. Исправления внесены по экземпляру
  издания 1829 года, лично принадлежавшему Гнедичу; на этом экземпляре имеется
  множество автографических исправлений в тексте и на вклейках (Гос. Публ.
  библ. им. Салтыкова-Щедрина. Оленинская опись F XIV, Š 2). Исправления,
  сделанные Гнедичем, имеют в основном стилистический характер и далеко не
  случайны; в них - явное стремление к большей простоте и точности. Эти
  исправления написаны и чернилами и карандашом, и между строк и на отдельных,
  специально вклеенных листах. Они составляют довольно трудную задачу для
  редактора, так как требуют тщательного отбора последних чтений и отсева тех
  поправок, которые не доведены до конца, даны условно, с намерением
  доработки.
  
  Первым изданием перевода "Илиады", в которое были внесены исправления
  Гнедича, явилось изд. 1839 года (Лисенкова). В издание вошли не все поправки
  Гнедича, и в то же время некоторые из них внесены с явным ущербом для
  текста, так как представляют собой не доработанные Гнедичем стихи.
  
  Начало критическому отбору исправлений Гнедича положил редактор издания
  Academia 1935 года И. М. Тройский (Гомер. Илиада. Перевод Н. И. Гнедича.
  Редакция и комментарий И. М. Тройского при участии И. И. Толстого).
  
  В данное издание внесены, помимо установленных в изд. Academia,
  поправки Гнедича к следующим стихам: I - 15, 27, 45, 49, 73, 177, 225-226,
  370, 374, 489, 537, 544-545, 560. II - 51, 84, 93-94, 96, 145-146, 158, 182,
  210, 213, 247, 254, 279, 387, 414, 447, 465-466, 670, 777, 872. III - 8,
  64-65, 117, 137, 142, 194, 198, 211, 223, 252, 268-269, 293, 302-303. IV -
  9-10, 13, 122, 135, 137-138, 186-187, 426, 533. V - 83, 90, 187, 255, 357,
  718, 857, 891. VI - 16, 202, 446, 469-470, 500. VII - 7, 154, 215-216, 422,
  429. VIII - 26, 106, 163, 215, 220, 294, 404, 457, 555-557, 561-562. IX -
  33, 45, 69, 102, 241, 313, 345, 349, 379, 428, 443, 462. 512, 614, 637. X -
  7, 10-11, 14, 23, 51-52, 341, 484, 493, 521 534, 576. XI - 7, 15, 21, 63,
  69, 75, 147, 246, 297, 348, 365, 548, 631-632, 788. XII - 289. XIII - 7, 10,
  53, 199, 340-341, 498, 688. XIV - 29, 95, 153, 216, 351, 392, 399, 416. XV -
  204. XVI - 162-163, 365, 779, 791. XVII - 51, 422, 472-473, 476, 645-647.
  XVIII - 9, 105-106, 178, 206, 223, 225, 316, 411, 549, 551, 569-571, 596,
  609. XIX - 13, 15, 140-141, 203, 313, 356, 382. XX - 1, 253. XXI - 15-16,
  47, 60-61, 145-146, 236, 384, 521. XXII - 135-137, 204, 254, 330. XXIII -
  82, 88, 112, 118, 175, 183, 234, 243-244, 250, 282, 320, 327-328, 619, 767.
  XXIV - 1-2, 35, 40, 52, 80-81, 128-130, 163, 172, 212, 220, 234, 240, 253,
  260, 269, 335, 439, 504, 527, 537, 653, 700, 804.
  
  
  Особенности в истории и характере перевода.
  
  
  История знаменитого перевода Гнедича начинается с того времени, когда в
  качестве знатока греческого языка и поклонника античной героической поэзии
  Гнедич взялся за продолжение работы Ермила Кострова и стал переводить
  "Илиаду" шестистопным ямбом с рифмами, начав с VII песни поэмы и прервав
  работу на XI песне. Впоследствии отношение Гнедича к этому переводу было
  таково, что в 20-х годах, найдя рукопись его, он написал: ""Илиада". Первые
  опыты перевода в ямбах. Сжечь" (перевод был уничтожен. Сохранились лишь
  напечатанные VII и VIII песни). Но опыт первого перевода имел значение
  лаборатории для перевода гекзаметрического. В первом переводе Гнедич не
  только соблюдал приблизительное соответствие с архаической лексикой и
  некоторой торжественностью стиля перевода Кострова, но усиливал эту
  торжественность и речевую архаику, считая, что именно таким стилем должны
  быть переведены плавные, певучие гекзаметры героической поэмы. Показательно
  сличение одних и тех же отрывков перевода у Гнедича и Кострова (уже после
  того, как Гнедич перевел VIII песнь, она была найдена в рукописях Кострова).
  У Кострова стихи, соответствующие стихам 486-489 гекзаметрического перевода
  Гнедича, переведены:
  
  
  
   Спустившись понта вглубь эфирны кони Феба
  
  
   Снедает жалостью троян утекший день;
  
  
   Но греков веселит отрадной ночи тень.
  
  
  В первом переводе Гнедича эти же стихи:
  
  
  
   Блестящий солнца свет нисшел в пучину водну,
  
  
   Ночь мрачную влача на землю многоплодну;
  
  
   В печаль пергамлянам день скрылся от очей,
  
  
   Но столь отрадная для греческих мужей,
  
  
   Трекрат желанная ночь темная настала.
  
  В отрывках этих имеются уже черты, характерные для той стилистической
  манеры, которая вполне применена была Гнедичем в его гекзаметрическом
  переводе. В предисловии к изданию перевода "Илиады" 1829 года Гнедич пишет,
  что долго не имел смелости "отвязать от позорного столба стих Гомера и
  Вергилия, прикованный к нему Тредьяковским". Будучи уже уверенным в
  непригодности рифмованного ямба для передачи торжественной и вместе с тем
  простой, народной речи Гомера, Гнедич долго не решался перейти к гекзаметру,
  так как еще с юношеских лет, в университете терпел насмешки за свое
  пристрастие к "Телемахиде" Тредьяковского, в которой находил "бесподобные
  стихи" (см. "Записки" С. П. Жихарева, запись от 26 февраля 1806 года в
  "Дневнике студента"). Из отрывков гекзаметрического перевода, которые Гнедич
  печатал в 1813-1815 годах, явствует, что вначале переводчик делал лишь опыты
  и потому переводил из разных по своему характеру мест поэмы. Этим
  объясняется то, что уже в 1815 году печатались отрывки из последних двух
  песен "Илиады": XXIII и XXIV. Опыты эти свидетельствовали не о колебаниях
  Гнедича, а о желании утвердиться в стихотворном размере и по возможности
  оживлять монотонность этого размера, которая больше всего пугала критику,
  Именно в этом направлении и высказывались рецензенты о тех отрывках, которые
  Гнедич публиковал в журналах по мере продвижения перевода. Начиная с
  середины 10-х годов печать высказывалась уже не столько о преимуществе или
  недостатках гекзаметра и александрийского стиха, сколько о характере
  гекзаметров Гнедича и языке перевода. Сохранился листок, в известной мере
  раскрывающий последовательность работы Гнедича над каждым стихом перевода
  "Илиады". Листок представляет собой подстрочный, буквальный перевод начала
  IX песни. Почти каждый стих имеет варианты в подстрочнике, так как
  переводчик не сразу подбирал полное словесное соответствие. В подстрочнике к
  стиху 7-му мы читаем, что волны "извергают на брег многую траву", затем
  Гнедич исправляет: "многие растения", затем пишет в скобках "(мох)". В
  стихотворном тексте все эти слова заменены словом "порост", которое не сразу
  попадает в перевод Гнедича. Именно слово "порост" означало определенный сорт
  водорослей, выбрасываемых на берег. Характерна работа Гнедича над буквальным
  переводом стиха 18-го. Приводим перевод этого стиха в подстрочнике:
  
  
  
   Тяжким бедствием отягчил меня сын Кронов.
  
  
  Затем Гнедич начинает более точные соответствия первой части стиха:
  
  а) Тягостным долгом;
  
  б) Трудным долгом;
  
  в) Тягостным вредом;
  
  г) Жестоким бедствием;
  
  д) Злом роковым.
  Но наиболее неуловимой является та мысль, что Зевс запутал Агамемнона,
  поймал его. Гнедич передает это следующими взаимно исключающими (но не
  зачеркнутыми для того, чтобы иметь выбор) словами: отягчил, обременил,
  опутал, обвязал, уловил, затруднил, оковал.
  
  Слово "опутал" в подстрочнике подчеркнуто как наиболее точное. Между
  тем для соответствующего стиха перевода Гнедич избирает слово "уловил" и
  эпитетом "пагубный" в стихе 19-м ограничивает характеристику Зевса, который
  подверг тяжелым испытаниям Агамемнона. Однако дело не только в отыскании
  нужного слова. Прежде чем найти нужное слово, необходимо было представить
  себе те предметы, действия или лица, о которых идет речь у Гомера. Гнедич
  принимался за исследовательскую работу филологическую, археологическую,
  искусствоведческую. Такие исследования иногда надолго задерживали перевод.
  Прежде чем слово или понятие, встреченное у Гомера, не разъяснялось, Гнедич
  не переходил к следующему стиху. Он сохранял единую, принципиальную линию в
  отношении языка и стиля перевода с 1807 года до конца своей жизни. То, как
  понимал Гнедич свою стилистическую задачу, выражено им в предисловии к
  изданию 1829 года. Академик И. И. Толстой так пишет об этом, однажды
  выработанном Гнедичем стиле: "Наиболее типичной чертой, характеризующей слог
  "Илиады" Гнедича, является очень ярко выраженная общая возвышенность тона,
  созданная преимущественно подбором славянских и старинных русских слов,
  неупотребительных в обиходной речи..." {Гомер. "Илиада". Перевод Н. И.
  Гнедича. Academia, 1935, стр. 101-107.}. Торжественность и архаичность
  стиля, в глазах Гнедича, не противоречила простоте, а была даже признаком
  простоты, но простоты величавой. Среди черновиков перевода имеется запись,
  заключающая мысль, лишь отчасти отразившуюся в предисловии к изданию 1829
  года. Гнедич пишет: "В переводе я остерегал себя более от излишней
  украшенности, нежели от излишней простоты, ибо первая идет от прекрасного и
  вовсе несвойственна древним и более опасна, нежели последняя. Так, излишняя
  украшенность есть самая опасная крайность, ибо мы наиболее в нее вдаваться
  способны. Простота кажется глупостью, когда не бывает ни с приятностью, ни с
  правильностью совершенною; напротив, в блестящем слоге заключено что-то
  удивляющее ум посредственный, он поражает обыкновенного читателя, который
  готов верить, что такого рода сочинения и самые трудные и самые
  превосходные. Излишне украшенный слог есть недостаток наиболее опасный в
  наше время, ибо люди впадают в эту крайность в такое время, когда уже
  писатели с дарованиями произвели превосходные образцы в разных родах.
  Желание нравиться новым заставляет пренебрегать и естественное и простое и
  наконец заглушает в нас и самое к нему чувство". Выработав однажды
  стилистический принцип, Гнедич непрерывно совершенствовал стиль перевода, и
  это совершенствование носило характер не случайных поправок, а было
  результатом новых наблюдений, нового понимания текста Гомера, являющихся у
  Гнедича, по мере продвижения его труда, одним из элементов этого
  постепенного вчитывания переводчика в поэтику Гомера, явилась смелость,
  неожиданность эпитетов (вроде тучный дым, широкозаливное море, троежальные
  стрелы и т. п.) и словотворчество, или, вернее, новое корнеупотребление там,
  где не подыскивалось необходимого для перевода слова. Принципиально новым по
  отношению к первым опытам перевода является, например, постепенно
  углубляющееся у переводчика понимание народности поэмы Гомера. Это понимание
  привело Гнедича к поискам аналогичного выражения для русского текста, к
  попытке приблизить перевод к истокам русского народного творчества. Гнедич
  стал вносить в перевод элементы народного древнерусского языка и
  пользоваться фразеологией литературных памятников русской древности. Таким
  же новым и постепенно утверждавшимся в сознании Гнедича было понимание
  простоты в поэтическом языке Гомера. Язык простых людей, просторечия, часто
  диалектного характера, не сразу появились в тексте Гнедича, а по мере
  углубления в работу. При этом характерна обдуманность, с которой Гнедич
  решался употреблять эти просторечия, выбирая их не только из русских
  диалектов, но даже из украинского языка. Согласно общему замыслу стиля
  Гнедич при переводе избегал слов и выражений "чужеземного" происхождения,
  обращаясь постоянно и к древнерусскому книжному языку и к простонародным
  выражениям. Так называемые технические слова Гомера Гнедич считал
  необходимым "переводить доброзвучными старинными или новыми, подобными им,
  русскими названиями". Для нахождения таких слов мало было словарей.
  Требовались живые наблюдения над современным просторечным и диалектным
  словоупотреблением, чтобы найти для перевода такие слова, как: уметить
  (попасть), швение (вышивка), ручня (сноп), цевка (шпулька), поножи (род
  гетр), щегла (мачта), котва (якорь) и т. д.
  
  Характер совершенствования языка перевода очевиден при беглом сравнении
  отдельных стихов последних песен поэмы, переведенных в 1815 году, с
  окончательным текстом перевода этих песен.
  
  Вот каковы, например, в ранней редакции (напечатанной в "Вестнике
  Европы", ч. LXXIX, Š 1) стихи об Ахиллесе, терзающемся гибелью его друга
  Патрокла (XXIII, 58-61):
  
  
  
  Все для покоя вожди уклонились в высокие кущи;
  
  
  Но печальный Пелид, на бреге шумящего моря,
  
  
  Мрачный, стенящий лежал средь безмолвных рядов мирмидонян
  
  
  Ниц, на сырой земле, где вздымалися черные волны.
  
  
  Эти же стихи в поздней редакции:
  
  
  
  Все разошлись успокоиться, каждый под сень уклонился,
  
  
  Только Пелид на брегу неумолкношумящего моря
  
  
  Тяжко стенящий лежал, окруженный толпой мирмидонян,
  
  
  Ниц на поляне, где волны лишь мутные билися в берег.
  
  
  Стихи о старце Приаме, явившемся к Ахиллесу, чтобы вымолить у него тело
  убитого сына (XXIV, 472-479), в ранней редакции (напечатанной там же) были:
  
  
  
  Там он любимца богов обрел посреде восседящим:
  
  
  Други сидели вдали; пред ним же едины клевреты;
  
  
  Отрасль Арея Алким и смиритель коней Автомедон,
  
  
  Близ предстоя, служили; едва бо он вечерю кончил,
  
  
  Пищи вкусив и питья; еще предстояла трапеза.
  
  
  Ими незримый Приам приступил, и, повергшись на землю,
  
  
  Ноги Пелида объял и, лобзая, припал к его дланям
  
  
  Грозным, убийственным, многих сынов его души исторгшим.
  
  
  В поздней редакции эти стихи были заменены следующими:
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Там Пелейона
  
  
  Старец увидел; друзья в отдаленьи сидели, но двое,
  
  
  Отрасль Арея Алким и смиритель коней Автомедон,
  
  
  Близко стоя, служили; недавно он вечерю кончил,
  
  
  Пищи вкусив и питья, и пред ним еще стол оставался.
  
  
  Старец, никем не примеченный, входит в покой и, Пелиду
  
  
  В ноги упав, обымает колена и руки целует,
  
  
  Страшные руки, детей у него погубившие многих!
  
  
  Последние поправки к тексту перевода, внесенные Гнедичем на экземпляр
  издания 1829 года, свидетельствуют о стремлении упростить язык, не
  отказываясь от основного принципа, от общего характера торжественного,
  архаического стиля. Гнедич считает необходимым освободиться лишь от излишних
  церковнославянизмов, вычурности, лишних эпитетов, неясного синтаксиса.
  Стремясь к простоте, Гнедич в то же время избегает в языке перевода всякой
  модернизации, вытравляя ее беспощадно.
  
  Вот примеры упрощений языка в переводе:
  
  
  
  
   Вдали воссидя - далеко сидя
  
  
  
   Сим утешаются - тем утешаются
  
  
   Волны понурые скачут - волны понурые плещут
  
  
  
  
   В кущах - в стане
  
  
   Багряным вином оросивши - поливая и т. д.
  
  
  Таких поправок десятки (см. перечисленные отличия данного издания и
  изд. Academia на стр. 822). Характерны две поправки, касающиеся именно
  модернизации языка, допущенной в тексте.
  
  В издании 1829 года было:

Другие авторы
  • Кованько Иван Афанасьевич
  • Головнин Василий Михайлович
  • Кукольник Павел Васильевич
  • Фонтенель Бернар Ле Бовье
  • Баратынский Евгений Абрамович
  • Неверов Александр Сергеевич
  • Гриневская Изабелла Аркадьевна
  • Кудрявцев Петр Николаевич
  • Коропчевский Дмитрий Андреевич
  • Бекетова Елизавета Григорьевна
  • Другие произведения
  • Некрасов Николай Алексеевич - Комментарии к поэмам 1855—1877 гг.
  • Тагеев Борис Леонидович - Перовский, граф Василий Алексеевич
  • Шекспир Вильям - Усмирение строптивой
  • Миклухо-Маклай Николай Николаевич - О двух новых видах Dorcopsis с южного берега Новой Гвинеи
  • Брюсов Валерий Яковлевич - Метерлинк-утешитель (О "жёлтой опасности")
  • Семевский Михаил Иванович - Слово и дело!
  • Житков Борис Степанович - Коржик Дмитрий
  • Добролюбов Николай Александрович - (О русском историческом романе)
  • Дживелегов Алексей Карпович - Фохт
  • Туган-Барановский Михаил Иванович - Герцен и Чернышевский
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (23.11.2012)
    Просмотров: 361 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа