Главная » Книги

Картер Ник - Три таинственных кристалла

Картер Ник - Три таинственных кристалла


1 2 3


Ник Картер

Три таинственных кристалла

(Ник Картер - американский Шерлок Холмс - Выпуск No 60)

Издательство "Развлечение", Петербург

   Cоздание файла nbl, март2012 г.
  
   - Уверяю вас, мистер Картер, я положительно не понимаю, каким образом банк, проработавший успешно столько лет, мог очутиться в таком положении! Я могу только предположить, что нас постоянно систематически обкрадывают.
   Так говорил мистер Ашмид, почтенный седовласый господин, один из первых банкиров Нью-Йорка.
   Он сидел, наклонившись вперед, как бы согбенный заботами и горем, напротив него сидел хозяин дома, великий сыщик Ник Картер.
   - Вряд ли у меня найдется время заняться вашим делом, - ответил Ник Картер, внимательно выслушавший рассказ банкира, - и все-таки мне не хотелось бы отказывать вам.
   - На вас я возлагаю последние надежды, мистер Картер, - уныло отозвался старик, - и если вы не поможете, то тайна так и останется неразъясненной.
   Ник Картер молча взглянул на старика, на лице которого выражалось искреннее отчаяние. Вдруг он заявил:
   - Хорошо! Я берусь за ваше дело.
   - Искренне и от души благодарен вам, - взволнованным голосом произнес банкир, - я и не знаю, чем мне доказать вам мою признательность!
   - Я должен задать вам еще несколько вопросов, - продолжал Ник Картер, - которые, быть может, вас поразят и которые на первый взгляд ничего общего с делом не имеют.
   - Спрашивайте, я отвечу, если только сумею.
   - Прежде всего я должен просить вас не говорить никому, что я взял на себя расследование.
   - Вполне понимаю ваши соображения.
   - Каким образом вы узнали, что в книгах были сделаны изменения? - начал Ник Картер свой допрос.
   - Это случилось следующим образом: в Спрингфилде у меня есть приятель, некий Гильтон, который поручил мне купить для него ценные бумаги и переслал мне вместе с тем необходимую сумму.
   - Как велика была эта сумма?
   - Тридцать тысяч долларов.
   - Когда вы получили эти деньги?
   - В четверг, около трех часов дня. Так как курьерский поезд опоздал, то деньги поступили лишь после закрытия банка.
   - Кто принял их?
   - Мой кассир, мистер Петерс. Обыкновенно я лично расписывался в получении, но так как было уже поздно и я был занят важными делами, то я поручил ему принять деньги. Из-за этого он просидел в конторе позднее обыкновенного.
   - Стало быть, в виде исключения?
   - Именно.
   - Давно ли мистер Петерс занимает эту должность в банке?
   - Почти двадцать лет. Он всегда был предан делу, и на него можно было положиться.
   - Отвечает ли банк за утрату и являетесь ли вы ответственным лицом?
   - Я отвечаю в смысле моего личного кредита. Я ничего не хочу скрывать от вас, мистер Картер, даже в том случае, если бы я, чего я именно и опасаюсь, поступил неправильно, не сообщив директорам банка об этом происшествии. В данном случае бумаги были записаны на мой личный счет.
   - Вернемся к делу, - продолжал Ник Картер, - когда вы впервые обнаружили эти кражи?
   - В пятницу вечером я получил извещение, что один из моих приятелей, для которого я произвожу все биржевые операции, умирает. Я поспешил к нему, и он попросил меня выдать ему лично некоторые документы. Я отправился в банк за этими документами. Войдя через боковой вход, я открыл мой частный сейф, в котором хранятся все мои книги и бумаги. Сначала я справился, когда именно документы поступили ко мне, чтобы высчитать проценты. При этом я случайно увидел текущий счет моего приятеля в Спрингфилде и машинально пробежал его глазами. Дойдя до последних записей, я чуть не остолбенел от изумления: там был записан остаток, неправильность которого я тотчас же заметил. Тут было что-то неладно. Вместо остатка в его пользу приблизительно в полтораста тысяч долларов сальдо счета по этой записи было только всего около ста тысяч долларов. Сначала я подумал, что мой кассир ошибся, неправильно записав наши последние сделки с Гильтоном.
   - И вы немедленно взялись за расследование? - прервал Ник Картер банкира.
   - Нет! Сначала я доставил моему больному другу принадлежавшие ему бумаги, а затем вернулся в банк, где и просидел над книгами часа четыре. Ошибки я, однако, не нашел, но сделал открытие, приведшее меня в крайнее изумление. Я обнаружил, что суммы были записаны на текущий счет и что они не были проведены по кассовой книге. Отсюда было видно, что в данном случае был совершен подлог. Само собой разумеется, я на другое утро немедленно потребовал к ответу Петерса. Но он утверждал, что ничего не знает, и казался изумленным не меньше моего. После всестороннего обсуждения дела я решился обратиться за содействием к вам, мистер Картер.
   На том допрос и закончился, и Ашмид вышел из дома сыщика, окрыленный новыми надеждами, хорошо сознавая, что если вообще кто-либо может выяснить это таинственное дело, то конечно, только Ник Картер.
   Сыщик в раздумье смотрел в окно вслед уезжавшему банкиру.
   Едва только экипаж банкира тронулся, как какой-то неизвестный вскочил на заднюю перекладину, уцепился за рессоры и так скорчился, что почти не походил на человека.
   Ник Картер моментально бросился в свою гардеробную комнату и спустя несколько минут вышел оттуда, преобразившись в седого бородатого старика, по-видимому страдающего ревматизмом.
   Он вскочил в первую попавшуюся коляску и вскоре нагнал экипаж банкира.
   Они завернули теперь на одну из широких боковых улиц.
   Вдруг ехавший впереди экипаж остановился.
   Ник Картер выскочил из коляски, приказал кучеру подождать его и побежал к экипажу.
   Кучер банкира соскочил с козел и открыл дверцы. Но в тот же момент он пронзительно вскрикнул:
   - Караул! Убийство!
   Он схватил один из фонарей и осветил внутренность экипажа.
   Ник Картер подошел к нему и спросил повелительным тоном:
   - В чем дело?
   - Смотрите сами! - ответил кучер, дрожавший всем телом от ужаса.
   И действительно, представившееся ему зрелище способно было расстроить самые крепкие нервы.
   Подушки были сорваны с места, стенки и стекла забрызганы кровью. Окровавленный полог был накинут на тело старика Ашмида, скорчившегося на дне экипажа. По-видимому, он был мертв.
   - Боже милосердный, - заплетающимся языком проговорил кучер, - ведь это ужаснейшее преступление!
   Ник Картер тоже был сильно потрясен.
   Он осторожно снял полог с трупа.
   Грудь и шея старика были пронзены ударами ножа. В сердце торчал кинжал.
   Крики кучера привлекли внимание обитателей дома, перед которым остановилась карета. Среди них находилась прелестная девушка, дочь убитого банкира.
   - Ради бога! Что случилось? - в ужасе спросила она. - Мой отец болен?
   Ник Картер тотчас же заслонил дверцы кареты, чтобы избавить девушку от ужасного зрелища.
   - Прошу вас вернуться в дом, - вежливо заявил он, - здесь вы ничем не можете помочь.
   - Кто вы такой? - спросила она в недоумении. Сыщик подошел к ней и шепнул ей что-то на ухо.
   - Но что вам угодно здесь? - вскрикнула она, волнуясь все больше и больше. - Для чего нам нужен сыщик?
   Кучер расслышал этот вопрос и в изумлении взглянул на Ника Картера. Он хорошо видел, что это был не тот господин, который приветствовал мистера Ашмида у дверей своего дома и вместе с ним вошел в парадную.
   - Опять повторяю, - настойчиво сказал Ник Картер, - вы лучше всего сделаете, если вернетесь в квартиру.
   Теперь вышла и миссис Ашмид, супруга покойного банкира.
   - Что здесь случилось? - спросила она в недоумении.
   Прежде чем Ник Картер успел ей помешать, она увидела труп, освещенный фонарем.
   Она громко вскрикнула, побледнела как смерть и зашаталась.
   - Боже праведный! - воскликнула она.
   Она упала бы, если бы Ник Картер не успел подхватить ее.
   Подбежал кучер, и они вместе внесли ее в дом.
   Кучер до сих пор не успел внимательно осмотреть убитого, но, когда теперь он заглянул в лицо своего господина, он тоже чуть не упал в обморок, тем более что при свете фонаря перекошенное лицо покойника производило ужасное впечатление.
   - Господи! - произнес кучер. - Тут совершено хладнокровное, заранее обдуманное убийство! Как же это я решительно ничего не заметил? Я отправлюсь за полицией! - прибавил он и уже хотел бежать.
   Но Ник Картер его остановил.
   - Не торопитесь, - произнес он, - сначала я сам хочу произвести осмотр.
   Он сейчас же принялся за работу и тщательно осмотрел внутри всю карету.
   Вдруг он с довольным видом улыбнулся: на дне экипажа он нашел маленький блестящий шлифованный кристалл.
   - Я должен найти таинственного убийцу, - пробормотал он, - даже если бы мне пришлось провозиться с этим целый год.
   Нику Картеру не хотелось, чтобы происшествие получило преждевременную огласку, и поэтому надо было уговорить кучера молчать.
   Он отвел его в сторону и сказал:
   - Послушайте! Для того чтобы обнаружить убийцу, требуется, чтобы пока никто ничего не узнал об убийстве. Обещайте мне, что вы будете молчать. Вы об этом не пожалеете.
   Кучер дал обещание, а его примеру последовала и остальная прислуга банкира.
   После короткой беседы с убитой горем вдовой и случайно зашедшим другом покойного Ник Картер ушел.
   Прочитав на другое утро газеты, он с удовлетворением увидел, что ни в одной из них не было известия об убийстве банкира Ашмида.
  
   На другое утро по Уолл-стрит шел человек, по наружности которого сразу можно было догадаться, что он фермер.
   Он с любопытством разглядывал вывески разных банков и наконец остановился перед Нью-Йоркским банком.
   Затем он поднялся по широкой лестнице и вошел во внутреннее помещение.
   - Я могу видеть директора? - спросил он стоявшего тут же курьера.
   - Его еще нет, - ответил тот, - так рано он не приезжает.
   - Хорошо. Я его подожду. Я его должен видеть по очень важному делу, - отозвался фермер.
   Он еще не успел договорить, как вошел, сильно волнуясь и торопясь, какой-то мужчина лет сорока на вид.
   - Что это сегодня с Петерсом, - перешептывались служащие, - этого еще никогда не бывало, чтобы он не поздоровался.
   Вскоре после этого кассир пригласил нескольких человек служащих в свой кабинет. Спустя несколько минут они вышли оттуда крайне взволнованные и с бледными лицами.
   - Мистер Ашмид убит неизвестным преступником! - сообщили они своим товарищам.
   Мистер Петерс около часу тому назад по важному делу заходил к мистеру Ашмиду на квартиру и там узнал об убийстве.
   Работа приостановилась.
   Служащие, собравшись отдельными группами, шепотом обсуждали ужасное происшествие.
   Фермер встал и с любопытством заглянул в конторские помещения, отделенные от приемной стеклянной перегородкой.
   Направо от приемной были расположены конторские помещения, выходившие окнами на улицу. Окна эти были снабжены крепкими железными решетками.
   Налево находились кассовые помещения.
   Фермер окинул все это быстрым взглядом, а потом обратился к одному из курьеров:
   - Передайте кассиру, что я должен переговорить с ним!
   Спустя минуту курьер возвратился, бледный от волнения.
   - Мистер Петерс сейчас не может вас принять, - доложил он, - произошло ужасное несчастье! Убит мистер Ашмид!
   - Но я должен видеть его обязательно, - настаивал фермер, - у меня к нему срочное дело!
   - Он говорит, что сейчас нельзя, а я не могу его беспокоить еще раз.
   - Скажите ему, что пришел тот господин из Спрингфилда, который еще недавно послал банку ценные бумаги.
   Спустя несколько секунд фермер был введен в маленький кабинет кассира, который неподвижно сидел за своим столом, положив голову на руки.
   - Что мне делать? Что мне делать? - шептал он, когда в кабинет входил фермер.
   - Мое почтение, мистер Петерс! Ведь вы и есть мистер Петерс? - заговорил фермер. - Извините за беспокойство, но я пришел по поводу бумаг, которые мистер Ашмид должен был купить для меня. Ведь вы можете дать мне справку?
   Кассир недоверчиво взглянул на посетителя.
   - Вот моя визитка. Я должен был передать ее вам сразу.
   С этими словами переодетый сыщик, а это был именно Ник Картер, передал кассиру визитную карточку.
   - Гиларий Гильтон, - произнес Петерс, - а, это вы, мистер Гильтон! Очень жаль, что не могу дать вам требуемых справок. Единственное, что я могу сделать, - это показать вам ваш текущий счет. Из него вы увидите все, что вам требуется.
   Кассир встал, но мнимый фермер остановил его.
   - Не лучше ли будет, - спросил он, - если я подожду, пока приедет сам мистер Ашмид?
   - Боже мой! Да разве вы ничего не знаете? Неужели вы не слыхали...
   - Что именно?
   - Что мистер Ашмид убит!
   - Убит? Когда же это случилось? - воскликнул фермер.
   - Вчера вечером, когда он возвращался к себе домой.
   - Каким образом совершено это убийство?
   - Он убит кинжалом.
   - Когда вы узнали об этом?
   - Только сегодня утром, около часа тому назад.
   - Боже мой! - произнес мнимый фермер. - Кто же мог совершить такое злодеяние? Убить хладнокровно такого человека, честного, порядочного, истинного христианина!
   - Я был бы очень доволен, если бы мог ответить вам на этот вопрос, - дрожащим голосом отозвался кассир и встал, чтобы направиться в конторские помещения.
   - Я пойду за книгами, о которых я вам говорил, - сказал он, - потому что в данный момент не могу дать вам никаких справок, пока сам не познакомлюсь с вашим делом.
   Спустя минуту раздался страшный крик ужаса.
   Дверь распахнулась, и бледный как смерть кассир, дрожа всем телом и пошатываясь, вернулся в свой кабинет.
   - Нас ограбили, - проговорил он еле слышно и тяжело опустился на первое попавшееся кресло.
   - Что это вы говорите? - спросил Ник Картер, вставая и подходя к Петерсу. - Вас ограбили?
   Кассир слабым движением руки указал на дверь.
   - Идите посмотрите сами, - проговорил он прерывающимся голосом.
   Все служащие банка столпились у большого сейфа. Среди них стоял какой-то мужчина лет пятидесяти, сразу обративший на себя внимание Ника Картера своей осанкой и выражением глаз.
   - Кто вы такой и что вам здесь нужно? - резко спросил он, увидя сыщика.
   - Я клиент банка, - ответил тот, - и как таковой имею право интересоваться, если произошло ограбление того учреждения, с которым я имею дело.
   - Посмотрите сами, - ответил незнакомец, пожимая плечами, - личный осмотр вам скажет больше, чем сотни слов.
   Он отошел в сторону, тогда сыщик увидел внутренность железного сейфа.
   - Кто открыл сейф? - вдруг спросил Ник Картер резко.
   Это был голос уже не простого фермера, а человека, имеющего право спрашивать и требовать ответа.
   - Я открыл его, - ответил все тот же человек.
   - Входит ли это в круг ваших обязанностей?
   - Да. Вы, пожалуй, заподозрили меня в грабеже? - насмешливо спросил незнакомец.
   Ник Картер ничего не ответил, притворившись, что не слышал вопроса. Он внимательно оглядывался кругом, как бы отыскивая грабителя.
   От супруги банкира он узнал, что Ашмид был уверен в том, что дни его сочтены, и потому составил завещание. К этому завещанию он, однако, приписал несколько строк столь странного содержания, что Ник Картер несколько раз перечитывал их, не понимая, в чем тут дело.
   Строки эти были обращены к миссис Ашмид и гласили следующее:
   "Если когда-либо в будущем произойдут события, которые дадут тебе основание думать, что тебя и нашу дочь охраняет мой дух, то знай, что это именно так и есть. Не забывай, что мертвые возвращаются для того, чтобы защищать и охранять своих близких".
   Нику Картеру еще ни разу не приходилось читать столь странных вещей, да он никогда и не предполагал, чтобы образованный, разумный человек мог писать такие вещи.
   Мистер Ашмид был человеком холодного рассудка, трезвого образа мыслей, не верившим в спиритизм и тому подобную ерунду.
   Каким же образом банкир мог предугадать свою кончину и какие были у него основания делать подобную приписку к своему завещанию?
   Как ни ломал себе голову Ник Картер, он все снова и снова приходил к заключению, что Ашмид был лишь безвольным орудием другого лица, лица с необыкновенной силой воли. Другими словами, Ашмид находился под влиянием гипнотического внушения.
   Исходя из этого положения, Ник Картер, конечно, весьма внимательно изучал каждого человека, бывшего в контакте с Ашмидом, но пока ему еще ничего не удалось узнать в этом направлении.
   Железный сейф не мог поддаться попыткам взлома; без специальных и усовершенствованных инструментов ни один профессиональный грабитель не сумел бы взломать этот шкаф.
   Внутри сейфа находилось еще особое отделение, запиравшееся самостоятельно.
   - Что это за отделение? - спросил Ник Картер.
   - Это частное отделение мистера Ашмида, и в нем хранятся только его собственные бумаги и документы, - заявил тот же служащий, который уже раньше привлек внимание Ника Картера.
   Сыщик вернулся в кабинет кассира и назвал свое настоящее имя.
   По его совету Петерс распорядился закрыть банк и вывесить на дверях объявление, что, ввиду кончины мистера Ашмида, банк закрыт впредь до полицейского расследования.
   Ник Картер, давая такой совет, преследовал определенную цель. Благодаря этому он имел возможность спокойно провести расследование, порученное ему покойным Ашмидом.
   Пока он не знал, какая тайна скрывается за этим преступлением, было ли совершено это убийство из мести или же Ашмид был убит грабителем, которому показалось, что банкир заподозрил его.
  
   Человека, который привлек внимание Ника Картера, звали Мак-Вильямс. Он был уже немолод и давно состоял на службе в банке.
   Ник Картер начал допрашивать его, но был прерван кассиром Петерсом, который подошел и положил ему руку на плечо.
   Петерс казался совершенно убитым горем.
   - Смею я вас попросить пройти на минуточку в мой кабинет? - дрожащим голосом проговорил он.
   Ник Картер сейчас же последовал за ним, крайне интересуясь предстоящей беседой.
   Кассир запер за собой дверь, подошел к Нику Картеру и взял его за руку.
   - Бог мне свидетель, - проговорил он, глядя сыщику прямо в глаза, - я не причастен к этому ужасному преступлению! Когда я сегодня утром зашел на квартиру мистера Ашмида, я еще ничего не подозревал. Мистер Ашмид вчера еще поручил мне зайти к нему сегодня до начала работы, так как хотел переговорить со мной о некоторых важных делах, с которыми надо было покончить еще до десяти часов.
   - Состояли ли эти дела в какой-нибудь связи с бумагами Гильтона из Спрингфилда?
   - Да! Мистеру Ашмиду казалось, что в книгах были допущены неправильные записи, а так как я еще не успел вникнуть в это дело, то я и должен был прийти к нему для выяснения некоторых неправильных записей, найденных им на нескольких счетах. Дело касалось прежде всего неправильных записей кассовых поступлений.
   - Было ли вам известно об этих неправильностях?
   - Нет! Он мне до этого только сказал, что вопрос касается недостачи в пятьдесят тысяч долларов и что ему кажется, будто кто-то изменил записи в книгах.
   - Но вы-то лично убеждены в том, что книги находятся в полном порядке?
   - Да, до одного цента! Наши месячные балансы всегда сходились, и у нас не было никогда поводов к недоразумениям.
   - Не будете ли вы любезны показать мне счет Гильтона? - спросил Ник Картер.
   "Сейчас посмотрим, - подумал он при этом, - соответствуют ли истине данные мне Ашмидом указания".
   Кассир вышел из кабинета.
   Сейчас же вслед за этим раздался громкий шум голосов, а когда Ник Картер вскочил и заглянул в кассовое помещение, он увидел, что Петерс стоит на коленях перед сейфом, пытаясь открыть секретный замок частного отделения, а служащие обступили его и с изумлением смотрели на то, что он делает.
   - Что случилось, господа? - обратился Ник Картер к одному из служащих.
   - Кроме мистера Ашмида, никто не знал секрета этого замка, а теперь оказывается, что мистер Петерс хорошо знаком с комбинацией букв, - ответил служащий.
   - По всей вероятности, миссис Ашмид открыла ему секрет, когда мистер Петерс сегодня был на квартире покойного, - спокойно произнес Ник Картер.
   Но вместе с тем он пытливо взглянул на кассира, который, казалось, совершенно не замечал, что его обступили изумленные служащие.
   Сейчас же после этого двери сейфа открылись, кассир быстро вынул оттуда какую-то толстую книгу и встал на ноги.
   Он подошел к сыщику, но в тот же момент последним овладело какое-то странное ощущение.
   Он вдруг почувствовал, что теряет сознание, как будто вдохнул сильную дозу эфира или хлороформа. В глазах у него потемнело, в ушах зазвенело, мысли начали путаться.
   Ник Картер напряг всю свою волю, чтобы удержаться на ногах, но это ему не удалось. Он взмахнул руками и тяжело грохнулся на пол.
   Несколько человек сейчас же бросились к нему.
   - Дайте воды! - крикнул один из них.
   - Не надо, - возразил Мак-Вильямс, - он сейчас придет в себя, пускай полежит спокойно.
   И действительно, вскоре после этого Ник Картер приоткрыл глаза.
   В тот же момент он уже пришел в полное сознание, оглянулся в недоумении и спросил:
   - Что это случилось со мной?
   - С вами был обморок, - ответил Петерс, - вероятно потому, что вы не привыкли к нашей душной атмосфере. Я сейчас же распоряжусь, чтобы включили вентиляцию.
   Вслед за этим все вентиляторы были включены.
   Но Ник Картер прекрасно знал, что внезапный обморок произошел вовсе не от духоты, а совершенно по иной причине.
   - Будьте добры принести книгу в ваш кабинет, - обратился он к Петерсу и вышел из кассового помещения.
   Он был твердо убежден в том, что в данном случае играли роль гипнотические внушения, но не мог даже предположить, от кого они исходили.
   Быть может, это был тот же самый человек, который влиял на кассира, когда тот без труда открывал секретный замок, хотя по глазам его было видно, что он почти не сознает, что делает?
   Тайна становилась все более непроницаемой. Знал ли о ней мистер Ашмид? Подозревал ли он кого-нибудь?
   На эти вопросы можно было найти ответ лишь после поимки преступника.
   Прежде всего Ник Картер вместе с Петерсом просмотрели текущий счет Гильтона.
   Оказалось, что, согласно записям на этом счете, Ашмид должен был Гильтону не многим больше ста тысяч долларов.
   - Полагаете ли вы, мистер Петерс, - спросил Ник Картер, пытливо глядя на кассира, - что записи поступлений в точности соответствуют действительным платежам Гильтона?
   Петерс ответил не сразу.
   - Говорите прямо, не стесняясь, - прибавил Ник Картер.
   - Наверняка я этого сказать не могу, но полагаю, что это было так.
   С этими словами он встал, но, глядя на него, можно было подумать, что его заставляет двигаться чья-то посторонняя воля.
   Ник Картер моментально решил испытать на кассире свою силу внушения.
   Он протянул руку, слегка ударил Петерса по плечу, а затем несколько раз быстро провел рукой перед его глазами.
   Петерс покачал головой и нахмурил лоб.
   - Мне нездоровится, - медленно произнес он, опускаясь назад в кресло, - меня так сильно клонит ко сну, что я едва в состоянии думать.
   - Скажите, мистер Петерс, - спросил Ник Картер, - за последнее время такие приступы часто бывали с вами?
   - Да, мистер Картер! Не знаю, что со мной делается, но я давно уже совершенно переменился. Со мной что-то произошло, но что именно, не знаю.
   - Допускаете ли вы возможность того, что кто-либо мог заставить вас совершить поступки, о которых вы сами не знаете и которые вы совершили помимо вашей собственной воли?
   - Что вы этим хотите сказать? - обиженным тоном спросил Петерс. - Я, правда, не могу объяснить себе, что со мной происходит. Но неужели вы хотите намекнуть на то, что я замешан в этом преступлении?
   - Ни на что я не хочу намекнуть, - возразил Ник Картер, - но я убежден, что нечто подобное на самом деле происходит. Если бы вы знали, что вы натворили за последние десять дней, вы пришли бы в ужас!
   - Я попрошу вас выражаться яснее! Что же я такое натворил? - недовольным тоном спросил Петерс.
   - Ну, хотя бы это - откуда вы взяли эту книгу? Откуда вы знаете секрет замка от частного отделения мистера Ашмида? - спокойно спросил Ник Картер.
   - Да я его вовсе не знаю! - воскликнул Петерс, вскочив и в ужасе взглянув на сыщика.
   Ник Картер заметил, что кассир снова находится под влиянием чьей-то посторонней воли.
   Он подошел и взял его за руку, но Петерс в ужасе отшатнулся от него, протянул вперед обе руки и крикнул:
   - Уйдите от меня! Не трогайте меня! Вы одержимы дьяволом!
   Он кричал так громко, что служащие, находившиеся в кассовом помещении, прибежали в кабинет во главе с Мак-Вильямсом, который грозно крикнул Нику Картеру:
   - Если вы не можете беседовать с мистером Петерсом спокойно, без насилия, то я попрошу вас прекратить ваши расследования и уйти вон из банка!
   Ник Картер пожал плечами и ответил решительным тоном:
   - Не вмешивайтесь в то, что я делаю! Рекомендую вам сесть за вашу работу и не заглядывать больше в кабинет!
   Мак-Вильямс бросил на сыщика взгляд, полный ненависти, и сказал:
   - Кто вы, собственно, такой и на каком основании вы себе позволяете так много? Никого из директоров еще нет. Кто же вас уполномочил вмешиваться в это дело?
   Ник Картер ничего не ответил. Его знал только Петерс, а Мак-Вильямс, быть может, догадывался, кто он такой, но остальные служащие понятия не имели о его настоящем призвании. Он хотел возможно дольше оставить их в неведении.
   - Когда прибудут директора? - спросил он.
   - Мы уже позвонили им, и три директора с минуты на минуту должны приехать.
   - В таком случае я подожду, - спокойно ответил Ник Картер, - а в общем я беру на себя полную ответственность за все, что я делаю.
   Казалось, Мак-Вильямс удовлетворился этим заявлением. Не возражая ничего, он вернулся к своему столу и, по-видимому, углубился в свои книги и бумаги.
   Ник Картер хотел было задать кассиру еще несколько вопросов, но тот сидел в своем кресле, дрожа всем телом, и глаза его горели, как в лихорадке. Лицо его выражало полное отчаяние, и он смотрел в пространство, ничего не соображая.
   Ник Картер нисколько не сомневался, что был прав в своем предположении; принимая во внимание состояние, в котором находился кассир, он решил пока не допрашивать его. Поэтому он отправился в кассовое помещение и обратился к бухгалтеру Мак-Вильямсу со словами:
   - Не будете ли вы любезны пройти со мной в приемную?
   Мак-Вильямс сейчас же встал и последовал за сыщиком в маленькую приемную.
   - Что, собственно, происходит с кассиром? - спросил Ник Картер, заперев за собой дверь.
   - Право, не знаю, - ответил Мак-Вильямс, - я никогда еще не видел его в таком состоянии, как сегодня, оно внушает самые серьезные опасения.
   Вдруг взгляд Ника Картера случайно упал на лежавший на полу на расстоянии трех шагов от него маленький сверкающий предмет.
   Но едва он взглянул на этот предмет, как снова почувствовал, что начинает терять сознание. Моментально он заложил руки за спину и сжал кулаки, зная, что это является верным средством против гипнотического внушения. И действительно, странное ощущение сразу исчезло.
   Он обратился к своему собеседнику со словами:
   - Мне кажется, мистер Вильямс, мы вполне понимаем друг друга, - нагнулся, поднял сверкающий предмет и положил его в карман.
   "Точно такая же штучка, - подумал он, - как та, что я нашел в экипаже. Граненый кристалл удивительно яркого блеска".
   - А теперь вернемся в кассовое помещение, - обратился он к Мак-Вильямсу и принял решение заняться расследованием прошлого этого господина.
   Вдруг у него появилось такое ощущение, точно кто-то замахнулся на него кинжалом.
   Моментально он отскочил в сторону и успел избежать смертельного удара, хотя кинжал все-таки распорол ему пиджак и жилет. Удар был нанесен с такой силой, что задевший его за плечо кулак сшиб его с ног.
   Падая, Ник Картер увидел, как на него бросается загипнотизированный Петерс, лицо которого было искажено до неузнаваемости. Вместе с тем он услышал грохот, от которого у него замер дух: огромные двери кассового помещения с треском захлопнулись и вместе с тем погас свет. Окон в этом помещении не было.
   Ник Картер хотел вскочить на ноги, но кассир с диким ревом снова набросился на него.
   При свете он легко справился бы с ним, но в темноте он почти не находил возможности избежать ударов кинжала разъяренного кассира.
   Он ощутил на щеке горячее дыхание своего противника и увидел в темноте его глаза, сверкавшие, как у дикого зверя. Несомненно, Петерс сошел с ума, об этом свидетельствовала уже одна страшная его физическая сила.
   Нику Картеру оставалось только попытаться обезоружить Петерса как можно скорее.
   Когда кассир снова замахнулся, Ник Картер схватил его за кисть руки и попытался вырвать у него кинжал.
   Но кассир со зверским ревом вырвался и схватил Ника Картера за горло.
   Завязалась ужасная борьба, борьба ловкости испытанного в борьбе Ника Картера и грубой силы буйнопомешанного.
   Снова Ник Картер схватил его за руку и на этот раз с такой силой, что кинжал упал на пол. В тот же момент Ник Картер швырнул кассира на пол и обхватил его обеими руками.
   Он глубоко вздохнул.
   Но вдруг он ощутил какой-то странный запах, ранее не замеченный им. Газ не горел, но рожки были открыты. Очевидно, кто-то открыл главный кран и газ стал наполнять все помещение. Надо было во что бы то ни стало закрыть рожки, но вместе с тем нельзя было выпускать из рук и кассира, отчаянно сопротивлявшегося. Полученные Ником Картером раны были не опасны, но из них сочилась кровь, силы его быстро иссякали и он чувствовал, что скоро будет не в состоянии сдерживать помешанного.
   Но самая большая опасность грозила со стороны газа, все больше и больше наполнявшего помещение. Ник Картер попытался уложить Петерса лицом вниз, чтобы связать ему руки. Но тут они оба свалились, к счастью, так, что Петерс очутился внизу. Стальными пальцами сыщик сжал горло обезумевшего кассира, пока тот на время не потерял способность сопротивляться.
   Но когда Ник Картер вскочил, чтобы закрыть рожки, Петерс снова очутился возле него, с невероятной силой схватил кисть руки сыщика и вцепился в нее зубами.
   Мысли сыщика помутились- следующая минута должна была решить его участь.
   Тут ему снова удалось схватить своего противника за горло.
   Он сжал его изо всей силы, но уже на этот раз не отпустил, а поволок его за собой и протянул руку к рожку. Вдруг Петерс, в свою очередь, схватил Ника Картера за глотку. Сыщик отчаянно вырывался, но помешанный не выпускал его. Вместе с тем Ник Картер расслышал легкий шорох, как будто кто-то собирался зажечь спичку о спичку.
   У Петерса одна рука была свободна. Стоило ему зажечь спичку - и последует ужасный взрыв.
   Стиснув зубы, Ник Картер собрал все свои силы, чтобы вырваться. Это ему удалось, и он теперь набросился на своего противника.
   Завязалась страшная борьба.
   Ник Картер хорошо знал, что настала решительная минута. С отчаянной силой он припер Петерса к стене и крепко обхватил его руками.
   - Бросьте, наконец, сопротивляться, Петерс! - проговорил Ник Картер задыхающимся голосом.
   Но, к изумлению сыщика, тот вдруг крикнул:
   - Какой я Петерс? Я не Петерс! Я Ашмид!
   Такого ответа Ник Картер никак не ожидал. Но задумываться над этим не было времени. Смертоносный газ все больше и больше заполнял помещение, и Ник Картер уже чувствовал признаки приближающегося обморока. Надо было во что бы то ни стало выбраться отсюда, иначе гибель была неизбежна.
   Сдерживая помешанного, он лихорадочно думал над вопросом, как быть.
   - Послушайте, Петерс! - снова заговорил он, все ваши попытки ни к чему не приведут. Со мной вы ничего не сделаете, я сам - Ашмид! Даже если я умру, то все-таки дух мой будет оберегать мою собственность. Кроме того, я все знаю!
   Хитрость удалась.
   Петерс вздрогнул и перестал сопротивляться.
   Моментально Ник Картер снова подскочил к рожку и теперь завернул его.
   Петерс не двигался с места.
   Ник Картер попытался открыть дверь, но так как она не поддавалась, то он начал громко стучать, чтобы привлечь внимание служащих.
   Никто не отозвался.
   Хотя рожок теперь и был закрыт, воздух все-таки успел уже так сильно наполниться смертоносным газом, что Ник Картер не мог уже бороться против обморока.
   Мысли его начали путаться, ему показалось, что открывается какая-то бездна и что он летит куда-то вниз. Ему явились какие-то видения, но вдруг он как будто откуда-то издалека услышал неясный шум голосов и ощутил струю свежего воздуха.
   С большим усилием он наконец открыл глаза.
   Он был еще жив.
   Вдруг он увидел знакомое лицо доктора, старого своего знакомого.
   Спустя несколько секунд Ник Картер уже был в полном сознании, хотя еще ощущал ужасную слабость во всем теле.
   - Где я? Как я попал сюда? - слабым голосом спросил он.
   Но доктор только проговорил:
   - Не думайте об этом. Слава богу, вы отделались от угрожавшей вам опасности без серьезных последствий, а это важнее всего. Теперь надо, прежде всего, основательно поправиться.
   Ник Картер лежал на диване в комнате директоров. Вдруг он вспомнил перенесенную ужасную борьбу, помешанного Петерса, удушливый газ и спросил:
   - Где теперь находится кассир Петерс?
   - Он скончался от удушья газом, - ответил врач, решивший не скрывать правды, - если бы вы сами пролежали там еще минуту, вы тоже погибли бы!
   Нику Картеру казалось, что он в течение многих часов боролся с помешанным. На самом же деле борьба продолжалась всего несколько минут.
   Оказалось, что прибывшие в банк директора разыскивали Петерса и что поиски привели их к закрытому кассовому помещению.
   Ник Картер прежде всего должен был вполне оправиться от отравления газом, и потому он взял коляску и поехал к себе домой.
   Когда весть об убийстве банкира получила огласку, в публике начали распространяться самые разноречивые толки и слухи о финансовом положении Ашмида. Слухи дошли до вдовы и дочери покойного.
   Когда Ник Картер посетил миссис Ашмид, она сейчас же завела разговор на эту тему, тем более что она и сама не была хорошо осведомлена об истинном положении дела.
   За истекший день Ник Картер при содействии своих помощников Дика и Патси сделал целый ряд открытий в деле Ашмида. Тем не менее, надо было выяснить еще кое-какие вопросы, прежде чем можно было приступить к аресту виновников преступления.

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 496 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа