Главная » Книги

Ломоносов Михаил Васильевич - Избранные стихотворения

Ломоносов Михаил Васильевич - Избранные стихотворения


1 2 3 4

  

М. В. Ломоносов

  

Избранные произведения

  
   Вступительная статья, составление, примечания А. А. Морозова
   Подготовка текста М. П. Лепехина и А. А. Морозова
   Ленинград, "Советский писатель", 1986
  

СОДЕРЖАНИЕ

  

I

ОДЫ ПОХВАЛЬНЫЕ

  
   Ода в торжественный праздник высокого рождения Иоанна Третиего 1741 года августа 12 дня
   Первые трофеи Иоанна III, чрез преславную над шведами победу августа 23 дня 1741 года в Финляндии
   Ода на прибытие из Голстинии и на день рождения великого князя Петра Феодоровича 1742 года февраля 10 дня
   Ода на день тезоименитства великого князя Петра Феодоровича 1743 года
   Ода на день брачного сочетания великого князя Петра Феодоровича и великий княгини Екатерины Алексеевны 1745 года
   Ода на день восшествия на престол императрицы Елисаветы Петровны ноября 25 дня 1752 года
   Ода на рождение великого князя Павла Петровича сентября 20 1754 года
  

<РАЗНЫЕ СТИХОТВОРЕНИЯ>

  
   На Шишкина
   На сочетание стихов российских
   К Ивану Ивановичу Шувалову
   "Златой младых людей и беспечальной век..."
   "Искусные певцы всегда в напевах тщатся..."
   <На Фридриха II, короля прусского. Сочинение господина Вольтера, переведенное господином Ломоносовым>
   Гимн бороде
   "О страх! о ужас! гром! ты дернул за штаны"
   <Стихи, сочиненные в Петергофе на Петров день 1759 года>
   "Фортуну вижу я в тебе или Венеру..."
   Злобное примирение господина Сумарокова с господином Тредиаковским
   Эпитафия
   "Богиня, дщерь божеств, науки основавших..."
   "Оставь, смущенный дух, презрение сует. .."
   Свинья в лисьей коже
   "Блаженство общества всядневно возрастает..."

СТИХОТВОРЕНИЯ, ПРИПИСЫВАЕМЫЕ ЛОМОНОСОВУ

  
   Стихи на туясок
   Правда ненависть рождает
   Сатира господина Ломоносова на Тредиаковского
  
  
   ОДА,
   КОТОРУЮ В ТОРЖЕСТВЕННЫЙ ПРАЗДНИК
   ВЫСОКОГО РОЖДЕНИЯ ВСЕПРЕСВЕТЛЕЙШЕГО
   ДЕРЖАВНЕЙШЕГО ВЕЛИКОГО ГОСУДАРЯ ИОАННА ТРЕТИЕГО,
   ИМПЕРАТОРА И САМОДЕРЖЦА ВСЕРОССИЙСКОГО,
   1741 ГОДА АВГУСТА 12 ДНЯ
   ВЕСЕЛЯЩАЯСЯ РОССИЯ ПРОИЗНОСИТ
  
   Нагреты нежным воды югом,
   Струи полденных теплы рек,
   Ликуйте светло друг пред другом:
   Златой начался снова век.
   Всегдашним льдом покрыты волны,
   Скачите нынь, веселья полны,
   В брегах чините весел шум.
   Повсюду вейте, ветры, радость,
   В Неве пролейся меда сладость:
   10 Иоаннов нектар пьет мой ум.
  
   Однако нет, мои пределы,
   Смущать не смейте младой слух.
   Холмов верьхи полночных белы,
   Откуду веет хладной дух,
   В любви со страхом тихо тайте,
   Покой моей надежде дайте.
   Вздержите быстрой реки ток,
   Тихонько вниз теча, молчите,
   Под мой лишь низкой стих журчите.
   20 Умолкни запад, север, всток.
  
   Породы царской ветвь прекрасна,
   Моя надежда, радость, свет,
   Счастливых дней Аврора ясна,
   Монарх, Младенец райской цвет,
   Позволь твоей рабе нижайшей
   В твой новой год петь стих тишайшей.
   Чем больше я росой кроплюсь,
   С Парнасских что верьхов стекает,
   Жарчае тем любовь пылает,
   30 К тебе сильняе той палюсь.
  
   Целую вас, вы, щедры очи,
   Небесной в коих блещет луч.
   Как дни, при вас светлы мне ночи,
   Чист воздух мне во время туч.
   Послушны вам стихии сами.
   Пресекся вихрей бег с громами
   (Коль счастлив сих восход планет)!
   От вас мои нагреты груди,
   И ваши все подданны люди,
   40 Что просят вам несчетных лет.
  
   Целую ручки, что к державе
   Природа мудра в свет дала,
   Которы будут в громкой славе
   Мечем страшить и гнать врага.
   От теплых уж брегов азийских
   Вселенной часть до вод Балтийских
   В объятьи вашем вся лежит.
   Лишь только перстик ваш погнется,
   Народ бесчислен вдруг сберется,
   50 Готов идти куда велит.
  
   Вы, ножки, что лобзать желают
   Давно уста высоких лиц,
   Подданства знаки вам являют
   Языки многи, павши ниц,
   В Петров и Аннин след вступите,
   Противных дерзость всех стопчите;
   Прямой покажет правда путь;
   Вас храбрость над луной поставит
   И в тех землях меня прославит,
   60 О коих нынь нигде нечуть.
  
   Земля, пусти таки цветочки,
   Сдивиться Флоре чтоб самой;
   Жемчуга б чище их листочки,
   И злато б ниже тех ценой.
   Приятной дух дай им Цейлонов.
   Натура, выше встань законов,
   Роди, что выше сил твоих.
   С весельем, нимфы, те щиплите
   И с лавром их в венцы сплетите,
   70 Во знак побед, утех драгих.
  
   Господствуй, радость, ты едина
   Над властью толь широких стран.
   Но, мышлю, придет лишь година,
   Познаешь как, что враг попран
   Твоих удачьми славных дедов,
   Что страшны те у всех соседов;
   Заплачешь как Филиппов сын;
   Ревнивы слезы будут литься.
   Но твой весельем плач скончится.
   80 Монарх! то было лишь почин.
  
   Что сердце так мое пронзает?
   Не дерзк ли то гигант шумит?
   Не горы ль с мест своих толкает?
   Холмы сорвавши, в твердь разит?
   Края небес уже трясутся!
   Пути обычны звезд мятутся!
   Никак ярится Антей злой!
   Не Пинд ли он на Оссу ставит?
   А Этна верьх Кавказской давит?
   90 Не Солнце ль хочет снять рукой?
  
   Проклята гордость, злоба, дерзость
   В чудовище одно срослись;
   Высоко имя скрыло мерзость,
   Слепой талант пустил взнестись!
   Велит себя в неволю славить,
   Престол себе над звезды ставить,
   Превысить хочет вышню власть,
   На мой живот уж зубы скалит;
   Злодейства кто его не хвалит,
   100 Погрязнет скоро в мрачну пасть.
  
   Но зрю с весельем чудо славно,
   Дивняе, неж Алцид чинил,
   Как он лишь был рожден недавно,
   Скрутив змиям главы сломил.
   Мой император гром примает,
   На гордость свой перун бросает;
   Внезапно пала та стремглав
   С небес как древня в ад денница;
   За рай уж держит ту темница.
   110 Ну, где же твой кичливой нрав?
  
   Исчезли все затеи лишны,
   Ужасных нет во мне премен;
   Везде веселы клики слышны:
   Монарх наш сильных двух колен.
   Одно мое, чем я толь славна;
   Россиян храбрость где не явна?
   Друго германско, с коим Рим
   Войну едва дерзал начати,
   Весь свет побив, не мог стояти
   120 В бою, тейтон, с полком твоим.
  
   Разумной Гостомысл при смерти
   Крепил князей советом сбор:
   "Противных чтоб вам силу стерти,
   Живите в дружбе, бойтесь ссор.
   К брегам варяжских вод сходите,
   Мужей премудрых там просите,
   Могли б которы править вас".
   Послы мои туда сходили,
   Откуда Рурик, Трувор были,
   130 С Синавом три князья у нас.
  
   Не славны ль стали их потомки?
   Велик был Игорь, хоть и млад;
   Дела его при Понте звонки,
   Дрожал пред ним и сам Царьград.
   Устроил внук меня красняе,
   Открыл мне полдня свет ясняе,
   Кумиров мерзких мрак прогнал.
   Ревнив Донской что Дмитрей деет?
   Татарска кровь в Дону багреет;
   140 Мамай, куда б уйти, не знал.
  
   Молчу заслуги, что недавно
   Чинила царска мне любовь.
   Твое коль, Рурик, племя славно!
   Коль мне твоя полезна кровь!
   Оттуду ж нынь взошло Светило,
   Откуду прежне счастье было.
   Спешите скоро те лета,
   Когда увижу, что желаю.
   О младом Свете больше чаю,
   150 Меж предков слава мне дала.
  
   С желаньем радость чувства долит;
   Пронзает очи странен луч!
   Незнаем шум мой слух неволит,
   Вручает вечность мне свой ключ.
   Отмкнулась дверь, поля открылись,
   Пределов нет, где б те кончились.
   Полков лишь наших слышен плеск.
   От устья быстрых струй Дунайских
   До самых узких мест ахайских
   160 Меча российска виден блеск.
  
   Боязнь трясет хинейски стены,
   Геон и Тигр теряют путь,
   Под горы льются, полны пены.
   Всегдашней всток не смеет дуть.
   Индийских трубят вод тритоны
   Пред тем, что им дает законы.
   Он скиптр склонил среди валов,
   Упал пред младым ниц героем,
   Что молвил, войск идя пред строем:
   170 "Сколь много есть впреди светов?"
  
   Что я пою воински звуки,
   Которы быть хотят потом?
   Пора воздеть на небо руки,
   Просить о здравье то драгом,
   Чего Иоанну я желаю.
   Твои щедроты, боже, знаю,
   Что пролил ты во мне пред сим.
   Твоей главу покрой рукою,
   Котору ты мне дал к покою,
   180 К веселью людям всем твоим.
  
   Надежда, свет, покров, богиня
   Над пятой частью всей земли,
   Велика севера княгиня,
   Языков больше двадцати,
   Премудрой правишь что рукою,
   Монарха тех держишь другою,
   Любовь моих, противных страх,
   Воззри на то прещедрым оком,
   В подданстве ревность что глубоком
   190 Воспеть дерзнула в сих стопах.
  
   Хотя б Гомер, стихом парящий,
   Что древних эллин мочь хвалил,
   Ахилл в бою как огнь палящий
   Искусством чьем описан был,
   Моих увидел дней изрядство,
   На Пинд взойти б нашел препятство;
   Бессловен был его б язык
   К хвале твоих доброт прехвальных
   И к славе, что в пределах дальних
   200 Гремит, коль разум твой велик.
  
   Торжествен шум мой глас скрывает,
   Скончать некрасной стих пора.
   Однако мысль тебе желает
   Несчетных благ от всех творца
   С твоим светлейшим ввек супругом,
   Всего которой света кругом
   Достоин толь, как ты, владеть.
   Дай бог! драго чтоб ваше племя
   Во мне простерлось в вечно время
   210 И вам сыновних внуков зреть.
  
   Между 8 июня и 12 августа 1741
  
  
   ПЕРВЫЕ ТРОФЕИ ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА
   ИОАННА III,
   ИМПЕРАТОРА И САМОДЕРЖЦА ВСЕРОССИЙСКОГО,
   ЧРЕЗ ПРЕСЛАВНУЮ НАД ШВЕДАМИ ПОБЕДУ
   АВГУСТА 23 ДНЯ 1741 ГОДА В ФИНЛЯНДИИ ПОСТАВЛЕННЫЕ
   И В ВЫСОКИЙ ДЕНЬ ТЕЗОИМЕНИТСТВА
   ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА
   АВГУСТА 29 ДНЯ 1741 ГОДА В ТОРЖЕСТВЕННОЙ ОДЕ ИЗОБРАЖЕННЫЕ
   ОТ ВСЕПОДДАННЕЙШЕГО РАБА МИХАЙЛА ЛОМОНОСОВА
   ...Vivite fortes,
   Fortiaque adversis exponite pectora rebus.
   Horatius1
   1Сохраним же всю бодрость!
   Твердую душу поставим против ударов Фортуны.
   Гораций (лат., пер. Ф. А. Петровского). -Ред.
  
   Российских войск хвала растет,
   Сердца продерзки страх трясет,
   Младой Орел уж Льва терзает.
   Преж нежель ждали, слышим вдруг
   Победы знак, палящий звук.
   Россия вновь трофей вздымает
   В другой на финских раз полях.
   Свой яд премерзку зависть травит.
   В неволю тая храбрость славит,
   10 В российских зрила что полках.
  
   Оставив шум войны, Градив, {Марс.}
   Изранен весь, избит, чуть жив,
   К полночным с южных стран склонился,
   Искал к покою гор, пещер,
   У финских спать залег озер,
   Тростник подстлав, травой покрылся;
   "Теперь уж, - молвил, - я вздохну:
   Изойдут язвы толь глубоки.
   Бежите, брани прочь жестоки,
   20 Ищите вам мою сестру". {Беллону.}
  
   Кровавы очи лишь сомкнул,
   Внезапно тих к себе почул
   Приход Венеры и Дианы.
   Лилеи стали в раны класть,
   Впустили в них врачебну масть,
   Смешавши ту с водой Секваны:
   "Ах, встань, прехраброй воин, встань,
   О старой нашей вспомни дружбе,
   Вступи к твоей некосно службе,
   30 Внеси в Россию тяжку брань".
  
   Вскочил, как яр из ложа лев,
   Колеблет стран пределы рев.
   Не так, на верьх высокой Эты
   Поднявшись, брат {Геркулес.} его шумел,
   Как яд внутри его кипел.
   Уж действа есть его приметы.
   Мутятся смежны нам брега,
   Стокгольм, подобным пьянством шумен,
   Уязвлен злобой, стал безумен,
   40 Отмкнуть велит войны врата.
  
   Но что за ветр с вечерних стран
   Пронырства вас закрыл в туман?
   Не зрила чтоб того Россия,
   Что ваших войск приход значит?
   Зачем ваш сбор у нас стоит?
   В закрытье видны мысли злыя.
   В шерсти овечьей знатен волк.
   Хоть Аннин зрак от нас высоко,
   Вторая есть, которой око
   50 Зрит, твой к чему намерен полк.
  
   К пределам нашим что ж пришли?
   Надежда кажет что впреди?
   Надежда ныне вам не лжива!
   К себе вас та земля влечет,
   В которой мед с млеком течет?
   Ну ж впредь; пройдите! нет и дива!
   Ведь вы почти уж так в раю,
   Коль близко наша к вам столица!
   Но ближе тем парит Орлица,
   60 Что правит свой полет ко Льву.
  
   Не сам ли с вами есть Нимврод,
   Собрался весь где ваш народ?
   Что землю он прилежно роет?
   Воздвигнуть хочет столп и град?
   Рушить прямой натуры ряд?
   Ужасну в свете вещь откроет!
   Все ждут, чего не знают ждать.
   Да что ж увидим мы за диво?
   Колено хочет то кичливо
   70 Другу Полтаву тут создать.
  
   Смотри, тяжка коль шведов страсть,
   Коль им страшна российска власть.
   Куда хотят, того не знают.
   То тянут, то втыкают меч,
   То наш грозятся мир пресечь,
   То оной ввек хранить желают;
   Чинят то умысл нам жесток,
   Хотят нам желчи быть горчае,
   То воску сердце их мягчае;
   80 Однако вас сыскал свой рок.
  
   Противу ветров сильных плыть,
   Среди несносных бурь вступить
   Отважны их сердца дерзнули.
   Колючей терн, сухой тростник,
   Таился в коих зной велик,
   Теперь уж явно всем вспыхнули.
   Войну открыли шведы нам;
   Горят сердца их к бою жарко;
   Гремит Стокгольм трубами ярко
   90 Значит в свету свой близкий срам.
  
   Однако топчут, режут, рвут,
   Губят, терзают, грабят, жгут,
   Склоняют нас враги под ноги;
   Российску силу взяли в плен,
   Штурмуют близко наших стен,
   Считают вот добычи многи,
   Да где ж? в спесивом их мозгу.
   А в деле ужас потом мочит,
   И явно в сердце дрожь пророчит,
   100 Что будет им лежать внизу.
  
   Подобно быстрой как сокол
   С руки ловцовой в верьх и в дол
   Бодро взирает скорым оком,
   На всякой час взлететь готов,
   Похитить, где увидит лов
   В воздушном царстве свой широком.
   Врагов так смотрит наш солдат,
   Врагов, что вечной мир попрали,
   Врагов, что наш покой смущали,
   110 Врагов, что нас пожрать хотят.
  
   Уже ступает в свой поход
   К трудам избранной наш народ,
   Нагим мечем на запад блещет,
   Которой скрасит шведска кровь,
   Что брань начать дерзнула вновь.
   Противных ближней край трепещет;
   На финском небе черной дым,
   Российска ревность где кипела.
   Сквозь слезы видит житель села,
   120 Зажгла что месть огнем своим.
  
   Вспятить не может их гора,
   Металл и пламень что с верьха
   Жарчае Геклы к ним рыгает.
   Хоть купно Вилманстранд на них
   Ретиво толь со стен своих
   Подобной блеск и гром пускает.
   Но искрам и огню претят
   Полки, силнейши гор палящих
   И ярко смертью им грозящих,
   130 Стрелам подобно сквозь летят.
  
   В морях как южных вечной всток
   От гор Атлантских вал высок
   Крутит к брегам четвертой части,
   С кореньем вырвав лес валит;
   Пустыня, луг и брег дрожит,
   Хотят подмыты горы пасти.
   Российской воин так врагам
   Спешит отмстить свиреп грозою,
   Сбивает сильной их рукою,
   140 Течет ручьями кровь к ногам.
  
   Вдается в бег побитый швед,
   Бежит российской конник вслед
   Чрез шведских трупов кучи бледны
   До самых вилманстрандских рвов,
   Без счету топчет тех голов,
   Что быть у нас желали вредны.
   Стигийских {Адских.} вод шумят брега,
   Гребут по ним побитых души,
   Кричат тем, что стоят на суши,
   150 Горька опять коль им беда.
  
   За нами пушки, весь припас,
   Прислал что сам Стокгольм про нас:
   Дает подарок нам в неволю.
   При Вилманстранде слышен треск,
   Мечей кровавых виден блеск.
   Ты будешь скоро равен полю,
   Дерзнешь в упрямстве ежель стать.
   Подумать было кратко время,
   В момент славенско храбро племя
   160 Успело твой отпор попрать.
  
   Последней конник вспять бежит,
   Оставшей труп и стыд смердит.
   К себе скоряе в дом спешите,
   Скажите там приятну весть,
   Какую здесь достали честь,
   Добычи часть друзьям дарите.
   Не Карл ли тут же с вами был?
   В Москву опять желал пробиться?
   Никак, вам это в правду снится.
   170 Скачите вслед; он кажет тыл.
  
   Не то ли ваш воинской цвет,
   Всходил которой двадцать лет,
   Что долго в неге жил спокойной.
   Вас тешил мир, нас Марс трудил;
   Солдат ваш спал, наш в брани был,
   Терпел Беллоны шум нестройной.
   Забыли что вы так считать,
   Что десять русских швед прогонит?
   Пред нами что колени клонит
   180 Хвастлив толь нашей славы тать?
  
   Но вот вам ваших бед почин:
   Соседа в гнев ввели без вин,
   Давайте в том другим примеры.
   Избранной воин ваш попран.
   Где ваш снаряд, запасы, стан?
   Никак тому неймете веры.
   Хотя и млад монарх у нас,
   Но славны он чинит победы,
   В своих ступает предков следы,
   190 Недавно что карали вас.
  
   Высокой крови царской дщерь,
   Сильнейшей что рукою дверь
   Отверзла к славнейшим победам!
   Тобою наш российской свет
   Во всех землях как крин цветет,
   Наводит больший страх соседам.
   Твоя десница в первой год
   Поля багрит чрез кровь противных,
   Являет нам в признаках дивных,
   200 Созреет коль преславен плод.
  
   Доброт чистейший лик вознес
   Велику Анну в дверь небес,
   Откуда зрит в России ясно
   Монарха в лавровых венцах,
   На матерних твоих руках,
   Низводит весел взор всечасно.
   К героям держит речь сию:
   "Вот всех моя громчайша слава!
   Сильна во младых днях держава;
   210 Взмужав, до звезд прославит ту".
  
   Отца отечества отец
   Вручил кому небес творец
   Храбрейшу в свете силу править.
   Твоих премного сколь похвал,
   Сам наш завистлив враг познал,
   Не может сам тебя не славить.
   В бою российской всяк солдат,
   Лишь только б для Иоанна было,
   Твоей для славы лишь бы слыло,
   220 Желает смерть снести стократ.
  
   Прекрепкий боже, сильный царь,
   Что всю рукою держишь тварь,
   Зришь, что враги встают напрасно,
   Жезлом карай их мести сам.
   Подай всегда победы нам,
   Твое что имя славим гласно.
   Не хочут если брань пресечь,
   Подай, чтоб так же в них вонзился
   И новой кровью их багрился
   230 Нагретый в ней Иоаннов меч.
  
   Между 23 и 29 августа 1741
  
  
   ОДА
   НА ПРИБЫТИЕ ИЗ ГОЛСТИНИИ И НА ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ
   ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЫСОЧЕСТВА
   ГОСУДАРЯ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ ПЕТРА ФЕОДОРОВИЧА
   1742 ГОДА ФЕВРАЛЯ 10 ДНЯ
  
   Дивится ныне вся вселенна
   Премудрым вышнего судьбам,
   Что, от напастей злых спасенна,
   Россия зрит конец бедам.
   И что уже Елисавета
   Златые в ону вводит лета,
   Избавив от насильных рук.
   Красуются Петровы стены,
   Что к ним его приходит внук,
   10 Прекрасной Анной днесь рожденный.
  
   В сие благоприятно время,
   Когда всещедрый наш творец
   Восставил нам Петрово племя
   И нашей скорьби дал конец,
   Уж с радостью любовь согласно
   Везде ликуют безопасно.
   Всего народа весел шум,
   Как глас вод многих, вверьх восходит,
   И мой отрады полный ум,
   20 Восхитив тем, в восторг приводит.
  
   Воинский звук оставь, Беллона,
   И, Марс, вложи свой шумный меч,
   Чтоб стройность праздничного тона
   И муз поющих ныне речь
   Едина громко разносилась
   И нашей радости сравнилась;
   Чтоб воздух, море и земля
   Елисавету возглашали
   И, купно с ней Петра хваля,
   30 Моей бы лире подражали.

Другие авторы
  • Тумповская Маргарита Мариановна
  • Дельвиг Антон Антонович
  • Батеньков Гавриил Степанович
  • Теляковский Владимир Аркадьевич
  • Волков Федор Григорьевич
  • Большаков Константин Аристархович
  • Энгельгардт Егор Антонович
  • Круглов Александр Васильевич
  • Литке Федор Петрович
  • Мандельштам Исай Бенедиктович
  • Другие произведения
  • Поспелов Федор Тимофеевич - Поспелов Ф. Т.: биографическая справка
  • Гуревич Любовь Яковлевна - Архив Л. Я. Гуревич
  • Михайлов Михаил Ларионович - Г-н Геннади, исправляющий Пушкина
  • Куприн Александр Иванович - Морская болезнь
  • Гиппиус Зинаида Николаевна - Закон
  • Мамин-Сибиряк Д. Н. - Три конца
  • Островский Александр Николаевич - О романе Ч. Диккенса "Домби и сын"
  • Луначарский Анатолий Васильевич - Марксизм и литература
  • Крыжановская Вера Ивановна - Из царства тьмы
  • Лейкин Николай Александрович - Еще свет Яблочкова
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 308 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа