Главная » Книги

Менар Феликс - От Дельги до Канпура. Эпизод из истории восстания в Ост-Индии

Менар Феликс - От Дельги до Канпура. Эпизод из истории восстания в Ост-Индии


1 2 3 4


Ѳтъ Дельги до Канпура

Эпизодъ изъ истор³и возстан³я въ Остъ-Инд³и

(Дневникъ англичанки)

Статья доктора Феликса Менара

   Въ гостинницѣ, гдѣ я живу, остановилась на дняхъ бѣдная Англичанка, жертва бенгальскаго возмущен³я, мистрисъ Гориститъ. Она выбралась изъ Инд³и съ однимъ изъ транспортовъ вдовъ и сиротъ, перевозимыхъ пакетботами по два раза въ мѣсяцъ изъ Калькутты въ Суэсъ. Прибывъ въ Соутемптонъ, она отправилась во Франц³ю искать пр³юта въ семьѣ своего мужа, издавна поселившейся въ Туренѣ. Проѣзжая черезъ Парижъ, бѣдная занемогла; къ больной позвали меня.
   Медики любопытны. Я разспрашивалъ у моей пац³ентки о первоначальныхъ причинахъ болѣзни, и она разказала мнѣ ужасную повѣсть страдан³й, перенесенныхъ ею въ Инд³и. Нужда, изнеможен³е, горести - вотъ чѣмъ теперь была больна она: противъ этихъ припадковъ, искусство врача безсильно!, Я самъ страдалъ, я трепеталъ въ ужасѣ, слушая разказъ объ этой долгой пыткѣ. Женщина эта жила счастливо и богато, вмѣстѣ съ мужемъ, съ дочерью и сыномъ; теперь у ней нѣтъ ни мужа, ни дѣтей, ни своего куска хлѣба. Сынъ, двухлѣтн³й ребенокъ, былъ распятъ на стѣнѣ, въ присутств³и своей матери; дочь, осьмнадцатилѣтняя дѣвушка, перенесла всевозможныя оскорблен³я отъ сипаевъ; трупъ ея гн³етъ въ одномъ изъ канпурскихъ колодцевъ. Отецъ страдалъ немного; онъ убитъ прежде дѣтей своихъ пулею въ сердце. Жена сама вырыла могилу своему мужу, не желая, чтобы трупъ его достался въ добычу хищнымъ птицамъ.
   Я выпросилъ у мистриссъ Горнститъ позволен³е обнародовать эту одиссею слезъ и крови. Мнѣ трудно было побѣдить въ ней нежелан³е гласности и успокоить ея нерѣшительность; наконецъ мнѣ это удалось, и я пишу теперь эти страшныя подробности, такъ сказать, подъ ея диктовку.
  

I.

  
   11-го мая 1857 года. Мы поразбогатѣли; семья умножилась... Богъ далъ мнѣ сына, послѣ шестнадцатилѣтняго безплод³я, какъ бы въ услажден³е угрожавшаго мнѣ одиночества вслѣдств³е замужества дочери моей Елены, которая была тогда помолвлена. Мужъ мой заботился уже о возвращен³и нашемъ въ Европу; онъ хлопоталъ о продажѣ или отдачѣ въ арендное содержан³е нашей фактор³и индиго, и съ этою цѣл³ю велъ почти ежедневную переписку съ калькуттскими, мадрасскими и бомбейскими агентами и маклерами.
   Эти господа, въ каждомъ письмѣ, сообщали мужу, между прочимъ, о положен³и дѣлъ въ Европѣ и въ президентствахъ обитаемой нами страны. Они увѣдомили насъ о первыхъ признакахъ возмущен³я туземныхъ войскъ, расположенныхъ въ Бенгалѣ, о томъ какъ одинъ ласкаръ привелъ въ арсеналъ брамина и доказалъ, что бумага въ новыхъ боевыхъ патронахъ пропитана свинымъ и говяжьимъ саломъ; они сообщили намъ о пожарѣ электро-телеграфической станц³и въ Бараикпурѣ, о возмущен³и 19-го пѣхотнаго полка сипаевъ въ Берампурѣ; о преступлен³и Могола-Понди, о его смертномъ приговорѣ, вмѣстѣ съ офицеромъ сипаевъ, и о ихъ экзекуц³и. Они писали къ намъ, что въ окрестностяхъ Калькутты каждую ночь бываютъ пожары, что мѣстное начальство встревожено появлен³емъ подозрительныхъ людей, шатавшихся по селен³ямъ президенства въ одеждѣ странниковъ-богомольцевъ, раздававшихъ жителямъ пироги странной формы, что поселяне потомъ сами пекли так³е же пироги и разносили ихъ по другимъ деревнямъ, которыя не были посѣщены тѣми пилигримами.
   "Цвѣтокъ лотуса, писали они, замѣнялъ собою пирогъ на кантониръ-квартирахъ войскъ. Часто такой цвѣтокъ, явивш³йся Богъ вѣсть откуда, переходилъ изъ рукъ въ руки на парадахъ и ученьяхъ полковъ. Каждый, солдатъ разсматривалъ внимательно цвѣтокъ, и молча передавалъ его сосѣду."
   Извѣст³я эти напугали насъ, и мы всѣ нетерпѣливо желали возвратиться въ Европу. Пораздумавъ впрочемъ немного, мы почли эти вѣсти преувеличенными: агенты наши имѣли много причинъ возбуждать наши опасен³я и поддерживать желан³е покинуть страну, которой угрожаютъ безпорядки. Эти люди могли спекулировать на нашъ страхъ, который необходимо долженъ былъ умѣрить нашу требовательность относительно цѣны продаваемой нами фактор³и и сроковъ уплаты за нее. Инженерный поручикъ Вильямсъ Гудсъ, женихъ моей дочери, раздѣлялъ это мнѣн³е; онъ каждый вечеръ пр³ѣзжалъ въ бенгало (усадьбу), 'и его посѣщен³я казались намъ ручательствомъ за нашу безопасность. Онъ такъ язвительно глумился надъ возмущен³емъ сипаевъ, такъ смѣшно разказывалъ случай, какъ четыре англ³йск³е солдата переколотили четыре батальйона Индусовъ! Онъ нѣсколько успокоивалъ насъ; зато въ его отсутств³е, въ особенности когда служба удерживала его на цѣлыя сутки въ крѣпости Селимгорчъ, тоска овладѣвала нашимъ небольшимъ кружкомъ, и мы опять начинали вѣрить зловѣщимъ новостямъ нашихъ агентовъ.
   Мнѣ каждую ночь грезились страшные сны, и тайное предчувств³е говорило мнѣ, что мы должны торопиться продажею нашего помѣстья, и что наше благосостоян³е виситъ на волоскѣ. Иногда я бывала въ такой тревогѣ, что готова была отдать половину нашего имѣн³я, даже все наше состоян³е, чтобы въ эти минуты находиться съ мужемъ и дѣтьми моими на какомъ-нибудь пароходѣ, и на всѣхъ парахъ уходить за Коморинск³й мысъ. Когда я ввѣряла мои опасен³я мужу, онъ смѣялся надо мною и клялся, что прежде чѣмъ отправится изъ Инд³и, не разъ еще стряхнетъ плоды съ золотой смоковницы (of the golden tree).
   Наша плантац³я индиго приносила значительный доходъ. Въ цѣломъ Аллагабадскомъ президентствѣ не было ей равной. Домъ Мартса въ Калькуттѣ (контора для продажи мѣстныхъ продуктовъ) получалъ отъ насъ ежегодно до пятисотъ maunds нашихъ произведен³й (около тысячи пудовъ). По разсчету Петерса (моего мужа) состоян³е наше, обращенное въ наличность, составляло до 50,000 фунт. стерл. (слишкомъ 300,000 р.), и еслибы намъ вздумалось отложить нашъ отъѣздъ до 1860 г., мы могли съ увѣренност³ю разсчитывать на приращен³е еще 20,000 ф. стер. Я знала, что мужу хотѣлось остаться въ Инд³и до этого времени, чтобы вознаградить себя за издержки на приданое дочери, но не желая огорчать меня, онъ скрывалъ это желан³е и не противорѣчилъ мнѣ, когда я замѣчала ему, что у насъ много враговъ между райотами (земледѣльцы округа).
   Райоты - всегдашн³е непр³ятели плантаторовъ индиго. Впрочемъ на насъ имъ нечего было роптать. Мы никогда не утѣсняли этихъ бѣдныхъ сосѣдей: они получали заработную плату всегда впередъ и вмѣсто двухъ руп³й (около 64 коп.) за обработку одного биггаха (поле съ индиго) мы платили три руп³и и не требовали болѣе трехъ вязокъ индиго на одну руп³ю, между тѣмъ какъ друг³е плантаторы требовали по четыре.
   Одинъ изъ маклеровъ пытался, въ мартѣ мѣсяцѣ, свести насъ съ покупателемъ, но мужъ мой не принялъ его предложен³й.
   Теперь, когда внезапный обвалъ бѣдств³й поглотилъ все, что меня окружало, и состоян³е, и семейство, я съ жестокимъ самодовольств³емъ припоминаю себѣ предупрежден³я, не разъ ниспосланныя мнѣ тогда Провидѣн³емъ.
   Въ тотъ самый вечеръ, какъ мужъ мой отказался отъ продажи имѣн³я, мы прогуливались вдоль берега рѣки Джумны, протекающей подъ стѣнами Дельги. Елена шла подъ руку съ своимъ женихомъ, а малютка Вилль бѣгалъ впереди, между тѣмъ какъ мужъ мой шелъ за нами, опровергая аргументы патера Метью, который излагалъ свою новую теор³ю, по словамъ его неизбѣжную, къ обращен³ю Инд³йцевъ въ христ³янство, даже противъ ихъ собственной воли. Мы пришли къ мѣсту, на которомъ тропинка круто поворачивала. Факиръ, лежавш³й ничкомъ поперекъ тропинки, загородилъ намъ дорогу. Вилль, бѣгавш³й впереди, бросился ко мнѣ въ испугѣ; поручикъ приказалъ факиру удалиться, но онъ не трогался съ мѣста.
   - Поднимите эту собаку и бросьте ее въ воду, сказалъ поручикъ подзывая къ себѣ движен³емъ руки четырехъ конвойныхъ, повсюду его сопровождавшихъ.
   Солдаты подбѣжали, но я не допустила ихъ исполнить приказан³е офицера; мнѣ вообразилось, что бѣднякъ лежалъ въ этомъ положен³и, чтобъ умилостивить проходящихъ.
   - Снеси ему эту руп³ю, сказала я потихоньку моему сыну, подавая ему деньги.
   Вилль безъ робости подбѣжалъ къ нищему, нагнулся къ нему, подсунулъ монету между землею и лицомъ факира, и рѣзвясь и прыгая возвратился ко мнѣ. Факиръ поднялъ голову, и все еще оставаясь на колѣняхъ, содвинулся съ тропинки, и когда Елена проходила мимо его съ женихомъ своимъ, сказалъ имъ рѣзкимъ голосомъ, опираясь ладонями о землю: - скоро всѣ дороги очистятся... Мужъ мой и пасторъ обогнали насъ; факиръ встрѣтилъ ихъ слѣдующими словами:
   - Поклонники истиннаго Бога восторжествуютъ завтра.
   Но когда я подошла къ нему съ Виллемъ, который вдругъ оробѣлъ и прижался ко мнѣ, держась за мое платье, факиръ измѣнилъ положен³е и заговорилъ другимъ тономъ. Поднявъ руки къ небу и запрокинувъ туловище назадъ, онъ прошепталъ слова, приведш³я меня въ ужасъ:
   - Бѣдное дитя, эта милостыня не выкупитъ тебя изъ бѣды...
   За обѣдомъ я разказала слова нищаго, и призналась, что они меня встревожили; но надо мною смѣялись, и поручикъ разказалъ намъ такъ много случаевъ, доказывавшихъ дерзость и безсмысленность этихъ мнимо-вдохновенныхъ, что я сама начала смѣяться надъ своими опасен³ями, а вскорѣ и совсѣмъ о нихъ забыла.
   Другой разъ, на той же недѣлѣ, мужъ мой обѣдалъ въ главномъ штабѣ, въ Дельги; онъ запоздалъ тамъ и возвратился уже въ два часа утра. Я очень безпокоилась, боясь, чтобы онъ не встрѣтилъ таговъ (thugs, душителей) на плашкотномъ мосту, что на мирутской дорогѣ, и хотѣла уже посылать къ нему на встрѣчу нѣсколько слугъ изъ Англичанъ, какъ вдругъ услышала конск³й топотъ у подъѣзда. Это былъ мужъ мой, сопровождаемый маленькимъ конвоемъ подъ командою сержанта изъ туземцевъ, служившаго въ ротѣ поручика Вильямса. Не успѣлъ мужъ мой сойдти съ лошади, какъ я была уже въ его объят³яхъ и упрекала его за встревожившее меня замедлен³е. Онъ успокоилъ. и утѣшилъ меня, и въ этихъ переговорахъ забылъ дать конвойнымъ бакшишъ (на водку). На другой день нашъ смотритель за работами сказалъ намъ, что солдаты уѣхали очень недовольные, произнося угрозы, и что сержантъ заставилъ ихъ молчать, увѣряя, что этотъ долгъ не пропалъ и будетъ вскорѣ заплаченъ вмѣстѣ съ долгами Augreen raja (владычество Англ³и).
   Впрочемъ, вокругъ насъ все было спокойно: работы нигдѣ не были прерваны, и торговля, какъ говорили, процвѣтала въ Дельги, въ Агрѣ и въ главнѣйшихъ городахъ по Great-trunck-road (большая дорога въ Индостанъ); но на лицахъ служившихъ у насъ мусульманъ и Индусовъ выражалось что-то грозное, мрачное, равно какъ и у райотовъ, нашихъ сосѣдей, у браминовъ и у факировъ, просившихъ подаян³я у нашего порога; то же чувствовалось и въ полкахъ, солдаты которыхъ прогуливались по вечерамъ около плантац³и. Изъ Лакнау принеслись слухи о возмущен³и. Поговаривали о появлен³и таговъ и дакоитовъ (душители и поджигатели) въ Аудскомъ королевствѣ; разошлась молва, будто Конды вышли изъ угор³й, и что Панвы (поклонники богини Кали) похищали у Европейцевъ дѣтей. Называли даже англ³йск³я семейства, обитавш³я въ Джепурскомъ и Эймирскомъ округахъ, дѣти которыхъ сдѣлались мер³ями и были принесены въ жертву на алтаряхъ богини Кали.
   Говорили также, что въ пагодахъ и мечетяхъ возсылались публично мольбы о возстановлен³и династ³и Тамерлидовъ, и скоро сбудется пророчество, что владычество Англ³и продлится только сто годовщинъ отъ сражен³я подъ Плеси (въ 1757 г.).
   Однако въ дельг³йскомъ гарнизонѣ и въ расположенныхъ по сосѣдству войскахъ не обнаруживалось ни малѣйшихъ признаковъ возмущен³я. Апрѣль прошелъ спокойно, а приготовлен³я къ свадьбѣ Елены заставили меня позабыть и мои предчувств³я, и мой страхъ.
   Но гроза приближалась....
   10-11 числа мая (я ставлю двойное число, чтобы сравнять, разницу мерид³ановъ Бенгала и Франц³и), поутру, наканунѣ свадьбы моей дочери, когда мы садились за завтракъ, Саилли, сержантъ роты Вильямса, вдругъ растворилъ двери столовой и просилъ у поручика позволен³я переговорить съ нимъ. Входъ этого солдата безъ доклада, его смущен³е, дрожащ³й голосъ, поспѣшность, съ которою онъ увлекъ поручика изъ комнаты, тревожный разговоръ ихъ на верандѣ (сѣни передъ домомъ), жесты сержанта, видѣнные нами въ окно, все это смутило и встревожило насъ; вставъ изъ-за стола, мы пошли къ нимъ, но Саилли скакалъ уже во всѣ поводья по дорогѣ въ Дельги, а Вильямсъ приказывалъ, своему конвою быть въ готовности немедленно отправиться въ путь.
   - Как³я вѣсти привезъ Саилли? что онъ вамъ разказывалъ? зачѣмъ вы уѣзжаете, Вильямсъ? не скрывайте отъ насъ ничего. Эти вопросы и тысячи другихъ посыпались со всѣхъ сторонъ на поручика; у насъ было многочисленное общество; мног³е уже съѣхались на свадьбу, въ особенности живущ³е далеко отъ насъ.
   - Успокойтесь! нѣтъ ничего страшнаго, отвѣчалъ Вильямсъ съ принужденнымъ спокойств³емъ.- Бригадный начальникъ Гревзъ требуетъ меня немедленно къ себѣ; вотъ и все!
   Но его смущен³е и блѣдность лица опровергали успокоительныя слова его. Елена схватила жениха своего за руки и умоляла его объявить намъ, какая угрожаетъ опасность. Онъ не въ силахъ былъ открыть грозную истину; освободился изъ рукъ Елены, какъ только конвой его сѣлъ на конь и выстроился на луговинѣ; конюш³й подвелъ ему лошадь; онъ вскочилъ на нее и, пославъ намъ привѣтств³е рукою, помчался вскачь по дорогѣ.
   Но этотъ поспѣшный отъѣздъ былъ только уловкою; поручикъ хотѣлъ только ускользнуть отъ нашихъ настоятельныхъ разспросовъ. Проѣхавъ до половины аллею, ведущую къ большой мирутской дорогѣ, онъ воротился, миновалъ луговину, проѣхалъ чрезъ биггахи и, пробравшись вдоль людскихъ, въ которыхъ жили наши инд³йск³е слуги, и мимо хозяйственныхъ строен³й, проѣхалъ на бенгало, между тѣмъ какъ мы печально опять усѣлись около стола.
   Минуту спустя, дурванъ (привратникъ, довѣренный человѣкъ) природный Кавальпалли (каста ночныхъ сторожей, прислужниковъ), вошелъ въ залу и просилъ позволен³я поговорить съ глазу на глазъ съ моимъ мужемъ. Спокойств³е и равнодуш³е дурвана, который по роду своихъ обязанностей часто являлся съ подобными просьбами, не возбудили во мнѣ никакихъ подозрѣн³й. Мужъ мой вышелъ съ нимъ, а мы продолжали завтракать, сообщая другъ другу догадки относительно внезапнаго отъѣзда Вильямса.
   Прошло пять, десять минутъ, четверть часа, а мужъ мой не возвращался. Мнѣ очень хотѣлось пойдти освѣдомиться о причинахъ его отсутств³я, но я не рѣшалась сдѣлать это, боясь встревожить гостей. Наконецъ онъ возвратится, въ то самое время какъ дамы вставали отъ стола, и спокойно сѣлъ на свои мѣсто. Онъ былъ чрезвычайно блѣденъ. Всѣ замолчали, ожидая отъ него объяснен³й, но онъ только подалъ мнѣ знакъ, чтобъ я увела дамъ. Въ моемъ смущен³и я не поняла этого знака, да и не рѣшилась бы послѣдовать ему, еслибъ и поняла. Я поправилась на своемъ стулѣ, дамы сдѣлали то же; водворилось молчан³е, прерываемое только однообразнымъ качан³емъ пункъ (большихъ опахалъ, привѣшенныхъ къ потолку).
   - Ступайте вонъ, крикнулъ вдругъ мой мужъ, обращаясь къ слугамъ (изъ туземцевъ) и дѣлая повелительный знакъ рукою; - вонъ!...
   Слуги вышли.
   - Не получили ли вы извѣст³я о банкротствѣ какого-нибудь дома въ Калькуттѣ или Лондонѣ? спросилъ почтенный ротекск³й пасторъ.
   - Хорошо, еслибы только это, отвѣчалъ мужъ мой. Потомъ, обращаясь къ дамамъ, онъ сказалъ: - Оставьте насъ, леди, умоляю васъ; намъ нужно переговорить о сер³озныхъ вещахъ; мы должны обсудить весьма важное дѣло.Вы скоро все узнаете; но прежде оставьте насъ однихъ. Мы должны сохранить все присутств³е духа, всю независимость мысли.
   Волнен³е наше усилилось, но ни одна изъ дамъ не покинула своего мѣста.
   - Ну, такъ знайте же, продолжалъ мой мужъ,- что войска, расположенныя въ Мирутѣ, взбунтовались, перерѣзали всѣхъ своихъ англ³йскихъ офицеровъ, равно какъ и англ³йскихъ жителей города, и идутъ теперь на Дельги. Бригадный начальникъ Гревзъ выступилъ имъ навстрѣчу. Онъ прислалъ Вильямсу приказан³е немедленно присоединиться къ его ротѣ. Вильямсъ самъ разказалъ мнѣ все это. Онъ не хотѣлъ говорить объ этомъ Еленѣ и этимъ дамамъ. Онъ пробрался сюда черезъ биггахи и прислалъ за мной дурвана.
   Эти вѣсти какъ громомъ поразили насъ: мы всѣ, мущины и дамы, повскакали изъ-за стола, и мужъ мой, осыпанный вопросами, которые прерывались криками и стонами, съ трудомъ могъ водворить тишину. Двѣ дамы, мужья которыхъ служили офицерами въ 3-мъ кавалер³йскомъ полку туземцевъ, квартировавшемъ въ Мирутѣ, лишились чувствъ; дочь моя, желая скрыть свое отчаян³е, обратилась къ стѣнѣ, подняла руки къ небу и упала на колѣни. Я бросилась къ ней, но двѣ дѣвушки, дочери сикондерабадскаго плантатора, пр³ѣхавш³я на свадьбу безъ своихъ родителей, остановили меня, схватясь съ пронзительными криками за мое платье. Шумъ и суматоха возрастала; мужья, отцы, братья, всѣ были въ страшномъ волнен³и и не могли придумать никакихъ средствъ охранить себя отъ бѣшенства сипаевъ. Мы дѣйствительно были въ опасности, потому что наше жилище было на дорогѣ изъ Мирута въ Дельги, по которой шли инсургенты.
   Наконецъ всѣми уважаемый пасторъ Грантъ усмирилъ суматоху. Онъ громогласно молилъ всемогущаго Бога, заступника всѣхъ слабыхъ, о защитѣ, и пригласилъ женщинъ выйдти изъ залы, для того, чтобы мущины могли свободнѣе совѣщаться, что въ этомъ случаѣ должно дѣлать.
   Я повиновалась первая; дамы послѣдовали за мною на веранду, которую окружили множество туземцевъ, работавшихъ въ фэктор³и. Они знали уже о случившемся, и встрѣтили насъ съ изъявлен³ями преданности, прося оруж³я, чтобы отразить разбойниковъ, еслибъ они напали на плантац³ю. Я велѣла позвать моего сына, моего маленькаго Вилля; малабарская женщина, его нянька, принесла мнѣ ребенка. Я осыпала его поцѣлуями, прижимала къ сердцу; и вдругъ почувствовавъ въ себѣ силу мущины, подняла его надъ головами толпы, которая привѣтствовала его кликами и снова увѣряла въ своей преданности и вѣрности.
   Всѣ такъ любили моего маленькаго Вилля! Помощь больнымъ, подаян³е бѣднымъ, призрѣн³е дѣтямъ нашихъ служителей и работниковъ, словомъ все добро, которое мы оказывали, дѣлали мы именемъ маленькаго Вилля.
   Привѣтъ этихъ Инд³йцевъ ободрилъ меня, и я думала, что если народъ не приметъ участ³я въ мятежѣ сипаевъ, правительство скоро возстановитъ порядокъ и спокойств³е. Но я снова затрепетала, не видя ни одного райота въ числѣ нашихъ служителей. Патеты, или сельск³е старосты, должны были бы, кажется, придти и предложить свою помощь богатѣйшему изъ плантаторовъ округа, который давалъ работу множеству рукъ. Не воспользуются ли эти природные враги европейскихъ плантаторовъ возмущен³емъ инд³йскихъ солдатъ, чтобы дать полную волю своей ненависти и жестокосерд³ю, съ трудомъ укрощаемому бдительною англ³йскою полиц³ей? Если это такъ, то мы погибли невозвратно. Грабежъ, пожары, уб³йства, всевозможныя бѣдств³я угрожаютъ намъ, Боже праведный! какъ я мало однакожь предвидѣла то, что случилось!
   Когда мужъ мой, въ сопровожден³и гостей своихъ, вышелъ на веранду, снова раздались клики Инд³йцевъ: "Смерть сипаямъ! смерть мусульманамъ! смерть взбунтовавшимся собакамъ!"
  

II.

  
   Несмотря на совершенную безопасность, которою пользовалась страна съ давнихъ лѣтъ, Европейцы, поселивш³еся внѣ городской черты, всегда имѣли небольшой запасъ оруж³я и снарядовъ. Дик³е звѣри, населяющ³е окрестныя крѣпи, часто рыскаютъ возлѣ самыхъ жилищъ, и противъ нихъ-то предосторожность эта была необходима. Я видѣла какъ люди наши убивали шакаловъ и волковъ въ десяти шагахъ отъ дома, а ревъ тигровъ часто будилъ меня ночью. Мы растворили двери нашего арсенала и роздали до пятидесяти ружей англ³йскимъ слугамъ и отважнѣйшимъ изъ туземныхъ. Гости, пр³ѣхавш³е на свадьбу, раздѣлили между собою охотничьи ружья; кромѣ того, у каждаго изъ нихъ былъ при себѣ неизбѣжный револьверъ. Ящикъ съ патронами мигомъ опустѣлъ, и спустя часъ послѣ отъѣзда поручика Вильямса, оборонительное положен³е фактор³и было почти удовлетворительно.
   Насъ (женщинъ), какъ безполезныхъ трусихъ, помѣстили на чердакѣ. Я никогда не забуду переходовъ то къ отчаян³ю, то къ смиренной покорности судьбѣ въ моихъ подругахъ, которыхъ я видѣла тогда въ послѣдн³й разъ въ жизни. Мы похожи были на парт³ю осужденныхъ, ожидающихъ плахи и палача. Подъ разгорѣвшеюся отъ солнца крышею, жаръ былъ нестерпимъ, но большая часть изъ насъ задыхалась не отъ жара, а отъ рыдан³й. Однѣ, прижавшись въ уголку и закрывъ лицо руками, плакали; друг³я прислушивались къ небывалому шуму и увѣряли иногда, что до слуха ихъ долетали неистовые крики мятежниковъ. Болѣе отважныя, къ числу которыхъ, могу сказать, принадлежала и я, утѣшали безутѣшныхъ и старались вдохнуть надежду въ робк³я души тѣхъ, которыя уже потеряли всякую надежду. Съ нами былъ только одинъ ребенокъ, мой маленькой Вилль; я прижимала его къ груди своей, и въ эти минуты чувствовала въ себѣ и львиную смѣлость, и львиную силу. Намъ было видно, въ слуховыя окна чердака, обширное пространство страны. Къ востоку, бѣловатая пыльная дорога въ Мирутъ, выбѣгала изъ густой зелени рощъ, окружавшихъ фактор³ю; къ западу виднѣлось передовое укрѣплен³е у моста на плашкотахъ черезъ Джумну; баст³оны укрѣплен³я Селимгорчъ, въ которомъ развѣвался, на высокомъ древкѣ, англ³йск³й флагъ, куполы дворца древнихъ Моголовъ и высок³е минареты Дельги; къ сѣверу и югу разстилались обработанныя поля, съ разсѣянными по нимъ деревушками. Необозримыя заросли виднѣлись на горизонтѣ. Тѣ изъ насъ, которыя еще не совсѣмъ потеряли бодрость, стали на сторожѣ у восточнаго слуховаго окна. Прошло два часа спокойств³я или правильнѣе томительнаго ожидан³я. Ничто не возвѣщало еще бури. Отъ времени до времени по дорогѣ въ Дельги скакали туда или обратно всадники или курьеры. Мы начинали уже думать, что инсургенты разбиты и оттѣснены къ ихъ кантониръ-квартирамъ. Даже мирутск³я дамы раздѣляли это предположен³е, и старались поддержать нашу вѣру въ него, расхваляя искусство и распорядительность тамошняго генерала.
   Вдругъ, со стороны Джумны послышались звуки трубъ, и хотя вѣтеръ дулъ съ нашей стороны, звуки эти, казалось, все болѣе и болѣе приближались къ намъ. Затѣмъ грянула полковая музыка, и мы увидѣли, сначала авангардъ, а вслѣдъ за нимъ небольшой отрядъ войскъ, проходивш³й въ концѣ аллеи, съ криками: "да здравствуетъ Англ³я, да здравствуетъ королева!" Это былъ генералъ Гревзъ, шедш³й на встрѣчу мятежникамъ.
   Увидя этихъ храбрыхъ воиновъ, мы забыли наши опасен³я и поздравили ихъ съ побѣдою, еще прежде сражен³я. Женщины сбѣжали съ чердака, спѣша обнять мужей и братьевъ своихъ. Наше вооружен³е было теперь излишнимъ, но люди удержали оруж³е, чтобъ охранять насъ ночью отъ мародеровъ.
   Всѣ мы собрались въ кучу на концѣ аллеи, чтобы скорѣе имѣть извѣст³я о результатѣ стычки. Не долго ждали мы этихъ извѣст³й. Вскорѣ туча пыли поднялась со стороны Мирута, быстро приближалась къ намъ и охватила кругомъ нашу небольшую группу. Сквозь клубы пыли мы видѣли иногда какъ кавалеристы и артиллер³йск³е офицеры неслись назадъ съ своими командами и оруд³ями; иногда вдругъ оборачивались они снова на непр³ятеля и обдавали картечью толпы сипаевъ, которые стремительно набѣгали на нихъ, какъ морск³я волны на отлог³й берегъ.
   Состоявш³е подъ начальствомъ бригадира Гревза 38, 54 и 74 полки передались непр³ятелю, и Гревзъ вынужденъ былъ ретироваться съ слабымъ прикрыт³емъ. Онъ остановился на концѣ нашей аллеи, возлѣ каменнаго павильйона, занимаемаго привратникомъ. Здѣсь дорога идетъ по возвышенности, и съ этой-то возвышенности артиллер³я бригадира очень успѣшно дѣйствовала, господствуя надъ непр³ятелемъ.
   Это геройское сопротивлен³е имѣло гибельныя послѣдств³я для насъ. Сипаи не могли овладѣть этою позиц³ею, бросились толпою на правую сторону дороги и пустились далѣе, оставя въ нашихъ биггахахъ своихъ раненыхъ.
   Мы укрылись внутри бенгало, не зная на что рѣшиться: бѣжать, или оставаться здѣсь; въ обоихъ случаяхъ мы могли сдѣлаться жертвами бѣшенства раздраженныхъ сипаевъ. Елена звала на помощь Вильямса, но Вильямсъ былъ задержанъ службою въ Дельги и не могъ защитить насъ.
   Наши кавалеры рѣшились дорого продать жизнь свою; каждый изъ нихъ, съ револьверомъ въ рукѣ, занялъ свой постъ, кто у дверей, кто у оконъ залы. Вдругъ, одинъ изъ Инд³йцевъ вскочилъ въ партеръ, окружающ³й веранду, и въ одинъ прыжокъ очутился въ залѣ; онъ спросилъ сагиба (хозяина), отдалъ ему лоскутокъ бумаги, на которомъ было написано нѣсколько словъ карандашомъ, и изчезъ.
   Записка эта была отъ Вильямса; вотъ что писалъ онъ:
   "Уходите изъ бенгало и старайтесь пробраться въ городъ, пока бригадиръ задерживаетъ сипаевъ, и пока пловуч³й мостъ свободенъ; дайте мнѣ знать, гдѣ вы укроетесь. Я въ караулѣ у арсенала. Мужайся, Елена! Не робейте вы всѣ, и до свидан³я."

Подписано: Вильямсъ Гудсъ.

  
   Нечего было терять времени.
   - Боже, да будетъ благословенно имя твое во вѣки вѣковъ, воскликнулъ почтенный Грантъ. Помолимся, друзья мои, продолжалъ онъ,- чтобы Господь принялъ насъ подъ свою защиту.
   Помолившись, мы стали собираться въ дорогу; мужъ мой одинъ утверждалъ, что не слѣдуетъ покидать фактор³и; онъ надѣялся, что возмущен³е сокрушится о стѣны Дельги. Проходя по рядамъ туземцевъ, которыхъ мы вооружили, онъ приказывалъ имъ не сопротивляться сипаямъ и даже заботиться о ихъ раненыхъ. Такой образъ дѣйств³й былъ бы благоразуменъ и справедливъ въ другое время и при другихъ обстоятельствахъ, но я уже сказала, что упорное сопротивлен³е бригадира Гревза привлекло бурю на наши головы. Сипаи, убѣгая отъ картечи, скрылись въ наши рабоч³я строен³я и оттуда угрожали овладѣть и бенгаломъ. Ихъ крики: смерть Англичанамъ! смерть всѣмъ ferringeers! убѣждали насъ, что скоро поздно будетъ бѣжать. Я снова стала умолять моего мужа подумать о безопасности дѣтей нашихъ, и онъ согласился наконецъ отправиться изъ фактор³и. Мы съ Еленою раздѣлили между собою деньги и драгоцѣнности, намъ подали трехъ лошадей, и мы пустились полями по направлен³ю къ Джумнѣ.
   Изъ трехъ сотъ туземцевъ, которымъ мы давали работу и насущный хлѣбъ, только Малабарка, нянька Вилля, и гоммашадъ (управитель), добрый, честный мусульманинъ, сопровождали насъ: нянька шла пѣшкомъ, а управитель сидѣлъ на слонѣ, навьюченномъ разными необходимыми вещами, какъ напримѣръ бѣльемъ, платьемъ, съѣстными припасами. Мужъ мой ѣхалъ съ Еленою впереди; я слѣдовала за ними съ моимъ Виллемъ на рукахъ.
   Подъѣхавъ къ мосту, я обернулась и увидѣла какъ изъ-за деревьевъ, окружающихъ наше жилище, подымался густой столбъ дыма, по которому вились длинные языки пламени. Я невольно вскрикнула при этомъ зрѣлищѣ. На этотъ крикъ мужъ мой и Елена обернулись, и мы съ нѣмымъ отчаян³емъ смотрѣли, какъ пламя истребляло всѣ наше состоян³е.
   На мосту тѣснилась толпа любопытныхъ, желавшихъ узнать результатъ встрѣчи войскъ на мирутской дорогѣ. Вѣсть о поражен³и бригадира Гревза быстро распространилась; ожидали прибыт³я взбунтовавшихся полковъ. Эта надежда придала народу дерзкую самоувѣренность, и насъ встрѣтили съ грозными криками. Это былъ уже не тотъ народъ, что во дни мира, кротк³й и несмѣлый, такъ униженно сторонился, уступая дорогу Европейцамъ. Нынѣ онъ, казалось, вступалъ во владѣн³е страною, принадлежавшею его предкамъ, и кони наши едва могли пробиться сквозь эту шумную толпу. На всѣхъ лицахъ, во всѣхъ взорахъ, выражалась ненависть; я трепетала... малѣйшее рѣзкое движен³е нашихъ лошадей могло быть причиною нашей гибели. Еслибы кто изъ толпы, мущина, женщина или ребенокъ пожаловался, что лошадь его толкнула, тысяча рукъ поднялись бы на насъ, и волны Джумны унесли бы наши трупы.
   Мы однако благополучно доѣхали до Калькутскихъ воротъ, но тамъ мы вынуждены были пр³остановиться; толпа такъ сгустилась, что невозможно было проѣхать. Нѣкоторые изъ гостей нашихъ, отправивш³еся прежде насъ, также тутъ дожидались; въ томъ числѣ два civilians (гражданск³е чиновники Остъ-Индской компан³и), взявш³е подъ свое покровительство мирутскихъ дамъ и сикондерабадскихъ дѣвушекъ.
   Они сошли съ лошадей.
   - Бѣда вамъ, если вы останетесь на лошадяхъ, сказалъ намъ вполголоса одинъ изъ этихъ чиновниковъ.
   - Почему же это?
   - Эта чернь скоро придетъ въ ожесточен³е, и первые Европейцы, которыхъ она увидитъ, падутъ жертвами ея бѣшенства; слышите, как³е раздаются крики со стороны Президентства?
   Въ самомъ дѣлѣ въ этой сторонѣ раздавались громк³е вопли, и по временамъ слышались возгласы: диннъ, диннъ (лозунгъ бунтовщиковъ), сопровождаемые криками: смерть Англичанамъ!
   Совѣтъ чиновника былъ очень благоразуменъ. Въ десяти шагахъ отъ насъ толпа сбросила съ коня какого-то Европейца и, живаго или мертваго, не знаю, столкнула въ тину крѣпостнаго рва. Мы слѣзли съ лошадей и, благодаря наступившему мраку, незамѣтно и безпрепятственно слѣдовали за нашимъ слономъ, который величественно пробирался сквозь толпу, съ управителемъ на своей спинѣ и съ корнакомъ на шеѣ. Гоммашадъ, сидя на спинѣ слона въ креслахъ съ балдахиномъ (howdah) не подвергался никакой опасности, благодаря своей зеленой чалмѣ. Онъ зналъ наше намѣрен³е остановиться у негоц³анта Грега и ѣхалъ туда, повидимому вовсе не занимаясь нами. Я хотѣла отдать ему моего малютку, но милый Вилль не хотѣлъ меня покинуть, обхватилъ мою шею своими ручонками, и я не имѣла духу оторвать его отъ себя.
   Положен³е толпы становилось часъ отъ часу грознѣе, по мѣрѣ усиливающагося шума въ серединѣ города. Вскорѣ показались на улицахъ факелы, освѣщавш³е эти волны темныхъ головъ, посреди которыхъ раздались проклят³я и крики мщен³я, когда на сѣверномъ баст³онѣ форта Селимгорчъ, освѣщенномъ внезапно фальшфейерами, появились артиллеристы, съ фитилями въ рукахъ. Но измѣна и мятежъ овладѣли уже крѣпостью, и въ то время какъ толпа раздалась, чтобъ избѣжать картечи, и тѣснилась, съ одной стороны къ городу, съ другой къ берегу Джумны, фальшфейеры погасли, канониры бросили фитили въ ровъ, и темнота снова покрыла амбразуры баст³она.,
   Рама! рама! рама! закричалъ народъ торжествуя, при видѣ артиллеристовъ, отступившихъ отъ оруд³й. Волны народа, избѣгавшаго канонады, придвинули насъ къ воротамъ: еще два-три шага слона, и мы вошли бы въ городъ, а вошедши въ городъ, мы были бы спасены. Такъ мы, по крайней мѣрѣ, надѣялись. Дельги, арсеналъ Инд³и, Дельги, важнѣйш³й стратегическ³й пунктъ на Востокѣ, крѣпость, которую искуснѣйш³е инженеры сдѣлали, какъ говорятъ, неприступною, Дельги представляла безопасное убѣжище всѣмъ, кто искалъ пр³юта за ея стѣнами.
   Мы уже были подъ сводами воротъ, какъ вдругъ новое движен³е толпы откинуло насъ въ противную сторону. Тревога обнаружилась разомъ съ двухъ сторонъ: внутри и внѣ города. Снаружи гудѣла канонада, почти заглушаемая ревомъ скорѣе дикихъ звѣрей, чѣмъ человѣческихъ голосовъ; въ городѣ гремѣлъ ружейный огонь, раздавались смутные и рѣзк³е звуки инд³йскихъ трубъ. Повсюду поднимала свои головы гидра возстан³я: впереди, позади насъ, по сторонамъ, вездѣ, вездѣ. Между тѣмъ толпа, долго неподвижная, подалась; тѣснимая снаружи, и уступая неодолимой силѣ, хлынула подъ своды воротъ. Мы шли за этимъ живымъ потокомъ, который вскорѣ вынесъ насъ на эспланаду Магазина, гдѣ толпа такъ же сперлась, какъ и снаружи. Вскорѣ мы узнали причину этого общаго движен³я: остатки небольшаго храбраго, отряда бригадира Гревза, нѣсколько офицеровъ и артиллеристовъ, вступали въ Дельги, пробиваясь сквозь толпу народа, преслѣдуемые инсургентами. Напрасно бригадиръ приказывалъ поднять мосты и запереть ворота; исполнен³е этого приказан³я было физически невозможно, и передовыя колонны возмутившихся полковъ вслѣдъ за нимъ вступили на эспланаду.
   Древняя столица импер³и Моголовъ была во власти сипаевъ, и рѣзня Европейцевъ должна была вскорѣ начаться.
   Я разказываю не истор³ю взят³я Дельги сипаями, а повѣсть моихъ собственныхъ бѣдств³й; въ этой неслыханной катастрофѣ я страдала только за себя и за своихъ. Я родомъ не Англичанка, и принадлежу этой нац³и только по мужу. Охотно отдала бы я знамена и славу моего втораго отечества, всѣ провинц³и, всѣ арм³и, всѣ сокровища Остъ-индской компан³и, чтобы спасти жизнь моего мужа и дѣтей! Женщины поймутъ этотъ эгоизмъ матери и жены. Мужъ мой, напротивъ того, только о томъ и заботился, чтобъ охранить призракъ могущества Англ³и. Онъ спѣшилъ укрыть насъ въ надежное мѣсто, чтобъ отправиться къ башнѣ Флага, гдѣ бригадиръ Гревзъ назначилъ сборный пунктъ для Европейцевъ, которые въ силахъ были стать подъ ружье.
   Мы отдѣлялись мало-по-малу отъ толпы, слѣдуя за нашимъ слономъ и обходя сады Президентства и церковь св. Якова, чтобы не встрѣтиться съ толпою мятежниковъ, которая шла къ большимъ казармамъ Келлахъ. Такъ добрели мы до дому семейства Грегъ. Двери и окна дома были заперты; внутри царствовали мракъ и тишина; казалось, что домъ давно необитаемъ. Петерсъ поднялъ молотокъ главнаго входа, и скромно ударилъ имъ; отвѣта не было. Онъ опять взялся за молотокъ и застучалъ по франкъ-масонски; отвѣта все не было.
   Неужели Греги, называвш³е себя нашими преданными друзьями, боятся дать намъ убѣжище?
   Управитель слѣзъ съ слона, обошелъ кругомъ цѣлый домъ, не отыскавъ и слѣда жителей. Потерявъ терпѣн³е, мужъ мой опять взялся за молотокъ и началъ стучать такъ громко, что удары его раздавались въ цѣломъ домѣ. Одно изъ оконъ отворилось тогда, и кормилица г-жи Грегъ, Инд³янка старуха Молли, сказала намъ, что г. Грегъ и два его сына ушли къ башнѣ Флага, а хозяйка съ сестрою и племянницами укрылись, какъ и мног³я англ³йск³я дамы изъ околотка, во дворецъ Бигамъ-Сомру.
   - Ступайте поскорѣй туда же, прибавила она: - здѣсь вы не безопасны. Ночью мятежники будутъ грабить.
   Съ этими словами старуха затворила ставни окна.
   Петерсъ, какъ я уже сказала, торопился на сборное мѣсто; но могъ ли онъ покинуть насъ въ этомъ положен³и, хотя онъ и почиталъ неблагоразумнымъ вести насъ съ собою?
   Тогда мы пожалѣли объ оставленныхъ нами лошадяхъ; мы могли бы мигомъ доѣхать къ отряду Гревза, чрезъ Кашмирск³я ворота, а пѣшкомъ нужно было часъ времени, чтобы дойдти туда. Кромѣ того, мы могли на каждомъ шагу встрѣтить шайки фанатиковъ. Пальба продолжалась повсюду, а восторженные крики толпы свидѣтельствовали объ успѣхахъ возстан³я.
   Елена не вымолвила ни слова съ самаго отъѣзда изъ фактор³и. Погруженная въ свою печаль, она, казалось, не жила, не страшилась и не страдала, какъ мы. Тѣло ея было съ нами, душа носилась далеко...
   - Въ арсеналъ! сказала она вдругъ, какъ будто просыпаясь: - пойдемъ въ арсеналъ.
   Пойдемъ къ Вильямсу, хотѣла этимъ сказать бѣдная дѣвушка.
   - Она говоритъ дѣло, отозвался Петерсъ: - тамъ должно быть много Европейцевъ, и если намъ удастся проникнуть внутрь здан³я, вы будете тамъ въ безопасности.
   Мы отправились въ арсеналъ, но едва мы вышли изъ улицы, гдѣ жили Греги, какъ очутились между двумя преградами: съ одной стороны къ намъ шли навстрѣчу въ сомкнутыхъ колоннахъ мирутск³е сипаи, съ трубачами впереди и съ факелами въ рукахъ, провозглашая императоромъ Инд³и старика короля дельг³йскаго, потомка великихъ Моголовъ; съ другой шла толпа народа, привѣтствуя кликами побѣдителей и шумно радуясь паден³ю англ³йскаго тиранства.
   Насъ опрокинули бы и смяли подъ ногами, еслибы слонъ не остановилъ напора толпы; подъ его защитою мы пр³ютились къ воротамъ ближняго дома. Улица была неширока; мы укрывались въ тѣни отъ огромнаго туловища животнаго, между тѣмъ какъ мятежники тѣснили толпу и продолжали путь свой къ королевскому дворцу.
   Тогда только я впервые увидала ужасы возстан³я. Проходивш³е мимо насъ сипаи принадлежали къ разнымъ полкамъ, 20-й и 74-й полки шли съ развернутыми знаменами, и впереди каждаго изъ нихъ находился командовавш³й ими англ³йск³й офицеръ, то-есть только голова его, воткнутая на длинную бамбуковую трость, съ каскою, для означен³я чина. Елена, по счаст³ю, не замѣтила этихъ кровавыхъ трофеевъ; она могла бы ошибкою признать голову своего возлюбленнаго, а ея отчаян³е погубило бы насъ.
   Какъ только прошла эта толпа, мы продолжали путь свой къ арсеналу по лабиринту опустѣвшихъ улицъ. Управитель, предшествовавш³й намъ, съ умысломъ избѣгалъ многолюдныхъ улицъ. Петерсъ велъ Елену, которая шаталась, какъ въ безпамятствѣ; Вилль спалъ, обнявъ мою шею. Я шла, изнемогая отъ усталости; Малабарка замыкала шеств³е, бормоча молитвы и взывая къ Вишну и ко всѣмъ богамъ, покровителямъ Индустана.
  

III.

  
   Мы благополучно обогнули развалившуюся ограду пространныхъ садовъ, расположенныхъ за дворцомъ, какъ вдругъ были остановлены непреодолимымъ препятств³емъ противъ улицы, ведущей къ большой мечети, что на берегу Джумны. Жаркая перестрѣлка завязалась въ глубинѣ улицы: толпы сипаевъ бросались туда и возвращались съ убылью, израненные, но не обезкураженные, съ тѣмъ, чтобы снова устремиться на отрядъ англ³йскихъ стрѣлковъ и артиллеристовъ, которые, занявъ позиц³ю у входа мечети, громили оттуда мятежниковъ.
   Пламя пожирало дома по обѣимъ сторонамъ улицы, а чернь, бѣшеная, безобразная, какой я никогда не видала въ двадцать лѣтъ пребыван³я моего въ Инд³и, съ неистовою радост³ю рукоплескала успѣхамъ пожара, вырывала изъ пламени горящ³я головни и разбрасывала ихъ на окрестные дома Европейцевъ, не забывая притомъ въ своемъ изступлен³и, что вѣтеръ дулъ съ востока, и что дворецъ ея короля былъ внѣ опасности отъ пожара.
   Толпа росла поминутно передъ нами и позади насъ, такъ что мы вскорѣ очутились посреди фанатиковъ, осыпавшихъ проклят³ями Augreen raja и отвѣчавшихъ угрозами мести на батальный огонь отъ мечети.
   Движен³я толпы мало-по-малу оттѣснили насъ на передн³й дворъ большаго дома, уже преданнаго грабежу. Здѣсь мы были защищены отъ пуль и картечи, сыпавшихся вдоль улицы. Я благодарила Провидѣн³е за это убѣжище, но вмѣстѣ съ тѣмъ не могла не сожалѣть объ отсутств³и гоммашада, который не могъ слѣдовать за нами на слонѣ, и исчезъ въ темнотѣ. Это было мнѣ тѣмъ досаднѣе, что Вилль проснулся и началъ кричать отъ страха, несмотря на мои просьбы и поцѣлуи; я хотѣла помѣстить его на howdah, (паланкинъ на слонѣ), гдѣ онъ былъ бы въ большей безопасности, чѣмъ у меня на рукахъ.
   Домъ, на дворѣ котораго мы находились, принадлежалъ богатой англ³йской фамил³и. Полунаг³е Инд³йцы ломали въ комнатахъ мебель и зеркала, обдирали обои, выламывали парке, перегородки, и выбрасывали эти обломки на дворъ, гдѣ друг³е люди укладывали ихъ въ костры, на подоб³е костровъ изъ сандальнаго дерева, приготовляемыхъ для самосожиган³я вдовъ.
   Между тѣмъ, какъ на дворѣ дѣлались так³я приготовлен³я, друг³е туземцы съ тесаками (kultrie) въ рукахъ, обыскивали подвалы, чердаки, сады, сараи и друг³я строен³я. Они по видимому искали назначенной жертвы, потому что каждый разъ, какъ находили кого-нибудь, въ толпѣ ихъ раздавались крики то досады, то радости, смотря по успѣху или неудачѣ поисковъ.
   Мы могли все видѣть, не будучи замѣченными, изъ темнаго и наполненнаго народомъ угла на дворѣ, гдѣ мы находились, возлѣ продушины подвала, заслоненные стволомъ огромнаго дерева (catalpa). Я, Елена и Малабарка няня пр³ютились на землѣ; Петерсъ стоялъ, прислонясь къ стѣнѣ, съ револьверомъ въ рукѣ.
   Вдругъ въ подвалѣ, котораго отдушина была возлѣ насъ, показался свѣтъ, и раздались голоса испуганныхъ женщинъ и дѣтей.. Шумъ жестокой борьбы, выстрѣлы и брянчанье холоднаго оруж³я продолжались нѣсколько минутъ; потомъ снова настала тишина, прерываемая изрѣдка слабымъ стономъ умиравшихъ.
   Вскорѣ потомъ, человѣкъ высокаго роста, въ изодранной одеждѣ, съ окровавленнымъ лицомъ, появился на дворѣ, гдѣ мы находились, сопровождаемый шайкою ожесточенныхъ Инд³йцевъ, которые повлекли его къ костру съ криками: Bonfire, bonfire (потѣшный огонь).
   На костеръ бросили факелъ, и скоро поднялось и закружилось пламя. Я думала, что Англичанина убьютъ и бросятъ въ огонь, но я ошиблась; я еще не знала жестокости нашихъ добрыхъ, робкихъ Инд³йцевъ. Они оставили ему полный произволъ движен³й, но вооруженные своими длинными ножами, держа ихъ передъ собою остр³емъ впередъ, они составили кругъ около своей жертвы и костра. Тогда началась истинно адская пляска; время отъ времени кругъ стѣснялся, и остр³я ножей понуждали несчастнаго джентельмена подвигаться къ костру. Онъ былъ осужденъ на сожжен³е живымъ.
   Несчастный не смѣлъ умолять, чтобъ его изъ сожалѣн³я убили ударомъ ножа или выстрѣломъ изъ револьвера; онъ зналъ, что палачи его неумолимы, и рѣшился умереть съ мужествомъ. Однако, упасть живому на костеръ, чувствовать какъ пламя постепенно будетъ пожирать одинъ членъ за другимъ, пока доберется до сердца, не имѣть даже отрады задохнуться въ дыму! быть осужденнымъ на такую смерть и не просить, какъ милосерд³я, удара кинжаломъ или дубиной, вотъ героизмъ, который я почла бы невозможнымъ, еслибы сама не видала его. Безтрепетный мученикъ стоялъ къ костру спиною, скрестя на груди руки и шевеля губами, какъ человѣкъ, читающ³й молитву; онъ гордо смотрѣлъ на эту стаю дикихъ звѣрей, но избѣгалъ, скорѣе по инстинкту самохранен³я, чѣмъ по любви къ жизни, пылающаго костра, который ожидалъ его. Нак

Другие авторы
  • Чеботаревская Александра Николаевна
  • Малеин Александр Иустинович
  • Фруг Семен Григорьевич
  • Бальдауф Федор Иванович
  • Маурин Евгений Иванович
  • Черниговец Федор Владимирович
  • Вейнберг Петр Исаевич
  • Сологуб Федов
  • Шеррер Ю.
  • Герсон И. И.
  • Другие произведения
  • Успенский Глеб Иванович - Очерки и рассказы
  • Языков Дмитрий Дмитриевич - Материалы для "Обзора жизни и сочинений русских писателей и писательниц"
  • Морозов Михаил Михайлович - Комедия "Укрощение строптивой"
  • Воровский Вацлав Вацлавович - В гостях у зверей
  • Катков Михаил Никифорович - Из передовых статей "Московских ведомостей"
  • Вяземский Петр Андреевич - Федора, историческая повесть или быль с примесью
  • Жемчужников Алексей Михайлович - Сны
  • Венгеров Семен Афанасьевич - Глинка А. С.
  • Гиппиус Зинаида Николаевна - Таинственный американец
  • Ю.В.Манн - Николай Васильевич Гоголь
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 257 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа