Главная » Книги

Погодин Михаил Петрович - Петр Первый и национальное органическое развитие, Страница 2

Погодин Михаил Петрович - Петр Первый и национальное органическое развитие


1 2

justify">   Признавая необходимость, законность и разумность петровой европейской реформы, должно отдавать справедливость и древней русской истории. Отчаянные западники (впрочем, таких осталось немного) не допускают ничего хорошего в древней русской истории, так как и вообще в русской жизни. Этим господам, как я писал когда-то, становится больно, дурно, тошно, если кто-нибудь укажет там добрую сторону: похвалой ей, самой частной, самой условной, наносится им тяжкое личное оскорбление: это их несчастье.
   Здесь я могу сослаться на давнишнюю свою статью, напечатанную лет двадцать тому назад, в начале войны между славянофилами и западниками. Отстаивая Петра перед первыми, я должен был сражаться за древнюю историю с последними. Через двадцать лет приходится доказывать то же, впрочем, с лучшей надеждой на успех, потому что большинство порядочных людей соглашается ныне с основаниями, здесь изложенными.
   "В No 25 "Московских ведомостей" (1845 г.) помещена статья под заглавием "Бретань и ее жители", статья прекрасно написанная, легкая, ясная, живая, - я прочел ее с большим удовольствием. Но мое удовольствие было не из примеси: автор, воздавая хвалу западным хроникам средних веков, рассудил почему-то бросить тень на наши и как будто со страданием произнес, что средний век не существовал для нашей Руси, потому что и Русь не существовала для него".
   В 1830-х годах, излагая в одном из журналов того времени систему "Европейской истории" Гизо25, только что появившемуся у нас, я имел честь заметить знаменитому профессору о его односторонности и сказать, что истории Запада нельзя выразуметь вполне, не обращая внимания на другую половину Европы, на историю Востока, шедшего с ним параллельно, Востока, который представляет значение для науки видоизменения всех западных учреждений и явлений: точно так натуралист должен исследовать все произведения, все виды, принадлежащие к одному классу, если хочет составить себе полное основательное понятие об этом классе.
   Не думал я, чтобы через пятнадцать лет, - когда наука ступила столько шагов вперед, после того как издано в свет столько свидетельств, доведших эту мысль до очевидной убедительности, пришлось мне повторить тот же упрек своему соотечественнику, который, увеличив сверх меры ошибку, не может даже привести и оправданий Гизо.
   Не странно ли в самом деле, чтобы в то время, когда одна археографическая комиссия издала томов двадцать древних документов, не говоря о частных трудах, не странно ли встретить, Даже в образованном классе, людей столь запоздалых, столько отсталых, или столько ослепленных, которые, имея перед своими глазами петрову Россию, могут смело, не выговаривать, что этот колосс, готовый и вооруженный, произошел из ничего, без всякого предварительного приготовления, без среднего века, - людей, которые не хотят даже слушать другой стороны, старающейся понять, объяснить это всемирное историческое явление, отыскать причины, ближние и дальние, его постепенности, людей, которые решились с непонятным упорством коснеть и своем непростительное неведении и даже распространять свое мнение, которые просто затыкают себе уши, зажмуривают себе глаза, восклицая с Чванкиной Княжнина26:
  

Хоть вижу, да не верю!

  
   Средний век у нас был, скажу я неизвестному автору, был как и в Западной Европе, но только под другой формой; тот же процесс у нас совершался, как и там; те же задачи разрешались, только посредством других приемов; те же цели достигались, только другими путями. Это различие и составляет собственно занимательность, важность русской истории для мыслящего европейского историка и философа. И у нас было введено христианство, только иначе, мирно и спокойно, с крестом, а не с мечом; и мы начали молиться единому Богу, но на своем языке, понимая свои молитвы, а не перелепетывая чуждые звуки; и у нас образовалось духовенство, но духовное, а не мирское; и мы преклонялись пред ним, но пред его словом и убеждением, а не властью. В политическом отношении были также разделение, междоусобная война, централизация, единодержавие. У нас не было, правда, западного безземельного рабства, не было пролетариев, не было ненависти, не было гордости, не было инквизиции, не было феодального тиранства, зато были значительное самоуправление, патриархальная свобода, было семейное равенство, было общее владение, была мирская сходка: одним словом, в среднем веке было у нас то, о чем так старался Запад уже в новом, не успел еще в новейшей, и едва ли может успеть в будущем. Мы явили свои добродетели и свои подвиги, мы имели свои прекрасные моменты, мы можем указать на своих великих людей...
   Но довольно! Доказывать, что русская история имела свой средний век, не значит ли доказывать, что белокурый может так же называться человеком, как и черноволосый? Не значит ли доказывать, что между всякими двумя краями всегда бывает се редина?
   Неизвестный автор не может уклониться от моего обвинения тем, что он отрицал существование на Руси только западного среднего века, - не может, ибо об этом говорить нечего. Разве нужно сказывать, разве нужно кому-нибудь напоминать, что на Руси не было, например, Парижа или Лондона? Это знает всякий, и не будет спорить никто. У нас, разумеется, не было Парижа, но была Москва; у нас не было западного среднего века, но был восточный, русский, - что и хотел я доказать, довести до сведения автора и его читателей, а может быть, и последователей.
   Петр Великий, по необходимости, вследствие естественных географических отношений России к Европе, должен был остановить народное развитие и дать ему на время другое направление. Кто из нас не воздает должной чести этому необыкновенному гению, кто не удивляется его беспримерным трудам, кто не оценит его спасительных подвигов, кто, наконец, не благоговеет перед его любовью к Отечеству?
   Но прошло уже с лишком сто лет, как он скончался и с лишком полтораста, как он начал действовать, а новое время идет быстрее древнего. Период петров оканчивается: главнейшая цель его достигнута, то есть северные враги наши смирены, Россия заняла почетное место в политической системе государств европейских, приняла в свои руки европейское оружие и привыкла обращаться с оным с достаточной ловкостью, может по усмотрению употреблять все европейские средства и пособия для дальнейшего развития своей собственной, на время замиравшей жизни, во всех ее отраслях. Занимается заря новой эры: русские начинают припоминать себя и уразумевать требования своего времени; для избранных становится тяжким иностранное иго, умственное и ученое; они убеждаются, что, склонясь под оным, они не могут произвести ничего самобытного, что чужеземные семена не принимаются, не пускают корней или производят один пустоцвет; они убеждаются, что для собрания собственной богатой жатвы нельзя поступать иначе, как возделывать свою землю, то есть разрабатывать свой язык, углубляться в свою историю, изучать характер, проникать дух своего народа, во всех сокровенных тайниках его сердца, на всех горних высотах его Души, одним словом, познавать самих себя. Они убеждаются, что настало время испытывать свои силы, - и блестящий успех вознаграждает некоторые усилия!
   Время безусловного поклонения Западу миновало, разве от лица людей запоздалых, которые не успели еще доучить старого курса, между тем как начался уже новый. Им можно посоветовать, чтобы они постарались догнать уходящих, и стать наравне со своим веком, в чувствах уважения к самобытности, следовательно, своенародности, и, следовательно, старины.
   Только таким образом, продолжу я им наставление, можем мы исполнить ожидания самой Европы, ожидания всех друзей нвшего блага, только таким образом можем мы исполнить свои человеческие обязанности. Мы должны явиться на европейской сцене, стану употреблять их любимые выражения, своеобразными индивидуумами, а не безжизненными автоматами; мы должны показать там свои лица, а не мертвенные дагерротипы каких-то западных идеалов. Своим голосом должны мы произнести наше имя, своим языком должны мы сказать наше дело, а не на чуждом жаргоне, переводя из немецкого компендиума и французской хрестоматии; наконец, посредством своих мотивов мы должны выразить наш пафос: иначе нас не примет наша старшая братия; с презрением, или много-много с состраданием они отвратят взоры от жалких подражателей, которые тем несчастнее, чем кажутся себе счастливее. В гармонии не допускаются отголоски, даже самые верные, не только фальшивые, а одни самобытные звуки.
   Оставя шутки, я должен заключить это объяснение о том, как понимаю я и некоторые друзья мои наше время касательно науки, какими представляются нам наши обязанности, наши отношения к ученой Европе и Отечеству, - заключить ответом на литературную клевету, возводимую на нас с самых первых номеров "Москвитянина", то есть с 1841 года27.
   На нас разносят клевету, будто мы не уважаем Запада. Нет, мы не уступим нашим противникам в этом чувстве уважения; мы изучали Запад, по крайней мере, не менее их; мы дорого ценим услуги, оказанные им человечеству; мы свято чтим тяжелые опыты, перенесенные им для общего блага; мы питаем глубокую благодарность за спасительные указания, которые сделал он своим собратьям; мы сочувствуем всему прекрасному, высокому, чистому, где бы оно ни проявлялось, на западе и востоке, севере и юге, - но мы утверждаем, что старых опытов повторять не нужно, что указаниями пользоваться должно, но не все чужое прекрасно, что время показало на Западе многие существенные недостатки, что, наконец, мы должны иметь свой собственный взгляд на вещи, а не смотреть по-прежнему глазами французов, англичан, итальянцев, пруссаков, австрийцев, баварцев, венгров и турок. Ясно ли теперь для читателей, что эту клевету разносят на нас напрасно!
   Напрасно разносят на нас еще клевету, что мы хотим воздвигнуть из могилы мертвый труп. Мертвый труп противен нам, может быть, более, нежели кому иному. Нет, душа бессмертная, которая обитала в этом трупе, привлекает наше внимание, возбуждает наше благоговение. И в каком западном просвещенном государстве, в каком немецком университете давно ли изучение древности, даже мексиканской, эфиопской, стало награждаться подобной насмешкой, называться намерением воскрешать мертвецов?
   Напрасно возводят на нас клевету, будто мы поклоняемся нечестиво неподвижной старине. Нет, неподвижность старины нам противна столько же, как и бессмысленное шатанье новизны. Нет, не неподвижность, а вечное начало, русский дух, веющий нам из заветных недр этой старины, мы чтим богобоязненно и усердно молимся, чтоб он никогда не покидал святой Руси, ибо только на этом краеугольном камне она могла стоять прежде и пройти все опасности, - поддерживается теперь и будет стоять долго, если Богу угодно ее бытие. Старина драгоценна нам, как родимая почва, которая упитана, не скажу кровью, - кровью упитана западная земля, - но слезами наших предков, перетерпевших и варягов, и татар, и Литву, и жестокости Иоанна Грозного, и революцию Петра Первого, и нашествие двадесяти языков, и наваждение легионов духов, в сладкой, может быть, надежде, что отдаленные потомки вкусят от плода их трудной жизни, а мы, несмысленные, мы хотим только плясать на их священных могилах, радуемся всякому пустому поводу, ищем всякого предлога, даже несправедливого, надругаться над их памятью, забывая пример нечестивого Хама28, пораженного на веки веков, в лице потомства, за свое легкомыслие.
   Неизвестный автор статьи о Бретани, которая подала мне повод выразить теперь свое мнение, бросил также, может быть, нечаянно, камень в древнюю нашу историю, сказав с насмешкой, что "мы хоть недавно, но решительно распростились со своей неподвижной стариной, с безвыходным застоем кошнхинской эпохи, и благодаря Богу и Петру Великому, пошли вперед путем обновленной жизни и многосторонней деятельности".
   "Благодарю за выбор представителя!
   Избави нас, Боже, от застоя кошихинской эпохи, но и сохраните нас, высшие силы, от кошихинского прогресса, - прогресса Кошихина, который изменил своему Отечеству, отрекся от своей веры, переменил свое имя, отказался от своего семейства, бросил своих детей, женился на двух женах и кончил свою несчастную жизнь от руки тех же иноплеменников, достойно наказанный за свое легкомысленное и опрометчивое отступничество!.."
  

---

  
   Заключу длинную статью общим местом: крайности никуда не годятся; с западной ли стороны упасть в пропасть нигилизма, или с восточной - все равно: прямая дорога посередине.
  

КОММЕНТАРИИ

  
   Впервые: Погодин М. П. Петр Первый и национальное органическое развитие // Русский вестник. 1863. Т. 46. No 7-8. С. 373-406. Печатается по первой публикации.
   Погодин Михаил Петрович (1800-1875) - историк, археограф, литератор, публицист, профессор Московского университета, академик. Историческая концепция Погодина развивалась в духе т. н. "теории официальной народности" ("православие, самодержавие, народность"), с точки зрения которой Россия противопоставлялась Западной Европе, со свойственными второй феодализмом, борьбой классов, революциями и т. п. История петровской эпохи занимала много места в трудах Погодина. Ей посвящена большая статья в первом томе "Историко-критических отрывков" (М., 1846) и отдельные книги: "Семнадцать первых лет царствования Петра Великого. 1672-1689" (М., 1875) и "Суд над царевичем Алексеем" (М., 1877).
  
   1 Имеется в виду Лопухина Евдокия Федоровна; о ней см. примеч. 11 к работе М. М. Щербатова "Рассмотрение пороков и самовластии Петра Великого" (с. 882 наст. изд.).
   2 Канцелярия тайных розыскных дел была учреждена в Петербурге в 1718 г. для расследования дела царевича Алексея Петровича. Существовала до 1726 г.; позднее, в 1731-1762 гг. действовала Тайная розыскных дел канцелярия в той же функции органа политического сыска.
   3 Крекшин Петр Никифорович (1684-1763) - новгородский дворянин, историк-самоучка, писатель; служил при Петре Великом в Кронштадте, с 1726 г. занялся сбором материалов по русской истории, которыми пользовались В. Татищев, И. И. Голиков, М. М. Щербатов; автор многочисленных сочинений о Петре I, наиболее известное из которых - "Записки новгородского дворянина Петра Никифоровича Крекшина". Как полагают некоторые историки, часть его неопубликованного рукописного наследия была утрачена, другая - хранится в Рукописном отделе РНБ.
   4 Согласно Табели о рангах, по достижении чина 8 класса давалось личное дворянство, а по достижении чина 6 класса - дворянство потомственное.
   5 Даль Владимир Иванович (1801 - 1872) - русский писатель и этнограф, член-корреспондент (с 1838 г.), почетный академик (1863 г.) Петербургской Академии наук. Главный труд: "Толковый словарь живого великорусского языка" (4 т.), впервые изданный в 1863-1866 гг.
   6 Никон (в миру - Минов Никита Минич; 1605-1682) - патриарх Московский и всея Руси (1652). С 1643 г. игумен Кожеозерского монастыря, с 1646 г. - архимандрит московского Новоспасского монастыря, с 1648 г. - митрополит Новгородский. Возглавил церковную реформу, приведшую к расколу. Отстаивал независимость церковной власти от светской, что привело к конфликту с царем Алексеем Михайловичем. На Соборе 1666 г. лишен сана и сослан в Белоозерский Ферапонтов монастырь, с 1676 г. - в Кирилловом монастыре, где и умер.
   7 Славяне греко-латинская академия - основанное в 1687 г. братьями Лихудами в Заиконоспасском монастыре первое высшее учебное заведение в Москве; преподавались: грамматика, пиитика, риторика, логика и физика на греческом и латинском языках, позже также философия, богословие, церковная история и др. Первоначально называлась Эллино-греческой академией, однако, с 1701 г., после отстранения от преподавания Лихудов и назначением председателем академии Стефана Яворского переименована в Славяно-греко-латинскую академию. В 1814 г. - преобразована в Московскую духовную академию и переведена в Троице-Сергиеву лавру.
   8 Магдебургское право - система феодального городского права, сложившаяся в XIII в. в г. Магдебурге, закрепившая права и свободы жителей города.
   9 Толстой Алексей Константинович (1817-1875), граф - русский поэт, писатель, автор исторических романов, член-корреспондент Петербургской Академии наук с 1873 г.
   10 Имеется в виду Отечественная война 1812 г.
   11 Лифляндия (от немецкого - Livland) - немецкое название Ливонии в XIII-XVI вв. В XVII - начале XX вв. официальное название Северной Латвии (до реки Даугава) и Южной Эстонии.
   12 Сергий Радонежский (в миру - Варфоломей Кириллович; 1322- 1392), св. - церковный и политический деятель, величайший подвижник и преобразователь монашества на Северной Руси. В России наиболее чтимый из святых. Родился в семье ростовского боярина, после разорения переселившегося в г. Радонеж Московского княжества. Решив стать монахом, вместе со старшим братом основал Троице-Сергиев монастырь (не ранее 1342 г.), где в 1353 г. стал игуменом. Благословляя отправляющегося на Куликовскую битву Дмитрия Ивановича, предрек ему победу и спасение от смерти. Причислен к лику святых в 1452 г.
   13 Вассиан (в миру - князь Василий Иванович Патрикеев (Косой); ум. до 1545) - русский церковный и политический деятель, публицист, глава нестяжателей. В 1499 г. после разгрома группировки, выступавшей против усиления власти великого князя Ивана III, был насильственно пострижен в монахи и сослан в Кирилло-Белозерский монастырь. Около 1509 г. вернулся из ссылки в Москву и был приближен к Василию III. В полемике против Иосифа Волцкого и его учеников отстаивал теорию независимой от государственной власти Церкви, выступал против монастырского землевладения, призывал к терпимому отношению к еретикам. Его перу принадлежит ряд посланий, трактатов и т. п. В 1531 г. был осужден церковным собором за ересь и сослан в Волоколамский монастырь, где и умер.
   14 Максим Грек (настоящее имя - Михаил Триволис; ок. 1475-1556) - проповедник, богослов, публицист, философ, переводчик, языковед. Приехал в Россию (Русь) с Афона в 1518 г.
   15 Анна Иоанновна (1693-1740) - дочь царя Иоанна V Алексеевича и царицы Прасковьи Федоровны (урожденной Салтыковой), племянница Петра I. Российская императрица с 1730 г.
   16 Майорат - форма наследования недвижимости, при которой она наследуется от отца старшим сыном. Имеется в виду отмена Анной Иоанновной в 1730 г. именного указа Петра I "О порядке наследования в движимых и недвижимых имуществах от 18 марта 1714 г.
   17 Кантемир Антиох Дмитриевич (1708 или 1709-1744) - русский поэт и дипломат. Автор сатир.
   18 Державин Гавриил Романович (1743-1816) - русский поэт, автор торжественных од и лирических стихотворений.
   19 Дмитриев Иван Иванович (1760-1837) - русский поэт, автор элегий, сатир, басен, баллад и песен.
   20 Хемницер Иван Иванович (1745-1784) - русский поэт-баснописец.
   21 Богданович Ипполит Федорович (1743 или 1744 -1803) - русский поэт.
   22 Озеров Владимир Александрович (1769 - 1816) - русский драматург.
   23 Рюрик - полулегендарный основатель династии Рюриковичей, пришедший на Русь во главе отряда варягов и севший на княжеский престол в Новгороде.
   24 Имеется в виду отмена крепостного права и России манифестом императора Александра II от 19 февраля 1861 г. и последующие за ним реформы государственных учреждений и институтов.
   25 Гизо (Guizot) Франсуа Пьер Гийом (1787-1874) - французский государственный деятель и историк, автор трудов по истории Франции и Европы.
   26 Княжнин Яков Борисович (1740 или 1742-1791) - русский драматург и поэт, автор комедий и трагедий.
   27 "Московитянин. Учено-литературный журнал". Издавался в Москве М. П. Погодиным с 1841 по 1856 гг.
   28 Хам - согласно библейской традиции, один из трех сыновей Ноя (Хам, Иафет, Сим), от которых "населилась вся земля" после всемирного потопа; проклят богом за то, что насмеялся над наготой отца. Хам считается родоначальником хамитов.
  

Другие авторы
  • Коппе Франсуа
  • Потемкин Петр Петрович
  • Кузнецов Николай Андрианович
  • Тэффи
  • Нахимов Аким Николаевич
  • Касаткин Иван Михайлович
  • Малышев Григорий
  • Тарасов Евгений Михайлович
  • Вольнов Иван Егорович
  • Марченко О. В.
  • Другие произведения
  • Лукашевич Клавдия Владимировна - Бедный родственник
  • Семенов Сергей Терентьевич - Сергей Терентьевич Семенов: биографическая справка
  • Соловьев Всеволод Сергеевич - Касимовская невеста
  • Стасов Владимир Васильевич - Вступительная лекция г. Прахова в университете (1874 г.)
  • Бернс Роберт - Из кантаты "Веселые нищие"
  • Алданов Марк Александрович - Ванна Марата
  • Некрасов Николай Алексеевич - Физиология Петербурга. Часть первая
  • Богданович Ангел Иванович - Никитенко как представитель обывательской философии приспособляемости
  • Верн Жюль - Зеленый луч
  • Амфитеатров Александр Валентинович - Вербы на Западе
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (24.11.2012)
    Просмотров: 171 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа