Главная » Книги

Станкевич Николай Владимирович - Вл. Муравьев. Н. В. Станкевич

Станкевич Николай Владимирович - Вл. Муравьев. Н. В. Станкевич


  
  
  
  Вл. Муравьев
  
  
  
   Н. В. Станкевич --------------------------------------
  "Здравствуй, племя младое...",: Антология поэзии пушкинской поры: Кн. III . Сост., вступ. статья. о поэтах и примеч. Вл. Муравьева
  М., "Советская Россия", 1988
  OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  Николай Владимирович Станкевич родился в 1813 году в имении своего отца, богатого воронежского помещика, там провел детские годы. В семье было много детей. Став взрослым, Станкевич с чувством благодарности писал родителям: "Вы, верно, не будете раскаиваться, что давали всегда простор любви вашей к детям; правда, мы все, может быть, немножко избалованы, но от избалованности скоро, слишком скоро, вылечивает жизнь; зато все мы, верно, единодушно скажем, что вашей любви обязаны мы всем, что только есть в самом деле хорошего в нас, что она сохранила сердца наши и открыла их для ощущений любви и дружбы, без которых жизнь не имеет смысла и без которых человек, поневоле, делается дурным".
  Первые стихотворения Станкевича появились в печати в то время, когда он был воспитанником Воронежского благородного пансиона; в 1830 году 17-летний поэт опубликовал трагедию в стихах "Василий Шуйский".
  В том же году Станкевич поступает в Московский университет. Благодаря живому уму, яркой одаренности, необыкновенному обаянию, искренности и дружелюбию Станкевич становится центром группы молодых людей, в основном студентов университета, известной в истории русской культуры как кружок Станкевича. В этот кружок входили такие выдающиеся люди своего времени, как К. С. Аксаков, В. П. Боткин, М. А. Бакунин, Т. Н. Грановский, В. Г. Белинский. Каждый из них ощутил на себе сильное влияние личности Станкевича. "Что был каждый из нас до встречи с Станкевичем?.. - писал Белинский Боткину. - Нам посчастливилось - вот и все..."
  Сам Станкевич, по свидетельству его друга Я. М. Неверова, почитал долгом "служить человечеству, и служить ему, несмотря на свою болезнь и страдания, служить своею мыслию, той духовной жизнью, которую он вдыхает во все лица, с ним сближающиеся, тем обобщением всех чисто человеческих интересов, на которые его богатая натура всегда отзывалась так громко". Кружок Станкевича не имел характера политического общества, как кружок А. И. Герцена, но в нем поднимались вопросы не только культурного, литературного, философского и нравственного порядка, но и вопросы социальные; по словам К. С. Аксакова, "в этом кружке выработалось уже общее воззрение на Россию, на жизнь, на литературу, на мир". А. И. Герцен, говоря о кружке Станкевича, вскрывает главную его черту, благодаря которой он занял такое важное место в истории, - кружок Станкевича в обстановке правительственного террора был выражением идеи русского освободительного движения. "Моровая полоса, идущая от 1825 до 1855 года, скоро совсем задвинется, - пишет Герцен в "Былом и думах", - человеческие следы, заметенные полицией, пропадут, и будущие поколения не раз остановятся с недоумением перед гладко убитым пустырем, отыскивая пропавшие пути мысли, которая в сущности не перерывалась. По-видимому, поток был остановлен, Николай перевязал артерию - но кровь переливалась проселочными тропинками. Вот эти-то волосяные сосуды и оставили свой след в сочинениях Белинского, в переписке Станкевича".
  В 1834 году Станкевич закончил университет. С этого времени он, хотя изредка и пишет стихи, никогда их не печатает.
  Поэтическое наследие Станкевича невелико, его главные интересы лежали в научной сфере, в области философии, особенно немецкой. Он утверждал, что "необходимо изучение Канта для того, кто желает стать наравне с лучшими идеями нашего века, понять торжество человеческого ума, его заслугу в наше время. А как не хотеть этого? не хотеть нам, которые толкуем о жизни, о благе, о человечестве, о средствах быть ему полезным?" Тем не менее он живо интересуется поэзией, в его письмах часто встречаются оценки творчества современных поэтов. Он с большим вкусом и проницательностью судит о литературе. В 1830 году, случайно встретив Кольцова, Станкевич сразу же понял и оценил его талант, ввел его в круг литераторов, на свои средства издал первый сборник его стихов.
  В своих произведениях Станкевич выступает как романтик, в его поэзии сильно влияние немецкого романтизма, особенно Гете. "Романтизм - принадлежность не одного только искусства, не одной только поэзии, - писал Белинский, один из самых близких к Станкевичу людей, - его источник в том, в чем источник и искусства, и поэзии - в жизни. Жизнь там, где человек, а где человек, там и романтизм... Романтизм не принадлежит исключительно одной только сфере любви... Сфера его, как мы сказали, - вся внутренняя задушевная жизнь человека, та таинственная почва души и сердца, откуда подымаются все неопределенные стремления к лучшему и возвышенному".
  В этих словах Белинского содержится характеристика и самой личности Станкевича и его литературно-художественного творчества, как стихов, так и прозы. Станкевич стремится раскрыть "внутренний мир души", "сокровенную жизнь сердца, и все, что он пишет, проникнуто стремлениями к лучшему и возвышенному".
  Такие стихотворения, как "Надпись к памятнику Пожарского и Минина", "Кремль", "Бой часов на Спасской башне", продолжают патриотическую линию декабристской поэзии; в стихотворении "Избранный" Станкевич в духе рылеевской идеи противопоставления славы завоевателя славе мирного деятеля воспевает мир и истинную славу того, кто "не жаждет битв и крови":
  
  
   Ты не будешь враг природы,
  
  
   И у ног твоих народы
  
  
   С рабским страхом не падут;
  
  
   Ни стенанья, ни железы,
  
  
   Ни убийственные грезы
  
  
   Дух спокойный не смятут.
  
  
   Но с слезой в очах отрадной,
  
  
   Освященный, благодатный,
  
  
   Счастливый любовью чад;
  
  
   Сердцем чист, душою светел,
  
  
   Тих и свят, как добродетель,
  
  
   Сладко будешь созерцать
  
  
   Добрый плод твоих деяний.
  
  
   Крови чужд, завоеваний,
  
  
   Не померкнет твой венец...
  Начало творческого пути Станкевича, как и почти всех русских поэтов его поколения, связано с увлечением поэзией Пушкина, его стихотворная трагедия "Василий Шуйский" написана под ясно ощущаемым воздействием "Бориса Годунова". Затем юный Станкевич, само- утверждаясь, отрицает пушкинскую поэзию, в 1834 году даже говорит о Пушкине, что "начал угасать поэтический огонь в душе его", но вскоре наступает настоящее глубокое постижение творчества Пушкина, уже в 1835 году он говорит о Пушкине по-другому: "ни в одном стихотворении Пушкина нет вычурного слова, необыкновенного размера, а он - поэт", в 1837 году Станкевич называет Пушкина "великим человеком".
  О стихотворении "Зимняя дорога" он писал: "Тут такая цельность чувства, грустного, истинного, русского удалого!"
  В 1837 году Станкевич уезжает за границу лечиться от чахотки.
  В Берлине он продолжает свои ученые занятия, слушает лекции некоторых видных профессоров, тесно общается с живущими там в это время Неверовым и Грановским, знакомится, а позднее и сближается с И. С. Тургеневым. В своих воспоминаниях о Станкевиче Тургенев дал его портрет: "Станкевич оттого так действовал на других, что сам о себе не думал, истинно интересовался каждым человеком и, как бы сам того не замечая, увлекал его вслед за собою в область Идеала, - никто так гуманно, так прекрасно не спорил, как он...
  Станкевич был более нежели среднего роста, очень хорошо сложен - по его сложению нельзя было предполагать в нем склонности к чахотке. У него были прекрасные черные волосы, покатый лоб, небольшие карие глаза; взор его был очень ласков и весел; нос тонкий с горбинкой, красивый, с подвижными ноздрями, губы тоже довольно тонкие, с резко означенными углами; когда он улыбался - они слегка кривились, но очень мило, - вообще улыбка его была чрезвычайно приветлива и добродушна, хоть и насмешлива... Ни разу не слыхал я от него жалоб на свое здоровье; о болезни своей он говорил не иначе, как в шутливом тоне; никогда он не хандрил. Когда я изображал Покорского (в "Рудине") - образ Станкевича носился передо мной - но все это только бледный очерк..."
  По настоянию врачей Станкевич в 1839 году уезжает в Италию. "У меня в голове много планов, - пишет он оттуда друзьям в Россию. - Зимою хочу приняться за историю философии". Но летом 1840 года Станкевича не стало.

Категория: Книги | Добавил: Ash (10.11.2012)
Просмотров: 505 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа