Главная » Книги

Уайльд Оскар - Герцогиня Падуанская, Страница 8

Уайльд Оскар - Герцогиня Падуанская


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

div>
  Но это все
  
  
  Лишь для тебя мной сделано. Когда бы
  
  
  Не ты, об этом я не помышляла б!
  
  
  Ты должен был остаться чуждым крови,
  
  
  Безвинным, безответным, беспорочным.
  
  
  Мы, женщины, всем жертвуем любви,
  
  
  И за тебя я погубила душу
  
  
  В сей жизни и в другой!
  
  
  
  
  Гвидо
  
  
  
  
  
   Не прикасайся!
  
  
  Поток кровавый реет между нами!
  
  
  Я чрез него не вижу. Убивая
  
  
  Того, вонзила ты клинок в любовь.
  
  
  Нам вместе быть нельзя.
  
  
  
  Герцогиня (ломая руки)
  
  
  
  
  
   Лишь для тебя,
  
  
  Лишь для тебя! Ужели ты не понял?
  
  
  Ты мне сказал: меж нами есть преграда.
  
  
  Она теперь в той комнате лежит -
  
  
  Повержена, разломана, разбита,
  
  
  Нас больше не разделит.
  
  
  
  
  Гвидо
  
  
  
  
  
   Ты ошиблась.
  
  
  Грех был преградой, ты его свершила;
  
  
  Злодейство и убийство было ею,
  
  
  Ты взгромоздила их своей рукой
  
  
  Так высоко, что досягнула неба,
  
  
  Что бога досягнула.
  
  
  
  
  Герцогиня
  
  
  
  
   Для тебя
  
  
  Все совершила я, лишь для тебя,
  
  
  Меня покинуть ты не можешь, Гвидо.
  
  
  Достань коней, бежать нам должно тотчас.
  
  
  Былое - тяжкий сон, его забудем!
  
  
  Вся жизнь пред нами, перед нами дни
  
  
  Любви, и опьяненья, и веселья!
  
  
  Нет, не веселья - плакать мы должны,
  
  
  Но плакать будем вместе. Буду я
  
  
  Служить тебе; я буду милой, нежной:
  
  
  Меня еще не знаешь ты.
  
  
  
  
  Гвидо
  
  
  
  
  
  Нет, знаю!
  
  
  Прочь, говорю я, с глаз моих.
  
  
   Герцогиня (ходя взад и вперед)
  
  
  
  
  
  
  О боже!
  
  
  Как я его любила!
  
  
  
  
  Гвидо
  
  
  
  
   Никогда
  
  
  Ты не любила. Иначе любовь
  
  
  Тебе сковала б руки. Как мы можем
  
  
  Делить с тобою пиршество любви?
  
  
  В вино любви ты яду налила,
  
  
  И сладких яств коснулося убийство.
  
  
   Герцогиня (бросается на колени)
  
  
  Тогда убей меня. Я пролила
  
  
  Кровь нынче ночью. Что ж, пролей и ты.
  
  
  Рука с рукой, на небо или в ад,
  
  
  Пойду я вместе с ним. Вынь шпагу, Гвидо!
  
  
  Когда она вонзится в это сердце,
  
  
  Она найдет в нем, может быть, твой образ.
  
  
  А если ты убить меня не хочешь,
  
  
  Скажи мне слово - и сама я брошусь
  
  
  На этот нож.
  
  
   Гвидо (вырывая у нее кинжал)
  
  
  
  
  Отдай его мне. Боже,
  
  
  Твоя рука вся кровью залита!
  
  
  Здесь - ад; я быть здесь не могу; уйди!
  
  
  Я на твое лицо смотреть не в силах!
  
  
  
  
  Герцогиня
  
  
  Ах, если б на твое я не смотрела! Гвидо отстраняется; она, продолжая стоять на коленях, хватает его руки.
  
  
  Нет, Гвидо, выслушай еще минуту.
  
  
  Пока тебя не довелось мне встретить,
  
  
  Я в Падуе жила несчастной, правда,
  
  
  Но никогда не мысля об убийстве.
  
  
  Я подчинилась грозному супругу,
  
  
  Я исполняла все его веленья
  
  
  И, может быть, была невинней многих
  
  
  Тех девушек, которые теперь
  
  
  От рук моих в испуге отшатнутся.
  
  
  
  
  (Встает.)
  
  
  Но ты пришел; ах, Гвидо, в первый раз
  
  
  С тех пор, как с Францией рассталась я,
  
  
  Я услыхала ласковое слово
  
  
  Из уст твоих: да, да! О, только это!
  
  
  Да, ты пришел, и я в твоих глазах
  
  
  Прочла обет любви; моей душе
  
  
  Как музыка твои слова звучали.
  
  
  Как я тебя любила! Но не смела
  
  
  Я о любви тебе и намекнуть.
  
  
  К моим ногам ты сам склонился, Гвидо,
  
  
  Давая клятвы, - как склоняюсь я.
  
  
   (Вновь становится на колени.)
  
  
  Как сладостно в моих ушах те клятвы
  
  
  Еще звучат - о, верила я им.
  
  
  Ты клялся мне в любви, и я могла бы
  
  
  (И тысячи других так поступили б!)
  
  
  Сказать тебе: пойди убей его!
  
  
  И если б это сделала я, нынче
  
  
  Я не лежала б пред тобой во прахе,
  
  
  
  
  (Встает.)
  
  
  Но ты мне клялся бы в любви безмерной.
   (После короткого молчания приближается к нему робко.)
  
  
  Не знаю, понял ли меня ты, Гвидо:
  
  
  Лишь для тебя свершила я убийство,
  
  
  Что холодом мне оковало кровь.
  
  
  Лишь для тебя.
  
  
  
   (Простирая руки.)
  
  
  
  
  Ты говорить не хочешь?
  
  
  Люби меня хотя б немного - я
  
  
  И девушкой не знала ни любви,
  
  
  Ни дружбы.
  
  
  
  
  Гвидо
  
  
  
   Тяжело тебя мне видеть.
  
  
  Мне предлагаешь благосклонность ты -
  
  
  Отдай ее придворным дамам.
  
  
  
  
  Герцогиня
  
  
  
  
  
   Вот как!
  
  
  Так говорит мужчина! Если б ты
  
  
  Принес ко мне тяжелый грех на сердце,
  
  
  Убийство, совершенное за плату, - _
  
  
  Я села бы у ложа твоего,
  
  
  И стерегла б всю ночь, и не дала бы
  
  
  Раскаянью прийти и влить свой яд
  
  
  В твой слух, и сон твой берегла бы зорко.
  
  
  Преступник более страдает - он
  
  
  И более нуждается в любви.
  
  
  
  
  Гвидо
  
  
  Где преступленье, там любви не место.
  
  
  
  
  Герцогиня
  
  
  Где преступленье, нет любви! О боже!
  
  
  Мы, женщины, не так любить умеем!
  
  
  Как много в Падуе есть бедных женщин -
  
  
  Ремесленников и рабочих жены, -
  
  
  Мужья которых заработок свой
  
  
  В тавернах тратят на игру и пьянство
  
  
  И, приходя домой в субботу ночью,
  
  
  У очага потухшего найдя
  
  
  Жену с ребенком плачущим, без хлеба,
  
  
  Ее жестоко бьют за то, что плачет
  
  
  От голода ребенок, и за то,
  
  
  Что в доме холодно. А что ж она? -
  
  
  Любя его, все так же встанет утром,
  
  
  С лицом, еще покрытым синяками,
  
  
  Дом подметет, исполнит всю работу
  
  
  И, улыбаясь, будет рада, если
  
  
  Ее вторично муж не поколотит
  
  
  Перед детьми!.. Вот женская любовь.
  
  
  Молчание. Гвидо не говорит ничего.
  
  
  Нет, Гвидо, ты меня не оттолкнешь.
  
  
  Подумай: мне ведь некуда пойти.
  
  
  Лишь для тебя я пролила ту кровь,
  
  
  Лишь для тебя я погубила душу
  
  
  И вечное спасенье.
  
  
  
  
  Гвидо
  
  
  
  
   Уходи.
  
  
  Стал призраком убитый, и любовь.
  
  
  Как призрак тоже, здесь витает грустно,
  
  
  По дому, как по склепу, бродит, плача,
  
  
  Что твой кинжал вонзился в сердце ей.
  
  
  Ты видишь этот призрак?
  
  
  
  
  Герцогиня
  
  
  
  
  
   Вижу я,
  
  
  Что отдает своей любви мужчина
  
  
  Лишь часть души, а женщина любви
  
  
  Всю душу отдает. Я это вижу.
  
  
  
  
  Гвидо
  
  
  Прочь! Воскреси убитого, тогда
  
  
  С тобой я буду вновь.
  
  
  
  
  Герцогиня
  
  
  
  
  
  Ах, если б было
  
  
  Убитого возможно воскресить,
  
  
  Вернуть его глазам потухшим зренье,
  
  
  Его язык умолкший оживить
  
  
  И сердце мертвое заставить биться!
  
  
  Но этого нельзя; что было - было;
  
  
  Кто умер, будет мертв; уже огонь
  
  
  Не даст ему тепла, и зимний холод
  
  
  Его не потревожит. Он - не здесь.
  
  
  Пусть позовут его, он не ответит;
  
  
  Пусть позабавят, он не засмеется;
  
  
  Пусть снова ранят, кровь не заструится.
  
  
  Ах, если б воскресить его могла я!
  
  
  О боже, поверни немного солнце,
  
  
  Из книги жизни вырви эту ночь,
  
  
  Да будет так, чтоб не было ее!
  
  
  Дай быть мне той же, что и час назад!
  
  
  Нет, время на мгновенье не замедлит,
  
  
  Не повернется солнце, хоть бы голос
  
  
  Раскаянья охрип. Но ты, мой милый,
  
  
  Ужель ни слова жалости не можешь
  
  
  Сказать мне? Гвидо, Гвидо, неужели
  
  
  Поцеловать меня не можешь ты?
  
  
  Не брось меня в отчаянье, в безумье.
  
  
  Ведь женщина теряет разум, если
  
  
  Так смотрят на нее. Ужель меня
  
  
  Не поцелуешь?
  
  
  
  Гвидо (держа кинжал)
  
  
  
  
  Не могу тебя
  
  
  Я целовать, когда твой нож в крови.
  
  
  
  
  (Яростно.)
  
  
  Вернись к тому, кто был тобой убит!
  
   Герцогиня (всходя на первые ступени лестницы)
  
  
  Вернусь к нему. Да будет милосердней
  
  
  К тебе судьба, чем ты ко мне сегодня.
  
  
  
  
  Гвидо
  
  
  Да будет милосердней, если нынче
  
  
  И я убийство совершу.
  
   Герцогиня (спускаясь на несколько ступеней)
  
  
  
  
  
  Убийство?
  
  
  Убийство - жадно, малым недовольно,
  
  
  И ненасытна смерть, его сестра;
  
  
  Она по дому бродит, не уйдет,
  
  
  Пока не обретет себе подруги!
  
  
  Смерть, погоди, я дам тебе слугу.
  
  
  Бродить с тобою! Перестань, убийство,
  
  
  Кричать: ты скоро голод свой насытишь.
  
  
  На этот дом до утра грянет буря,
  
  
  Такая страшная, что месяц в небе
  
  
  От ужаса замрет и побледнеет.
  
  
  Со стоном ветер воет вкруг, и звезды
  
  
  В безумном беге чертят небосвод,
  
  
  Как если б ночь огнистыми слезами
  
  
  О том рыдала, что увидит утро!
  
  
  Плачь, горестное небо! Выплачь горе!
  
  
  Хотя б ты хлынуло потопом в поле
  
  
  И превратило землю в море слез,
  
  
  Все было б мало!
  
  
  
   Удар грома.
  
  
  
  
   Слышишь? Это небо
  
  
  Дает нам знак. Проснулась месть, спустила
  
  
  Своих собак на мир. Обоим нам
  
  
  Она грозит. И тот, на чью главу
  
  
  Небесный гром падет, пусть бережется
  
  
  Погибели в огне разящих молний!
  
   Блеск молнии, сопровождаемый ударом грома.
  
  
  
  
  Гвидо
  
  
  Прочь! Прочь! Герцогиня уходит; когда она поднимает алый занавес перед дверью, она, обернувшись, одно мгновение смотрит на Гвидо, но тот не делает ни одного
  
  
  
  движения; раскат грома.
  
  
  У ног вся жизнь, как груда пепла;
  
  
  Любовь сама себя убила; в жизнь
  
  
  Кровавою пятой вошло убийство.
  
  
  Она свершила это; но меня
  
  
  Она любила; любит и теперь:
  
  
  Лишь для меня решилась это сделать.
  
  
  О, как я был жесток с ней. Беатриче,
  
  
  Послушай, Беатриче, возвратись!
   (Подымается по лестнице, когда слышится шум идущих солдат.)
  
  
  Что это? факелы? сюда идут?
  
  
  Спаси ее, о боже!
  
  
  
   Шум усиливается.
  
  
  
  
   Беатриче!
  
  
  Еще бежать есть время! Возвратись!
  
  
  Скорей!
  
  
  Слышен голос герцогини за сценой.
  
  
  
  
  Герцогиня
  
  
  
  Туда бежал убийца мужа. Вниз по лестнице стремительно сбегает отряд солдат; они сначала не замечают Гвидо, пока герцогиня, окруженная слугами с факелами, не появляется на верху лестницы и не указывает на него; Гвидо тотчас схватывают, и один из солдат, вырвав у него из рук кинжал, показывает его перед всеми начальнику отряда.
  
  
  
  
  Картина.
  
  
  
  
  Занавес
  
  
  
   ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ Зал суда; стены обиты серым тисненым бархатом; выше этой обивки стены красные; золоченые символические фигуры поддерживают потолок из красных балок с серым карнизом и фризом; балдахин из белого атласа, вышитый золотыми цветами, поставлен для герцогини; ниже - длинная скамья, покрытая красным сукном, для судей; еще ниже - стол для судебных писцов. Два солдата стоят по сторонам балдахина; два других - на страже у двери; часть горожан уже пришла на суд; другие приходят, приветствуя друг друга; два стража, в лиловом
   одеянии, с длинными белыми жезлами, поддерживают порядок.
  
  
  
   Первый горожанин
  Доброе утро, сосед Антонио.
  
  
  
   Второй горожанин
  Доброе утро, сосед Доменико.
  
  
  
   Первый горожанин
  Страшный день для Падуи, не правда ли? - герцог умер.
  
  
  
   Второй горожанин
  Могу сказать, сосед Доменико, что такого дня не бывало с того времени, как умер последний герцог.
  
  
  
   Первый горожанин
  Сперва будут судить его, а потом произнесут решение, ведь так, сосед?
  
  
  
   Второй горожанин
  Нет, так он, пожалуй, увернется от наказания; они его сначала осудят, чтобы он получил свое, а судить будут потом, чтобы несправедливости не было.
  
  
  
   Первый горожанин
  Верно, верно, с ним поступят круто, нечего сомневаться.
  
  
  
   Второй горожанин
  И впрямь это страшное дело - пролить кровь герцога.
  
  
  
   Первый горожанин
  Говорят, у герцогов кровь голубая.
  
  
  
   Второй горожанин
  Я так думаю, что у нашего герцога кровь была черная, как его душа.
  
  
  
   Первый горожанин
  Берегись, сосед, на тебя посматривает страж.
  
  
  
   Второй горожанин
  Чего мне бояться, если он на меня смотрит; он ведь не может поколотить меня глазами.
  
  
  
   Третий горожанин
  А что вы думаете о молодчике, всадившем нож в герцога?
  
  
  
   Второй горожанин
  Человек очень милый, очень добрый, очень славный, и все же виноват в том, что убил герцога.
  
  
  
   Третий горожанин
  Это он в первый раз; может быть, суд его и помилует, так как раньше он ничего подобного не делал.
  
  
  
   Второй горожанин
  Верно.
  
  
  
  
  Страж
  Молчи, негодяй!
  
  
  
   Второй горожанин
  Разве я ваше зеркало, господин страж, что вы меня называете негодяем?
  
  
  
   Первый горожанин

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (24.11.2012)
Просмотров: 221 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа