Главная » Книги

Бегичев Дмитрий Никитич - Семейство Холмских (Часть пятая), Страница 3

Бегичев Дмитрий Никитич - Семейство Холмских (Часть пятая)


1 2 3 4 5 6 7

вердое, рѣшительное намѣрен³е вѣкъ больше никогда не играть, ободрили Аглаева. Онъ одѣлся, и въ три часа явился къ Удушьеву, чтобъ вмѣстѣ съ нимъ ѣхать къ Змъйкину, но не засталъ его дома, и отправился одинъ. Удушьева ожидали до пяти часовъ; наконецъ прислалъ онъ сказать, что не будетъ.
   Въ этотъ день уже не нужна была примана въ вистъ. Аглаевъ самъ просилъ Шурке дать ему реванжъ. Опять почти до свѣта продолжалась игра. Аглаевъ проигралъ еще слишкомъ двадцать тысячь, и опять былъ пьянъ. Онъ возвратился домой уже не съ отчаян³емъ, a съ какимъ-то ожесточен³емъ; мысль о ceмействѣ уже не безпокоила его болѣе; онъ рѣшился играть весь вѣкъ, расположиться остальнымъ капиталомъ, какъ должно игроку, не понтировать, a самому метать банкъ. Однакожъ, все не имѣлъ онъ въ виду ничего болѣе, какъ только отыграться, и потомъ рѣшительно никогда болѣе не брать картъ въ руки.
   Проснувшись утромъ, опять съ головною болью отъ пьянства, Аглаевъ вздумалъ употребить тѣ-же средства, как³я употребляютъ друг³е въ подобныхъ случаяхъ, съ похмѣлья. Онъ выпилъ ужасную рюмку ерофеича, наѣлся соленыхъ огурцовъ, и, освѣжившись нисколько, пошелъ ходить.
   На бульваръ встрѣтилъ его Удушьевъ. Къ удивлен³ю Аглаева, довольно холодно поклонился онъ ему, и хотѣлъ идти мимо, не сказавъ ни слова. "Что вы, Филиппъ Ивановичъ, не были вчера y Змѣйкина?" спросилъ Аглаевъ, съ нѣкоторымъ смущен³емъ, послѣ такого холоднаго пр³ѣема.- Потому не былъ, что я не люблю знаться, безъ всякой нужды, съ такими бездѣльниками, какъ онъ. - "Какъ? Что это значитъ? Вы всегда пр³ятельски обходились съ нимъ?" - Мнѣ была нужда до него, a теперь, покамѣстъ до времени, знакомство мое кончилось, и я не велѣлъ пускать его къ себѣ. Послушай, любезный Петръ Ѳедоровичъ: y тебя жена и дѣти; ты мнѣ жалокъ, и я хочу спасти тебя. Теперь дѣло кончено. Совсѣмъ раззорить и пустить тебя по м³ру съ семействомъ, было-бы безсовѣстно; я могъ выиграть все, что ты имѣешь, но удовольствовался 50 тысячами, a остальныя 20 т. отдалъ мошенникамъ, которые помогали мнѣ. Полно, опомнись, перестань! Ты никакого понят³я объ игръ не имѣешь. Да и какъ можно до такой степени быть легковѣрнымъ и неосторожнымъ? Съ какой стати могъ ты повѣрить моей н?жной дружбѣ и привязанности къ себѣ? Агенты мои, т. е. разбойники, подобные тѣмъ, съ которыми ты вчера обѣдалъ, сообщили мнѣ всѣ твои обстоятельства. Я зналъ, какъ мастерски обманулъ тебя этотъ отъявленный плутъ Фрипоненковъ; мнѣ извѣстно было, сколько именно осталось y тебя денегъ, и планъ обыграть тебя уже давно былъ мною составленъ. Я старался войдти въ твою дружбу, снискать постепенно твою довѣренность и завлечь къ себѣ въ домъ. Ты видишь, какъ все это удачно совершилось - но теперь довольно. Я не люблю мучить и рвать по немногу, какъ дѣлаютъ это друг³е. Ежели рѣзать, такъ и прирѣзать, a не пилить по кусочкамъ. Вчера планъ мой исполнился, и я уже болѣе вѣкъ, ни съ тобою, ни противъ тебя не играю. Удивляюсь, въ какомъ ты былъ ослѣплен³и, и до какой степени ты никакого понят³я не имѣешь объ игрѣ! Какъ можно было не замѣтить, что съ тобою дѣлали? Этотъ скотина, Шурке, такъ неискусно передергивалъ, что бѣсилъ меня. Я только одинъ мастерски игралъ роль пьянаго и отчаяннаго отъ проигрыша. Ну, любезный Петръ Ѳедоровичъ! я сказалъ тебѣ все, и ежели ты не послушаешь моего совѣта, то, право, я не виноватъ. Прощай!- Удушьевъ пожалъ ему руку и пошелъ далѣе.
   Долго не могъ опомниться Аглаевъ послѣ этаго разговора. Онъ не зналъ - чему приписать такую откровенность Удушьева: безстыдству и наглости, или необыкновенной добродѣтели? "Но," думалъ Агласвъ, "онъ могъ-бы воспользоваться глупостью и легковѣр³емъ моимъ, могъ-бы вы-играть y меня все до копѣйки, и вмѣсто того оставилъ мнѣ еще кусокъ хлѣба, и такъ дружески предупреждаетъ меня! Это чудесный человѣкъ!" Аглаевъ хотѣлъ было послѣдовать совѣту Удушьева, рѣшительно болѣе не играть, уѣхать съ остальными деньгами въ деревню, жить тамъ умѣренно и спокойно въ кругу своего семейства. Вся возможность предстояла къ тому: долги его были уплачены, и оставалось y него еще болѣе 20 т. чистыхъ денегъ. Слабость характера помѣшала ему свершить это благоразумное намѣрен³е. "Какъ и чѣмъ жить съ женою и съ дѣтьми, при такомъ небольшомъ состоян³и?" думалъ Аглаевъ. Притомъ-же, въ продолжен³е послѣдняго времени, привыкъ онъ къ роскоши, хорошему обѣденному столу и Шампанскому, до котораго и прежде былъ большой охотникъ. "Что за жизнь въ нищетѣ и недостаткѣ? Такъ и быть! Попробую еще счаст³я, порискую остальными деньгами!" думалъ Аглаевъ; - "ежели проиграюсь - полно! Уѣду тотчасъ въ деревню; долговъ, слава Богу, нѣтъ; займусь литтературою, хозяйствомъ, воспитан³емъ дѣтей; тогда, такъ и быть, ужь по неволѣ буду во всемъ отказывать себѣ, и жить кое-какъ. Но надобно еще испытать. Moжетъ быть, счаст³е мнѣ послужитъ? Однакожъ въ банкъ, ни съ Змѣйкинымъ, ни съ Шуркѣ, ни съ Вампировымъ, болѣе не играю! Вообще въ азартныя игры, послѣ того, какъ меня безсовѣстно и нагло обокрали, пускаться не стану. Буду играть въ коммерческ³я игры; но по большой, даже и въ вистъ, не зная своихъ партенёровъ, не сяду. Въ пикетъ, a пуще всего въ дурачки, если-бы нашелся охотникъ, пожалуй, и по большой!" - Аглаевъ почиталъ себя совершеннымъ мастеромъ въ эту игру, и увѣренъ былъ, что никто лучше его не играетъ. Между тѣмъ рѣшился онъ, чтобъ не быть смѣшнымъ, не обнаруживать, что его обыграли навѣрное, обходиться съ ограбившими его разбойниками по прежнему, показывать, что онъ ничего не знаетъ; но только въ банкъ съ ними не садиться, въ надеждѣ, что они сами попадутся ему въ коммерческ³я игры. Слѣдуя велемудрому предпр³ят³ю своему, въ тотъ-же день явился Аглаевъ въ Клубѣ, съ намѣрен³емъ - просить великодушнаго Удушьева не объявлять, что онъ ему все открылъ, не посрамлять его, не дѣлать смѣшнымъ, и не мѣшать ему поправить дѣла свои въ коммерческ³я игры. Но напрасно хотѣлъ онъ утруждать его такою просьбою. Удушьевъ въ тотъ-же день, уѣхалъ въ свою подмосковную, пр³обрѣтенную имъ отъ одного, подобнаго Аглаеву, друга. Онъ большею част³ю жилъ въ этой подмосковной, и пр³ѣзжалъ въ Москву не иначе, какъ по увѣдомлен³ямъ агентовъ своихъ, что есть ему надъ кѣмъ потрудиться и позабавиться.
   Въ Клубѣ Аглаевъ встрѣтилъ опять благодѣтелей своихъ, Змѣйкина и Вампирова; но показалъ видъ, что ему подвиги ихъ нисколько неизвѣстны. Они предлагали ему парт³ю въ вистъ. "Нѣтъ" - отвѣчалъ онъ - "и въ банкъ, и въ вистъ сталъ я играть очень несчастливо, a ежели-бы нашелся охотникъ въ пикетъ, въ большой или въ дурачки, то я готовъ." - Какъ? Ты мастеръ въ дурачки?- сказалъ Змѣйкинъ.- Досадно, что нѣтъ здѣсь Карла Адамовича Шурке; онъ страстный охотникъ до этой игры! Но пр³ѣзжай завтра ко мнѣ обѣдать; я приглашу его, и мы посмотримъ, какъ вы сразитесь. - "Хорошо, пр³ѣду," отвѣчалъ Аглаевъ. "А между тѣмъ не найдешь-ли ты мнѣ здѣсь парт³и въ пикетъ?" - Какъ не найдти! Вотъ Евграфъ Платоновичъ Л³онск³й. Только онъ играетъ не иначе, какъ въ большую.- "Такого-то мнѣ и надобно."- Парт³я составилась. Аглаевъ предложилъ столь дорогую игру, что Л³онск³й не рѣшился играть одинъ онъ нашелъ охотниковъ держать ему. Всѣмъ извѣстно было, что Л³онск³й мастеръ. Тотчасъ разнесся слухъ о необыкновенно большой игрѣ въ пикетъ; около стола нашихъ игроковъ сдѣлался кружокъ. Оба они играли очень хорошо, но счаст³е ни тому, ни другому рѣшительно не благопр³ятствовало, и игра окончилась почти ничѣмъ.
   На другой день открылось сражен³е Аглаева съ Шурке, въ дурачки, въ домъ Змѣйкина. Герой нашъ сѣлъ играть съ твердою увѣренност³ю на выигрышъ; онъ славился необыкновеннымъ искусствомъ въ кругу своемъ, и не находилъ еще себѣ сопротивника. Каждая игра назначена была по тысячѣ рублей, потому что Шурке въ маленькую играть никакъ не соглашался. Потомъ пошли пароли и сетелевы. Аглаевъ нѣсколько разъ выигрывалъ и проигрывалъ; но онъ, по обыкновен³ю своему, вышелъ изъ-за стола пьяный; потомъ, въ продолжен³е игры, пилъ еще Шампанское и пуншъ, и не замѣтилъ, что стоявш³й подлѣ него Вампировъ дѣлалъ условленные знаки: то поправлялъ галстукъ, или волосы свои, то вынималъ табакерку, и, открывая ее, какъ будто нечаянно, билъ по ней нѣсколько разъ пальцами, то брался за щетку, или за мѣлъ. Дурачки кончились тѣмъ, что Аглаевъ остался въ полныхъ, круглыхъ и полновѣстныхъ дуракахъ, проигралъ безъ малаго десять тысячь, спросилъ новыхъ картъ, и, машинально, на счаст³е, перешелъ въ другое мѣсто, такъ, что Вампирову нѣгдѣ было помѣститься подлѣ него. Аглаевъ предложилъ играть на квитъ, но Змѣйкинъ сдѣлалъ знакъ Шурке, и тотъ рѣшительно пересталъ.
   "Нѣтъ" - сказалъ Шурке - "эта игра слишкомъ утомительна. Надобно безпрерывное вниман³е и память; я готовъ, ежели вамъ угодно, на реванжъ, въ банкъ." - И конечно, конечно, лучше въ банкъ - сказалъ Змѣйкинъ.- И мы будемъ играть, a теперь сидимъ и смотримъ мы на васъ, какъ болваны ! Дѣлай-ка намъ банкъ, Карлъ Адамовичъ!
   Шурке, по обыкновен³ю, вынулъ кипу ассигнац³й и множество золота. Змѣйкинъ и Вампировъ начали понтировать. Одинъ изъ нихъ представлялъ ролю Удушьева: также проигрывалъ, рвалъ карты и кидалъ ихъ, съ досады, подъ столъ; другой также отыскалъ руте, и приглашалъ Аглаева воспользоваться его открыт³емъ. Но всѣ усил³я ихъ остались безполезными. Бывъ предупрежденъ Удушьевымъ, Аглаевъ видѣлъ теперь всѣ фарсы, и никакъ не могли вовлечь его въ банкъ. Но онъ условился съ Шурке съѣхаться, на другой день, опять къ Змѣйкину, и снова играть въ дурачки.
   "Нѣтъ! теперь не было никакого плутовства," думалъ Аглаевъ, "а просто злое несчаст³е преслѣдовало меня. Попробую, что будетъ завтра. Неужели, фортуна! ты никогда не улыбнешься мнѣ?" Даль-нѣйшее размышлен³е привело его къ тому, что надобно рѣшиться самому схватить фортуну, какъ говорятъ игроки, за тупей, т. е. самому играть навѣрное. Онъ слышалъ, нѣсколько лѣтъ тому назадъ, что одинъ, подобный ему, ограбленный до послѣдней копѣйки, отважился поддѣть извѣстныхъ и опытныхъ игроковъ на самую простую штуку: стеръ съ шестерки одно боковое очко, поставилъ темную, съ тѣмъ, что еже-ли выиграетъ четверка, показать карту съ того бока, гдѣ стерто; a ежели шестерка, то перевернувъ проворно карту, показать ее, зажавъ пальцемъ стертое очко. Такой дерзости никто не могъ ожидать; бѣднякъ воспользовался хитростью, и выигралъ около ста тысячь. Аглаевъ рѣшился пуститься на эту-же простую штуку; приготовилъ такую карту, и положилъ ее, на всяк³й случай, въ карманъ. Ему пришли было въ голову извѣстные стихи, которые прежде часто повторялъ онъ, и говорилъ даже, что это его девизъ:
  
   S'il faut opter, si dans ce tourbillon
   Il faut choisir d'être dûpe on fripon:
   Mon choix est fait, je bênis mon portage -
   Ciel, rends-moi dûpe, mais rends moi juite et sage.
  
   (Ежели въ вихрѣ свѣта должно избирать: чѣмъ быть - жертвою плутовства, или плутомъ? выборъ мой сдѣланъ, и я благословляю свой удѣлъ! Провидѣн³е! пусть буду я обманутъ, но сохраню мою правоту!).
   Но Аглаевъ былъ уже слишкомъ завлеченъ. Стихи эти только мелькнули въ его памяти, и никакого дѣйств³я не имѣли.
   Сражен³е опять возобновилось дурачками, и опять Вампировъ производилъ вчерашн³е маневры. Аглаевъ не помнилъ самъ себя, отъ Шампанскаго, отъ пунша и отъ проигрыша, проклиналъ фортуну, и послѣдн³й ломбардный билетъ его, на неизвѣстнаго, перешелъ къ Шурке! Осталось y него житья-бытья рублей съ тысячу ассигнац³ями и нѣсколько полуимпер³аловъ. Онъ самъ пересталъ играть въ дурачки, и предложилъ банкъ, въ намѣрен³и поддѣть пр³ятелей на простую штуку. Весьма неискусно вынулъ онъ изъ кармана приготовленную имъ карту, такъ, что Вампировъ замѣтилъ это, и сдѣлалъ знакъ Шурке, который сначала не соглашался было играть на темныя карты, но по новому знаку сталъ метать. "Чего ты боишься бить темныя? Неужели ты думаешь, что мы играемъ навѣрное? сказалъ Вампировъ.- Нѣтъ - отвѣчалъ Шурке, закусывая губы, чтобы не смѣяться - но я не люблю бить темныхъ. A въ самомъ дѣлъ банкомётъ обязанъ сдѣлать снисхожден³е понтёру! - Послѣ того началъ онъ метать; но такое было несчаст³е Аглаеву, что всѣ четверки и шестерки ложились непремѣнно на правую сторону! Онъ снова проклиналъ судьбу свою, забывшись бросилъ въ сердцахъ приготовленную имъ карту на полъ, взялъ цѣлую колоду - но ничто ему не помогло: онъ проигралъ послѣднее, все что y него было. Не смотря на это, онъ еще продолжалъ игру, и - тысячь сорокъ было на немъ записано.... Змѣйкинъ сдѣлалъ тогда знакъ, и Шурке забастовалъ. "Пожалуйте деньги!" сказалъ онъ Аглаеву.- У меня ничего нѣтъ!- отвѣчалъ Аглаевъ, съ воплемъ бѣшенства и отчаян³я. - Вы меня совершенно ограбили - я васъ знаю! Удушьевъ открылъ мнѣ ваше плутовство - "Какъ? У тебя нѣтъ денегъ? За чѣмъ-же ты игралъ? И въ оправдан³е свое осмѣливаешься обвинять насъ, и ссылаться на такого-же мошенника, какъ ты самъ?" вскричалъ Шурке, и тотчасъ за этими словами далъ онъ жестокую оплеуху Аглаеву. "Какъ? Ты самъ, бывши бездѣльникомъ, думая обыграть насъ навѣрное" - закричалъ Вампировъ, поднявъ съ полу и показывая шестерку съ стертымъ очкомъ - "осмѣливаешься еще на насъ-же клеветать? - И отъ него оплеуха по другой щекъ послѣдовала Аглаеву... Сначала, какъ можно себѣ вообразить, Аглаевъ былъ пораженъ, или, лучше сказать, оглушенъ такими разительными доказательствами Шурке и Вампирова. Но безстыдная наглость бездѣльниковъ, которые, ограбивъ его, еще начали бить, привела Аглаева вдругъ въ такое неистовство, что онъ не вспомнилъ самъ себя, бросился на Шурке, человѣка щедушнаго и худощаваго, сбилъ его съ ногъ и схватилъ за горло. Но Вампировъ явился на помощь, взялъ Аглаева за воротъ, стащилъ съ Шурке, и далъ этому мерзавцу поправиться. Вдвоемъ повалили они Аглаева, и, не теряя присутств³я духа и времени въ дракъ, Вампировъ держалъ его, a Шурке вынималъ y него изъ кармановъ все, что тамъ было. Но - не велика была пожива: всѣ деньги поступили уже къ нимъ; оставались только старинные часы покойнаго отца Аглаева и золотая его табакерка. Все это вмѣстѣ не стоило болѣе 500 рублей, однакожъ и этимъ рѣшились воспользоваться. Между тѣмъ Змѣйкинъ, опасаясь, чтобы не случилось смертоуб³йства y него въ домѣ, вступилъ въ посредничество. "Полно, полно, господа! Какъ вамъ не стыдно! Я отвѣчаю вамъ за Петра Ѳедоровича; онъ человѣкъ благородный, и ежели проигралъ, то заплатитъ: y него есть имѣн³е; я вамъ за него отвѣчаю!" - Какъ пустить такого мошенника? Вздумалъ было обыграть насъ навѣрное!- сказалъ Вампировъ.- "Что-жъ тебѣ еще надобно, ежели я ручаюсь за него?" - Да что много толковать!- вскричалъ Шурке. Ежели ты отвѣчаешь, то мы можемъ тотчасъ сойдтиться. Отдай намъ чистыя деньги, выигранныя y него; также часы и табакерку; мы раздѣлимъ съ Вампировымъ, a ты возьми на свою часть, пожалуй, хоть съ уступкою, то, что онъ проигралъ въ долгъ, да и раздѣлывайся съ нимъ, какъ хочешь! Согласенъ-ли ты на это?- "Согласенъ."- Ежели такъ, то мы его выпустимъ.- Между тѣмъ, высок³й, сильный Вампировъ держалъ за горло Аглаева; жизнь его была въ опасности, и онъ умолялъ Змѣйкина спасти его. "Вотъ, видишь ли, что я для тебя дѣлаю?" сказалъ Змѣйкинъ. "Надѣюсь, что ты не откажешься дать мнѣ вексель въ проигранныхъ тобою деньгахъ?" - Не откажусь, не откажусь, и сей часъ подпишу - отвѣчалъ Аглаевъ, оправясь, насилу отдыхая, и опасаясь еще новыхъ побоевъ, въ случаѣ отречен³я дать вексель. "Ежели такъ," продолжалъ Змѣйкинъ, "то не надобно откладывать того до завтра, что можно сдѣлать сегодня. Это говорилъ какой-то умный человѣкъ. Вексельная бумага y меня есть, и мы сей часъ окончимъ все дѣло. A вы, господа, полно между собою ссориться; выпьемъ Шампанскаго на мировую. Мальчикъ! подай намъ цѣльную бутылку." Шампанское было принесено; вексель тотчасъ поспѣлъ; Аглаевъ подписалъ безъ сопротивлен³я, и Змѣйкинъ послалъ привезти Маклера, съ книгою.
   "А что, господа" - сказалъ Змѣйкинъ, сохраняя еще нѣкоторую пр³язнь къ старому панс³онскому товарищу - "мы свое дѣло сдѣлали: обыграли Петра Ѳедоровича. Теперь все рѣшено, и y него ничего не осталось. Не льзя-же такъ его покинуть; возьмемъ его въ часть къ себѣ, и вы увидите, что онъ намъ пригодится." - Пожалуй!- отвѣчалъ Шурке. - Онъ, въ самомъ дѣлѣ, можетъ быть намъ полезенъ. Еще никто не знаетъ, что y него ничего уже нѣтъ, и онъ можетъ служить намъ приманкою. Притомъ-же y него такое благообразное лицо, такое простосердеч³е - и ни кому въ голову не придетъ, что онъ съ нами за одно!- И я согласенъ," прибавилъ Вампировъ, "только надобно его поучить", какъ быть попроворнѣе и поискуснѣе вынимать изъ кармана поддѣланныя карты. Давича, онъ такъ неловко вытащилъ свою шестерку и четверку, что я насилу могъ удержаться отъ смѣха!" Всѣ вспомнили этотъ случай, и захохотали. Вампировъ передражнивалъ Аглаева, долго смѣялись, пили Шампанское, и послѣ отъѣзда маклера съ книгою, въ которой Аглаевъ расписался, еще нѣсколько времени просидѣли. Тутъ открыты были новому товарищу нѣкоторыя тайны искусства; дружески разсуждали о предстоящихъ ему подвигахъ, и сулили ему золотыя горы. Шурке разсказалъ, что онъ самъ былъ почти въ такомъ-же положен³и, a теперь очень поправился, и доволенъ. Слѣдовательно, и Аглаеву того-же можно надѣяться. Кончилось тѣмъ, что Аглаевъ, при слабомъ своемъ характеръ, съ помощ³ю Шампанскаго и пунша, развеселился, забылъ всѣ правила нравственности, забылъ, что безчест³е его распространится на все невинное его семейство, и охотно вступилъ въ сослов³е разбойниковъ! По возвращен³и домой, нашелъ онъ всѣхъ въ смятен³и. Дядюшку его, Аристофанова, привезли безъ чувствъ и безъ языка, съ большаго бала. Послѣ продолжительнаго вальса въ котильонѣ, утомясь и распотѣвши, онъ напился холоднаго, и съ нимъ тутъ-же сдѣлался ударъ. Въ такомъ положен³и старикъ былъ доставленъ домой. Аглаевъ поспѣшилъ къ нему въ комнату, но не было уже никакой надежды спасти жизнь дяди. Черезъ нѣсколько минутъ, Аристофановъ окончилъ свое достославное поприще.
   Аглаеву извѣстно было, что y покойнаго больше долговъ, чѣмъ имѣн³я. Онъ поспѣшилъ дать знать Полиц³и, чтобы запечатали все оставшееся послѣ его дяди. Нашлось нѣсколько сотенъ рублей, которые были истрачены на похороны. Совершивъ послѣдн³й долгъ, и не имѣя ни угла, гдѣ жить, и ни копѣйки денегъ, не только, чтобы возвратиться домой въ деревню, но даже, чтобы какъ нибудь прокормиться, Аглаевъ рѣшился откровенно сказать Змѣйкину о бѣдственномъ своемъ положен³и. Великодушный другъ его тотчасъ далъ ему тысячу рублей, на вексель, для уплаты мѣлочныхъ долговъ, и отвелъ ему, для житья, въ домѣ своемъ особую комнату.
   Такимъ образомъ, несчастный Аглаевъ поступилъ совершенно подъ покровительство Змѣйкина, и тотъ началъ съ нѣкоторою пользою употреблять его таланты. Змѣйкинъ увѣрялъ, что Аглаевъ большой богачъ, что ему досталось наслѣдство, и что около его можно потрудиться. Подъ этимъ предлогомъ завлекалъ онъ многихъ къ себѣ, и начисто обыгрывалъ. Подсылали также Аглаева развѣдывать, кто изъ знакомыхъ его получаетъ, подъ залогъ, или за проданное имѣн³е, деньги, поручали ему дружиться съ такими людьми и звать ихъ къ себѣ. Въ такихъ случаяхъ, Аглаевъ представлялъ роль хозяина, a Змѣйкинъ гостя его, и на эту штуку удалось имъ обыграть многихъ. Нечувствительно привыкъ Аглаевъ къ такому честному ремеслу. При томъ-же, онъ ѣлъ вкусно, и всяк³й день къ вечеру былъ пьянъ. Ему нѣкогда было одуматься и вспомнить о несчастномъ своемъ семействѣ. Наконецъ сдѣлала эта шайка какое-то, уже слишкомъ гласное плутовство, и всѣхъ друзей - Змѣйкина, Шурке, Вампирова и Аглаева, выслали изъ Москвы, взявъ съ нихъ подписки - никогда не возвращаться.
   Все пребыван³е Аглаева въ Москвѣ продолжалось не болѣе полугода, и въ течен³и такого краткаго времени успѣлъ онъ надѣлать столько хорошихъ и похвальныхъ дѣлъ! Послѣдн³я чувства нравственности въ немъ истребились. Онъ сдѣлался совсѣмъ уже образованнымъ мошенникомъ и пьяницею. Сначала писалъ онъ всякую почту къ женъ своей, и обѣщалъ ей скоро возвратиться. Но, постепенно, часъ отъ часу сталъ писать рѣже, и послѣдн³я три, или четыре письма ея оставилъ вовсе безъ отвѣта. Между тѣмъ несчастная жена его плакала, худѣла, и здоровье ея совершенно растроивалось. Послѣ высылки изъ Москвы, Аглаевъ, по необходимости, долженъ былъ возвратиться домой. Онъ выѣхалъ вмѣстѣ съ Змѣйкинымъ, который расположился поселиться въ деревнѣ, по сосѣдству съ Аглаевымъ. Этотъ покровитель Аглаева сдѣлалъ планъ, по которому положено было подвизаться въ искусствѣ ихъ на ярмаркахъ и въ губернскихъ городахъ. Аглаевъ, по векселю своему, былъ въ полной зависимости y Змѣйкина, и согласился вездѣ ему сопутствовать.
   Возвращен³е Аглаева домой было прискорбно и ужасно. Жена его, отъ слезъ и отъ горя, потеряла всю прежнюю красоту свою. Блѣдная, худая, желтая, слабая встрѣтила она его на крыльцѣ, и отъ разстройства нервъ упала въ обморокъ. Дѣти не узнали своего отца, и, когда онъ хотѣлъ приласкать и поцѣловать ихъ, они заревѣли и прижались къ нянямъ. Старая Холмская не дѣлала никакихъ упрековъ, но лицо ея показывало явное негодован³е и презрѣн³е къ Аглаеву. Въ домѣ нашелъ онъ совершенный безпорядокъ и большую часть строен³й въ упадкѣ. Все это совокупно навело на него такое унын³е и такую тоску, что онъ кое-какъ пробылъ дома однѣ сутки и ускакалъ къ Змѣйкину.
   Тамъ ожидало его совсѣмъ противное - вкусный и роскошный столъ, веселое общество (Шурке и Вампировъ вскорѣ туда пр³ѣхали), шутки, разнаго рода распутныя увеселен³я, и все, что только развращен³е и безнравственность представляютъ привлекательнаго. Аглаевъ проводилъ большую часть времени y Змѣйкина; домой ѣздилъ изрѣдка; бранился на жену, которую всегда заставалъ въ слезахъ, и съ мрачнымъ лицомъ возвращался опять къ Змѣйкину. Это бывало поводомъ къ остроумнымъ шуткамъ и насмѣшкамъ друзей. Они успѣли уже совершить нѣсколько удачныхъ путешеств³й, на ярмарки, въ близь лежащ³е города, работали тамъ со славою и успѣхомъ, пили, ѣли, веселились, и не видали, какъ летѣло время.
   Въ такомъ положен³и былъ Аглаева, когда Св³яжская и Софья пр³ѣхали въ Пр³ютово. Въ этотъ день было рожден³е Змѣйкина. Посланный, съ запискою о пр³ѣздѣ ихъ, нашелъ Аглаева въ пьяномъ видѣ. Онъ только что передъ тѣмъ окончилъ разсказъ о наставлен³яхъ, которыя дѣлала ему Софья, при первомъ отъѣздѣ его въ Москву, и передражнивалъ обѣихъ старухъ, Св³яжскую и тещу свою Холмскую, какъ они ходятъ, говорятъ и изъясняются въ дружбѣ. Всѣ помирали со смѣху, и Аглаевъ еще болѣе отличался послѣ такого одобрен³я, лгалъ, выдумывалъ то, чего никогда не бывало. Въ это время подали ему записку отъ жены.
   "Вотъ, что называется, сонъ въ руку!" сказалъ онъ. "Вообразите: сама Минерва и фрейлина Екатерины первой, тетушка Св³яжская, и Профессоръ премудрости Софья, воспитанница ея, пр³ѣхали къ намъ!- Хорошъ я буду, когда покажусь имъ въ теперешнемъ моемъ видѣ!" прибавилъ онъ, допивая свой стаканъ пуншу!- Нѣтъ! мы тебя не пустимъ; тебѣ надобно протрезвиться; не прежде, какъ послѣ ужина, ночью, поѣзжай домой. Ты найдешь всѣхъ спящими, a къ утру успѣешь совсѣмъ поправиться - сказалъ Змѣйкинъ.- Тогда начинай свою ролю раскаявающагося грѣшника, Да, смотри: вели вычистить свой фракъ и расчеши волосы. Ты такой сталъ неряха, что ни на что не похоже! Смотри-же: не ударь лицомъ въ грязь, разжалобь старуху и вымани y нея побольше денегъ! Пора, братъ, и давно пора расплатиться тебѣ со мною по твоему векселю!
   Однакожъ, весь вечеръ Аглаевъ продолжалъ пить. Въ самое короткое время, онъ до такой степени перемѣнился и унизился, что не стыдился уже, особенно въ пьяномъ видѣ, представлять роль шута и забавника въ домѣ Змѣйкина. Онъ пѣлъ и плясалъ съ крестьянскими бабами, которыя были въ тотъ вечеръ собраны y добраго своего помѣщика. Къ довершен³ю всего, Аглаевъ, уже мертвецки пьяный, вздумалъ позабавить все почтенное общество, и сдѣлать имъ сюрпризъ, нарядившись въ крестьянское платье. Его дурачили, смѣялись надъ нимъ, подносили ему безпрестанно пуншъ. Вечеръ кончился тѣмъ, что онъ упалъ безъ чувствъ на полъ, и его отнесли въ постелю....
  

ГЛАВА V.

  

Да, будетъ съ неба миръ тебѣ,

Раскаян³я плодъ!

Желаньямъ частымъ и мольбѣ

Богъ щедро подаетъ.

Неизвѣстный.

  
   Но возвратимся опять въ Пр³ютово. Бѣдная Катерина почти всю ночь проплакала, и посылала нѣсколько разъ справляться: не пр³ѣхалъ-ли ея мужъ? Софья также рано проснулась, и съ горест³ю услышала, что Аглаевъ еще не пр³ѣзжалъ. Горничная дѣвушка, одѣвая ее, успѣла сообщить, что посланный къ нему возвратился, и разсказывалъ, что засталъ барина пьянымъ; что онъ всю ночь проплясалъ съ бабами, и наконецъ упалъ безъ чувствъ на полъ.... "бѣдная, бѣдная Катинька!" думала Софья - "нѣтъ никакой надежды помочь тебѣ! Ты погибла безвозвратно, и одна смерть только можетъ прекратить страдальческую жизнь твою!""
   Св³яжская долго проговорила съ другомъ своимъ, Холмскою, о бѣдственномъ положен³и Катерины. Она узнала, что Аглаевъ, кромѣ того, что никогда почти не бываетъ дома, но и во время кратковременныхъ возвращен³й своихъ пр³ѣзжаетъ не на радость, a на новое горе Катерины; что онъ обходится съ нею весьма дурно, безпрестанно придирается, говоритъ грубости, и увозитъ послѣдн³я деньги, которыя она, кое-какъ, собираетъ, для содержан³я себя и дѣтей.
   Въ мрачномъ расположен³и, и съ печальными лицами, собрались всѣ пить чай. Однакожъ каждая изъ присутствовавшихъ по возможности, старалась притвориться и казаться спокойною, чтобы не увеличить горести бѣдной Катерины. Съ распухшими отъ слезъ глазами, безмолвная, она сидѣла уже, съ дѣтьми, въ гостиной.
   Софья сдѣлала еще новое, весьма непр³ятное открыт³е, что впрочемъ было неизбѣжнымъ слѣдств³емъ разстройства семейной жизни Аглаевыхъ. Она замѣтила, что дѣти были чрезвычайно избалованы; въ особенности-же крестница ея, Соничка, была самая своевольная, капризная дѣвчонка; при малѣйшемъ противорѣч³и кричала, ревѣла во все горло, топала ногами и приходила въ какое-то изступлен³е. Мать, по слабости своего здоровья, и чтобы поскорѣе только унять дочь свою, дѣлала все, что ей хотелось. Въ продолжен³е утра Софья видѣла неоднократные опыты своевольства крестницы своей, и слабости ея матери. Замѣтивъ все это, она рѣшилась, во время пребыван³я y сестры, заняться особенно исправлен³емъ крестницы.
   Несчастный Аглаевъ проснулся на другой день утромъ, съ сильною головною болью. Хотя онъ пилъ разсолъ и квасъ, но ничто ему не помогало; всю внутренность жгло y него отъ пунша и ерофеича. Шампанскаго, и другихъ хорошихъ винъ, уже давно не давалъ ему хозяинъ его.
   По обыкновенному примѣру пьяницъ, Аглаевъ просилъ убѣдительнѣйше, чтобы ему дали, на похмѣлье, чаю съ ромомъ. "Вотъ еще - давать тебѣ рому!" сказалъ Вампировъ. "Стоишь-ли ты того? Всякая дрянь лѣзетъ нынѣ въ порядочные люди, всякому давай лучшаго и дорогаго; можешь и съ простою водкою напиться, да и то - ежели дадутъ!"-"Правда, правда!" - подтвердилъ Шурке. - "Однакожъ, такъ и быть, ежели пропляшешь по вчерашнему, то я выпрошу тебѣ рому." - До пляски-ли мнѣ теперь! Такъ болитъ голова, что мочи нѣтъ! Но, полно шутить; пожалуста, велите дать мнѣ рому! - "Вотъ еще! Сталъ умничать! Говорятъ тебѣ попляши, a то и ничего не дадутъ." - Что за вздоръ! Эй, человѣкъ! подай мнѣ рому! - "Не подавай!" сказалъ Вампировъ.- Да что, братецъ, за глупыя шутки? - "Нѣтъ никакихъ шутокъ, a просто ничего не дадутъ, пока не будешь плясать."- Чортъ васъ возьми! Вѣдь въ самомъ дѣлъ не дадите ничего, a моей мочи нѣтъ! - "Точно не дадимъ; графинъ съ ромомъ сей часъ сюда принесутъ, но ты будешь смотрѣть, a не пить, пока не пропляшешь." Страсть къ пьянству до такой степени усилилась въ Аглаевѣ, что онъ готовъ былъ на все. - Нѣчего дѣлать!- сказалъ онъ - отъ васъ видно не отдѣлаешься!- послѣ того пустился въ присядку, по вчерашнему. Шурке и Вампировъ снова помирали со смѣху. Въ это время вошелъ Змѣйкинъ. "Что это? Ужь ты, пьяница, успѣлъ нарѣзаться съ позаранку?" сказалъ онъ.- Какое: нарѣзаться! Моей мочи нѣтъ - надобно опохмѣлиться, a вотъ эти злодѣи не хотѣли дать мнѣ рому, пока я не буду плясать. - "Да, братецъ, теперь ему можно дать," отвѣчалъ Шурке - "онъ выплясалъ, и мы ему обѣщали," - Полно, что вы господа! Онъ опять напьется пьянъ, a ему надобно сей часъ ѣхать, представлять комед³ю. Одѣвайся, братецъ - продолжалъ Змѣйкинъ, обращаясь къ Аглаеву. - Дрожки тебѣ готовы. Да смотри-же, поправься, разжалобь старуху, выхлопочи денегъ, для заплаты мнѣ по векселю, a не то, смотри, худо будетъ: я тебя, и съ плаксою, женою твоею, выгоню изъ деревни! И то, кажется, довольно долго жду я. Ты самъ знаешь, что срокъ прошелъ.
   Вексель, по счетамъ Змѣйкнна перешелъ къ Вампирову, и онъ уже давно представилъ его ко взыскан³ю. По личному уважен³ю Исправника къ Катеринъ и по жалости къ несчастному ея семейству, Пр³ютово тайно отъ нея было описано, и скоро наступалъ уже послѣдн³й срокъ, къ продажѣ съ аукц³она. Но она ничего не знала....
   "Воля твоя," отвѣчалъ Аглаевъ, "а моей мочи нѣтъ: дай опохмѣлиться, хоть чашки двѣ выпить съ ромомъ!- Не дамъ, говорятъ тебѣ, не дамъ; ты опять напьешься, a тебѣ давно пора ѣхать!- "Да, полно, братецъ, шутить, и такъ чай простылъ!" - Какая шутка! Я тебѣ серьезно говорю: не дамъ! - "Чортъ васъ всѣхъ возьми! сказалъ съ сердцемъ Аглаевъ, и вышелъ вонъ. Насилу, почти на колѣняхъ, выпросилъ онъ y буфетчика стаканъ ерофеичу, и потомъ возвратился одѣваться.
   "Ахъ! пьяница! Ужъ успѣлъ нарѣзаться!" вскричалъ, съ досадою, Змѣйкинъ. Кто тебѣ поднесъ? Отъ тебя такъ и несетъ простымъ виномъ!" - Выпилъ, таки выпилъ!- отвѣчалъ Аглаевъ.- Я говорилъ тебѣ, что моей мочи нѣтъ, и что мнѣ надобно опохмѣлиться. - "Принесите этому скотинѣ крупы" - продолжалъ Змѣйкинъ - "чтобы онъ заѣлъ запахъ отъ вина. Экая пьяница! съ глазъ спустить нельзя! Да одѣвайся, по крайней мѣрѣ, поскорѣе - провались ты отсюда!"
   Аглаевъ началъ одѣваться. Плать еего, и безъ того изношенное, было замарано, не вычищено, борода не брита, волосы всѣ въ пуху, бѣлой галстукъ его былъ запачканъ и жилетъ во многихъ мѣстахъ изодранъ.... "Какъ отпустить его такою чучелою?" - сказалъ Змѣйкинъ.- "Нѣчего дѣлать! Принесите ему старый мой фракъ и бѣлое бѣлье! Садись, пьяница, садись уродъ! Надобно тебя выбрить и расчесать волосы!" Каммердинеръ Змѣйкина все это сдѣлалъ. Хотя принесенное платье не совсѣмъ было впору, но, по крайней мѣрѣ, Аглаевъ походилъ въ немъ на человѣка. "Посмотри-ка: да онъ препорядочный сдѣлался молодецъ!" сказалъ Шурке. - И въ самомъ дѣлѣ! - прибавилъ Змѣйкинъ - парень хоть куда! Ну, обернись, пройди по комнатѣ! Какъ-же ты будешь кланяться? Что будешь ты говоришь?
   У Аглаева отъ ерофеича опять кружилась голова; онъ забавлялъ почтенныхъ собесѣдниковъ своихъ, представляя въ лицахъ, какъ будетъ подходить къ ручкѣ дамъ, принимая на себя смиренный видъ. Часа два продолжалась вся эта комед³я. Наконецъ Змѣйкинъ вынулъ часы. "Посмотрите, какъ мы заболтались съ этимъ дуракомъ - скоро 11 часовъ! Ну, пошелъ, пошелъ, пора тебѣ ѣхать!- Ахъ, да! Постой-ка, постой, молодецъ - вѣдь чего добраго! Ты, пожалуй, готовъ дорогою заѣхать въ кабакъ. Надобно освидѣтельствовать, нѣтъ-ли y тебя денегъ?" говорилъ Змѣйкинъ, осматривая его карманы.- Как³я деньги! Ужь я, по милости вашей, давно въ глаза ихъ не видалъ - возразилъ, съ неудовольств³емъ, Аглаевъ, выходя изъ комнаты.-"Да на что тебѣ дураку деньги? И безъ нихъ ты всяк³й день сытъ и пьянъ!" - Постой, постой - закричалъ Вампировъ въ окно, въ то время, когда Аглаевъ садился на дрожки - вернись назадъ - я дамъ тебѣ стаканъ рому! - Аглаевъ слѣзъ съ дрожекъ. "Попробуй-ка вернуться, ежели хочешь быть битымъ!" закричалъ Змѣйкинъ. - Однакожъ Аглаевъ вошелъ опять въ комнату; но Змѣйкинъ вытолкнулъ его въ шею, велѣлъ посадить его насильно на дрожки и кучеру тотчасъ ѣхать.
   Увы! точно справедливо: ce n'est, que le premier pas, qui coùte (только первый шагъ труденъ)! Какъ скоро и какъ ужасно усовершенствовался Аглаевъ на поприщѣ разврата! человѣкъ хорошаго рода, дворянинъ, мужъ прелестной женщины, отецъ семейства, не глупый и довольно образованный, имѣя вѣрный кусокъ хлѣба, какъ быстро прошелъ онъ всѣ степени порока! Все промоталъ, повергнулъ свое семейство въ самое бѣдственное положен³е, и къ довершен³ю всего сдѣлался пьяницею, поступилъ въ зван³е шута - къ разбойникамъ, которые его ограбили!
   Всяк³й близокъ къ паден³ю, кто не имѣетъ душевной силы, съ первымъ движен³емъ возникающей страсти, преодолѣть себя при самомъ началъ.
   Аглаевъ образумился дорогою. Дѣйств³е ерофеича по немногу прошло, и ужасное, во всѣхъ отношен³яхъ, положен³е его представилось ему въ настоящемъ видѣ! Слезы невольно потекли изъ глазъ его; онъ не зналъ, какъ показаться домой, что ему дѣлать и чемъ оправдаться въ медленности своей, когда уже безъ малаго сутки зналъ онъ о пр³ѣздѣ своей благодѣтельницы? хотѣлъ было онъ во всемъ признаться, и рѣшительно перемѣнить образъ жизни; но думалъ, что нельзя ему не только надѣяться, но и желать даже, чтобы заплатили за него около сорока тысячь рублей, должныхъ имъ Змѣйкину. Разсуждая далѣе, онъ принялъ рѣшительное намѣрен³е отдать деревню за долгъ свой, поручить жену и дѣтей великодуш³ю родныхъ ея, a самому вступить въ службу, хотя въ должность y частныхъ людей, отказывать себѣ во всемъ, и совершенно исправиться въ своемъ поведен³и. Мысль эта воспламенила его. Въ немъ оставались еще нѣкоторыя искры добра, и въ это время онъ точно готовъ былъ на всяк³я пожертвован³я и усил³я. Но изъ всѣхъ страстей самая тяжелая къ преодолѣн³ю есть пьянство. Страсть эта непреоборимо вкоренилась въ немъ, и самыми быстрыми шагами привела его къ погибели.
   Передъ обѣдомъ пр³ѣхалъ онъ домой; засталъ жену и дѣтей, также и Софью къ гостиной; старушки, обѣ, чувствуя себя не очень здоровыми, ушли въ свою комнату полежать. Съ робост³ю и весь покраснѣвъ, подошелъ Аглаевъ къ рукѣ Софьи; потомъ поцѣловалъ онъ съ нѣжност³ю свою жену. "Что ты, мой другъ, такъ блѣдна?" сказалъ онъ ей. "Видно не очень здорова. Я самъ себя не весьма хорошо чувствую, и отъ того вчера никакъ не могъ пр³ѣхать." Софьѣ извѣстна была причина его медленности; притомъ-же и самое лицо Аглаева, багровое, развратное, и помутивш³еся глаза, изобличали его. Она не могла скрыть своего негодован³я, и съ презрѣн³емъ посмотрѣла на него. Аглаевъ догадался; желая скрыть смущен³е свое, подошелъ онъ къ дѣтямъ, поцѣловать и приласкать ихъ; но отвыкнувъ совсѣмъ отъ него, и видая его очень рѣдко, они испугались, и заревѣли во все горло. Катерина велѣла нянѣ поскорѣе вынесть ихъ изъ комнаты и отправляться гулять. Въ это время Холмская и Св³яжская вошли въ гостиную. Аглаевъ, опять весь покраснѣвъ, подошелъ къ нимъ. Холмская съ видомъ упрека, a Св³яжская съ сострадан³емъ смотрѣли на него, и онъ еще болѣе смѣшался, нечаянно увидѣвъ себя въ зеркалѣ. Фракъ Змѣйкина былъ ему узокъ и коротокъ; вообще прежняго Аглаева узнать было невозможно. Софья, не видавъ его очень давно, смотрѣла на него съ неописаннымъ отвращен³емъ - такъ пьянство его преобразило. Все лицо Аглаева было покрыто какъ будто какимъ-то багровымъ лакомъ; на лбу и на носу были y него прыщики; передн³е зубы выпали; онъ такъ постарѣлъ и подурнѣлъ, что самъ ужасался, когда глядѣлъ на себя въ зеркало.
   Передъ обѣдомъ, по обыкновен³ю, подавали водку, которой Аглаевъ прежде никогда не пилъ, и слуга прошелъ было мимо его. Онъ хотѣлъ и теперь, по крайней мѣрѣ при гостяхъ своихъ, не пить, но никакъ не могъ преодолѣть себя, воротилъ слугу, и выпилъ большую рюмку. Прежде всегда наблюдалъ онъ вѣжливость, подавалъ руку дамамъ, и велъ ихъ за столъ, но теперь не отважился подойдти къ Св³яжской, и въ то время, когда всѣ пошли въ залу садиться за столъ, онъ догналъ слугу и выпилъ еще рюмку водки. Послѣ этихъ пр³емовъ, Аглаевъ нѣсколько ободрился, и началъ было говорить, но всѣ замѣтили послѣдн³й его подвигъ, и это всѣхъ поразило. Жена его насилу удерживала слезы свои; грустно было смотрѣть на нее, и никто не имѣлъ духу отвѣчать на его слова. Разговоръ перервался, и Аглаевъ смѣшался еще болѣе. Однакожъ Сантуринское вино, котораго онъ прежде не любилъ и не могъ пить подвинулъ Аглаевъ къ себѣ и осушилъ цѣлую бутылку.
   Грустный и молчаливый обѣдъ продолжался недолго; никто почти ничего не ѣлъ, кромѣ Аглаева, который, въ замѣшательствѣ, не зная самъ что дѣлать, накладывалъ себѣ полныя тарелки. Общее молчан³е нарушалось иногда крикомъ и своевольствомъ маленькой Сонички, которая просила то того, то другаго, и не слушалась матери; только строг³й взглядъ Софьи укрощалъ ее.
   "Дурно, очень дурно!" сказала Св³яжская, войдя, вмѣстѣ съ Холмскою, въ свою комнату, послѣ обѣда. "Плохая надежда на исправлен³е его; онъ предался пьянству, и послѣ этого ничего добраго ожидать нельзя." - Злодѣй! извергъ! - отвѣчала ей Холмская, заливаясь слезами.- Можно-ли было предвидѣть такое ужасное несчаст³е для бѣдной моей Катиньки? Она недолго проживетъ, и что будетъ съ несчастными ея сиротами! - "Сиротамъ Богъ помощникъ," отвѣчала Св³яжская. "Но, другъ мой, не должно отчаяваться, a надобно дѣйствовать. Ежели мы не успѣемъ отвратить его совсѣмъ отъ пьянства, то, можетъ быть, съ помощ³ю Бож³ею, хотя нѣсколько удержимъ его отъ гласнаго посрамлен³я. Можетъ быть, отведемъ его отъ шайки гнусныхъ разбойниковъ, въ которую онъ теперь попалъ. Словомъ - надобно дѣйствовать до послѣдней крайности, и не унывать." - Нѣтъ! я не имѣю никакой надежды, и ничего хорошаго не предвижу - продолжала Холмская. - За что страдаетъ эта невинная мученица? Одна только смерть можетъ прекратить ея несчаст³я.- "Послушай, мой другъ: не надобно гнѣвить Бога своимъ роптан³емъ. Будемъ ожидать всего хорошаго отъ неизреченной Его милости. Несчаст³я, въ здѣшней жизни переносимыя безъ ропота и съ терпѣн³емъ, открываютъ намъ путь къ вѣчному блаженству. Впрочемъ, ежели говорить всю правду," прибавила Св³яжская, "то не совсѣмъ оправдываю я и Катерину. Она завлечена была страстною и слѣпою привязанност³ю своею къ ребенку, и забыла, что y нея есть друг³я обязанности. Разумѣется, такого страшнаго несчаст³я я не ожидала; но въ первый пр³ѣздъ мой, когда они жили такъ спокойно и благополучно, что сердце радовалось смотря на нихъ, я предупреждала Катерину, говорила что страсть ея къ ребенку, хотя весьма извинительная, будетъ имѣть дурныя послѣдств³я. Ежели-бы она не предалась совершенно этой привязанности, и не забывала, что мать, въ тоже время и супруга, ежели-бы она умѣла раздѣлять чувства и любовь свою уравнительно къ двумъ, равно драгоцѣннымъ для нея предметамъ, мужу и дочери, то предупредила-бы больш³я бѣдств³я. Притомъ-же, ежели-бы она была въ полной мѣрѣ разсудительна, то зная легкомысл³е, безхарактерность и вѣтренность своего мужа, не отпустила-бы его одного въ Москву, и сама вошла-бы въ устройство его дѣлъ; слѣдовательно, не допустила~бы мошенника-стряпчаго такъ нагло обмануть его, отвела-бы отъ шайки другаго рода разбойниковъ, которые такъ безсовѣстно ограбили его, и довершили тѣмъ, что споили его съ кругу. Но что дѣлать! Прошедшаго не воротишь; надобно теперь дѣйствовать, соображаясь съ настоящими обстоятельствами. Сего-же дня, вечеромъ, буду я говорить съ нимъ откровенно. Онъ еще не совсѣмъ потерялъ стыдъ. Это подаетъ хотя нѣкоторую надежду на исправлен³е его."
   Софья и Катерина остались въ гостинной съ Аглаевымъ. Онъ курилъ трубку, и не зналъ, съ чего начать разговоръ Софья не могла преодолѣть своего унын³я, она вязала, въ подарокъ жениху своему, кошелекъ; нѣсколько разъ хотѣла положить работу свою и начать разговоръ, но - никакъ не могла собраться съ духомъ. Слезы Катерины текли крупными каплями на ея шитье въ пяльцахъ. Аглаевъ все это видѣлъ, тяжело вздыхалъ, и также не находилъ что говорить. Подобное положен³е было слишкомъ тяжело. Катерина сказала наконецъ, что чувствуетъ себя дурно, и отправилась въ спальню. Софья послѣдовала за нею.
   Оставшись одинъ, Аглаевъ не зналъ, что ему дѣлать, съ тоски пошелъ въ чайную, велѣлъ экономкѣ подать наливки, выпилъ съ горя двѣ больш³я рюмки, и отправился къ себѣ въ кабинетъ, спать.
   Въ шесть часовъ разбудилъ его каммердинеръ, объявляя, что тетушка Прасковья Васильевна хочетъ говорить съ нимъ, и ожидаетъ его въ саду, въ бесѣдкѣ. Онъ поспѣшилъ одѣться, и съ трепетомъ, съ сильнымъ б³ен³емъ сердца, отправился, какъ будто на страшный судъ.
   "Садись, любезный Петръ Ѳедоровичъ," сказала Св³яжская. "Я все знаю, и не буду упрекать тебя. Угрызен³е совѣсти и раскаян³е твое очень замѣтны. Но Богъ милосердъ, и прощаетъ тѣхъ, кто относится къ Нему съ чистымъ покаян³емъ и твердымъ намѣрен³емъ исправиться." - Я извергъ, я не заслуживаю милостей Бож³ихъ - отвѣчалъ, съ горькими слезами, Аглаевъ;- я погубилъ себя и все невинное мое семейство!- "Все это правда, но не должно предаваться отчаян³ю," продолжала Св³яжская. "Я съ тѣмъ пр³ѣхала, чтобы помочь вамъ, и устроить по возможности ваши дѣла. Будь откровененъ со мною, любезный другъ, и разскажи мнѣ все чистосердечно: кому и сколько ты долженъ? Когда сроки уплаты? Словомъ - не скрывай отъ меня ничего." - Что заниматься мною! Я человѣкъ совершенно погибш³й - отвѣчалъ Аглаевъ, рыдая и задыхаясь отъ слезъ.- Но будьте великодушны - продолжалъ онъ, бросаясь передъ Свгяжскою на колѣни - не покиньте несчастной жены моей и дѣтей. Мнѣ лично уже рѣшительно ничѣмъ помочь нельзя! - "Опять говорю тебѣ, любезный другъ: не предавайся отчаян³ю, и надѣйся на милость Бож³ю. Будь откровененъ со мною. Можетъ быть, тебѣ тягостно и совѣстно на словахъ объяснить мнѣ въ настоящемъ видѣ твое положен³е. Напиши, сдѣлай реэстръ долгамъ твоимъ, и отдай его мнѣ, завтра утромъ, здѣсь-же наединѣ. Но интересъ дѣло послѣднее. Положен³е ваше устроить съ этой стороны я беру на себя. Будемъ говорить о другомъ, гораздо важнѣйшемъ. Вспомни, любезный Петръ Ѳедоровичъ, что y тебя жена и дѣти, и что ты подвергаешься величайшей отвѣтственности передъ Богомъ въ томъ, что они несчастливы. Сдѣлай усил³е надъ собою, слѣдств³я котораго будутъ благотворны, собственно для тебя и для всего семейства твоего. Оставь шайку разбойниковъ, которые, кромѣ того, что совсѣмъ тебя ограбили, но и нравственно ведутъ къ совершенной погибели. Разсмотри самъ хладнокровно, что это за люди, и чѣмъ должна окончиться безразсудная связь твоя съ ними." - Очень чувствую всю справедливость сужден³й вашихъ - отвѣчалъ Аглаевъ, продолжая горько плакать;- самъ вижу, что они погубили меня! - "Ежели самъ видишь, то сдѣлай надъ собою усил³е, оставь общество этихъ мерзавцевъ, возвратись къ своему семейству, и ты оживишь жену свою. Еще ты имѣешь всю возможность жить спокойно и счастливо. Повѣрь, мой другъ, что исполнен³е обязанностей ведетъ насъ, самымъ ближайшимъ и благонадежнымъ путемъ, къ истинному благополуч³ю, a coвращен³е съ этого пути влечетъ къ непремѣнной погибели." - Клянусь вамъ всѣмъ, что есть свято - вскричалъ Аглаевъ, тронутый до глубины души, и убѣжденный кротост³ю, нѣжно

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (24.11.2012)
Просмотров: 271 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа