Главная » Книги

Мерзляков Алексей Федорович - Стихотворения, Страница 19

Мерзляков Алексей Федорович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

p;
  
   С тучи взглянет на Непрядву;
  
  
  
   "Здесь, - речет, - я мстил за россов;
  
  
  
   Здесь низринул в ад Мамая!"
  
  
  
   Россы, глас его услышав,
  
  
  
   Вновь о памяти героя,
  
  
  
   Вновь душой возвеселятся!..
  
  
  
   Так я буду петь, богиня,
  
  
  
   От любви склоняясь к брани,
  
  
  
   И от брани к мирным сеням
  
  
  
   Сельской жизни благодатной.
  
  
  
   Нимфы песнь мою услышат,
  
  
  
   И, приникнув к тихой урне,
  
  
  
   Дон, венчанный осоко.ю,
  
  
  
   Легким струй своих плесканьем
  
  
  
   Будет вторить звукам лиры.
  
  
  
   И тогда, когда в тумане
  
  
  
   Тень моя носиться будет
  
  
  
   Над моим безмолвным гробом,
  
  
  
   И тогда моя здесь память
  
  
  
   Громозвучным водопадом,
  
  
  
   Потрясающим утесы,
  
  
  
   Для потомства сохранится;
  
  
  
   И тогда к громам героев
  
  
  
   Приобыкшее здесь эхо
  
  
  
   Не забудет древних песней
  
  
  
   Их воспевшего поэта!
  
  
  
   А теперь моя награда -
  
  
  
   Поцелуй моей Надины
  
  
  
   И венок, ее руками
  
  
  
   Для меня вчера сплетенный.
  
  
  
  
   <1808>
  
  
  
  
  
  
  
  К ЭЛИЗЕ,
  
  
   КОТОРАЯ СТРАЖДЕТ ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОЮ БОЛЕЗНИЮ
  
  
  
   Писано в начале нынешней весны
  
  
  
  
  О ты, в которой бог - всех дней моих блаженство,
  
  
  
  Всё милое мое судил мне показать,
  
  
  
  Чтоб обольщенному страдания познать;
  
  
  
  В которой видел я природы совершенство,
  
  
  
  Вещай, почто она, законы позабыв,
  
  
  
   Свой ход переменяет?
  
  
  
  Почто глава светил, в среду небес вступив,
  
  
  
  Благотворящего огня не разливает?
  
  
  
  Почто, туманной мглой одеяв свой чертог,
  
  
  
  Доселе медлит он над нашею страною
  
  
  
  Явиться с милою сопутницей, весною?
  
  
  
   Когда свирепых бурей бог
  
  
  
  Владычество его оспаривать престанет
  
  
  
   И радостно земля проглянет?
  
  
  
  Увы! всё, всё - земля и небеса,
  
  
  
  Природа, кажется, с твоим тоскует другом,
  
  
  
  Взирая на тебя, терзаему недугом!
  
  
  
   Творенье лучшее творца,
  
  
  
  Возможет ли он нас обрадовать весною,
  
  
  
   Когда весна не воззовет
  
  
  
   Тебя к здоровью и покою?
  
  
  
  Где ж первый взор ее отраднее блеснет,
  
  
  
  Когда он не блеснет в твоем унылом взоре?
  
  
  
  Где веселиться ей, когда Элиза в горе?
  
  
  
  Где лучше расцвести, как, ангел, не в тебе?
  
  
  
  Подобно бледному пловцу среди волненья,
  
  
  
   Стихий разгневанных в борьбе
  
  
  
  Бесплодно ждущему знакомых звезд явленья,
  
  
  
  Путеводителей к любезной стороне,
  
  
  
  Я взор свой на тебя едину обращаю
  
  
  
  И в нетерпении безмолвном примечаю,
  
  
  
  Когда наступит час прийти моей весне!
  
  
  
  Так, для души моей, о друг мой несравненный!
  
  
  
  В выздоровлении твоем она придет;
  
  
  
  В тебе возвеселит улыбкой драгоценной;
  
  
  
   В тебе, Элиза, расцветет;
  
  
  
  В тебе благотворить и восхищать нас станет;
  
  
  
  В тебе и на мою печальну музу взглянет,
  
  
  
   И всё приимет новый вид.
  
  
  
  Природа радостной одеждою возблещет,
  
  
  
  И оживленный лес, при тихих ветерках,
  
  
  
   Зеленой тенью вострепещет;
  
  
  
   Ковры расстелются в лугах;
  
  
  
  Как бисером, ручьи посыплются струями;
  
  
  
  В дубравах гимны возгремят;
  
  
  
  Амуры радости на землю низлетят,
  
  
  
   Украсят милую цветами.
  
  
  
  И я, восторженный, свой голос вознесу,
  
  
  
  С природой вместе дар Элизе принесу.
  
  
  
  Надежда сладкая! О боже! о всесильный!
  
  
  
  Которого с тех пор я боле начал знать,
  
  
  
   Как стал Элизу обожать,
  
  
  
   Источник благости обильный,
  
  
  
  О горняя любовь! услыши стон любви;
  
  
  
  На слезы преклонись, на лютое страданье,
  
  
  
  Соделай чудеса - укрась свое созданье
  
  
  
   И скорбный дух мой оживи!..
  
  
  
  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
  
  
  
  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
  
  
  
  Элиза! бог благий мольбе моей внимает!
  
  
  
  Могу ль роптать, что он весны не возвращает!
  
  
  
  На что она, к чему? Когда для всех других
  
  
  
  Покрыт лазурный свод одеждой туч густых;
  
  
  
   Когда свирепствуют метели,
  
  
  
   Морозы снова прилетели
  
  
  
   И в белых ризах древеса...
  
  
  
  Мой бог мне милостив! я вижу: небеса
  
  
  
  Отверзлись, процвели, природа обновилась,
  
  
  
  Весна с любовию на землю ниспустилась,
  
  
  
   И всё ликует в тишине...
  
  
  
   Ах, нет! ты улыбнулась мне!
  
  
  
  
  Весна 1808
  
  
  
  
  
  
   НАДГРОБНАЯ ПЕСНЬ
  
  
  
  
   3...... А...... ЧУ БУРИНСКОМУ,
  
  
  
   СОЧИНЕННАЯ В ДЕНЬ БГО ПОГРЕБЕНИЯ
  
  
  
   И ПЕТАЯ В СОБРАНИИ ДРУЗЕЙ ЕГО
  
  
  
  
  
  
  -U-U-U-UU
  
  
  
  
   Брат любезный, в землю хладную
  
  
  
   Прах скрываем твой без горьких слез:
  
  
  
   Ты из горния обители
  
  
  
   Преклоняешь к нам веселый взор,
  
  
  
   Простираешь к нам объятия.
  
  
  
  
   Бремя жизни - бремя тяжкое -
  
  
  
   Ты, счастливец, ты сложил навек!
  
  
  
   Мореходец - на брегу своем!
  
  
  
   Дальний странник - в милой родине!
  
  
  
   Юный ратник - с мирной пальмою!
  
  
  
  
   Ах! когда, когда и к нам придет
  
  
  
   Благовестник чистой радости,
  
  
  
   Час последний - грусть последняя!
  
  
  
   Ах, когда с тобой увидимся!
  
  
  
   Ах, когда от бед укроемся!
  
  
  
  
   Ты страдал - ты, жертва бедствия,
  
  
  
   При друзьях, как без друзей, страдал!
  
  
  
   Родом, ближними оставленный,
  
  
  
   Ты давно уже не нашим был,
  
  
  
   Ты давно уже оставил свет!
  
  
  
  
   Мир с тобою, тень любезная!
  
  
  
   Жизнь дала тебе гонителей;
  
  
  
   Ангел смерти - примиритель твой:
  
  
  
   Он мирит тебя с самим собой,
  
  
  
   Он мирит тебя с жестокими!
  
  
  
  
   Дуб валится, блекнет юный цвет
  
  
  
   В час единый... кто ж жил долее?
  
  
  
   Радость, горесть - мера наших дней!
  
  
  
   Для! страдания - ты долго жил!
  
  
  
   Ты воскрес теперь - для счастия!
  
  
  
  
   Ты прозрел - для тайной истины,
  
  
  
   Непостижной для друзей твоих!
  
  
  
   Ты внимаешь лиры ангелов,
  
  
  
   Ты пьешь воздух жизни вечныя,
  
  
  
   Ты свободен, ты далек от нас!
  
  
  
  
   Нет, сопутник! нет, - ты ближе к нам!
  
  
  
   Ближе к сердцу, к чувствам братии!
  
  
  
   Не трудами ты привязан к нам,
  
  
  
   Не слезами с нами делишься,
  
  
  
   Не терпеньем жизни горькия!
  
  
  
  
   Ты бессмертьем с нами делишься,
  
  
  
   Чувством сладостным, достойным нас,
  
  
  
   Сим сокровищем наследственным!
  
  
  
   Ты вещаешь нам: увидимся!
  
  
  
   Ты еще теперь дороже нам!
  
  
  
  
   Почему ж фиалы пиршества,
  
  
  
   Почему, друзья, не налиты?
  
  
  
   Отчего же ваш унылый взор
  
  
  
   Видит место незанятое,*
  
  
  
   Ищет образа знакомого!
  
  
  
  
   Веселись в чертогах вечности,
  
  
  
   Веселись, друзьями встреченный!**
  
  
  
   Ах! тебя ли в раннем цвете лет,
  
  
  
   Одного ль тебя лишилися?
  
  
  
   Тамо братья ждут нас многие!
  
  
  
  
   Мы придем, придем с любовию,
  
  
  
   С чистой совестью и с верою!
  
  
  
   Может быть, теперь в последний раз
  
  
  
   Мы, сорвав цветы весенние,
  
  
  
   На твою могилу бросили!
  
  
  
  
   1808
  
  
  * Место покойника в этом собрании оставлено было незанятым.
  
  ** Некоторые из друзей покойника умерли прежде его.
  
  
  
  
  
  
   МАРШРУТ В ЖОДОЧИ
  
  
  
  
  Дорога ко друзьям верна и коротка;
  
  
  
   Но в наш проклятый век железный
  
  
  
  Стал надобен маршрут и к дружбе даже нежной!
  
  
  
  Итак - вам встретится сперва Москва-река.
  
  
  
  Ступайте по стезе, давно уже известной
  
  
  
  Бедами россиян; дерзайте на паром
  
  
  
   И по Смоленской прокатитесь
  
  
  
  До ближняя горы, где бьют Москве челом.
  
  
  
   И вы не поленитесь
  
  
  
  Последний дать поклон московским суетам,
  
  
  
   И тотчас влево от Поклонной
  
  
  
   К унылой Сетунки струям,
  
  
  
   И близ Волыни сонной
  
  
  
   К Очакову направьте путь,
  
  
  
   Отколе сладостный писатель Россиады
  
  
  
   Вливал восторги в русску грудь.
  
  
  
   А там без веяния преграды,
  
  
  
   Стезею ровной и прямой,
  
  
  
  Вы на Калужскую явитесь столбовую
  
  
  
   И мимо Ликовой
  
  
  
   В деревню въедете ямскую:
  
  
  
   Ее Давыдковом зовут.
  
  
  
  Оттоле... как сказать?.. вот вся премудрость тут:
  
  
  
  Вы там заметьте дом, зовомый постоялым,
  
  
  
   И близ его ворот
  
  
  
   Велите рысакам удалым
  
  
  
   Налево сделать поворот.
  
  
  
  И, поручив себя: всесильной вышней воле,
  
  
  
   Стремитесь к Старому Николе,
  
  
  
  Где барин Есипов уже пятнадцать лет
  
  
  
  Готовит сахар нам, а сахару всё нет!
  
  
  
  А там - что говорить? - Малютка всякий скажет!
  
  
  
  Где радость, где любовь, где Жодочи для вас,
  
  
  
   И путь вернейший вам укажет,
  
  
  
  И вы с любезными обниметесь чрез час!
  
  
  
   Когда же путь свой совершите,
  
  
  
  Прошу вас, о певце печальном вспомяните,
  
  
  
  О скуке сироты, коль можно, потужите
  
  
  
  И всем его поклон нижайший объявите.
  
  
  
  
  Между 1810 и 1812
  
  
  
  
  
  
   РАЗЛУКА И ЛЮБОВЬ
  
  
  
  
   Однажды встретилась Разлука
  
  
  
   С Любовью страстной на пути.
  
  
  
   "Опять? Так скоро! Грусть и скука,
  
  
  
   Опять должна сказать: прости! -
  
  
  
   Любовь рыдает. - О, мученье,
  
  
  
   Иль мало собственных мне бед!
  
  
  
   Измена, ревность, подозренье:
  
  
  
   Против Любови целый свет!
  
  
  
  
   Где свыкнутся душа с душою,
  
  
  
   Где только к счастью расцветут,
  
  
  
   Далекой, близкою грозою
  
  
  
   Не нынче, завтра ты уж тут;
  
  
  
   Счастливцы мучатся в сомненьи,
  
  
  
   Не верен им ни день, ни час,
  
  
  
   Трепещут в каждом наслаждении!
  
  
  
   Всегда в устах: в последний раз!
  
  
  
  
   С боязнью друга я встречаю,
  
  
  
   С боязнью говорю: ты мой!
  
  
  
   Его ко груди прижимаю,
  
  
  
   А сердце ноет уж тоской!
  
  
  
   Весь мир с тобою в загово.ре;
  
  
  
   И чиста радость никогда
  
  
  
   Не светит в страстном, милом взоре,
  
  
  
   И скорбь в душе моей всегда.
  
  
  
  
   Не смотришь ты на нежны слезы
  
  
  
   Младыя, пламенной четы,
  
  
  
   Снегами засыпаешь розы
  
  
  
   И кроешь крепом красоты.
  
  
  
   Тебя ни верность, ни страданье,
  
  
  
   Ни добродетель не смягчат!
  
  

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (23.11.2012)
Просмотров: 177 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа