Главная » Книги

Воейков Александр Федорович - Разбор поэмы "Руслан и Людмила", сочин. Александра Пушкина

Воейков Александр Федорович - Разбор поэмы "Руслан и Людмила", сочин. Александра Пушкина


1 2 3 4

  
   Воейков А. Ф. Разбор поэмы "Руслан и Людмила", сочин. Александра Пушкина // Пушкин в прижизненной критике, 1820-1827 / Пушкинская комиссия Российской академии наук; Государственный пушкинский театральный центр в Санкт-Петербурге. - СПб: Государственный пушкинский театральный центр, 1996. - С. 36-68.
  

А. Ф. ВОЕЙКОВ

Разбор поэмы "Руслан и Людмила", сочин. Александра Пушкина*

   Происшествие, здесь воспеваемое, почерпнуто из старинных русских сказок. Они все, сколько до сих пор известно, писаны прозою; наш молодой поэт поступил очень хорошо, написав сию богатырскую поэму стихами, и предпочел идти по следам Ариоста и Виланда, а не Флориана. Хорошие судии, истинные знатоки изящного не одобряют такого рода творений в прозе. Они не знают до сих пор, как назвать их; ибо прозаическая поэма есть противоречие в словах, чудовищное произведение в искусстве; они также не называют их романами, ибо величественный ход и возвышенный язык эпопеи не допускает в сии странного рода сочинения ни простоты подробностей, ни описания простонародных обычаев и обыкновенных страстей, составляющих достоинство хороших романов. Из всего этого следует, что стихотворение, нами рассматриваемое, по всей справедливости названо поэмою1. Оно заключает в себе описание героического подвига, движется пружинами сверхъестественными, разделено на песни и написано свежими, яркими красками.
   Однако поэма "Руслан и Людмила" не эпическая, не описательная и не дидактическая. Какая же она? Богатырская: в ней описываются богатыри Владимировы, и основание ее почерпнуто из старинных русских сказок; волшебная, ибо в ней действуют волшебники; шуточная, что доказывается следующими многочисленными из нее выписками:
  
   И, щипля ус от нетерпенья.
   В пирах никем не побежденный,
   Но воин скромный средь мечей.
   Бояре, задремав от меду,
   С поклоном убрались домой.
   И, важно подбочась, Фарлаф,
   Надувшись, ехал за Русланом.
   Едва не пляшет над седлом.
   То дразнишь бегуна лихого.
   Мое седое божество
   Ко мне пылало сильной страстью.
   Изменник! изверг! о, позор!
   Но трепещи, девичий вор!
   Но робкий всадник вверх ногами
   Свалился тяжко в грязный ров.
   Те, кои, правду возлюбя,
   На темном сердца дне читали,
   Конечно, знают про себя,
   Что если женщина в печали
   Сквозь слез, украдкой, как-нибудь,
   Назло привычке и рассудку,
   Забудет в зеркало взглянуть,
   То грустно ей уж не на шутку.
   Арапов длинный ряд идет
   .................................................
   И на подушках осторожно
   Седую бороду несет;
   И входит с важностью за нею
   Горбатый карлик из дверей;
   Его-то голове обритой
   И острой шапкою покрытой
   Принадлежала борода.
   Уж он приближился; тогда
   Княжна с постели соскочила,
   Седого карлу за колпак
   Рукою быстрой ухватила,
   Дрожащий подняла кулак
   И в страхе завизжала так,
   Что всех как громом оглушила.
   Трепеща, скорчился бедняк...
   Не то - шутите вы со мною -
   Всех удавлю вас бородою.
   Щекотит ноздри копием,
   И, сморщась, голова зевнула,
   Глаза открыла и чихнула...
   .................................................
   ....................с ресниц, с усов,
   С бровей слетела стая сов;
   Чихнуло эхо..........................
   И в щеку тяжкой рукавицей
   С размаху голову разит.
   Твою пощечину забуду.
   Не прав фернейский злой крикун.
   А та - под юбкою гусар,
   Лишь дайте ей усы да шпоры!
   Запрыгал карла за седлом.
   Ныне сей род поэзии называется романтическим. Содержание поэмы: великий российский князь Владимир выдал дочь свою Людмилу за князя Руслана, но злой волшебник Черномор похитил ее в первую ночь брака. Храбрый Руслан, вспомоществуемый благодетельным волшебником, финским уроженцем, преодолел бесчисленные препятствия, победил трех сильных соперников, невзирая на ужасную силу колдуна Черномора и колдуньи Наины, вырвал ее из когтей чудовища и возвратился с нею благополучно в Киев к изнуренному печалью и уже начинавшему терять надежду свидания с дочерью Владимиру.
   Содержание первой песни. Могущественный Владимир выдавал меньшую дочь свою Людмилу за храброго князя Руслана и пировал в высокой гриднице с могучими сынами и друзьями. Гости пили золотой мед из тяжелых серебряных чаш и слушали соловья-Баяна: в сладкогласных песнях, сопровождаемых звонкими гуслями, прославлял он красоту невесты и славные подвиги жениха. Три несчастные соперника Руслановы: мрачный Рогдай, сладострастный хазарский хан и робкий Фарлаф с пасмурным лицом сидели за столом брачным: они все трое обожали прелесть-Людмилу. Веселое пиршество кончилось; бояре, охмелевшие от меду, убрались домой, и невесту проводили на брачную постель... но вдруг с громом и свистом одетый в тучу колдун Черномор влетел в чертог брачный и унес молодую. Великий князь, сраженный печальною вестью, вызывает рыцарей гнаться за нею в погоню и в отмщение Руслану за то, что он не умел сберечь жены своей, обещает отдать ее в супруги тому, кто ее отыщет и возвратит в родительские объятия. Руслан, Рогдай, князь хазарский и Фарлаф седлают коней, скачут, но дорога разделяется и идет в четыре стороны. "Разъедемся!" - вскричали они, и каждый поскакал своей особенной дорогой. Руслан видит пещеру и свет в ней; находит там старца, который, приняв его с благоволением, сказывает витязю, что он долго ждал его, объявляет ему, что Людмила похищена Черномором, ободряет его - и предсказывает, что он, победив все препятствия, соединится с своею возлюбленною и возвратится в Киев. Ночью старец Финн повествует юному богатырю свои странные приключения. Но едва блеснул рассвет, как благодарный витязь прощается с своим хозяином, который напутствует его своими благословениями и увещевает не забывать его советов.
   Содержание второй песни. После обращения к воинам, поэтам и любовникам поэт описывает, как неукротимый Рогдай, погруженный в мрачную задумчивость, предпринял зверское намерение умертвить Руслана, чтобы тем надежнее завладеть его невестою-женою. Он оборачивает коня и во весь опор спешит догнать счастливого соперника. В это время трус Фарлаф обедал на берегу ручья, но, увидев, что кто-то мчится к нему на коне, бросил обед, копье, шлем, вскочил на лошадь и поскакал опрометью, как заяц, Рогдай - за ним. Примчавшись ко рву, ретивый конь Фарлафа перепрыгнул через него, но его всадник свалился в грязный ров. Свирепый Рогдай, узнав, что он принял сего негодяя за Руслана, смеялся сам над собою. Ведьма Наина вытащила Фарлафа из тины, а Рогдай поскакал к верной смерти. Без труда нагнал он печального Руслана - началось единоборство! - но автор, возбудив до высочайшей степени наше любопытство, оставляет богатырей и своенравною кистью рисует полет Черномора с похищенною Людмилою, лишившеюся чувств и памяти. Он перенес ее в страшный свой замок, где пролежала княжна до утра, объятая тяжким забвением. Проснувшись, она протягивает руки к возлюбленному супругу, но обнимает один воздух, зовет его, но никто не отвечает; озирается вокруг себя - и видит, что она одна лежит на пуховых подушках, окруженная ужасною тишиною. Тут автор описывает великолепные чертоги, уборы, утварь в замке злого волшебника. Людмила оделась, выглянула в окно - и видит снежные равнины, ледяные горы, обнаженные леса. В слезах отчаяния бежит она в серебряную дверь и очутилась в саду*, украшенном, как сад Армиды2.
   Ах, природа не утешает одинокой! она грустит, решается спрыгнуть в воду - и не прыгнула, уморить себя с голоду - и кушает. Наступает ночь: обремененная горестью и усталостью княжна засыпает в саду, неведомая сила переносит ее в спальню; три прежние горничные девушки ее раздели. Она пробуждается от шума. Карла Черномор торжественно входит в ее комнату. Княжна рассердилась, бросилась на него, и бедняк, испуганный такою отвагою, бросился бежать, запутался в бороде арапы насилу его распугали и унесли. Черномор второпях покинул у Людмилы шапку-невидимку.
   Здесь поэт с сожалением оставляет свою Людмилу и летит на помощь к своему богатырю, которого оставил в великой опасности: он описывает ужасное единоборство и победу Руслана над Рогдаем.
   Содержание третьей песни. После обращения к своему зоилу наш стихотворец описывает досаду бородатого колдуна, зевающего на кровати. Наина, злая ведьма, прилетела его утешить, предложила ему свою помощь и, оборотившись черным змеем, улетела. Черномор оделся в парчовую одежду, намастился благоуханиями и решился еще раз испытать своего счастья. Увы! напрасно ищет он Людмилу: она пропала. Поэт рассказывает нам, что резвая красавица, найдя Черноморову шапку, вздумала ее примерить перед зеркалом, и когда, из своенравия, перевернула ее задом наперед, то пропала в зеркале. Тут она узнала, что это шапочка-невидимка, и поспешила ею воспользоваться, чтобы скрыться от преследований безобразного карлы. Между тем Руслан, оконча бой с Рогдаем, наехал на старое поле битвы. Описание сего поля, размышление витязя. Он вспомнил, что в последнем бою лишился он копья, щита и шлема, и так выбрал их на поле битвы; но меча никак не мог найти себе по руке.
   Смеркалось; всходит месяц, и наш витязь, продолжая путь, видит вдали черный холм; он - ближе и замечает, что холм дышит. Это голова Черноморова брата, стерегущая волшебный меч, которым одним можно было отсечь бороду карле, а все могущество карлы заключалось в бороде его. Он сразился с огромною головою, оттолкнул ее и взял меч богатырский. Голова рассказывает Руслану о злодейском поступке с нею Черномора.
   Содержание четвертой песни. Стихотворец благодарит Бога за то, что в наше время нет волшебников, и, обращаясь к друзьям своим, советует им беречься волшебников другого рода, которые несравненно опаснее и коих можно узнать по их улыбке, прелестным очам и милому голосу. Он у северного Орфея просит прощения в том, что обличит во лжи музу его: ведет Ратмира в обитель двенадцати пробужденных дев.3 Одна из них пленительною песнею зовет молодого рыцаря в свою обитель; хан не может противиться. Его с ласкою встречают у ворот; две девы уводят коня его; в чертогах снимают с него оружие; ведут в русскую баню, отводят в роскошную опочивальню; ночное приключение.
   Между тем как Руслан день и ночь скачет на север, невеста его под шапкою-невидимкою безопасна от нападений Черномора. Разъяренный колдун решился во что бы то ни стало поймать ее; он принимает вид раненого Руслана; он кличет милого друга - Людмила летит к нему стрелою - и очутилась в объятиях ненавистного карлы. Злодей усыпляет ее волшебным сном и сморщенною рукой ласкает младые ее прелести... Вдруг раздался звук рога, и смятенный чародей, надев на девицу шапку свою, выбегает без памяти. Рог продолжает трубить громче и громче - и он летит отразить незнаемого неприятеля.
   Содержание пятой песни. Сравнение чувствительной и нежной Людмилы с угрюмою сердитою Дельфирою. Это Руслан, пламенеющий местью, вызывает чародея на битву; он получает внезапный удар по шлему, поднимает глаза и видит Черномора с огромною булавою, над ним летающего. Руслан прикрылся щитом, хотел разить, но противник взвился под облака - и, с быстротою молнии, снова устремился на князя; проворный витязь увернулся - и чародей со всего размаху упал в снежный сугроб и завяз. Руслан сходит с коня, хватает его за бороду; колдун силится вырваться, поднимается на воздух с богатырем, который висит на бороде и щиплет из нее волосы. Два дня колдун носил Руслана над морями и лесами; на третий начал просить пощады. Рыцарь приказывает ему нести себя к Людмиле; Черномор повинуется. Как скоро опустились они на землю, то рыцарь отрубает ему бороду, обвивает седые волосы его вокруг шлема, сажает самого его в котомку за седло и бежит в волшебный замок. Арапы, увидя бороду их повелителя на шлеме молодого богатыря, с почтением пропустили его. Но напрасно Руслан зовет свою Людмилу, перебегает по всем комнатам, ищет ее в саду, в рощах, в беседках. Он теряет наконец терпение, приходит в бешенство, начинает рубить и крушить мечом все, что ему ни попадается, и, махая им туда и сюда, нечаянным ударом сбивает с княжны шапочку-невидимку. Тогда исчезла сила очарования - и открылась Людмила, сетями опутанная; однако напрасно он ее будит: она спит по-прежнему. Отчаянный рыцарь слышит голос благодетельного Финна: волхв приказывает ему ехать со спящею княжною в Киев и предсказывает, что княжна перед очами родителя восстанет от сна очарованного.
   И Руслан, с карлою за седлом и с сонною Людмилою на руках, поехал в отечество. Он проезжает мимо исполинской головы Черноморова брата и видит совершившуюся судьбу ее; находит юного хазарского князя Ратмира, который в угождение своей пастушке отрекся от мирской славы и сделался рыбаком. Беседа двух рыцарей и прощанье. Вещий сон Руслана. Низкий злодей Фарлаф, подущенный ведьмою Наиною, наезжает на спящего русского богатыря, изменнически умерщвляет его и с драгоценною добычею в объятиях скачет к Киеву.
   Содержание шестой песни. Обращение поэта к своей возлюбленной. Руслан лежит мертвый в чистом поле; Черномор, забытый ведьмою, сидит за седлом в котомке. Фарлаф, покровительствуемый Наиною, въезжает в Киев торжественно, рассказывает Владимиру выдуманную им баснь об освобождении им княжны русской от лешего. Людмила спит глубоким сном, и власть Наины не может разбудить ее. Благодетельный Финн узнает о злосчастной судьбе, постигшей его любимого рыцаря; спешит за живою водою и мертвою, оживляет Руслана.
   Между тем печенеги осаждают Киев; сражение. Ночь прерывает кровопролитие.
   Вместе с зарею воспрянул с шумною тревогою стан вражеский; чудесный воин в лучезарной броне носится между печенегами, колет, давит, трубит в рог: это Руслан! Славяне, смотря с киевских стен на бегущих в беспорядке неприятелей, хлынули из городских ворот на помощь своему защитнику.
   Киев празднует победу. Руслан вступает в чертоги великокняжеские и безмолвный терем Людмилы, где дремала она сном чудным. К удивлению своему, находит там труса Фарлафа, который, чуждаясь опасной воинской славы, сидел праздно у дверей и упал на колени перед Русланом, раскаиваясь в своем злодеянии... Рыцарь летит к Людмиле, прикасается к ней волшебным кольцом. Княжна открывает глаза, узнает Руслана, Фарлаф прощен, карла, лишенный силы чародейства, остался при дворе, и Владимир запировал в счастливом своем семействе.
   Чудесное и характеры сил сверхъестественных. Suum cuique*. В поэмах чудесное бывает четырех родов. 1. Основанное на разуме религии христианской, когда противу промысла Всевышнего восстают низверженные духи злобы: такого рода чудесное найдем мы в Мильтоновом "Потерянном рае", в Клопштоковой "Мессиаде"4. 2. Когда действуют боги греческой и римской мифологии: сия многосложная, богатая вымыслами махина чудесного употреблена Гомером и составляет одно из величайших украшений его поэмы, которой чертеж выше критики. В Виргилиевой "Энеиде" те же силы сверхъестественные; но это не блестящая часть сей поэмы: римский эпический поэт далеко отстал от образца своего. 3. Чудесное, в котором действующие лица суть волшебники и волшебницы добрые и злые: они с достоинством и блеском являются в Тассовом "Освобожденном Иерусалиме", в Ариостовом "Роланде", в Виландовом "Обероне". 4. Божества аллегорические: они не что иное, как оборот риторический, троп, фигура.
   Сочинитель "Руслана и Людмилы" отменно благоразумно поступил в выборе чудесного для своей поэмы. Он видел, что мифология греков была бы не у места в русской народной сказке, что сам Вольтер, со всем необъятным умом своим, охолодил "Генриаду" божествами аллегорическими5, - видел и остерегся от сих погрешностей. Он, подобно Ариосту, Виланду и отчасти Тассу, выбрал самое приличное чудесное для сего рода поэм - добрых и злых волшебников и волшебниц. Сие чудесное, основанное на чародействе, перенесено в европейскую поэзию из арабских и персидских сказок; оно родилось на Востоке.
   В поэме Пушкина действуют: благодетельный волшебник Финн, которого имени, не знаю почему, сочинитель не объявил нам, злой колдун Черномор, голова Черноморова брата и злая волшебница Наина.
   Характеры их хорошо нарисованы и в продолжение шести песен постоянно и ровно выдержаны. Финн-старец имеет
  
   .................................. ясный вид,
   Спокойный взор, брада седая;
   Лампада перед ним горит;
   За древней книгой он сидит,
   Ее внимательно читая.
  
   Он везде является ангелом-хранителем Руслана, ободряет его, утешает, остерегает, вспомоществует ему, убеждает, что добро восторжествует над злом.
  
   Руслан! лишился ты Людмилы;
   Твой твердый дух теряет силы;
   Но зла промчится быстрый миг:
   На время рок тебя постиг.
   С надеждой, верою веселой
   Иди на все - не унывай!
   Вперед! мечом и грудью смелой
   Свой путь на полночь пробивай!
   В первый раз прощаясь с Русланом,
   Седой мудрец младому другу
   Кричит во след: счастливый путь!
   Прости! люби свою супругу,
   Советов старца не забудь!
  
   Когда Руслан изменнически погиб от руки Фарлафа, тогда
  
   ..................... вещий Финн,
   Духов могущий властелин,
   В своей пустыне безмятежной,
   С спокойным сердцем ожидал,
   Чтоб день судьбины неизбежной,
   Давно предвиденный, восстал.
  
   Напрасно было ожидание сего благодетельного волшебника: он узнает о смерти своего любимца и летит искать лекарства туда, где
  
   В немой глуши степей горючих,
   За дальней цепью диких гор,
   Жилища ветров, бурь гремучих,
   Куда и ведьмы смелый взор
   Проникнуть в поздний час боится,
   Долина чудная таится;
   И в той долине два ключа:
   Один течет волной живою,
   По камням весело журча,
   Тот льется мертвою водою...
  
   Волхв почерпает той и другой целительной влаги, переносится на то место, где убитый Руслан плавает в крови своей, оживляет его и в радости сердца заключает поприще свое в поэме следующей речью:
  
   Судьба свершилась, о мой сын!
   Тебя блаженство ожидает;
   Тебя зовет кровавый пир;
   Твой грозный меч бедою грянет;
   На Киев снидет кроткий мир,
   И там она тебе предстанет.
   Возьми заветное кольцо,
   Коснися им чела Людмилы,
   И тайных чар исчезнут силы,
   Врагов смутит твое лицо,
   Настанет мир, погибнет злоба.
   Достойны счастья будьте оба!
   Прости надолго, витязь мой!
   Дай руку... там за дверью гроба -
   Не прежде - свидимся с тобой.
  
   Черномор, злой волшебник, седой влюбчивый карла, убийца родного брата, похититель Людмилы, имеет и наружность отвратительную. Посмотрим на торжественное его шествие к грустной, одинокой Людмиле, похищенной им из чертогов нежного родителя, из объятий милого супруга.
  
   Раздался шум; озарена
   Мгновенным блеском тьма ночная,
   Мгновенно дверь отворена;
   Безмолвно, гордо выступая,
   Нагими саблями сверкая,
   Арапов длинный ряд идет
   Попарно, чинно сколь возможно,
   И на подушках осторожно
   Седую бороду несет;
   И входит с важностью за нею,
   Подъяв величественно шею,
   Горбатый карлик из дверей:
   Его-то голове обритой
   И острой шапкою покрытой
   Принадлежала борода.
  
   Испуг старого колдуна написан шутливою резвою кистью Ариоста:
  
   Трепеща, скорчился бедняк,
   Княжны испуганной бледнее;
   Зажавши уши поскорее,
   Хотел бежать, и в бороде
   Запутался, упал и бьется;
   Встает, упал; в такой беде
   Арапов черный рой мятется;
   Шумят, толкаются, бегут,
   Хватают колдуна в охапку,
   И вон распутывать несут,
   Оставя у Людмилы шапку.
  
   Лишь только рассвело, сердитый карла вздумал снова попытать своего счастья. Характер седого любовника, его хлопотливость, угрозы невольникам, тщетные поиски прекрасно изображены в ту минуту, когда он нигде не находит Людмилы:
  
   В досаде скрытой Черномор,
   Без шапки, в утреннем халате,
   Зевал сердито на кровати.
   Вокруг брады его седой
   Рабы толпились молчаливы,
   И нежно гребень костяной
   Расчесывал ее извивы;
   Меж тем, для пользы и красы,
   На бесконечные усы
   Лились восточны ароматы,
   И кудри хитрые вились...
   .......................................
   Блистая в ризе парчевой
   Колдун.................................
   Развеселясь, решился вновь
   Нести к ногам девицы пленной
   Усы, покорность и любовь.
   Разряжен карлик бородатый,
   Опять идет в ее палаты;
   Проходит длинный комнат ряд:
   Княжны в них нет! Он дале, в сад,
   В лавровый лес, к решетке сада,
   Вдоль озера, вкруг водопада,
   Под мостики, в беседки... нет!
   Княжна ушла! пропал и след!
   Кто выразит его смущенье,
   И рев, и трепет исступленья?
   С досады дня не взвидел он.
   Раздался карлы дикий стон:
   "Сюда, невольники! бегите
   Сюда! надеюсь я на вас!
   Сейчас Людмилу мне сыщите!
   Скорее! Слышите ль? сейчас!
   Не то - шутите вы со мною -
   Всех удавлю вас бородою!"
  
   Коварный Чародей, видя напрасными все свои поиски и догадавшись, что Людмила скрылась под шапкою-невидимкою, находит в черном уме своем средства заставить ее открыть себя; он принимает образ Руслана, раненного, изнемогающего.
  
   Скучая, бедная княжна
   В прохладе мраморной беседки
   Сидела тихо близ окна
   И сквозь колеблемые ветки
   Смотрела на цветущий луг.
   Вдруг слышит - кличут: "Милый друг!"
   И видит верного Руслана;
   Его черты, походка, стан,
   Но бледен он, в очах туман
   И на бедре живая рана -
   В ней сердце дрогнуло. "Руслан,
   Руслан... он точно!" - и стрелою
   К супругу пленница летит,
   В слезах, трепеща, говорит:
   "Ты здесь!.. ты ранен!.. что с тобою?"
   Уже достигла, обняла,
   О ужас! призрак исчезает!
   Княжна в сетях; с ее чела
   На землю шапка упадает.
   Хладея, слышит грозный крик:
   "Она моя!" - и в тот же миг
   Зрит колдуна перед очами.
  
   Сражение Черномора с Русланом требовало, чтобы поэт на некоторое время переменил шуточный тон на важный и громче ударил в струны своей лиры. С его талантом, гибким, разнообразным, ко всему готовым, это не мудрено для него.
  
   ..................Кто чародея
   На сечу грозну вызывал?
   Кто колдуна перепугал?
   Руслан! - он, местью пламенея,
   Достиг обители злодея.
   Уж витязь под горой стоит,
   Призывный рог, как буря, воет,
   Нетерпеливый конь кипит
   И снег копытом мочным роет.
   Князь карлу ждет. Внезапно он
   По шлему крепкому, стальному
   Рукой незримой поражен;
   Удар упал подобно грому;
   Руслан подъемлет смутный взор,
   И видит - прямо над главою -
   С подъятой, страшной булавою
   Летает карла Черномор.
   Щитом покрывшись, он нагнулся,
   Мечом потряс и замахнулся;
   Но тот взвился под облака;
   На миг исчез - и свысока
   Шумя летит на князя снова.
  
   Портрет коварного карлы дорисован достойною его чертою. Когда подъехал с ним Руслан к голове брата Черноморова, лишенного им жизни, то
  
   Дрожащий карлик за седлом
   Не смел дышать, не шевелился
   И чернокнижным языком
   Усердно демонам молился.
  
   Мы ни слова не скажем здесь об огромной голове Черноморова брата, потому что будем подробно говорить о ней, рассматривая эпизоды или вводные повести.
   Характер волшебницы Наины, злой гонительницы Руслана, также от начала до конца поэмы выдержан. Немаловажною погрешностью в чудесном почитаю то, что автор не объявил нам причины, заставляющей волшебника Финна благодетельствовать русскому витязю и ожидать его в пещере, а волшебницу Наину ненавидеть и гнать его.
   В "Илиаде" Юнона и Минерва ищут погибели троян за то, что Парид отдал Венере яблоко; Венера защищает троян потому, что Эней, сын ее, и Парид, любимец, - трояне. В "Энеиде" Юнона продолжает гнать род Ламедонта и желает погубить флот Энеев потому, что ей хочется вручить скипетр вселенной Карфагену, а Зевес обещал Венере сделать потомков Энеевых обладателями света. В Мильтоновом раю сатана из зависти ищет погубить Адама и Еву. В Виландовой поэме судьба Оберона, царя волшебников, и супруги его, царицы волшебниц, тесно соединена с участью рыцаря поэмы и его возлюбленной. Желательно было бы и нам знать, почему Наина, примчавшись к Черномору, говорит ему:
  
   .... Тайный рок соединяет
   Теперь нас общею враждой;
   Тебе опасность угрожает,
   Нависла туча над тобой;
   И голос оскорбленной чести
   Меня к отмщению зовет.
  
   Вижу, что опасность угрожает Черномору и что туча над ним нависла, но не постигаю, каким образом и по какой причине тайный рок соединяет с ним Наину тайною враждой, еще менее, почему оскорбленная Финном честь ее, или, справедливее сказать, отверженная им любовь ее, зовет ее к отмщению Руслану и какое удовлетворение льстится она получить, погубив сего витязя. Разве одно то, что чрез сие сделает она неприятность благодетельному Финну? Но в таком случае надлежало бы, как выше сказано, изложить причины, заставляющие сего последнего принимать сильное, отеческое участие в судьбе Руслана.
   От чудесного и характеров существ сверхъестественных перейдем к характерам героев, в поэме действующих. И в этой части, одной из труднейших, молодой стихотворец наш торжествует. Конечно, в маленькой поэме его только шесть лиц: Руслан, Людмила, Владимир, Рогдай, Ратмир и Фарлаф; конечно, легче отделать и выдержать шесть характеров, нежели двадцать; зато славнее для поэта изобразить шесть характеров хорошо, нежели пятьдесят дурно. Он остерегся от легкого, но сухого и холодного способа познакомить читателей с своими героями, изображая их портреты и силуэты, как делает Тацит в "Истории", Вольтер в поэме6. Он помнит, что ни Гомер, ни Вергилий не рисовали их, и, по следам своих великих учителей, умел выставить героев в действии, показать их образ мыслей в речах, дать каждому особенную, ему только приличную физиогномию, которая против воли обнаруживается в решительные минуты опасности, несчастия, сильной страсти. Герои Пушкина не выходят из натуры, действуют прилично, ровно, не похоже один на другого, но согласно с их особенным характером. Характеры их от начала до конца выдержаны.
   Главный герой поэмы, Руслан, великодушен, храбр, чувствителен, решим, верен любви своей, чести и добродетели, но вспыльчив и нетерпелив. Он напоминает Ахиллеса7. На свадебном пиру
  
   .... страстью пылкой утомленный,
   Не ест, не пьет Руслан влюбленный;
   На друга милого глядит,
   Вздыхает, сердится, горит
   И щиплет ус от нетерпенья.
  
   Отправляясь вместе с тремя своими соперниками отыскивать похищенную Людмилу,
  
   На брови медный шлем надвинув,
   Из мощных рук узду покинув,
   ..........................................
   Руслан уныньем как убит;
   Мысль о потерянной невесте
   Его терзает и мертвит.
  
   В пещере благодетельного Финна, лежа на постели из мягкого моху перед погасающим огнем,
  
   .... ищет позабыться сном,
   Вздыхает, медленно вертится...
   Напрасно! витязь наконец:
   "Не спится что-то, мой отец!
   Что делать: болен я душою,
   И сон не в сон, как тошно жить".
  
   Нетерпеливый, он считает каждое мгновение - и, едва показался день,
  
   Выходит вон. Ногами стиснул
   Руслан заржавшего коня;
   В седле оправился, присвистнул;
   ...........................................
   И скачет по пустому лугу.
  
   Грозный Рогдай, умыслив прежде, нежели освободить Людмилу, умертвить Руслана, догоняет его и вызывает на смертный поединок.
  
   Руслан вспылал, вздрогнув от гнева;
   Он узнает сей буйный глас...
  
   Начинается единоборство - и неукротимый Рогдай, ужас сильных, погиб от руки Руслана. Мы будем иметь случай ниже говорить о сем прекрасном отрывке подробнее.
   Размышления русского богатыря на старом поле брани выведены из его положения; они показывают его возвышенный образ мыслей, чувствительность сердца и ненасытимую жажду славы.
  
   О поле! поле! кто тебя
   Усеял мертвыми костями?
   Чей борзый конь тебя топтал
   В последний час кровавой битвы?
   Кто на тебе со славой пал?
   Чьи небо слышало молитвы?
   Зачем же, поле, смолкло ты
   И поросло травой забвенья?..
   Времен от вечной темноты,
   Быть может, нет и мне спасенья!
   Быть может, на холме немом
   Поставят тихий гроб Русланов,
   И струны громкие Баянов
   Не будут говорить об нем.
  
   Рассерженный огромною головою Черноморова брата, задержавшею его на пути, в вспыльчивости он дает ей пощечину, но опомнясь, дарует жизнь; мужественно бьется дорогою то с богатырем, то с ведьмою, то с великаном, достигает цели желаний своих, побеждает Черномора и, не находя нигде своей супруги, снова теряет терпение, сердится...
  
   ............. Неистовый, ужасный,
   Стремится витязь по садам;
   Людмилу с воплем призывает,
   С холмов утесы отрывает,
   Все рушит, все крушит мечом -
   Беседки, рощи упадают,
   Древа, мосты в волнах ныряют,
   Степь обнажается кругом!
   Далеко гулы повторяют
   И рев, и треск, и шум, и гром;
   Повсюду меч звенит и свищет,
   Прелестный край опустошен -
   Безумный витязь жертвы ищет,
   С размаху вправо, влево он
   Пустынный воздух рассекает...
   И вдруг... нечаянный удар
   С княжны невидимой сбивает
  
   шапочку-невидимку! Людмила найдена - и витязь наш утихает; с унынием и слезами берет он ее на руки и тихим шагом едет к Киеву. Ласково приветствует Руслан чудовищную голову Черноморова брата:
  
                              Здравствуй, голова!
   Я здесь! наказан твой изменник!
   Гляди: вот он! злодей наш пленник!
  
   Нежно беседует он с юным Ратмиром, сделавшимся пустынником, и, как Божий гром, упадает на беспечный стан печенегов; рубит, колет, топчет богатырским конем, освобождает престольный град, прощает убийцу Фарлафа, похитителя Черномора, пробуждает Людмилу и вместе с нею упадает в объятия Владимира.
   Владимир, благочестивый, великолепный, могущий монарх, солнце подданных, нежный отец детей своих, изображен здесь так точно, как представляет его нам правдивая история:
  
   В толпе могущих сыновей,
   С друзьями, в гриднице высокой,
   Владимир-солнце пировал;
   Меньшую дочь он выдавал

Категория: Книги | Добавил: Ash (10.11.2012)
Просмотров: 641 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа