Главная » Книги

Бегичев Дмитрий Никитич - Семейство Холмских (Часть пятая)

Бегичев Дмитрий Никитич - Семейство Холмских (Часть пятая)


1 2 3 4 5 6 7


Семейство Холмскихъ.

Нѣкоторыя черты нравовъ и образа жизни,

семейной и одинокой, русскихъ дворянъ.

  

"Une morale sèche apporte de l'ennui,

"Le conte fait passer le prêcepte avec lui.

Lafontaine

"Скучно сухое нравоучен³е, но въ сказкѣ

охотно его выслушаютъ."

Лафонтенъ.

  

Издан³е трет³е,

Вновь разсмотрѣнное и исправленное,

Съ присовокуплен³емъ дополнительныхъ сведѣн³й въ б³ограф³и Тимофея Игнатьевича Сундукова и другихъ подробностей.

  

ЧАСТЬ ПЯТАЯ.

МОСКВА.

ВЪ ТИПОГРАФ²И НИКОЛАЯ СТЕПАНОВА.

1841.

  
  

ПЕЧАТАТЬ ПОЗВОЛЯЕТСЯ

съ тѣмъ, чтобы по отпечатан³и представлено было въ Ценсурный Комитетъ узаконенное число экземпляровъ. С. Петербургъ. Мая 27 дня 1838 года.

Ценсоръ П. Корсаковъ.

  

Печатано съ издан³я 2-го 1833 года, съ исправлен³ями.

  
  

Семейство Холмскихъ.

  

Глава I.

  

Les apparences mêmes sonl au nombre des devoirs q'une femme.

J. J. Rousseux.

Самыя внѣшности входятъ въ число обязанностей женщины.

Ж. Ж. Руссо.

  
   На другой день послѣ пр³ѣзда въ Москву, Св³яжская позвала Софью къ себѣ въ комнату. "Мы сегодня, послѣ обѣда, ѣдемъ съ тобою въ Пр³ютово," - сказала она - "только, я должна предупредить тебя, другъ мой - совсѣмъ не на-радость. Аглаевъ былъ здѣсь для получен³я наслѣдства, послѣ yмершаго своего дяди, и - все, что ему досталось, проиграль и промоталъ, попалъ въ шайку развратныхъ игроковъ, и вмѣсть съ ними высланъ изъ Москвы. Все это знала я еще въ Петербургѣ; но, по просьбѣ Дарьи Петровны, скрывала отъ тебя и отъ жениха твоего, чтобы не разстроить васъ обоихъ преждевременною горестью."
   - Боже мой! какое несчаст³е! - сказала Софья, залившись слезами. - Я не могу безъ ужаса вспомнить о Катинькѣ - каково ей бедной!...
   "Она еще ничего не знаетъ,"- продолжала Св³яжская - "отъ нея все скрыто, но и теперешнее поведен³е мужа убиваетъ ее. Онъ почти никогда не бываетъ дома, безпрестанно y одного сосѣда своего, Змѣйкина - этого изверга, который вовлекъ его во все дурное, обыгралъ, или просто ограбилъ его, и вмѣстѣ съ нимъ высланъ изъ Москвы. Маменьку твою извѣст³е о проказахъ и высылкѣ Аглаева изъ Москвы поразило до такой степени, что она занемогла. Теперь, благодаря Бога, все прошло. Я получила здѣсь отъ нея письмо, которое ты можешь прочесть, и увидѣть, что она совсѣмъ выздоровѣла."
   Письмо Холмской заключало въ себѣ нѣсколько строкъ; она увѣдомляла, что ей, слава Богу, лучше, но что она со всѣхъ сторонъ убита горестью и всю надежду свою полагаетъ на Св³яжскую и Софью, убѣждая ихъ поскорѣе пр³ѣхать. Съ тѣмъ вмѣстѣ сообщала она еще новую, совсѣмъ неожиданную непр³ятность: Князь Рамирск³й взялъ въ свое управлен³е приданое имѣн³е жены, которое онъ, бывши женихомъ обѣщалъ отдать Катеринѣ. Холмская не умѣла постигнуть причины такого поступка. Отъ Аглаева ничего она добиться не могла, a Князь Рамирск³й на письмо ея отвѣчалъ, что отъ отобралъ имѣн³е за безчестныя и противозаконныя дѣйств³я Аглаева. Холмская просила Св³яжскую заѣхать къ Князю Рамирскому и объясниться съ нимъ.
   "Поѣдемъ, поскорѣе поѣдемъ, милая тетушка!" сказала Софья, заливаясь горькими слезами. "Бѣдная Катинька! что съ нею будетъ! Она не переживетъ этого горя" Вы скрываете отъ меня - ее вѣрно уже нѣтъ на свѣтѣ?" - Нѣтъ, милый другъ мой!- отвѣчала Св³яжская.- Она жива, и, въ доказательство тебѣ, вотъ письмо ея, которое она писала ко мнѣ, по секрету отъ матери и отъ тебя, чтобы въ теперешнемъ, счастливомъ твоемъ положен³и не разстроить тебя извѣст³емъ о ея горести. Она сообщаетъ имъ о связи ея мужа съ развратнымъ сосѣдомъ, Змѣйкинымъ, y котораго онъ бываетъ ежедневно. Аглаевъ совсѣмъ кинулъ ее и дѣтей своихъ. Единственное средство спасти его, какъ она пишетъ, состоитъ въ томъ, что-бы отдалить отъ Змѣйкина. Она убѣдительнѣйше проситъ меня опредѣлить мужа ея къ какому нибудь мѣсту въ Moсквѣ. Бѣдная вовсе не знаетъ, что не только никакого мѣста ему здѣсь имѣть нельзя, но что и самый пр³ѣздъ сюда запрещенъ.
   "Слава Богу, что она еще жива; поспѣшимъ къ ней на помощь," отвѣчала Софья. "Можетъ быть, Богъ поможетъ намъ спасти ее. Я отдамъ все мое имѣн³е, и подаренные мнѣ Дарьею Петровною брильянты продамъ, для заплаты ихъ долговъ. Маменька такъ добра, что не будетъ сердиться за это на меня; въ Николаѣ Дмитр³евичѣ я также увѣрена. Поѣдемъ, поспѣшимъ къ ней, милая тетушка!"
   - Я послала уже за лошадьми и велѣла укладываться - отвѣчала Св³яжская. - Вездѣ и во всякомъ случаѣ ты заставляешь болѣе и болѣе любить и уважать тебя, милая, добрая Соничка, дочь сердца моего! - прибавила она, обнимая Софью, со слезами. - Я всегда была увѣрена, что ты готова всѣмъ жертвовать для спокойств³я и счаст³я другихъ; но, милый другъ мой, дѣло теперь не въ денежномъ пособ³и: съ этой стороны безпокоиться нѣчего. У вашей маменьки порядочное имѣн³е. Она, по всей справедливости, должна отдать послѣ себя все Катеринѣ, потому что друг³я дочери ея, по милости Бож³ей, хорошо пристроены. Сверхъ того, и я также имѣю средства помочь, и нарочно для этого послала, сегодня утромъ, размѣнять въ Опекунскомъ Совѣтѣ билетъ. Денегъ возьму съ собою столько, чтобы тотчасъ на первый случай можно было помочь имъ, a тамъ, на мѣстѣ, придумаетъ, какъ устроить всѣ дѣла. Словомъ: съ этой стороны безпокоиться нѣчего. Но какъ и чѣмъ возстановить разрушенное супружеское счаст³е и душевное спокойств³е Катиньки? Этого никакими деньгами купить нельзя. Однакожъ, унывать и предаваться безполезной горести не должно. Поѣдемъ, посмотримъ, придумаетъ; авось, Богъ дастъ, мы поможемъ бѣдной Катинькѣ и въ этомъ важномъ отношен³и. Можетъ быть, сердце мужа ея не совсѣмъ еще развращено; можетъ быть голосъ разсудка и добродѣтели будетъ еще ему понятенъ. Esperons! le germe du bonheur croit а l'ombre de l'espêrance! (Будемъ надѣяться! сѣмена счаст³я произрастаютъ въ тѣни надежды) - сказалъ, не помню, какой-то авторъ. - Черезъ нѣсколько часовъ послѣ этого разговора отправились онъ изъ Москвы. Дорога въ Пр³ютово была мимо самыхъ воротъ дома Князя Рамирскаго. Онѣ заѣхали къ нему.
   Елисавета встрѣтила ее на крыльцѣ съ распростертыми объят³ями отъ души цѣловала она Софью, и поздравляла съ помолвкою; непритворная, истинная радость с³яла на лицъ ея. Князя Рамирскаго не было дома: онъ находился гдѣ-то по хозяйству. Елисавета тотчасъ послала сказать ему о пр³ѣздѣ милыхъ гостей. Дочь ея спала въ это время, и на просьбу Софьи показать ее, отвѣчала Елисавета, что она очень гадка, и смотрѣть ее нѣчего, однакожъ повела гостей своихъ въ дѣтскую, гдѣ безъ всякихъ предосторожностей открыла занавѣсъ y дочерниной кроватки.
   Въ гостиной нашли наши путешественницы Миссъ Клокъ, компаньёнку Елисаветы, и еще какого-то, незнакомаго имъ, мужчину. "Рекомендую вамъ сосѣда нашего, Петра Михайловича Жокондова," сказала Елисавета. Св³яжская съ любопытствомъ посмотрѣла на него. Она не была лично съ нимъ знакома, но слыхала объ немъ очень много. Лѣтъ десять назадъ славился онъ въ Москвѣ искусствомъ своимъ прельщать женщинъ, лишилъ репутац³и многихъ, разстроилъ нѣсколько счастливыхъ супружествъ, и вообще извѣстенъ были франтовствомъ своимъ, хорошимъ тономъ и нѣсколькими дуелями. Послѣ многихъ истор³й въ Москвѣ, онъ куда-то скрылся, и объ немъ перестали говорить. Такое сосѣдство весьма опасно для легкомысленной и вѣтренной женщины - подумала Св³яжская, и со вздохомъ посмотрѣла на Елисавету.
   Жокондовъ, молодой человѣкъ, лѣтъ за сорокъ, былъ еще довольно молодъ по лѣтамъ своимъ. Быстрые, умные глаза его и всѣ черты лица изображали какую-то насмѣшливость. Въ обращен³и его сохранились еще нѣкоторые остатки прежней его любезности; но замѣтно было, что все ему надоѣло. Онъ провелъ нѣсколько лѣтъ въ чужихъ краяхъ; по возвращен³и въ отечество, Московская и Петербургская жизнь, послѣ Парижа, казались ему несносными. Притомъ-же, дѣла его были въ большомъ разстройствѣ, и онъ рѣшился прожить нѣсколько лѣтъ въ деревнѣ, которая была въ одной верстѣ отъ Князя Рамирскаго. Сначала долго не ѣздилъ онъ къ Рамирскому, но увидѣвъ однажды Елисавету, въ приходской церкви, плѣнился ею, познакомился съ Княземъ, и съ тѣхъ поръ ежедневно бывалъ y нихъ. Елисаветѣ нравился Жокондовъ хорошимъ тономъ своимъ; онъ жилъ долго въ большомъ свѣтѣ, зналъ множество анекдотовъ, былъ въ чужихъ краяхъ; словомъ, въ глубокомъ уединен³и, съ грубымъ и сумазброднымъ мужемъ, общество Жокондова было чрезвычайно пр³ятно Елисаветѣ. Какъ человѣкъ опытный; постепенно достигалъ онъ до своей цѣли, и сдѣлался наконецъ необходимымъ для нея; всяк³й день она сама приглашала его къ себѣ. Частыя посѣщен³я сосѣда были весьма непр³ятны мужу: онъ дурно обходился съ нимъ; но Жокондовъ показывалъ, какъ будто-бы ничего не замѣчаетъ и продолжалъ ежедневныя свои посѣщен³я. Елисаветѣ было досадно грубое обращен³е мужа съ Жокондовымъ; это заставляло ее быть еще ласковѣе; часто вмѣстѣ съ нимъ, смѣялась она надъ мужемъ. Но никакая мысль о нарушен³и супружеской вѣрности не входила въ голову Елисаветы, и Жокондовъ, приготовляя постепенно и осторожно торжество свое, еще ни одного слова не говорилъ о любви. Въ этомъ положен³и застали дѣло Св³яжская и Софья. Чтобы не помѣщать откровенному разговору сестеръ, которыя давно не видались, Жокондовъ пошелъ въ садъ, вмѣстѣ съ Миссъ Клокъ.
   "Ты, Соничка, совсѣмъ не похожа на невѣсту," - сказала Елисавета, садясь подлѣ нея, когда онѣ возвратились изъ дѣтской въ гостиную. "Что съ тобою сдѣлалось? Ужь не перессорилась-ли ты съ женихомъ своимъ? Еще рано: будетъ довольно времени, когда выйдешь за мужъ. Или не перебранились-ли вы дорогой съ тетушкою? Вы обѣ такъ способны къ этому - разскажи мнѣ, для рѣдкости, о чемъ дѣло стало y васъ?"
   - Удивляюсь твоему вопросу - отвѣчала Софья. Ты сама знаешь положен³е сестры Катерины.
   "Знаю, но что-жъ тутъ чрезвычайнаго? Она не очень хороша живетъ съ мужемъ - это очень обыкновенно. Вольно ей принимать все такъ сильно къ сердцу. Не думаешь-ли и ты прожить вѣкъ въ ладу съ будущимъ твоимъ супругомъ? Ты очень ошибешься."
   - Не обо мнѣ дѣло. Богу одному извѣстно будущее; однакожъ, если-бы я не надѣялась прожить счастливо съ избраннымъ мною человѣкомъ, то, вѣрно, не рѣшилась-бы отдать ему моей руки. Но нельзя не удивляться твоему равнодуш³ю, ежели тебѣ всѣ обстоятельства бѣдной Катиньки извѣстны.
   "Какое-жъ чрезвычайное несчаст³е съ нею случилось? Я, право, не знаю. Отъ маменьки пр³ѣзжалъ нарочный къ Князю, съ письмомъ, и порядочно напугалъ меня; но мужъ мой успокоилъ меня на счетъ здоровья маменьки, показавъ надпись на конвертѣ ея руки. Впрочемъ объявилъ онъ мнѣ, что вотъ въ чемъ все дѣло: Аглаевъ употребилъ во зло довѣренность Князя, поступилъ безчестно, и обезславилъ нашу фамил³ю. Приданая моя деревня дана ему была только въ управлен³е, по вѣрющему письму; онъ, при тебѣ и при маменькѣ, обязался честнымъ словомъ никогда не продавать и не закладывать этого имѣн³я. Но вмѣсто того, тайно отъ насъ, совершилъ закладную, и Князь увидѣлъ фамил³ю свою напечатанною въ газетахъ. Послѣ такого безсовѣстнаго поступка, Князь потребовалъ отъ него назадъ вѣрющее письмо, уничтожилъ его, и самъ вошелъ въ управлен³е имѣн³емъ.- Мнѣ не хочется огорчать добрую старушку, матушку твою, сообщен³емъ ей всѣхъ подробностей - прибавилъ Князь - но обѣщанное мною имѣн³е твое сохраню я для дѣтей Аглаева. Послѣ его смерти, или когда они войдутъ въ совершенный возрастъ, ты можешь передать имъ. - Мнѣ кажется, что Князь поступилъ въ этомъ случаѣ очень справедливо. Лучше сберечь, хотя какой нибудь кусокъ хлѣба дѣтямъ, когда отецъ мотъ и способенъ дѣтей пустить по м³ру. Можешь сообщить это Катинькѣ, и она вѣрно одобрить Князя моего."
   - Ежели все это справедливо - сказала Св³яжская - то мужъ твой, въ самомъ дѣлѣ, поступилъ очень хорошо. Но на счетъ состоян³я Катиньки безпокоиться нѣчего. Это послѣдняя вещь. Дѣти ея не останутся безъ куска хлѣба. Ежели-бы только одно это - бѣда не велика! Сердечныя ея страдан³я такъ тягостны, что точно надобно всѣмъ, любящимъ ее, изыскивать средства, какъ подкрѣпить и утѣшить ее.
   "Да что-жъ такое съ нею случилось?" продолжала Елисавета. "Опять повторяю: ежели она не такъ ладно живетъ съ мужемъ, то это вещь весьма обыкновенная."
   - Какъ? Неуже-ли ты не знаешь, что Аглаевъ промоталъ и проигралъ все, что ему досталось послѣ дяди, что онъ высланъ изъ Москвы, и теперь дурно обходится съ женою своею? - Св³яжская разсказала ей всѣ подробности. "Въ первый разъ слышу! Ахъ, Боже мой! Бѣдная Катенька!... Да ежели-бы я знала прежде, то десять-бы разъ побывала y нея. Съ чрезвычайною ея чувствительност³ю и слабостью здоровья, не знаю, какъ она перенесла такое горе, какъ еще она жива? Можно-ли! Какъ-же я ничего не знала? Не удивляюсь, что мужъ мой не говорилъ мнѣ ни слова: онъ ненавидитъ Аглаева. Но какъ отъ другихъ не слыхала я ничего? Мы недавно были y брата Алексѣя.... И этотъ отвратительный эгоистъ оставилъ сестру безъ помощи! Онъ объ ней не говорилъ мнѣ ни одного слова; даже имя Аглаевыхъ ни разу не было произнесено, во все время, которое мы тамъ пробыли. Поспѣшите, поспѣшите, милая тетушка, на помощь къ ней!" прибавила Елисавета, цѣлуя руки Св³яжской. "Она такъ любитъ и уважаетъ васъ: пр³ѣздъ вашъ и Софьи подкрѣпитъ ее, дастъ ей новую жизнь.... Знаете-ли? И я поѣду съ вами."
   Въ это время вошелъ Князь Рамирск³й; онъ любилъ и уважалъ Софью, былъ радъ ея пр³ѣзду, и отъ души поздравлялъ съ помолвкою. Вскорѣ послѣ того и Жокондовъ, съ Миссъ Клокъ, возвратились изъ саду. Очень замѣтно было, что присутств³е этого гостя непр³ятно Князю Рамирскому; онъ не смотрѣлъ на него и не говорилъ съ нимъ ни слова. Продолжать говорить о дѣлахъ семейственныхъ, при постороннемъ человѣкѣ, было невозможно. Разговоръ начался общ³й и обыкновенный, о предметахъ ничего незначущихь. Такимъ образомъ прошелъ весь вечеръ.
   Оставшись наединѣ съ Софьею, Св³яжская сообщила ей опасен³я свои о послѣдств³яхъ, угрожающихъ Елисаветѣ, отъ короткаго знакомства съ Жокондовымъ. Софья, по невинности своей, при томъ-же бывъ занята мыслями о несчастной сестрѣ, почти не замѣтила даже присутств³я Жокондова.
   "Какъ жаль" - сказала Св³яжская - "что Елисавета, при всей добротѣ сердца своего, которую она явно доказала, узнавъ о несчаст³и сестры, такъ необдумчива и вѣтрена! Какъ она не видитъ всей неприличности и дурныхъ послѣдств³й знакомства съ Жокондовымъ, человѣкомъ, извѣстнымъ по развращен³ю и безнравственности своей! Завтра-же утромъ буду я имѣть съ него объяснен³е, ы постараюсь предостеречь ее."
   - Вы конечно хорошо сдѣлаете, и она вамъ будетъ благодарна - отвѣчала Софья. - Только, воля ваша, тетушка, я не смѣю спорить, a мнѣ кажется, что вы напрасно опасаетесь: я увѣрена въ Елисаветѣ, и никакихъ дурныхъ послѣдств³й не ожидаю.
   "Ты, другъ мой, такъ огорчена несчаст³емъ сестры, что ни о чемъ другомъ думать не можешь. Какъ не замѣтила ты, съ какимъ непр³ятнымъ видомъ смотритъ мужъ ея на этого Жокондова? Я не сомнѣваюсь въ твердости правилъ Елисаветы, но женщина, не имѣющая вниман³я за собою, можетъ быть нечувствительно совращена со стези добродѣтели, и постепенно вовлечена въ нарушен³е своихъ обязанностей. Притомъ-же, соблюден³е прилич³й, и даже самой наружности, есть священный долгъ супруги. Доброе имя, пр³обрѣтаемое многими годами, можетъ уничтожиться въ одну несчастную минуту. Кто знаетъ, можетъ быть, уже и теперь мужъ ея подозрѣваетъ, и есть добрые люди, пользующ³еся этимъ случаемъ, чтобы увеличить раздоръ и вражду ихъ между собою?"
   - Ахъ, Боже мой! я ничего не сообразила - мнѣ даже въ голову все это не приходило! - отвѣчала Софья. - Какой важный урокъ лично для меня! - Будьте Ангеломъ хранителемъ Елисаветы, милая тетушка! Вамъ предопредѣлено быть истинною благодѣтельницею всего нашего семейства. Самъ Богъ наградитъ васъ. Предостерегите, удержите ее на краю бездны, къ которой она, по неосторожности и вѣтренности своей, такъ близка! Мы пробудемъ здѣсь недолго. Вы объяснитесь съ Елисаветою, a я буду говоритъ съ мужемъ ея, на счетъ имѣн³я, взятаго имъ отъ Аглаевыхъ.
   "Объяснен³е твое съ нимъ, какъ я думаю, должно заключаться въ томъ, что тебѣ надобно одобрить его поступокъ"- сказала Св³яжская. "Послѣ того, что мы знаемъ объ Аглаевѣ, Князь Рамирск³й, точно справедливо поступилъ, взявъ y него имѣн³е. Сомнѣваюсь я, чтобы онъ имѣлъ въ виду обезпечить будущее благосостоян³е дѣтей Катерины, и вѣрно взялъ онъ имѣн³е, просто, по скупости своей. Но тебѣ должно воспользоваться уважен³емъ и привязанност³ю Князя, и сообщить ему, что ты слышала отъ Елисаветы, поблагодарить за попечен³е о дѣтяхъ Катерины, которыхъ ты поручаешь его великодуш³ю. Ежели онъ повторитъ и тебѣ тоже, что говорилъ женѣ, то послѣ того совѣстно ему будетъ противъ тебя не отдать имѣн³я дѣтямъ. Вотъ какъ, я думаю, надобно дѣйствовать съ нимъ."
   На другой день, утромъ, расположились онѣ выѣхать тотчасъ послѣ чаю, за тѣмъ, чтобы къ вечеру поспѣть къ Аглаевымъ. Св³яжская встала нарочно поранѣе, имѣя въ виду, свободно, наединѣ, пока не всѣ соберутся, говорить съ Елисаветою. Софью предупредила она, чтобы въ то время, когда будетъ y нея объяснен³е съ Елисаветою, взяла-бы она мужа ея въ садъ, и говорила съ нимъ, о чемъ уже онѣ условились.
   Елисавета пришла къ Св³яжской въ дурномъ нравѣ и съ головною болью. Она съ вечера сообщила мужу желан³е свое ѣхать къ Аглаевымъ, a онъ, по скупости своей, опасаясь, что Елисавета, для пособ³я имъ, готова будетъ отдать брильянты свои, рѣшительно не согласился. Слово за слово, вышла жестокая распря. Елисавета настаивала въ намѣрен³и непремѣнно ѣхать; мужъ объявилъ, что не даетъ ей лошадей. Она говорила, что уйдетъ пѣшкомъ, a онъ отвѣчалъ, что велитъ связать ей ноги и руки. Кончилось взаимными упреками. Въ заключен³е сцены сдѣлалась съ Елисаветою истерика, a мужъ ея ушелъ спать къ себѣ въ кабинетъ.
   Съ нетерпѣн³емъ и явнымъ неудовольств³емъ слушала Св³яжскую Елисавета. Предостережен³е не только не сдѣлало никакой пользы, но разсердило ее, и она, въ запальчивости, наговорила Св³яжской много грубостей, объявивъ рѣшительно, что удивляется: по какому праву взялась она дѣлать ей так³е оскорбительные упреки?
   "Впрочемъ, ежели-бы я и въ самомъ дѣлѣ была виновата, въ чемъ вы, по дружбѣ и по родству, такъ откровенно объясняете мнѣ подозрѣн³е ваше" - сказала съ досадою Елисавета - "то самъ мужъ мой, невѣрност³ю и поступками своими противъ меня, далъ мнѣ на это все право; онъ возобновилъ прежнюю связь съ гнусною Лезбосовою, хотя клялся мнѣ никогда не видаться съ нею. Жокондовъ добрый и умный человѣкъ; онъ рекомендованъ мнѣ самимъ мужемъ моимъ, и я не понимаю, почему мнѣ лишать себя его пр³ятнаго общества? Это капризъ, и я не уважила-бы такого вздорнаго требован³я даже и со стороны самой маменьки; слѣдовательно, тѣмъ менѣе еще прошу вступаться въ мои дѣла людей постороннихъ."
   Св³яжская хладнокровно выслушала всю эту неприличную и грубую выходку Елисаветы.
   "Послушай, мой другъ: кажется, я совсѣмъ не посторонняя въ вашемъ семействѣ; я поставила себѣ долгомъ предостеречь тебя, говорила отъ души; и очень сожалѣю, что ты разсердилась за дружеск³й совѣтъ. Но я сдѣлала свое дѣло, и еще тебѣ повторяю: остерегись - ты готовишь себѣ большое несчаст³е, и послѣ сама согласишься, что я говорила тебѣ правду."
   "Благодарю за эту правду. Но, кажется, уже невозможно мнѣ быть несчастливѣе теперешняго!" отвѣчала Елисавета, задыхаясь отъ слезъ. - "Что я переношу и какова моя жизнь - одному Богу извѣстно!" Св³яжская съ сострадан³емъ смотрѣла на нее, и не говорила ни слова. Утирая свои слезы, одумавшись и раскаяваясь сама въ грубостяхъ, сказанныхъ Св³яжской, Елисавета просила y нея прощен³я и цѣловала ея руки.
   Въ это время вошелъ Князь Рамирск³й, вмѣстѣ съ Софьею, изъ сада. Принесли самоваръ, и Миссъ Клокъ приступила къ разливан³ю чая. Всѣ были задумчивы и молчали. Одна Св³яжская сохранила хладнокров³е, и чтобы поддержать кое-какъ разговоръ, обратилась къ Князю Рамирскому, съ вопросами о любимомъ его предметѣ, хозяйствѣ. Вступивъ на эту столь извѣстную ему стезю, Князь разговорился, разсказывалъ всѣ подробности о посѣвъ и урожаѣ въ разныхъ деревняхъ своихъ. Между тѣмъ карета Св³яжской была подвезена къ крыльцу. Елисавета плакала, и, цѣлуясь съ нею, просила еще разъ, потихоньку, прощен³я въ грубостяхъ своихъ. Обнимая Софью, нарочно говорила она съ нею по Англ³йски, чтобы мужъ ея не могъ понять. Она умоляла ее, тотчасъ по пр³ѣздѣ къ Аглаевымъ, увѣдомить, въ какомъ положен³и найдетъ она сестру, и что ежели ей нужно пособ³е, то она, тайно отъ тирана своего, пришлетъ ей всѣ свои брильянты. Мужъ и жена проводили такимъ образомъ гостей своихъ до кареты.
   Въ близкомъ разстоян³и отъ деревни Князя Рамирскаго встрѣтился имъ Жокондовъ, одѣтый щегольски, ѣдущ³й въ кабр³олетѣ, на парѣ Англ³йскихъ, красивыхъ лошадей. Онъ спѣшилъ, какъ видно было, на обыкновенное дежурство свое къ Елисаветѣ.
   "Всегда, когда вижу я такого необыкновеннаго франта" - сказала Св³яжская - "приходитъ мнѣ въ голову сужден³е, не помню какого-то автора. "Надобно вообразить себѣ," говоритъ онъ, "самаго отличнѣйшаго нашего щеголя, одѣтаго по послѣднему нумеру Парижскаго моднаго журнала - какимъ шутомъ и уродомъ показался-бы онъ добрымъ Китайцамъ въ Пекинѣ?" Но франтовство этого обветшалаго волокиты, Жокондова, въ сторону, a я опасаюсь, что онъ довершитъ несчаст³е доброй, но весьма вѣтренной и взбалмошной нашей Елизаветы.... и погубитъ ее." Св³яжская сообщила Софьѣ разговоръ свой съ Елисаветою, сказанныя ею грубости, и раскаян³е о томъ, что она забылась.
   - Къ счаст³ю, что вы такъ добры, разсудительны, отвѣчала Софья, и такъ равнодушно перенесли ея грубости. Какъ можно было благонамѣренность вашу и дружеск³й совѣтъ принять съ такою непр³ятност³ю? Но сколько несчастныхъ супружествъ удалось уже мнѣ видѣть - въ особенности-же, примѣръ сестеръ моихъ приводитъ меня въ ужасъ! Какъ тяжела обязанность, которую я на себя принимаю.... Почему мнѣ думать, что для меня будетъ исключен³е изъ общаго правила!
   "Милый другъ мой," отвѣчала Св³яжская, - ты ежедневно читаешь Священное Писан³е. Вспомни слова: царств³е небесное нудится. Это значитъ, что должно трудиться, для пр³обрѣтен³я душевнаго спокойств³я и счаст³я призывать Бога въ помощь, усердно молиться, имѣть безпрерывное и внимательнейшее наблюден³е за собою, ничего безъ размышлен³я не дѣлать, смотрѣть на послѣдств³я, руководствоваться отличительнымъ преимуществомъ, даннымъ человѣку - здравымъ разсудкомъ. Повѣрь, что большая часть несчаст³й и огорчен³й нашихъ происходитъ отъ насъ самихъ, и что величайш³й врагъ человѣку - онъ самъ себѣ!"
  

ГЛАВА II.

  

Лафатеръ брался узнавать характеръ каждаго человѣка по почерку его; тѣмъ съ большею достовѣрност³ю можно опредѣлительно заключить о свойствахъ хозяина и отца семейства по образу его жизни и порядку въ его домѣ.

Неизвѣстный.

   Съ стѣсненнымъ сердцемъ и со слезами на глазахъ приближились путешественницы наши къ Пр³ютову. Какая противоположность нынѣшняго пр³ѣзда ихъ и перваго ихъ посѣщен³я! Проѣзжая мимо сада, увидѣли онѣ все въ запущен³и: куртины заросли и заглохли; аллеи были не выметены; вездѣ росли крапива и рѣпейникъ; прекрасная бесѣдка, гдѣ онѣ въ первый пр³ѣздъ свой пили чай, совсѣмъ завалилась; листья, спавш³е съ деревъ на столь, бывш³й посрединѣ бесѣдки, не были счищены; дерновыя скамьи заросли, любимый Аглаевымъ храмъ Гименея являлся также въ развалинахъ, и гипсовая статуя, бывшая на пьедесталѣ среди храма, отъ дождей пожелтѣла и почти совсѣмъ разсыпалась; заборъ около сада вездѣ обрушился; въ цвѣтникахъ ходили на свободѣ телята. Всѣ строен³я, поддержкою которыхъ въ хорошемъ видъ прежде такъ занимался Аглаевъ, увидѣли онѣ въ совершенномъ упадкѣ. Дождикъ и непр³ятная сырая погода еще болѣе усиливали грусть.
   Никто не вышелъ къ нимъ на крыльцо. Въ лакейской была отвратительная нечистота и тяжелый воздухъ; недогорѣвш³е, сальные огарки валялись по столу и по лавками; немытыя тарелки стояли въ углу; большая дворная собака, отыскивая куски хлѣба и кости, валявш³яся подъ лавками, довершала украшен³е этой комнаты. Изъ служителей нашли тутъ одного только мальчика, въ замаранномъ сюртукѣ, изъ домашняго толстаго сукна: - локти y него были разодраны, лицо неумыто, волосы нерасчесаны; но и этотъ мальчишка преспокойно спалъ на лавкѣ. Залаявшая и бросившаяся въ дверь собака разбудила его. "Дома-ли господа?" - спросила, сквозь слезы, Софья. - Барина нѣтъ дома - отвѣчалъ оторопѣвш³й мальчикъ - a барыни, и старая и молодая, дома. - Св³яжская и Софья вошли въ залу. И тутъ были такой-же безпорядокъ и нечистота: оборванные обои висѣли по стѣнамъ, и на потолкѣ видны были слѣды течи, съ полусогнившей тесовой крышки дома; балки нависли до того, что угрожали безпрестанно паден³емъ.
   Катерина, предувѣдомленная нянею, увидѣвшею изъ дѣтской, что къ крыльцу подъѣхала карета, думала, что кто нибудь изъ сосѣдей пр³ѣхалъ навѣститъ ее. Она спѣшила надѣть чепчикъ и платокъ, и встрѣтила гостей въ залѣ. Со слезами бросились объ сестры въ объятья другъ друга. Катерина до такой степени похудѣла, была такъ блѣдна, желта, горесть такъ сильно изнурила ея здоровье, что ее совсѣмъ узнать было невозможно. - "Гдѣ маменька?" спросила Софья, проливая горьк³я слезы и смотря на сестру.- Она еще послѣ болѣзни своей не совсѣмъ оправилась. Нынѣшнюю ночь худо почивала, и теперь, кажется, уснула. - "Но гдѣ-же твои дѣти? Двухъ меньшихъ я совсѣмъ не знаю." - Ихъ сей часъ приведутъ сюда.
   Между тѣмъ, старая Холмская, лежавшая y себя въ комнатѣ, на постелѣ, услышавъ бѣготню и шопотъ въ дѣвичѣй, догадалась, что вѣрно пр³ѣхали уже давно ожидаемые, любезные ея гости, кое-какъ встала съ постели и спѣшила къ нимъ. Поддерживаемая служанкою своею, вошла она въ гостиную. Софья бросилась цѣловать ея руки. Радость матери, при свидан³и съ дочерью, которая одна ей осталась въ утѣшен³е, была чрезмѣрна. Старушка упала въ обморокъ. Софья испугалась; всѣ бросились помогать ей; она скоро опамятовалась.
   "Что вы, маменька? Какъ себя чувствуете?" спрашивала Софья, цѣлуя ее. - Ничего, мой другъ, все прошло; радость видѣть тебя и твою благодѣтельницу оживила меня; я чувствую себя очень хорошо - отвѣчала Холмская, цѣлуя и прижимая Софью въ своихъ объят³яхъ.
   - Это ты? Тебя я обнимаю, другъ мой, утѣшен³е мое, милая, добрая дочь моя? - продолжала Холмская. - Богъ еще былъ столько милостивъ, что далъ мнѣ дожить до радости видѣть тебя невѣстою и благословить тебя! Ты вѣрно будешь счастлива. Богъ наградитъ тебя, почтительная дочь и добрая родная! вѣрно будешь ты благополучною женою и счастливою матерью семейства. Дай мнѣ еще разцѣловать тебя, наглядѣться на тебя. Мы такъ давно не видались, милая моя Соничка, другъ мой, счаст³е, утѣшен³е мое! - При каждомъ словѣ она снова цѣловала Софью, и слезы радости текли изъ глазъ старушки.- A тебя, мой другъ, Прасковья Васильевна, я не знаю, какъ и благодарить. Но Богъ видитъ мое сердце: Онъ наградитъ тебя за все, что ты сдѣлала для моей Сонички! - сказала Холмская, обращаясь къ Св³яжской и бросившись цѣловать ее.
   "Полно, полно!" отвѣчала Св³яжская. "Я, конечно, люблю Соничку выше всего въ м³рѣ, но въ сватовствѣ ея и помолвкѣ я нисколько не участвовала. И сынъ и мать, оба страстно въ нее влюбились, и такъ скоро, такъ неожиданно все совершилось, что не дали намъ съ нею опомниться. Я разскажу тебѣ послѣ всѣ подробности. Такой страшной, но вмѣстѣ съ тѣмъ такой добродѣтельной женщины, какъ будущая твоя сватья, рѣдко найдти можно. Съ Николаемъ Дмитр³евичемъ ты давно знакома, слѣдовательно, хвалить его и говорить объ немъ нѣчего. Но мы, по старинной привычкѣ, ляжемъ спать въ одной комнатѣ; я все тебѣ разскажу, a теперь совѣтовала-бы я тебѣ принять Гофманскихъ капель и лечь на диванѣ, a мы подлѣ тебя посидимъ. Посмотри на себя, какъ ты перемѣнилась и похудѣла!" - Софья побѣжала тотчасъ за каплями и за подушками. Въ дѣвичей обступили ее съ поздравлен³ями; она со всѣми перецѣловалась. Между тѣмъ Катерина послала за мужемъ своимъ къ Змѣйкину, и велѣла подавать самоваръ. Дѣтей ея нянюшка успѣла нарядить въ праздничное платье, и они введены были въ гостиную.
   Крестница Софьи, Соничка, уже давно съ удовольств³емъ ожидала ее. Няня всяк³й день твердила, что крестная маменька привезетъ гостинцевъ; она очень обрадовалась, когда ей сказали, что на-конецъ эта крестная маменька пр³ѣхала, и потому подошла она къ Софьѣ безъ всякаго упрямства и застѣнчивости. Но двое меньшихъ дѣтей мальчики, Ѳединька и Петруша, очень рѣдко видавш³е постороннихъ, заревѣли во все горло, когда Софья подошла цѣловать ихъ. Насилу могли ихъ унять, и велѣли поскорѣе принесть изъ кареты игрушки, привезенныя Софьею изъ Петербурга; всѣхъ дѣтей вывели въ залу; но и тамъ ревенье нѣсколько разъ возобновлялось; старшая сестра обижала братьевъ, отнимала игрушки, не смотря на то, что ей подарила Софья вдвое больше и лучше. Катерина должна была нѣсколько разъ выходить въ залу, унимать и мирить.
   Холмская ожила при свидан³и съ Софьею и Св³яжскою. Еще нѣсколько разъ принималась она со слезами радости, цѣловать ихъ. Время нечувствительно шло въ разсказахъ о Петербургской жизни, о помолвкѣ Софьи, о женихъ ея, также и о странностяхъ Дарьи Петровны Пронской. Одна только бѣдная Катерина не могла принять полнаго участ³я въ общей радости: она безпрестанно смотрѣла въ окно, прислушивалась къ каждому стуку, и была въ большомъ безпокойствъ, что мужъ ея не ѣдетъ. Такимъ образомъ ожидала она до 10 часовъ. Наконецъ, насилу удерживая слезы свои, сказала: Видно Петръ Ѳедоровичъ не будетъ сегодня; что нибудь остановило его, a вы устали съ дороги; я велю подавать ужинать. "- Да, видно, что онъ не будетъ - отвѣчала со вздохомъ Холмская. - Но что твой пьяница поваръ? Въ состоян³и-ли былъ онъ изготовить ужинъ? - "Я его упрашивала давно, чтобы онъ, по крайней мѣрѣ, на то время, когда пр³ѣдутъ тетушка и сестра, удержался отъ пьянства. Онъ отвѣчалъ, что для доброй барышни Софьи Васильевны готовъ въ огонь и въ воду, и далъ слово не пить въ это время. Онъ приходилъ ко мнѣ спрашивать о кушаньѣ, не былъ пьянъ - авось удержится." Еще около часа просидѣли въ гостиной послѣ ужина; но Аглаевъ не возвращался домой, и всѣ разошлись спать. Оставшись наединѣ съ сестрою, Софья начала было откровенно разговаривать съ нею объ ея положен³и; но Аннушка, горничная ея дѣвушка, вошла съ веселымъ видомъ, и подала письма, полученныя съ нарочнымъ изъ Москвы, отъ управляющаго Св³яжской. Аннушка знала, что письма были отъ жениха Софьи, и спѣшила обрадовать барышню, но они заключали въ себѣ весьма непр³ятныя извѣст³я. Пронск³й писалъ съ отчаян³емъ, что сильная болѣзнь мачихи, случившаяся наканунѣ самаго отъѣзда, остановила ихъ. Жизнь ея была въ опасности: теперь, прибавлялъ опъ, слава Богу, ей получше, и можно надѣяться черезъ нѣсколько дней выѣхать. Сама Пронская, чтобы успокоить Софью, прислала своею рукою нѣсколько словъ, но по почерку замѣтно было, что она еще очень слаба. Все это чрезвычайно огорчило Софью. Кромѣ того, что болѣзнь Пронской отдаляла время свидан³я съ женихомъ (а привязанности своей къ нему она уже не находила причинъ скрывать), въ продолжен³е сего времени она полюбила и самую Пронскую, какъ мать. Извѣст³е о болѣзни ея сильно растревожило Софью, и она не могла удержать слезъ своихъ.
   Катерина, вмѣсто того, чтобы утѣшать сестру, сама съ нею плакала. Нервы ея до такой степени были разстроены, что малѣйшее безпокойство, или огорчен³е, приводило ее въ слезы и истерику. Съ нею сдѣлался сильный истерическ³й припадокъ, и потомъ обморокъ. Софья забыла свое горе. Помогала сестрѣ, насилу, съ пособ³емъ горничныхъ, привела ее въ чувство, и тотчасъ послѣ того, упросивъ ее, чтобы она легла въ постелю и успокоилась, ушла къ себѣ въ комнату.
   Между тѣмъ, объ старушки, Холмская и Св³яжская, не зная, что происходило въ комнатѣ Катерины, разговаривали между собою. Св³яжской хотѣлось знать, за что былъ высланъ Аглаевъ изъ Москвы, какъ онъ теперь живетъ съ женою и какое именно пособ³е должно имъ сдѣлать, пока, на первый случай. Похожден³я Аглаева мы разскажемъ въ слѣдующихъ главахъ.
  

ГЛАВА III.

Intrigue, astuce et audace - moyens de succes infaillibles au temps, ou nous vivons.

Joue.

Пронырство, коварство и наглость - самыя дѣйствительныя средства успѣховъ въ наше время.

Жуи.

  
   Вскорѣ послѣ отъѣзда Софьи въ Петербургъ, Аглаевъ получилъ извѣст³е отъ Г-на Фрипоненкова, стряпчаго дяди его, что дядюшка наконецъ умеръ, и что хотя, какъ говорятъ, духовная сдѣлана точно въ пользу Лукавиной, но это еще невѣрно; притомъ-же, родовымъ имѣн³емъ покойникъ располагать не имѣлъ права, и что въ слѣдств³е всего этого, Аглаевъ долженъ поспѣшить въ Москву, за тѣмъ, что - можетъ быть - въ духовной ничего не сказано о большомъ денежномъ капиталѣ, оставшемся послѣ его дяди, и Лукавина, можетъ быть, не успѣла всего захватить себѣ. Пока-же, до пр³ѣзда, Фрипоненковъ совѣтовалъ отправить прямо въ судъ, по почтѣ, изъ уѣзднаго города, просьбу, написанную уже набѣло, приложенную къ письму Фрипоненкова, и состоящую въ томъ, что Аглаевъ настоящ³й, законный и единственный наслѣдникъ.
   Разумѣется, получивъ такое извѣст³е, Аглаевъ въ нѣсколько часовъ собрался, поѣхалъ, скакалъ день и ночь, и въ самое короткое время явился въ Москвѣ. Дорогою придумывалъ онъ, как³я лучш³я средства принять ему противъ тетушки Лукавиной? Онъ рѣшился взять на отвагу, прямо въѣхать на дворъ къ покойнику, вступить въ управлен³е, какъ слѣдуетъ законному наслѣднику, и начать тѣмъ, что выгнать тетушку вонъ изъ дома.
   Исполняя намѣрен³е свое, Аглаевъ пр³ѣхалъ, прямо отъ заставы, въ домъ покойнаго дяди, явился внезапно, безъ доклада, въ комнату Лукавиной, и началъ было повелительнымъ тономъ говорить ей, что она должна выѣхать вонъ изъ дома, принадлежащаго ему, какъ наслѣднику. Но Аглаевъ очень ошибся въ ожидан³и своемъ. Тетушка была уже приготовлена къ такой сценѣ, ни мало не смѣшалась, и отвѣчала ему, чтобы онъ самъ сей часъ вышелъ вонъ изъ ея дома, или она призоветъ Полиц³ю. Къ этому присоединила тетушка, въ утѣшен³е Аглаева, что дядя рѣшительно ничего ему не оставилъ, a передалъ ей все движимое и недвижимое имѣн³е свое, по духовному завѣщан³е, которое уже утверждено законнымъ порядкомъ.
   Такое утѣшительное извѣст³е, и рѣшительный тонъ тетушки, поразили Аглаева. Онъ понизилъ голосъ, и, сказавъ сквозь зубы, что будетъ отыскивать право свое и опровергать духовную законнымъ порядкомъ, долженъ былъ отправиться назадъ въ свою дорожную коляску. Денегъ съ нимъ было весьма немного, жить въ трактирѣ не имѣлъ онъ способа, и, по необходимости, велѣлъ ѣхать къ дядѣ своему Аристофанову. Онъ успѣлъ только спросить о доброжелательномъ ему каммердинерѣ покойнаго дядюшки. Ему сказали, что еще при жизни покойнаго, тетушка Лукавина отправила этого доброжелателя, съ большимъ жалованьемъ, въ прикащики, въ дальную степную деревню.
   Аглаевъ не засталъ Аристофанова дома, поскорѣе переодѣлся и тотчасъ отправился къ любезному корреспонденту своему, извѣстившему его о смерти дядюшки, то есть - попалъ прямо въ западню, поставленную симъ мошенникомъ, какъ-то въ послѣдств³и откроется. Фрипоненковъ принялъ его съ величайшею вѣжливост³ю, не зналъ гдѣ лучше и спокойнѣе посадить, тотчасъ предложилъ свои услуги, и просилъ приказывать и распоряжать имъ въ полной мѣрѣ. Аглаевъ сообщилъ ему разговоръ свой съ тетушкою Лукавиною.
   "Какъ можно!" вскричалъ Фрипоненковъ, съ негодован³емъ. - "Ежели и дѣйствительно совершена духовная въ ея пользу, то ей еще нѣкогда было предъявить и взойти въ управлен³е. Это вздоръ! Она хотѣла напугать васъ. Позвольте, я къ ней съѣзжу; пусть она покажетъ духовную; я все выведу наружу. Усерд³е мое и преданность къ вамъ придадутъ мнѣ силы. Повѣрьте, почтенный Петръ Ѳедоровичъ, что я оправдаю вашу довѣренность, и на самомъ дѣлъ докажу, какъ я васъ уважаю, люблю, и какъ я преданъ вамъ." Фрипоненковъ наговорилъ множество подобныхъ словъ; увѣрялъ, что готовъ въ огонь и въ воду, что онъ человѣкъ безкорыстный, и проч., что обыкновенно говорятъ плуты обреченной своей жертвѣ.
   Аглаевъ всему повѣрилъ; былъ въ восторгѣ отъ необыкновенныхъ добродѣтелей Фрипоненкова; уполномочилъ его хлопотать, и обнадежилъ въ своей признательности.
   Въ тотъ-же день явился Фрипоненковъ къ Аглаеву, съ печальнымъ лицомъ. - "Вообразите, Петръ Ѳедоровичъ," - сказалъ онъ - "вѣдь духовная сдѣлана, въ самомъ дѣлѣ, въ пользу вашей тетушки; она успѣла предъявить ее; все кончено - она введена во владѣн³е законнымъ порядкомъ." - Какъ? Но вы мнѣ сами говорили, что на родовое имѣн³е дѣлать духовной нельзя? - "Точно, да открывается, что родоваго имѣн³я очень немного, и y нея векселей на покойнаго вашего дядюшку вдвое болѣе, чѣмъ оно стоитъ.... Какое безстыдство!" продолжалъ Фрипоненковъ - "Какая наглость! какое беззакон³е! Совсѣмъ, можно сказать, посторонней женщинѣ, воспользоваться болѣзненнымъ состоян³емъ старика, выжившаго изъ ума, похитить чужое имѣн³е, ограбить законнаго наслѣдника! Послѣдн³я времена пришли! Повѣрьте, что я, завлеченный усерд³емъ моимъ и преданност³ю къ вамъ, все это говорилъ ей въ глаза; но она взбѣсилась, и хотѣла было позвать людей и выгнать меня изъ дому. Я ей докажу однакожъ - унывать не должно.... Надобно подать просьбу, и начать настоящее тяжебное дѣло. Еще мы посмотримъ: не подложная-ли духовная! .."
   Аглаевъ не зналъ, как³я найдти выражен³я, для изъяснен³я благодарности.
   "Дайте мнѣ вѣрющее письмо, и я тотчасъ начну хлопотать," сказалъ Фрипоненковъ.- "Но, почтеннѣйш³й Петръ Ѳедоровичъ, вы должны это знать - дѣло весьма важное: слишкомъ три тысячи душъ, и, можетъ быть, болѣе милл³она денегъ. Вы можете вообразить, что она ничего не пожалѣетъ. Вамъ также надобно приготовиться къ большимъ пожертвован³ямъ. Впрочемъ, вся справедливость на вашей сторонѣ, и и навѣрное отвѣчаю вамъ головою моею, что вы дѣло выиграете - жалѣть нѣчего!...
   - Все такъ, любезный мой Осипъ Гавриловичъ - отвѣчалъ Аглаевь.- Но откуда мнѣ взять денегъ? имѣн³е y меня небольшое, и я много долженъ; повѣритъ-ли мнѣ кто нибудь, въ ожидан³и будущихъ благъ, пока я выиграю дѣло?
   "Ежели такъ," отвѣчалъ Фрипоненковъ, показывая видъ, что онъ увлеченъ усерд³емъ своимъ къ Аглаеву - "я готовъ послѣднимъ, что имѣю, жертвовать для васъ. Беру всѣ хлопоты и издержки на себя - что будетъ, то будетъ! Мнѣ Богъ поможетъ защитить невиннаго. Притомъ-же я увѣренъ, что вы не оставите меня, и ежели выиграете дѣло, то - вознаградите мои убытки."
   Аглаевъ бросился цѣловать его, и, въ первомъ движен³и, схвативъ перо и бумагу, далъ подписку, что онъ поручаетъ ему имѣть ходатайство, по дѣлу о наслѣдствъ послѣ покойнаго дяди, и, въ случаѣ успѣха, обязывается заплатить ему двадцать тысячь рублей,
   Фрипоненковъ положилъ подписку Аглаева въ карманъ и простился съ нимъ, обѣщаясь съ завтрашняго-же дня приступить къ дѣлу.
   Вскорѣ послѣ того Аристофановъ возвратился домой; по прежнему наговорилъ онъ много привѣтств³й Аглаеву, благодарилъ, что онъ остановился y него въ домѣ, разсказывалъ о подвигахъ своихъ, также по прежнему часто задыхался, кашлялъ, и Аглаевъ съ горест³ю увѣрился, что дядюшка его сдѣлался еще смѣшнѣе, чѣмъ былъ прежде
   Оба удивлялись, и были въ восторгѣ отъ поступковъ столь необыкновеннаго чудеснѣйшаго и добрѣйшаго Фрипоненкова, который совершилъ свое обѣщан³е. На другой день, утромъ, онъ явился къ Аглаеву-же съ написаннымъ уже набѣло вѣрющимъ письмомъ и заготовленною имъ просьбою на Лукавину.
   "Я вчера такъ былъ возстановленъ противъ нея" - сказалъ Фрипоненковъ - "что не могъ успокоиться, пока не написалъ просьбы; цѣлую ночь трудился, и кажется, ничего не упустилъ къ изобличен³ю въ ложномъ поступкѣ." Онъ прочелъ въ слухъ просьбу, въ которой такъ ясно выведены были всѣ обстоятельства, такъ хорошо изъяснено подозрѣн³е въ подложности духовной, что всяк³й другой, немного поопытнѣе Аглаева и поразсудительнѣе Аристофанова, долженъ-бы усомниться въ Фрипоненковъ, который не могъ еще, не имѣя въ рукахъ духовной, знать до такой степени всѣ подробности.
   "Послушайте од

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 475 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа