Главная » Книги

Флеров Сергей Васильевич - Болеслав Михайлович Маркевич, Страница 4

Флеров Сергей Васильевич - Болеслав Михайлович Маркевич


1 2 3 4 5 6

p;    - Да за то же все: вздоръ несетъ неописанный!..
   Ѳедоръ Ѳедоровичъ поднесъ руку къ очкамъ, медленно приподнялъ ихъ и опять опустилъ, и проговорилъ баскомъ:
   - Это вамъ часто кажется, сестрица, потому что мы одного поколѣн³я, а они другаго; а въ сущности-то выходитъ что неизвѣстно... да-съ, неизвѣстно, повторилъ онъ, таинственно вдругъ понижая голосъ, - вздоръ ли они дѣйствительно несутъ.
   - Да ты слышалъ что онъ поретъ? вскрикнула Марья Яковлевна, не смущаясь присутств³емъ другихъ.
   - Знаю что онъ говоритъ, подчеркнулъ тотъ.
   - И понимаешь?
   - Понимаю.
   - Поздравляю тебя въ семъ случаѣ!..
   Онъ все съ тѣмъ же таинственно внушительнымъ и глубокомысленнымъ видомъ нагнулся къ ней и прошепталъ:
   - Повѣрьте, сестрица, имъ внятнѣе чѣмъ намъ... требован³я вѣка. - Онъ усмѣхнулся, видимо довольный, произнесенными имъ, модными еще тогда, словами, и заключилъ: - Они ужъ темъ правы что молоды-съ, а мы роль свою отыграли, что дѣлать!..
   - Хороши нынче папеньки! громко промолвила Марья Яковлевна, подъ вл³ян³емъ досады, и тутъ же пояснила петербургской дамѣ. - Beau frère, на сестрѣ мужа моего покойнаго женатъ былъ.... Съ состоян³емъ былъ большимъ человѣкъ, все въ картишки проигралъ, добавила откровенная барыня (она не почитала нужнымъ вообще "менажировать" мужнюю родню). А теперь въ либералы играетъ. Сумасбродъ!...
   А Ѳедоръ Ѳедоровичъ Овцынъ, покончивъ со всѣми нѣжностями, повернулъ къ мѣсту сына, сѣлъ и пододвинулся къ нему со стуломъ.
   - А я сегодня у доктора, у Перцова былъ, началъ опятъ Ѳедоръ Ѳедоровичъ, - онъ согласенъ дать тебѣ свидѣтельство о болѣзни.
   - Это на что? воскликнулъ сынъ.
   - А въ университетъ-то представить. Вѣдь ты изъ Петербурга второй мѣсяцъ съ зимнихъ вакац³й. Взыщутъ пожалуй!
   Иринархъ высокомѣрно глянулъ на него черезъ плечо:
   - А тебя кто проситъ вмѣшиваться? Изъ-за этого самаго жить съ тобой не хотѣлъ, въ Петербургъ перешелъ, а ты опять за свое принимаешься.... А если я, можетъ, медленно проговорилъ онъ, и вовсе не хочу въ твой университеть опять?
   Бѣдный Ѳедоръ Ѳедоровичъ такъ и остолбенѣлъ.
   - Какъ же это ты... не хочешь? былъ онъ только въ состоян³и проговорить.
   - А такъ! - Иринархъ повелъ ядовито губами. - Послѣдн³й Колоколъ прочелъ? уронилъ онъ помолчавъ.
   - Прочелъ, какже, прочелъ! поспѣшилъ отвѣтить отецъ; какъ ты принесъ, я отъ аза до ижицы....
   - Ну, и что же?
   - Удивительно, Ира, удивительно! - И Ѳедоръ Ѳедоровичъ закатилъ изъ-за своихъ очковъ глаза къ потолку. - Уменъ-то какъ, остеръ человѣкъ!
   - Остер! повторилъ презрительно Иринархъ, ты въ сутъ-то самую вникнулъ ли? Вѣдь прямо говоритъ: довольно наболтано, пора за живое дѣло приниматься.
   И Иринвархъ, отвернувшись отъ отца, воззрился на княжну Киру, словно намѣреваясь призвать ее въ судьи прен³я ихъ съ отцомъ.
   Онъ давно бы наплевалъ на этотъ домъ еслибы не влечен³е его къ княжнѣ Кирѣ. Апостолъ "новаго слова", какъ начинали говорить тогда въ той же петербургской журналистикѣ, онъ предвкушалъ въ этой дѣвушкѣ съ ея своеобразною и гордою красотой, дразнившею и возбуждавшею въ немъ то "естественное стремлен³е" которое "чопорные пуристы искусственной морали называютъ всякими сентиментальными существительными на своемъ пошломъ языкѣ", будущую, близкую сектантку и поборницу его "свободныхъ учен³й" и "новаго дѣла".
   - Въ чемъ же заключается новое дѣло? спрашиваетъ его однажды Кира, - что надо понимать подъ этимъ дѣломъ?
   - Ненавидѣть прежде всего! такъ и отрѣзалъ онъ.
   Тонк³я ноздри ея какъ бы сочувственно дрогнули.
   - А потомъ? медленно протянула она.
   - Уничтожить весь этотъ гнилой и гнусный строй прежней жизни, съ его угнетателями и пошляками.
   - Какими способами?
   - Всѣми как³е у кого подъ руками, воскликнулъ онъ, пожирая ее глазами: - печатнымъ словомъ, живою проповѣдью, безпрестанною насмѣшкой, ежечаснымъ, ежеминутнымъ протестомъ противъ мертвящихъ бредней старой ѳогон³и, противъ мрачнаго формализма семейной жизни, безгласности и покорности... Противъ всего того, быстро и наклонясь къ ней проговорилъ онъ полушопотомъ, что окружаетъ и душитъ васъ самихъ въ этомъ домѣ...
   Но однажды таки нашла коса на камень. Ашанинъ какъ-то вечеромъ читалъ вслухъ Дворянское гнѣздо у Лукояновой и произвелъ впечатлѣн³е на слушателей, между прочимъ и на Киру. Иринархъ немедленно счелъ нужнымъ обозвать Лаврецкаго тряпкой.
   - Что можно другаго сказать желая выражаться учтиво, поспѣшилъ онъ добавить къ первымъ словамъ своимъ, - про такого господина которому счаст³е само дается въ руки, и который, въ виду перваго затруднен³я и смущаясь всякими старыми бреднями, добровольно отказывается отъ него, и поджавъ хвостъ ретируется какъ послѣдн³й изъ пошляковъ?...
   Марья Яковлевна такъ и вскинулась:
   - То-есть, это, батюшка, по нашему, по-русски-то значатъ что ей, Лизѣ, надо было бѣжать изъ родительскаго дома, да еще съ женатымъ человѣкомъ. Такъ оно по твоему, или нѣтъ?
   - Вы сказали! хихикнулъ онъ на это.
   - То-есть, продолжала Марья Яковлевна все болѣе разгорячаясь, - чтобы честная дѣвушка сдѣлала изъ себя потерянную женщину?
   - Зависитъ отъ понят³й, отрѣзалъ онъ въ отвѣтъ: - по вашему м³ровоззрѣн³ю "потерянная"; а съ естественной и здравой точки зрѣн³я, честность ея только бы и началась съ той именно минуты когда-бъ она рѣшилась разорвать путы пошлой старой морали и слѣдовать открыто прямому влечен³ю своей природы.
   Марья Яковлевна уже не въ силахъ была сдержать свой гнѣвъ:
   - Да какъ ты смѣешь, вся багровая закричала она на него, - какъ ты смѣешь въ моемъ домѣ... при дѣвушкахъ, проповѣдывать так³я мерзости!... Если отецъ твой довелъ свою слабость до того что ты чуть его не бьешь... если тебя здѣсь можетъ кто и слушаетъ съ удовольств³емъ, - и она сверкнула взглядомъ въ сторону племянницы, такъ я тебѣ этого не дозволю никогда, слышишь!
   - Такъ вѣдь сами вы спросили, я вамъ и отвѣчалъ; не стану врать изъ угоды вамъ! нагло отпустилъ онъ въ свою очередь, чувствуя что сожигаетъ свои корабли, но держа прежде всего въ мысли "не показаться трусомъ" въ глазахъ Киры.
   - А я тебя прошу выйти вонъ, крикнула она на него, я твоихъ дерзостей слушать не хочу!
   И онъ навсегда удаляется изъ этого дома, а вскорѣ за тѣмъ и изъ Росс³и, какъ заявляетъ онъ въ Петербургѣ княжнѣ Кирѣ, которая въ свою очередь уѣхала отъ Лукояновой, къ другой своей теткѣ и при ея содѣйств³и стала фрейлиной при одномъ изъ малыхъ дворовъ.
   - Съ поручен³емъ въ Лондонъ, многозначительно протянулъ Иринархъ въ пояснен³е.
   Кира поглядѣла на него:
   - Къ Герцену? медленно и тихо вымолвила. - Для чего?
   - Съ поручен³емъ, повторилъ онъ. Да и для личнаго объяснен³я притомъ. Читали вы его послѣдн³й нумеръ? Замѣтили тамъ "Письмо изъ Росс³и" и отвѣтъ его по этому случаю? {Колоколъ 1 февраля 1860.}
   - Гдѣ ему совѣтуютъ "зватъ Росс³ю къ топору"?
   - Да, да, именно! воскликнулъ Ириаархъ сверкнувъ глазами.
   - А онъ отвѣчаетъ что онъ врагъ кровавыхъ переворотовъ, и что во всякомъ случаѣ не изъ Лондона могъ бы такой зовъ поднять Русск³й народъ?
   - Другими словами-съ, фыркнулъ Овцынъ: - я молъ на словахъ богатырь, а на дѣлѣ - тотъ же буржуа и постепеновецъ.... Вотъ-съ объ этомъ мы и потолкуемъ, съ достопочтеннымъ Александромъ Иванычемъ! добавилъ онъ, перекашивая губы судорожгою гримасой.
   - Какъ же вы ѣдете? полюбопытствовала она: - вы оставили университетъ?
   - Распростился! вольный гражданинъ отечества... и по всея вѣроятности вселенной, произнесъ онъ съ ударен³емъ.
   Но оставимъ этого студента-недоучку и посмотримъ на представителя тогдашней "ученой" молодежи.
   Подполковникъ Блиновъ былъ малый лѣть подъ тридцать рослый, здоровый, съ густымъ лѣсомъ темныхъ волосъ подчесанныхъ вверхъ à la huguenot и пр³ятными чертами свѣжаго лица... выражен³е его карихъ нѣсколько на выкатѣ глазъ, его движен³я и рѣчь исполнены были той нѣсколько наивной, но искреннѣйшей самоувѣренности которая составляла въ ту эпоху какъ бы отличительную черту воспитанниковъ заведен³я въ которомъ онъ получалъ высшее военное образован³е. "Я - послѣднее слово науки, я - носитель высшихъ идей", слово такъ и вѣяло ото всей его наружности, начиная съ Зевсовыхъ бровей и кончая серебрянымъ аксельбантомъ.
   Иринархъ Овцынъ, тайно вернувш³йся изъ-за границы съ цѣлымъ тюкомъ прокламац³й, арестованъ въ качествѣ возмутителя крестьянъ Блинова. Исправникъ (бывш³й студентъ Факирск³й), прежде чѣмъ отвезти его въ городскую тюрьму, просить Блинова накормить его; арестанта приглашаютъ раздѣлитъ ихъ обѣдъ, и за столомъ завязывается слѣдующая бесѣда.
   - Въ самомъ принципѣ собственности лежитъ величайшее беззакон³е, произнесъ Блиновъ съ высокомѣрною улыбкой, какъ бы уже по адресу кого-то воображаемаго, не раздѣляющаго съ нимъ такого убѣжден³я, - это давно и неотразимо доказано Прудономъ и обратилось въ настоящую минуту въ акс³ому соц³ологической науки. Дѣло заключается, до моему, лишь въ большей или меньшей степени примѣнимости въ данную минуту новыхъ, реальныхъ, началъ къ практикѣ жизни человѣческихъ обществъ, воспитанныхъ на вѣковой рутинѣ, унаслѣдованной отъ произвольныхъ воззрѣн³й римскаго права на владѣн³е землей. Вѣдь съ этимъ все-таки приходится пока считаться...
   - Да-съ, не давая ему продолжать возразилъ Овцынъ, какъ если самъ въ себѣ силишки не чувствуешь, такъ тутъ и начнешь гадать, какъ старая баба на картахъ: выйдетъ, не выйдетъ... Вы, видео, и Добролюбова-то никогда порядочно не читали? уже совсѣмъ презрительно уронилъ онъ.
   - Я-съ? Я-съ... не читалъ Добролюбова? въ силахъ былъ только пропустить Блиновъ сквозь гордо, задыхаясь отъ негодован³я за такую обиду.
   - А читали, хладнокровно вымолвилъ Иринархъ, - такъ вамъ тамъ напередъ и отвѣтъ написанъ.
   - Какой отвѣтъ такой?...
   - Очень простой: "Если, говоритъ онъ, общественныя отношен³я не удовлетворяютъ стремлен³ямъ сознаваемымъ нами", подчеркнулъ Овцынъ, "то кажется ясно что требуется коренное измѣнен³е этихъ отношен³й. Сомнѣн³я тутъ не можетъ бытъ. Почувствуйте только какъ слѣдуетъ право вашей собственной личности на правду и на счастье, и вы самымъ непримѣтнымъ и естественнымъ образомъ придете къ кровавой враждѣ съ общественною неправдой"... Замѣтьте-съ, кровавой! мрачно повторилъ Овцынъ подымая палецъ къ верху. "И тогда и только тогда", прибавляетъ къ этому ген³альный критикъ, "можете вы съ полнымъ правомъ считать себя честнымъ человѣкомъ!"...
   Блиновъ опустилъ глаза; онъ чувствовалъ себя уничтоженнымъ: онъ проглядѣлъ или не помнилъ это мѣсто у "ген³альнаго критика". Такое мѣсто!...
   Разговоръ перешелъ на почву общихъ разсужден³й, столь любезныхъ вообще безпочвенной натурѣ такъ-называемаго русскаго "интеллигента".
   Не обойденъ былъ ни одинъ изъ тѣхъ трескучихъ "вопросовъ о которыхъ въ тѣ дни бряцала во всѣ кимвалы свои русская журналистика. Ученый офицеръ-академистъ и невѣдомый ему, но все болѣе становивш³йся для него интереснымъ молодой человѣкъ, оказались по большинству этихъ вопросовъ вполнѣ единомышленными въ принципѣ, расходясь лишь въ нѣкоторыхъ частностяхъ. О "теософической задачѣ", о "почтенномъ тезисѣ" (подъ этими выражен³ями на языкѣ "новаго слова" разумѣлось быт³е Бога и вѣра въ него) упомянуто было лишь вскользь, такъ какъ объ этомъ и въ самомѣ дѣлѣ стояло ли много говорить! Болѣе времени заняло разсужден³е о добрѣ и злѣ вообще и o "реальномъ" разумѣн³и этихъ понят³й. Вспомнили при этомъ остроумное опредѣлен³е одного изъ апостоловъ учен³я, разсуждавшаго такъ: "когда, говорить дикарь, я ворую жену у другихъ людей, это добро; а когда у меня воруютъ, это зло", и признали совершенно правильнымъ выводимое изъ этого апостоломъ заключен³е что "такого основнаго правила долженъ держаться и послѣдовательный реалистъ". При этомъ рѣшено было "что дѣйств³я человѣка зависятъ единственно отъ его органическихъ услов³й и отъ тѣхъ внѣшнихъ вл³ян³й по которымъ человѣкъ поступаетъ непремѣнно такъ, а не иначе. А слѣдовательно, торжественно выводилъ Овцынъ, если человѣкъ поступалъ такъ потому что не могъ поступить иначе, въ чемъ же его вина, гдѣ преступлен³е?
   - Еще бы, еще бы! продолжалъ далѣе выводъ его собесѣдникъ, захлебываясь отъ соревнован³я которое возбуждалъ въ немъ сильный полетъ мысли молодого человѣка: - преступлен³я вообще нѣтъ, а изъ этого совершенно уже очевидно что и всяк³й вообще судъ нелѣпъ!...
   - Да-съ, говорилъ далѣе ораторъ... Какой-нибудь пошлякъ и "мерзавецъ Цицероеъ", "блюдолизъ Гёте" или вашъ "маленьк³й и миленьк³й господинъ Пушкинъ, эта колоссальная неразвитость" - вотъ "какими элукубрац³ями притупляютъ здоровый умъ юношества и усыпляютъ его человѣческое чувство."
   Московск³й студентъ "Строгановскихъ временъ" неудержимо проснулся въ безмолвно и угрюмо внимавшемъ до тѣхъ поръ этому прен³ю исправникѣ. Онъ вскочилъ съ мѣста съ задрожавшими губами:
   - Послушайте, господа, вѣдь всему же есть мѣра наконецъ! Пушкинъ, Пушкинъ - "колоссальвая неразвитость"!...
   И голосъ замеръ у него въ горлѣ.
   - Приговоръ ему вѣдь уже окончательно произнесенъ въ вашей литературѣ, что же дѣлать, Семенъ Петровичъ! съ жалостливымъ снисхожден³емъ во взглядѣ, въ тонѣ голоса, обернулся къ нему Блиновъ, безаппелляц³онный приговоръ. Вы помните конечно?
   Факирск³й махнулъ рукой, круто повернулъ на каблукахъ и судорожно заходилъ вдоль и поперекъ комнаты.
   А тѣ между тѣмъ перескочили быстрымъ махомъ отъ воспитан³я и "миленькаго" Пушкина къ "женскому вопросу"... У обоихъ у нихъ даже глаза засверкали замѣтно ярче прежняго. Это былъ дѣйствительно вопросъ изъ вопросовъ. Петербургск³е авторитеты "новаго слова" лихорадочно указывали на него своимъ адептамъ какъ на главнѣйшую задачу къ которой должны быль они направлять свои усил³я. Къ женщинамъ предписывалось на страницахъ "прогрессивныхъ" журналовъ долженъ быть непремѣнно приставленъ "развиватель" ("освободитель" тожъ). Для большого успѣха развиван³я собственно дѣвицъ, "лучше всего овдовѣть имъ съ однимъ изъ пропагандистовъ женскихъ душъ", указывалъ самъ ген³альный Добролюбовъ... Подполковникъ Блиновъ со своими глазами на выкать и богатырскими плечами имѣлъ полное основан³е почитать себя однимъ изъ удачливѣйшихъ такихъ "развивателей". Онъ могъ съ гордостью сосчитать уже не менѣе полудюжины требуемыхъ "женскихъ душъ" успѣвшихъ "провдовѣтъ" съ нимъ по всѣмъ правиламъ новаго учен³я.
   Въ концѣ-концовъ Блиновъ помогаетъ Иринарху, ночевавшему у него подъ стражей въ амбарѣ, благополучно бѣжать, а смутно догадавш³йся объ этомъ Факирск³й только съ безсильнымъ отчаян³емъ разводитъ руками, восклицая: "вотъ въ чемъ ихъ сила".
   Но, кажется, довольно. Мы видѣли университетъ и академ³ю, посмотримъ еще на продуктъ тогдашняго семинарскаго образован³я, которое въ наши дни, послѣ нѣкотораго колебан³я въ добромъ направлен³и, увы, упало въ прежнюю колею временъ Протасова. Воспитанники этой несчастной семинар³и новаго пошиба заполонили было и науку, и литературу, и чуть не все прочее. Вотъ какъ представляетъ его Троекурову старая княгиня Шастунова (мать Лины).
   - Permettez moi, cher monsieur Троекуровъ, de Vous présenter mon aumônier, le père Парѳенъ... Il est très comme il faut pour un prêtre, добавила она уже шепоткомъ и значительно помахивая головой, - c'est pourquoi je me suis permis de ramener avec moi chez tous.
   "Духовное лицо" котораго просвѣщенная Аглая Константиновна представляла подъ затейливымъ назван³емъ своего "aumônier", былъ рослый, широкоплеч³й и курносый господинъ лѣтъ тридцати, изъ того типа людей которыхъ зовутъ "бѣлыми неграми", гораздо короче остриженный чѣмъ это вообще полагается въ священническомъ санѣ, съ подстриженною же свѣтлорусою бородкой и въ щеголеватой рясѣ.
   - Парѳен³й Виссар³оновичъ Лебедкинъ, отчеканилъ онъ густымъ груднымъ баритономъ вслѣдъ за представлен³емъ княгини, развязно кланяясь и первый протягивая свою правую руку на встрѣчу чаемой руки хозяина.
   За столомъ разговоръ коснулся выстроеннаго княгиней Шастуновой храма въ Сицкомъ, который обошелся ей очень дорого. Она вздохнула и сообщила уже таинственно: - cela m'a coûté les yeux de la tête, plus de cinquante mille, но за то c'est un vrai bijou, je vous assure; спросите отца Парѳена.
   - Храмикъ веселеньк³й вышедъ, дѣйствительно! одобрительно проронилъ тотъ, щурясь на молодую хозяйку.
   - "Веселеньк³й?" саркастично повторилъ Троекуровъ, - оригинальный эпитетъ, хотя бы и для "храмика"!
   Отецъ Парѳенъ завернулъ подкладкой вверхъ рукавъ своей рясы, взялъ тремя пальцами налитую ему дворецкимъ рюмку лафита, причемъ мизинецъ, съ какимъ-то на немъ женскимъ перстенькомъ, изящно оттянулъ въ бокъ, выпилъ ее залпомъ и ставя рюмку на прежнее мѣсто:
   - По духу времени и характеръ постройки соотвѣтствующ³й, проговорилъ онъ на манеръ сентенц³и и невозмутимо вытеръ себѣ губы салфеткой.
   - Вотъ какъ! громко уже засмѣялся Борисъ Васильевичъ, съ любопытствомъ глядя на этотъ еще не встрѣчавш³йся ему экземпляръ современнаго "духовнаго лица".
   - Чело-вѣ-чественно должно быть, тѣмъ же вѣскимъ тономъ отлилъ тотъ, - потому что времена мрачнаго мистицизма отошли нынѣ абсолютно во тьму вѣчности, и живъ и бодръ единственно свободный разумъ человѣческ³й, такъ чтобы такъ и говорило, по возможности, подмигнулъ даже онъ при этомъ.
   - О Творцѣ, о Богѣ долженъ говорить храмъ Бож³й! воскликнула вся взволнованная Сашенька.
   - Конечно, какъ бы уступая ей изъ любезности, отвѣтилъ онъ, проводя себѣ рукой по бородѣ и ухмыляясь опять своею "противною" ей усмѣшкой, - для массы невѣжественнаго народа соотвѣтственный сему представлен³ю внѣшн³й видъ благопотребенъ и даже до умственнаго просвѣтлѣн³я ея въ нѣкоторомъ смыслѣ неизбѣженъ есть... Иное совсѣмъ дѣло, сударыня, для организма способнаго критически смыслить. Какъ это настоящимъ образомъ разумѣть, подчеркнулъ онъ, - вопросъ большой! Потому что слово Богъ - понят³е такъ-сказать пространственное, растяжимое даже до чрезвычайности... Сами вы, полагаю, не безызвѣстны что современная наука, къ примѣру, никакого прежняго приниман³я на вѣру не допускаетъ, и слѣдственно развитая человѣческая личность...
   Но устремивш³еся на него теперь глаза молодой женщины выражали такое негодован³е и ужасъ что онъ, какъ бы нѣсколько испуганно, оборвалъ на полусловѣ свою проповѣдь и, для "контенанса", потянулся рукой къ кружкѣ за квасомъ, стоявшимъ предъ нимъ на столѣ.
   Троекурову же современный экземпляръ русскаго "духовнаго лицо" былъ ему рѣшительно противенъ.
   Увы! а для отца Парѳена уже не оставалось теперь сомнѣн³й: эти "аристократишки" видѣли въ немъ все того же прежняго "пола", "кутейника", которыхъ они привыкли "третировать анъ-каналъ"; они не поняли что предъ ними предстоялъ "человѣкъ новыхъ взглядовъ и образован³я, понимающ³й прилич³е не хуже чѣмъ они", какъ она моющ³й себѣ руки французскимъ мыломъ и мѣняющ³й рубашку каждый день... "Прохвосты, бѣлая кость!" шепталъ онъ.
   Вотъ характеристическ³е типы и даровитыхъ людей эпохи сороковыхъ годовъ какими она стала потомъ въ эпоху Перелома подъ дѣйств³емъ тогдашней тлетворной атмосферы. Вотъ предъ нами Самуровъ, знаменитость. Превосходный пейзажистъ прежде всего, онъ владѣлъ кромѣ того способностью писать жанровыя картинки приходивш³яся необыкновенно по вкусу его современникамъ. Самостоятельностью мышлен³я природа, къ сожалѣн³ю, одарила Самурова въ долѣ весьма несоразмѣрной съ его талантомъ, но онъ восполнялъ этотъ недостатокъ прилежнымъ прислушиваньемъ къ тому что въ данную минуту представлялось ему "злобою дня", - вѣрнѣе къ тому что составляло въ эту минуту предметъ толковъ съ кружкахъ "прогрессивныхъ" редакц³й, - а компановалъ соотвѣтственно сему каждую свою картину. "Злобы" этой, благодаря артистическому своему такту, онъ впускалъ въ нее à point, какъ бы мимоходомъ, не напирая на нее, а давая чувствовать едва намѣченными бликами, тонкими, чуть не до робости иногда, штрихами. Но эта самая недописанность, эти намеки какъ бы изподтишка, доводили зрителей до восторга и заставляли ихъ предполагать въ художникѣ глубину мысли на съ чѣмъ несравнимую. Крайн³е изъ его поклонниковъ возводили его уже прямо въ превосходительный рангъ "носителя народныхъ идеаловъ". Каждое изъ его полотенъ вызывало въ печати цѣлый ворохъ статей, въ которыхъ, по поводу все той же "идеи", фантаз³я комментаторовъ разыгрывалась иногда до чертиковъ, до такихъ радикальныхъ толкован³й отъ которыхъ осторожному художнику приходилось въ иныхъ мѣстахъ открещиваться и руками и ногами, но которые втайнѣ доставляли ему величайшую отраду, укрѣпляя его въ сознан³и своего "политическаго" значен³я среди соотчичей.
   Но въ присутств³и Троекурова и стараго эстетика Топыгина, онъ спѣшитъ заявить что во многомъ не сходится съ Герценомъ: я де старый либералъ, это правда, но я и старый монархистъ.
   - Я впрочемъ готовъ въ нѣкоторой степени оговориться, продолжалъ Самуровъ, многозначительно щурясь: - изъ молодого поколѣн³я выступають у васъ теперь характеры замѣчательно ярк³е и съ которыми придется считаться...
   Но Топыгинъ не далъ ему продолжать:
   - Это кто же так³е, Петенька, кто же так³е, ты скажи? Тѣ вотъ, можетъ-быть, по твоему, что въ Лондовъ къ Герцену на показъ себя ѣздятъ? Такъ вѣдь ты, кажется, очень хорошо знаешь какъ онъ ихъ разумѣетъ! человѣкъ онъ самъ все же воспитанный, культурный, только руками разводитъ онъ на нихъ глядя, хохочетъ: "Сбросили съ себя, говоритъ всѣ покровы и щеголяютъ въ костюмѣ Гоголевского Пѣтуха, не сохраняя даже позы Венеры Медицейской"... Вѣдь ты пойми, Петенька: блузникъ на баррикадѣ, такъ въ томъ хоть живописность есть, краски... А тутъ вѣдь семинаръ худосочный, да кадетъ ид³отъ, разночинецъ всяк³й недоучивш³йся, тупицы мѣднолобыя, чурбаны безпардонные, для которыхъ что другъ другу въ харю, что въ Сикстинскую Мадонну харкнуть - все единственно!
   - Блузниковъ, "la sainte canaille", любезный другъ, я самъ видѣлъ à l'oeuvre въ Парижѣ, въ ³юньск³е дни, отвѣтилъ онъ эстетику: "живописнаго" въ нихъ ничего не было. Но для тебя, стараго, развращеннаго Римлянина временъ паден³я, для тебя нѣть человѣческой драмы безъ театральной помпы, безъ амфоръ и курен³й, безъ патриц³евъ увѣнчанныхъ розами. А я, зашепелявилъ онъ во весь ротъ, съ замѣтною рисовкой въ тонѣ и выражен³и лица, - я сынъ своего вѣка, любезный другъ, я демократъ отъ младыхъ когтей. Я жутко и страстно, признаюсь, люблю грязныя лохмотья подъ которыми бьется мужественное гражданское сердце. Пусть этотъ "семинаръ" вышедш³й изъ народа не культуренъ и тупъ, но онъ п³онеръ идея, онъ несетъ, что ты тамъ на дѣлай, священный сосудъ новой правды имѣющей напоить будущ³я поколѣн³я. Онъ не жалѣетъ для этой идеи положить свою жизнь, и я не жалѣю о немъ. Ему такъ и суждено погибнуть, "вѣкъ нашъ жертвъ очистительныхъ проситъ", онъ и погибаетъ молча и гордо. Я не жалѣю о немъ, повторяю, онъ свое дѣло сдѣлалъ и удовлетворенъ имъ, но не могу не любоваться и не благоговѣть предъ этою с-с-силой! визгнулъ даже въ заключен³е "носитель русскихъ народныхъ идеаловъ" отъ избытка сочувств³я.
   - Въ какомъ же это качествѣ любуетесь вы и благоговѣете, спокойно спросилъ его черезъ столъ Троекуровъ: въ качествѣ "стараго монархаста"?
   Самурова даже въ краску бросило; онъ не нашелъ отвѣта...
   Составъ людей во власти также сильно измѣнился со временъ Четверти вѣка тому назадъ. Явились полуобразованные доктринеры, которые вовсе не зная Росс³и, тѣмъ не менѣе видѣли ея спасен³е въ пересаживаньи на ея почву цѣликомъ заимствованныхъ учрежден³й и притомъ валя въ одну кучу то французск³е, то англ³йск³е, то нѣмецк³е институты; когда же къ несчаст³ю, и весьма скоро, пришлось имъ самимъ дѣйствовать въ этомъ хаосѣ, они первые струсили ими же самими вызванныхъ явлен³й и спасовали предъ горстью сумасбродовъ: все было распущено, всяк³й авторитетъ власти исчезъ, и сумасброды стали плодиться сотнями... Явились либералы-разночинцы которые быстро пошли въ гору и которымъ прямо на руку было потрясен³е прежняго строя. На руку имъ было и систематическое разорен³е дворянства, а слѣдовательно и возстановлен³е крестьянъ противъ помѣщиковъ, а спаиван³е народа дешевкой, и покровительство бунтарямъ его волновавшимъ. Это были уже сами революц³онеры во власти. Изъ прежнихъ "исполнителей" остались только карьеристы, какъ Анисьевъ, но эти послѣдн³е, безпрестанно перескакивая изъ "консервативнаго лагеря" въ "либеральный", только еще болѣе запутывали ходъ дѣлъ.
   Но предоставимъ самому автору изобразить намъ весь этотъ синклитъ.
   Иринархъ Овцынъ, въ числѣ прочихъ своихъ подвиговъ, сбилъ съ толку юношу-студента Гришу Юшкова, убѣдилъ его разослать прокламац³и, а самъ бѣжалъ изъ-подъ стражи и скрылся. Гршиа попался, былъ арестованъ и отвезенъ въ Петербургъ съ жандармами. Другъ стариковъ Юшковыхъ Троекуровъ, не задолго предъ тѣмъ "наказавш³й" Иринарха за другую его подлость нагайкой по лицу (о чемъ была даже корреспонденц³я въ Колоколѣ) пр³ѣзжаетъ въ Петербургъ похлопотать за Гришу и прежде всего отправляется къ генералу Паванову, который занимая большой постъ въ тогдашней администрац³и, пользовался большою милостью въ высшихъ сферахъ и почитался представителемъ "европейскаго начала" и "умѣреннаго либерализма" въ общемъ характерѣ государственной политики.
   Троекуровъ зналъ его еще молодымъ человѣкомъ и состояли съ нимъ въ нѣкоторомъ родствѣ. Они, впрочемъ, давно потеряли другъ друга изъ вида, такъ какъ въ продолжен³е многихъ лѣтъ состояли на службѣ на противоположныхъ окраинахъ Импер³и. Рѣшен³е дѣла по которому пр³ѣхалъ Борисъ Васильевичъ въ Петербургъ не зависѣло отъ Паванова, но онъ занималъ настолько важное положен³е что могъ, какъ говорится, "многое сдѣлать", и направитъ, и поговорить, и повл³ять.
   - Salut, monsieur le grand propr³étaire! возгласилъ самъ Павановъ, идя на встрѣчу пр³ѣзжему изъ глубины огромнаго кабинета въ который введенъ былъ этотъ; j'ai abrégé d'un quart d'heure mon пр³емъ habituel чтобъ имѣть возможность дать вамъ четверть часа предъ комитетомъ. La Russie est le pays des comités, comme voue le savez, и у меня таковой собирается сегодня въ часъ пополудни... Немногочисленный впрочемъ на этотъ разъ и не обѣщающ³й, къ счаст³ю, насколько я могу предвидѣть, затянуться до дорога вѣчвости. Prenez place, je voue prie!
   Онъ былъ по домашнему, въ короткой жакеткѣ, съ сигареткой въ зубахъ, но такъ же изященъ, сладкорѣчивъ и помпёзенъ какъ еслибы былъ обдеченъ во всѣ свои регал³и (злые языки увѣряли что онъ обвязывая себѣ на ночь предъ зеркаломъ голову фуляромъ, посылалъ поцѣлуй своему отражен³ю въ стеклѣ и съ тою же помпёзност³ю произносилъ: "Monsieur l'homme d'état, j'ai bien l'honneur de voue souhaiter une bonne nuit"). Онъ глядѣлъ на Троекурова зоркимъ и нѣсколько безлокойнымъ взглядомъ, очевидно выискѣвая на лицѣ человѣка свѣжаго, не видавшаго еще его въ его грандерахъ, то впечатлѣн³е какое производилъ на него всѣмъ этимъ своимъ офиц³альнымъ изяществомъ.
   Но тотъ только поклонился, сѣлъ и проговорилъ учтиво и холодно.
   - Я буду вамъ очень благодаренъ за эту "четверть часа". Панавовъ повелъ еще разъ на него глазами, и остался не совсѣмъ доволенъ повидимому этою благодарност³ю, лишенною всякаго пыла. Голосъ его зазвучалъ съ примѣсью нѣкоей уже какъ бы строгости въ выражен³и.
   - Я тѣмъ болѣе желалъ имѣть удовольств³е побесѣдовать съ вами что еще очень недавно, en haut lieu, промолвилъ онъ почтительно и таинственно, - мнѣ было говорено о васъ.
   - Въ самомъ дѣлѣ? сказалъ невозмутимо Троекуровъ: чѣмъ я заслужилъ эту честь?
   Сановникъ чуть-чуть усмѣхнулся и пожалъ плечами, но такъ что весьма трудно было угадать какой именно его мысли должно было отвѣчать это движен³е.
   - Vous n'êtes pas, il me semble, dans les bonnes grâces de monsieur Hertzen, или по крайней мѣрѣ, корреспондентовъ его въ вашей мѣстности? подчеркнулъ онъ.
   - А, рѣчь все объ этомъ! засмѣялся уже самымъ откровеннымъ образомъ его собесѣдникъ; вы поручили даже провѣрить ихъ сообщен³е обо мнѣ въ Лондонъ? (Вскорѣ по напечатан³и корреспонденц³и въ Колоколѣ къ Троекурову пр³ѣзжалъ отъ губернатора чиновникъ съ поручен³емъ развѣдать: справедлива ли эта корреспонденц³я).
   Тотъ какъ бы нѣсколько смутился и поморщился.
   - Вы введены въ заблужден³е, кажется, промямлилъ онъ.
   - Это совершенно естественно впрочемъ: разъ было "говорено", вы должны были навести объ этомъ справки, какъ бы въ успокоен³е его и не замѣчая его отрицан³я молвилъ Троекуровъ. - Дѣло идетъ, не такъ ли, о томъ что я встрѣтившись съ однимъ господиномъ на дорогѣ, наказалъ его нагайкой по лицу?
   Въ глазахъ Паванова выразилось какое-то тревожное недоумѣн³е. Эта прямая, краткая "n'allant pas par quatre chemins", какъ говорятъ Французы, нисколько очевидно не обращающая вниман³я на его офиц³альное велич³е, рѣчь - была такъ мало въ обычаяхъ того м³ра гдѣ игракликвудлъ онъ свою выдающуюся роль! Рѣчь эта шла притомъ изъ устъ человѣка его воспитан³я, его круга, независимаго очевидно столько же по характеру своему сколько по состоян³ю и котораго ни запугать поэтому, ни купить ничѣмъ нельзя. Разговоръ съ такимъ человѣкомъ выбивалъ нѣсколько нашего сановника изъ сѣдла.
   - Такъ по крайней мѣрѣ, отвѣчалъ онъ съ примирительною какъ бы улыбкой, - угодно было передать это господину Герцену въ своемъ задорномъ, позволю себѣ назвать его, листкѣ.
   - Передано совершенно вѣрно, промолвилъ Троекуровъ.
   - Vous m'avouerez que c'est pourtant violent! воскликнулъ Павановъ, вскидывая даже обѣ руки кверху.
   - Это зависитъ... отъ нервовъ сказалъ все съ тѣмъ же хладнокров³емъ Борисъ Васильевичъ; - а я попрошу васъ выслушать отъ меня эту истор³ю со всѣми объясняющими ее мотивами, и затѣмъ буквально передать ее туда гдѣ интересовались ею, такъ какъ она можетъ служить лучшимъ обращикомъ того безпомощнаго положен³я въ которое ставитъ въ настоящую минуту всѣхъ людей порядка въ Росс³и полное отсутств³е въ ней власти и системы въ управлен³и.
   Лицо сановника замѣтно удлинилось и отучилось.
   - Я васъ слушаю! вздохнулъ онъ, откидывая руку на спинку кресла и принимая живописную, не то скучающую, не то благоволяще-внимающую позу.
   Троекуровъ со свойственною ему сжатостью и рѣзкою опредѣдительностью выражен³я передалъ ему о подвигахъ Иринарха Овцына, о дерзкахъ письмахъ адресованныхъ имъ "живущей въ его, Троекурова, домѣ молодой родственницѣ его жены", о попыткѣ его возмутить крестьянъ и подговорѣ "бѣднаго юноши-студента, сына севастопольскаго героя Юшкова" къ разсылкѣ возмутительныхъ прокламац³й и пр., о томъ наконецъ невѣроятномъ хаосѣ поант³й и дѣйств³й" при которомъ завѣдомый агитаторъ находитъ себѣ сочувственниковъ, потворщиковъ и освободителей не только въ какихъ-нибудь ученыхъ полковникахъ Блиновыхъ, но и въ тѣхъ самыхъ "чинахъ полиц³и явной и тайной" на прямой обязанности которыхъ "лежитъ огражден³е государства и общества отъ подобныхъ негодяевъ"...
   Павановъ слушалъ его съ невольно возраставшимъ любопытствомъ и какъ бы съ несомнѣннымъ сочувств³емъ къ негодован³ю прорывавшемуся въ словахъ Бориса Васильевича. Онъ утвердительно покачивалъ головой, приподымалъ плечи, не то презрительно ухмылялся и повздохивалъ: глаза его все поощрительнѣе и любезнѣе глядѣли на говорившаго.
   - Живую картину нынѣшняго положен³я вещей, заговорилъ онъ, едва тотъ кончилъ, - картину, которая такъ барельефно, если можно такъ выразиться, выступаетъ изъ вашего сенсац³оннаго разказа, я уже давно рисовалъ себѣ мысленнымъ окомъ изъ тѣхъ офиц³альныхъ, конечно безжизненныхъ, не одѣтыхъ, такъ-сказать, въ плоть и кровь, но тѣмъ не менѣе заключающихъ въ себѣ извѣстную долю вѣрныхъ указан³й, данныхъ которыя получаются мною изъ провинц³й. Картина несомнѣнно печальная и заставляющая призадуматься! - Онъ развелъ руками, сдѣлалъ длинную, многозначительную паузу и продолжалъ затѣмъ: - Но, если вы совершенно ясно для себя разумѣли какъ слѣдовало поступать вамъ въ данномъ случаѣ, весьма замѣчательно какъ симптомъ времени то что остальныя дѣйствующ³я лица въ этомъ эпизодѣ, этотъ господинъ ученый офицеръ, исправникъ е tutti quanti, поступали д³аметрально противоположно тому что ихъ долгъ имъ предписывалъ.
   Онъ замолкъ и уставился на своего собесѣдника, какъ бы предоставляя ему обсудить всю глубину выраженнаго имъ мудрствован³я.
   Троекуровъ въ свою очередь поглядѣлъ на него съ недоумѣн³емъ:
   - Симптомъ совершенно понятный: люди дѣлаютъ противное своему долгу потому что знаютъ что могутъ это дѣлать безнаказанно. Все зависитъ какъ къ этому относятся сверху.
   Панавовъ вдругъ накловался къ нему и прошепталъ:
   Nous ne pouvons rien; le torrent nous emporte.
   Кровь кинулась въ голову Троекурова.
   - И это говорите вы, воскликнулъ онъ неудержимо, - вы, люди власти, которымъ теперь, послѣ освобожден³я крестьянъ, предлежитъ дать камертонъ всему характеру царствован³я, всей начинающейся съ него новой русской истор³и!... Вы не поняли что давъ волю народу воспитанному вѣками рабства, то-есть, другими словами, совершивъ революц³ю правительственною рукой, вы должны были удесятерить силу этой руки въ виду хотя бы упразднен³я тѣхъ "даровыхъ полицеймейстеровъ" {Извѣстное выражен³е императора Петра I.} которыхъ имѣла она въ лицѣ помѣщиковъ... А вы про "torrent" говорите! Какой это "torrent"? Не та ли открытая проповѣдь безбож³я и анарх³и которую само правительство распространяетъ по Росс³и за подписью своихъ цензоровъ?... Вы, извините меня, какъ заяцъ басни, пугаетесь тѣни собственныхъ вашихъ ушей...
   - Ecoutez, mon cher Троекуровъ... car noue sommes cousins ce me semble? вспомнилъ вдругъ кстати Павановъ, совершенно тонко разсудивъ что въ качествѣ родственника онъ могъ выслушивать то что въ положен³и сановника не приличествовало ему терпѣть со стороны лица въ нѣкоторой степени ему подначальнаго: - vous prêches un converti. Не разъ пытался я заявить высказанный вами сейчасъ, безусловно правильный принципъ въ средѣ государственныхъ лицъ quorum pars minima sum, вставилъ онъ, скромно и находчиво переиначивая къ случаю стихъ римскаго поэта; - но это былъ неизмѣнно гласъ воп³ющаго въ пустынѣ. Вы требуете "силы"? она въ насъ самымъ рѣшительнымъ образомъ теперь отсутствуетъ. Le "Русск³й богатырь", comme а dit Пушкинъ, дѣйствительно "покоится" pour le moment "на постели" {"Клеветникамъ Росс³и".}. Да и была ли она у него, pour dire vrai, когда-либо и раньше истинная "сила", у этого soi-disant "богатыря" безъ культуры и гражданственности?
   Изящныя черты сановника приняли вслѣдъ за этомъ столь категорически постановленнымъ вопросомъ чуть не гадливое выражен³е.
   "И жить въ странѣ управляемой людьми презирающими ее!" пронеслось скорбнымъ и язвительнымъ помысломъ въ мозгу бывшаго Кавказца.
   - Скажите, спросилъ онъ подъ этимъ впечатлѣн³емъ, куда же можетъ придти Росс³я при такихъ убѣжден³яхъ ея Правителей?
   - La Russie marche vers l'inconnu, къ великому неизвѣстному иксу! счелъ даже нужнымъ перевести и приправить Павановъ, сопровождая эту фразу рисующимся движен³емъ головы и руки, какому могъ бы позавидовать знаменитѣйш³й ораторъ Запада.
   Къ концу разговора собирается комитетъ для изслѣдован³я причинъ и характера вредной пропаганды распространяемой въ средѣ учащейся молодежи. Пр³ѣзжаетъ знакомый намъ графъ Анисьевъ, отъ котораго прямо зависитъ судьба Гриши и который при началѣ новаго царствован³я, со сметкой истаго карьериста, перескочилъ въ лагерь крайнихъ либераловъ, а въ коммисс³яхъ по освобожден³ю крестьянъ примкнулъ къ самой крайней фракц³и, благодаря чему и достигъ чуть не высшаго поста въ тогдашней высшей администрац³и. Пр³ѣзжаетъ статсъ-секретарь Ягинъ, господинъ малаго роста, на короткихъ ножкахъ, со шлепающими губами рта до ушей и гладко выбритымъ зеленымъ лицомъ, представлявшимъ какъ бы нарочно и тщательнѣйшимъ образомъ высортированный specimen петербургскаго геморроидальнаго субъекта.
   Павановъ представляетъ ему Троекурова.
   - Какъ же-съ, слышалъ, произнесъ на это глухимъ и загадочнымъ тономъ Ягинъ.
   Онъ съ той минуты какъ было произнесено имя Троекурова и во все время пока Павановъ изливалъ музыкальныя волны своей рекомендательной рѣчи поглядывалъ съ какимъ-то будто недоброжелательнымъ вниман³емъ на Бориса Васильевича.
   - О чемъ это именно изволили вы слышать? нѣсколько рѣзко спросилъ его тотъ. Желчь поднялась въ немъ.
   - О вашей... дѣятельности, подчеркнулъ какъ бы съ легкою язвительностью Ягинъ, захватывая двумя пальцами съ каждой стороны виски своего парика и передергивая его на черепѣ.
   Глаза Троекурова блеснули мгновеннымъ острымъ блескомъ... Но Павановъ не далъ ему времени на отвѣтъ. Съ чуткостью и находчивостью человѣка до тонкости вышлифованнаго долгимъ трен³емъ всякихъ служебныхъ и придворныхъ отношен³й, онъ тотчасъ же угадалъ откуда могло произойти взаимное нерасположен³е другъ ко другу двухъ лицъ встрѣчающихся теперь очевидно въ первый разъ въ жизни, и поспѣшилъ отклонить грозившее произойти отъ этого столкновен³е.
   - Борисъ Васильевичъ, заговорилъ онъ опять, - изложить вамъ, s³ le coeur lui en dit, весьма знаменательный, сколько я понимаю, фактъ революц³онной пропаганды начинающей появляться уже не только въ тѣсныхъ предѣлахъ Васильевскаго Острова, но и на широкомъ просторѣ всей средней Росс³и... А въ связи съ этимъ, примолвилъ онъ подчеркивая, - мы услышимъ не менѣе заслуживающ³й вниман³я разказъ какъ самъ онъ, или, вѣрнѣе, одинъ изъ его поступковъ, истекающ³й такъ-сказать изо всего синтеза этого факта пропаганды, попалъ въ искаженной передачѣ въ Колоколъ господина Герцена...
   - Которому, между прочимъ, вставалъ какъ бы en passant графъ Анисьевъ, - нанесенъ недавно изъ Москвы весьма значительный ударъ! {Извѣстная статья въ Русскомъ вѣстникѣ (августъ 1862) противъ Колокола.}
   Лицо Ягина исказилось вдругъ проступившею на немъ злостью. Онъ передернулъ еще разъ парикъ свой и проговорилъ, кривя губы на сторону:
   - Причемъ поступлено противу всѣхъ цензурныхъ правилъ... Петербургскимъ органамъ печати запрещено воспроизводить эту московскую, ядовито отчеканилъ онъ, незаконно появившуюся статью и говорить о ней...
   - Полагаю, это совершенно безполезно теперь: впечатлѣн³е свое она произвела, улыбаясь, но съ особенною вѣскостью въ выражен³и возразилъ Анисьевъ.
   Павановъ быстро воззрился на него, и тотчасъ же понялъ что означала эта вѣскость въ устахъ блестящаго генерала.
   - Дѣльно, сильно, смѣло! поспѣшилъ онъ выразить со своей стороны одобрен³е, - съ Тацитовскою уже на этотъ разъ сжатостью редакц³и. (Вѣскость Анисьева означала то что въ высшихъ сферахъ былъ уже рѣшенъ нѣкоторый поворотъ отъ безграничнаго благоволен³я къ либерализму, и что онъ, Анисьевъ, съ обычною ему сметкой, поспѣшилъ уже опять перескочить.
   - А развѣ противъ Герцена нельзя писать въ Росс³и? спросилъ Троекуровъ, обращаясь къ Паванову и принимая самый наивный видъ.
   - Nous sommes censés l'ignorer, съ тончайшею ирон³ей отвѣтилъ онъ, слегка склоняя голову.
   Ягинъ, съ подергивавшею его губы судорогой, уложилъ портфель свой на столъ и, доставъ ключикъ изъ кармана брюкъ, принялся молча отмык

Другие авторы
  • Кузнецов Николай Андрианович
  • Лухманова Надежда Александровна
  • Брик Осип Максимович
  • Фадеев
  • Смирнов Николай Семенович
  • Вербицкий-Антиохов Николай Андреевич
  • Политковский Патрикий Симонович
  • Заблудовский Михаил Давидович
  • Добычин Леонид Иванович
  • Достоевский Федор Михайлович
  • Другие произведения
  • Карамзин Николай Михайлович - Генриада
  • Кольридж Самюэль Тейлор - Кубла Хан
  • Сумароков Александр Петрович - П. Н. Берков. Несколько справок для биографии А. П. Сумарокова
  • Клушин Александр Иванович - Смех и горе
  • Ростопчина Евдокия Петровна - Вл. Муравьев. Е. П. Ростопчина
  • Гиппиус Зинаида Николаевна - Загадочное происшествие
  • Мамин-Сибиряк Д. Н. - Золотуха
  • Готфрид Страсбургский - Готфрид Страсбургский: биографическая справка
  • Развлечение-Издательство - Тигр гамбургского соборного праздника
  • Григорьев Аполлон Александрович - Мое знакомство с Виталиным
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (24.11.2012)
    Просмотров: 462 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа