Главная » Книги

Горький Максим - Материалы по царской цензуре о заграничных изданиях сочинений М. Горького и иностранной литературе о нем

Горький Максим - Материалы по царской цензуре о заграничных изданиях сочинений М. Горького и иностранной литературе о нем


1 2 3


Материалы по царской цензуре о заграничных изданиях сочинений М. Горького и иностранной литературе о нем

  
   М. Горький. Материалы и исследования.
   М.-Л., Издание Академии Наук СССР, 1941
   OCR Дюбин А. К.
  
   Среди различных форм репрессий, которые применялись к М. Горькому царским правительством, большое место занимают гонения на его произведения, организованные цензурой, зорко охранявшей все устои самодержавия. Цензурные преследования, в виде запрещения и изъятия отдельных произведений, а также привлечения к ответственности лиц, "виновных" в их напечатании, сопровождались обычно высказываниями и характеристиками, которые должны были оправдать и узаконить проводимые цензурой мероприятия. Эти высказывания ярко отражают отношение к М. Горькому агентов царского правительства и являются убедительной иллюстрацией того значения, которое имел М. Горький как борец за освобождение трудящихся.
   Публикуемые нами документы относятся к тому разделу царской цензуры, который до сих пор мало привлекал внимание исследователей, - к так называемой цензуре иностранной, следившей за всеми заграничными изданиями, попадавшими в пределы России. Через нее проходили и сочинения М. Горького, печатавшиеся за границей, как на русском, так и на иностранных языках.
   Эти сочинения просматривались иностранной цензурой, начиная с 1901 г., и с тех пор ежегодно до 1916 г. включительно, в рапортах цензоров, просматривавших проникавшие из-за границы издания, можно встретить отзывы о книгах Горького. Всего за указанные годы через иностранную цензуру прошло 220 названий его книг. Из этого числа 41 книга была на русском языке, остальные на иностранных языках: немецких изданий 83 названия, французских - 29, польских - 16, английских и еврейских - по 11, чешских и других славянских - 6, армянских, финских, шведских и литовских - по 4, итальянских и испанских - по 2, эстонских, венгерских и японских - по 1.
   Если проследить распределение всей этой массы книг по годам, то оказывается, что наибольшее количество их падает на первые годы XX в. Западная Европа в эти годы усиленно интересуется молодым пролетарским писателем, внесшим в русскую литературу совершенно новую, свежую и самобытную струю.
   Откликом этого интереса является издание большого количества его произведений, которые частично просачивались и в Россию. Попадая на территорию России, эти издания поступали на рассмотрение иностранной цензуры. В результате тщательного и придирчивого просмотра цензура устанавливала запрещение легального распространения тех из книг М. Горького, которые признавались ею опасными. Из иностранных изданий его сочинений более 16% (36 названий из 220) подверглись запрещению, причем самый высокий процент запрещенных книг падает на заграничные издания на русском языке (около 30%). Вполне естественно, что за границей на русском языке печатались в первую очередь те сочинения М. Горького, которые по своему характеру легко могли подвергнуться риску попасть под запрет внутренней цензуры. Однако, избегнув этого запрета в момент выхода изданий, они попадали под него теперь, во время их распространения.
   Кроме произведений самого М. Горького, такому же запрету подлежали все заграничные издания, содержавшие отзывы о нем, как о крупнейшем русском писателе, пользующемся огромной популярностью и авторитетом, а также известия о нем, распространение которых было невыгодным или неудобным для русского правительства. Вторая часть публикуемых нами документов и относится к этой группе иностранных сочинений.
   Приводимые ныне отзывы цензоров являются характерными документами, свидетельствующими об обостренной классовой борьбе, направленной против М. Горького. В отзывах цензоров показано откровенно отношение к М. Горькому, как к классовому врагу.
   Основной мотив, проходящий красной нитью через все цензорские отзывы, - страх перед М. Горьким, как перед писателем-революционером. "Аллегорическая идеализация революции" ("Песня о Соколе"), "резкий протест против существующего строя жизни" ("Перед лицом жизни"), изображение "борьбы за свободу против высшей власти" ("Песня о Соколе"), "проповедь пролетариатской кампании против имущего класса и даже с употреблением насильственной расправы" ("Заметки о мещанстве"), - так характеризуют цензоры его произведения. Они подчеркивают, что эти произведения представляют собою "апологию забастовок", "обнаруживают симпатии автора к революционному движению" ("9 января"), пристрастие его "к забастовкам, уличным беспорядкам и иным проявлениям эпохи освободительного движения" ("Товарищ!"), сочувствие "к восстаниям и убийствам, производимым так на-зываемыми сознательными пролетариями" ("Враги"). Сочинения Горького подвергались запрещению за то, что в них развивались "социалистические и революционные идеи" ("Лето", "Солдаты"), суждения "социалистические, бунтовские и антимилитарные", за то, что в них М. Горький выражает "сочувствие революционерству", отрицает законы и "даже восхваляет Стеньку Разина и Емельяна Пугачева" духовных праотцев русской революции".
   Произведения М. Горького казались цензорам особенно опасными потому, что они принадлежали писателю, пользовавшемуся исключительной популярностью, и эта популярность М. Горького чрезвычайно беспокоила цензоров. Особенно яркое отражение это нашло в отзывах цензоров о тех произведениях различных авторов, где М. Горькому давалась положительная оценка. В этом отношении несомненный интерес представляет прохождение в иностранной цен-зуре книги о М. Горьком Диллона. Разбирая ее, цензор Штейн особое значение придал тем местам, в которых сообщалось "о восторженном преклонении русского народа перед Горьким". "Я полагал бы, - писал цензор, - что книгу Диллона следовало бы воспретить уже по одному тому, что ярые почитатели Горького не преминут делать из нее обильные цитаты, которые могут только повести к кривотолкам, не говоря о том, что это может только способствовать к вознесению Горького еще на более высокий пьедестал, куда его не по заслугам иные втащили, не замечая вовсе того, что пресловутые "открытия, малярного цеха подмастерья" сводятся к рассказыванию своими словами наиболее резких и крайних парадоксов Ницше". Исходя, в сущности, из тех же позиций охранителя общества, дал противоположное заключение о книге Диллона другой цензор - Ламкерт. Подвергнув ее тщательному анализу, он пришел к выводу, что она может даже принести пользу "в смысле отрезвления той части общества, которая, по ироническому замечанию Диллона, признала в Горьком какого-то нового мессию". Это заключение цензор основывает на том, что Диллон осуждает М. Горького за подчинение своего художественного таланта служению политическим целям, и на том, что политические и общественные идеалы героев М. Горького вызывают отрицательное отношение Диллона. Таким образом, оценивая книгу совершенно по-разному, оба цензора главное внимание обращают на одно и то же - на опасность для общества огромной популярности М. Горького.
   Строгость цензуры еще более возрастала, когда в высказываниях о М. Горьком подчеркивалось политическое значение его деятельности. Так, сборник рассказов М. Горького, переведенный на французский язык под названием "L'aimonciateur de la terapete" ("Провозвестник бури"), был запрещен потому, что ему было предпослано предисловие Семенова, имевшее, по определению цензора, целью "выяснить и, может быть, даже раздуть политическое значение М. Горького как революционера, деятельности которого автор предисловия выражает свое полное сочувствие".
   Страхом перед популярностью М. Горького объясняется, очевидно, и запрещение открытых писем с изображением Горького и Скитальца.
   Принимая решительные меры против распространения радикальных, противоправительственных произведений М. Горького и стремясь во что бы то ни стало, пресечь популярность его имени в обществе, правительственные чиновники в то же время утаивали свои действия от общества и потому запрещали распространять сведения о различных правительственных репрессиях по отношению к М. Горькому. Запрещалось упоминать об арестах его в 1901 и 1905 гг., о мерах, принятых полицией, чтобы помешать встрече, устроенной ему молодежью в Москве в 1901 г., описывать историю избрания его в почетные академики Академии Наук, сообщать о том, что за всеми его действиями установлено шпионство. Цензура не без основания считала, что все эти сведения в такой же мере могли способствовать росту популярности М. Горького, в какой дискредитировали русское правительство.
   Таково основное содержание публикуемых ниже документов иностранной цензуры. Не внося чего-нибудь принципиально нового в картину отношения к М. Горькому царской цензуры, известную из других, ранее опубликованных документов, они содержат, однако, ряд новых данных, показывающих, в каких невероятно жестких условиях царистского режима утверждались исключительная популярность имени М. Горького - родоначальника пролетарской литературы- и огромное влияние его революционных произведений.
   Все публикуемые документы печатаются по подлинникам, за исключением извлечений из журналов заседаний Варшавского цензурного комитета (с 1906 г. - Комитета по делам печати), которые публикуются по копиям, и отношения С.-Петербургского цензурного комитета Центральному комитету иностранной цензуры о книге М. Горького "Три рассказа".
   В каждой из двух групп, по которым распределены документы (I. Отзывы цензуры о заграничных изданиях произведений М. Горького и II. Отзывы цензуры об иностранных изданиях, посвященных М. Горькому), они даны в хронологическом порядке.
   В случае, когда отзыв цензора касался, на ряду с произведениями М. Горького, произведений других авторов, мы приводим документ в извлечениях. Места сокращений обозначаются многоточиями.
   Почти все печатаемые документы относятся к фонду Центрального комитета иностранной цензуры. Полностью название этого фонда дается в описании первого документа, в остальных оно опущено, и ссылка дается сокращенно: Рапорты за.". г., No... Названия других фондов даны полностью. Резолюции, имеющиеся в большинстве публикуемых документов, принадлежат председателю Центрального комитета иностранной цензуры графу А. Н. Муравьеву.
   В примечаниях к документам использован материал, относящийся к про-хождению в цензуре изданий сочинений М. Горького и в большинстве случаев в печати еще не появлявшийся.
   Все публикуемые документы хранятся в Архиве внутренней политики, культуры и быта Ленинградского отделения Центрального исторического архива.

Л. Полянская

"В СТЕПИ". - "ПЕСНЯ О СОКОЛЕ". - "ЧЕЛКАШ"

   Из журнала заседания Варшавского цензурного комитета (председатель X. Эммаусский) 12 ноября 1902 г.
   Доклад цензора А А. Сидорова о книге М. Горького "W stepie". "Piesn о sokole" "Czolkasz". Przeklad В...e, Krakow - Warszawa, 1902
   Центральный комитет иностранной цензуры, рапорты за 1902 г., No 9364
   "Слушали доклад г-на цензора Сидорова о рассмотренном им иностранном сочинении Gorkij (Maksym), "W stepie. Piesn о sokole. Czolkasz". Przeklad B... e, Krakow - Warszawa, 1902.
   На стр. 9, 10, 11 и 12 говорится о изобилии в России политически свихнувшихся людей. На стр. 41-52 помещена "Песнь о Соколе", которая заключает в себе аллегорическую идеализацию революции. Вследствие этого полагаю в настоящем сборнике исключить 9-12 и 41-52 страницы и с этим исключением сборник дозволить.
   Комитет, заслушав доклад г-на цензора Сидорова и соглашаясь с его мнением, постановил: сочинение это дозволить к обращению в публике с предложенными г. цензором исключениями".
   "Песня о Соколе" подвергалась цензурным запрещениям неоднократно. Так, в 1903 г. был запрещен перевод ее на армянский язык А. Туманиана, в виду "тенденциозности" произведения. В 1906 г. запрещена была брошюра "Стихотворения M. Горького", в которую, кроме "Песни о Соколе", входили "Весенние мелодии", причем запрещение мотивировалось ст. 129 уголовного уложения, каравшей за возбуждение "к учинению бунтовщического или изменнического деяния", к ниспровержению существующего в государстве общественного строя, а также к неповиновению или противодействию закону.
   См.: С.-Петербургский цензурный комитет, 1903, д. No 185; 1906, д. No 59.

"ФОМА ГОРДЕЕВ". - "СКАЗКА". - "ДЕЛО С ЗАСТЕЖКАМИ". - "ПРЕД ЛИЦОМ ЖИЗНИ" И ДР.

   Из журнала заседания Варшавского цензурного комитета (председатель X. Эммаусский) 12 ноября 1902 г.
   Доклад цензора А. А. Сидорова о книге М. Горького "Ignacy Cordicjew Bajka. Historja о srebrnych klamarach etc" Przekla...е, Krakow - Warszawa, 1902
  

Рапорты за 1902 г., No 9365

   "Слушали- доклад г-на. цензора Сидорова о рассмотренном им иностранном сочинении: Gorky (Maksym) "Ignacy Gordiejew. Bajka. Historja о srebrnych klamarach etc" Przeklad...e, Krakow- Warszawa, 1902.
   В рассказе "Bajka" (стр. 7-10) идеализируется политический преступник, а в рассказе "Przed obliczem zycia" ("Перед лицом жизни") выражается резкий протест против существующего строя жизни (стр. 67-72), рассказ же "Zwiastun Bozy" (стр. 35-38) является аллегорической идеализацией революции.
   В виду этого полагаю настоящий сборник, за исключением означенных страниц, дозволить.
   Комитет, заслушав доклад г-на цензора Сидорова и соглашаясь с его мнением, постановил: сочинение это дозволить к обращению, в публике с предложенными г-ом цензором исключениями".

"ПОГРОМ"

Доклад цензора В. И. Росковшенко 2 октября 1903 г. о рассказе М. Горького "Uerwmtung", помещенном в газете "Illusirierte Сеricht's Zeitung", Hamburg, 1903, М 660

  
   "В этом номере названной газеты, в отделе фельетона помещен рассказ под заглавием "Verüwstung". Von Maxim Gorki. Deutsch von Stefania Goldenring ("Погром" Максима Горького. На немецкий язык перевод Стефании Гольденринг). Содержание этого рассказа составляет повествование М. Горького об избиении в одном из поволжских городов евреев русскими. Автор рисует кровавые и отвратительные сцены убийства русскими: старого обороняющегося против толпы еврея; молодой еврейки девушки, спасающейся бегством; показывает, как озверелая толпа русских тащит по мостовой еще полуживого, почтенного и старого еврея-купца Зелмана, привязав веревку к одной из его ног. Но вот, наконец, появляются казаки для усмирения беспорядков. Казаки, в свою очередь, также жестоко и беспощадно действуют в отношении русских, как эти действовали в отношении евреев. Казаки топчут своими лошадьми русскую толпу, а нагайками бьют всех без разбора. По усмирении беспорядков казачьи офицеры равнодушно рассуждают о том, сколько в этот день было русскими убито евреев, не высказывая сожаления к последним и т. д.
   В виду изложенного, я полагал бы упоминаемый 660 номер " Illusirierte Gericht's Zeitung" запретить к обращению в публике."
   Резолюция: "Представить в Главное управление о запрещении всего издания".
   Под запрещением всего издания подразумевалось полное преграждение ему доступа в пределы России, без рассмотрения цензурой отдельных номеров. В качестве одного из основных аргументов в данном случае выставлялось вра-ждебное отношение газеты к России.
   Главное управление по делам печати 12 ноября 1903 г. сделало распоря-жение о полном запрещении газеты. См.: Главное управл. по делам печ., III ОТД., 1903, Д. No 9.
   Часть доклада, посвященная характеристике всего издания и обоснова-нию необходимости его запрещения, нами выпущена.

"ПЕСНЯ О СОКОЛЕ"

Доклад цензора Н. Г. Дукшта-Дукшинского 17 марта 1904 г. о книге М. Горького "Революционные песни и баллады". С предисловием М. Сукенникова, изд. И, Рэде, Берлин, 1903

Рапорты за 1904 г., No 2014

   "Из самого заглавия брошюры нельзя не усмотреть, к какой категории сочинений должно быть отнесено собрание песней и легенд Горького. Первая из них: "Песня о Соколе" (в редакции, воспрещенной русской цензурой), как вторая и третья "Разрушенный мол", с "вариантом" к нему, представляют собой в аллегории борьбу за свободу против высшей власти (25-26, 47-48 и многие другие страницы). В предисловии к легендам Сукенников дает читателю апологию их, а на последних четырех страницах помещен перечень запрещенных русских изданий.
   Весь состав брошюры, на основании статей 4 и 95 подлежит запрещению".
   Резолюция: "Запретить согласно докладу".

"ЗАМЕТКИ О МЕЩАНСТВЕ".("РОССИЯ" ПОЛИТИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ.)

Доклад цензора В. Д. Смирнова 1 марта 1906 г. о книге М. Горького "Russland. Politische Betrachiungen". Uebersetzt von Julie Coldmann, Wien und Leipzig, 1906 Рапорты за 1906 г., No 1194

   "Книжка содержит в себе рассуждения автора на ту тему, что буржуазия есть паразит народа (стр. 14), опирающийся на чудовище, именуемое государством (стр. 12), и борьба между народом и прочими классами непримирима (стр. 15), причем буржуа привлекают в эту борьбу третье, более или менее автократное лицо - бога, печать, науку (стр. 16), или цепляются за нить религии (стр. 23). А литература русская только и занималась, что слащавым воспеванием народного долготерпения (стр. 24, стр. 25), изображая собою апологию пассивности, ползанья пред авторитетом (стр. 41); господа по-роли народ кнутом, а народ утешался поговоркою: "Не в силе бог, а в правде" (стр. 57), да и бог был для него какою-то старою феею (стр. 56); он верил, что иначе и быть не может, что одни должны быть господами, а другие рабочими; одни имущими, а другие неимущими (стр. 60); одни должны блаженствовать, а другие дохнуть с голоду (стр. 63, стр 64). А капитал - это чума, это демон жизни (стр. 65). Но наши дни суть не только дни борьбы, но и дни суда, расчета пролетариата с буржуазиею (стр. 70).
   Таковы в общих чертах основные воззрения, наполняющие книгу: она, очевидно, есть проповедь пролетариатской кампании против имущего класса, и даже с употреблением насильственной расправы.
   В сущности, в этих воззрениях ничего нет такого, чего бы ныне не встретить на столбцах наших радикальных газет; но здесь они представляют нечто компактное, да еще под бандеролью довольно популярного писателя. И вот это-то последнее обстоятельство вызывает цензурное сомнение относительно того, может ли книга быть дозволена к беспрепятственному обращению в публике, о чем и имею честь представить на благоусмотрение комитета".
   Резолюция: "Позволить".
  

"О ПИСАТЕЛЕ, КОТОРЫЙ ЗАЗНАЛСЯ".- "ПЕРЕД ЛИЦОМ ЖИЗНИ".- "ВЕСЕННИЕ МЕЛОДИИ"

Отношение С.-Петербургского цензурного комитета (председатель А. Катенин) Центральному комитету иностранной цензуры 8 марта 1906 г о книге М. Горького "Три рассказа.1. Писатель, который зазнался. 2. Перед лицом жизни. 3. Весенние мелодии

Изд. И. Рэде, Берлин, 1902

С.-Петербургский цензурный комитет, 1906, д. No в, л. 18

   "Возвращая при сем доставленную при отношении от 25 минувшего февраля за No 692 заграничную брошюру под заглавием "Максим Горький. Три рассказа (воспрещены русской цензурой). Берлин. Издания Иоанна Рэде", С.-Петербургский цензурный комитет имеет честь уведомить Центральный комитет иностранной цензуры, что брошюра эта применительно к пункту статьи 129 уголовного уложения издания 1903 г. к обращению в русской публике дозволена быть не может".

"ВОЗЗВАНИЕ К АМЕРИКАНЦАМ"

Доклад цензора З. А Вольтера 22 августа 1906 г. о статье М. Горького "Воззвание к американцам", помещенной в литое- ской газете "Lietuwa" (Chicago), 1906, No 31

Рапорты за 1906 г., No 5046

   "Газета эта может быть допущена к ввозу, за исключением статьи Максима Горького "Воззвание к американцам" следующего содержания (Воззвание помещено на стр. 4, в столбцах втором и третьем. Статья эта начинается во 2 столбце после 34-й строки сверху и гласит): "Царь распустил думу. Этот маленький человек, дрожащий на троне за свою жизнь и власть, как осиновый лист, одним почерком пера, одним конвульсивным маханием руки уничтожил всю надежду на установление порядка в России и призвал к жизни новые ряды истребителей, воров и разбойников. Русское правительство устроит теперь власть зверского отмщения. Воры и казнители (исполнители казней), окружающие престол и держащие его в своих руках, запачканных кровью, услышали в последнее время много горячих и задевающих их слов из уст справедливых мужей. Теперь они за это отомстят. Месть будет страшная. Привыкшие проливать кровь людскую, они призовут людей опять к войне, тех же самых, которым уже снились порядок, цивилизация и возликование справедливости.
   Земля таким образом поглотит тысячи людских тел. Люди эти единственно виновны в том, что они хотели жить по-человечески.
   Мир будет объят пламенем раздора. Ненависть наполнит всех тех, кто пострадает от царя-истребителя и шайки его человекоубивцев. Обращаясь к цивилизованному миру за помощью от кровопролития российского, он выставляет миру на вид, как Европе, так и Америке, что люди, считающие себя цивилизованными, не должны хладнокровно и безучастно смотреть на то, что творится в России, а оказать ей свою просвещенную посильную помощь к уменьшению бедствий на Руси"
   Из приведенного содержания статьи видно, что воззвание на столбцах 2 и 3-ем страницы 4-ой не может быть допущено к распространению среди массы народонаселения, и оттого следовало бы этот номер допустить с исключением указанных мест".
   Резолюция: "Запретить весь номер".

"ГОСПОДИНУ АНАТОЛЮ ФРАНСУ ПИСЬМО М. ГОРЬКОГО О РУССКИХ ЗАЙМАХ И ОТВЕТ АНАТОЛЯ ФРАНСА"

Доклад цензора В. К. Боаса 1 ноября 1906 г. о письме М. Горького "Leitre de Maxim Gorki a Anatole France sur les emprunts russes et reponse d'Anatol France". Paris, 1906, avril

(Des publications periodiques de la Societe des amis da peuple russe et des peoples annexes)

Рапорты за 1906 г., No 6697

   "В этом письме Максим Горький через Франса обращается к друзьям русского народа, т. е. к французским социалистам-революционерам, объединившимся под кличкой amis du peuple russe [друзей русского народа], с воззванием действовать с усиленной энергией, чтобы освободить русский народ "du pouvoir barbare des Romanoff" [от варварской власти Романовых] (стр.7), так как торжеству свободы в России мешает "lа famille incapable et degeneree des Romanoff" [бездарная и выродившаяся семья Романовых] (стр. 3) и "tous les assassins qui entourent le trone du dernier et du plus lamentable des Romanoff [все убийцы, окружающие трон последнего и самого жалкого из Романовых] (стр. 4). Скорейшее исполнение своего желания Горький видит в лишении русского правительства кредита за границей (стр. 6)
   Анатоль Франс в ответ на это письмо восхваляет гений анархиста из босяков и уверяет в своих к нему симпатиях и пожеланиях успехов освободительной революции.
   Эта возмутительная брошюрка должна быть запрещена и не может выдаваться по просительным запискам, о чем имею честь представить комитету".
   Резолюция: "Запретить согласно докладу и не выдавать".
  

"РУССКИЙ ЦАРЬ"

Доклад цензора Н. А. Васенцовича-Макаревича 29 ноября 1906 г. о календаре "Веселка. Календарь украинской социал-демократической партии на ргк. 1907. Чернивцы, содержащий рассказ М. Горького

"Русский царь

Рапорты за 1906 г., No 7926

  
   "Уже внешний вид этого нового календаря безошибочно говорит о его содержании. Это издание "Земли и воли" - украинской социал-демократической партии, поддерживающей борьбу пролетариата против имущих классов. И, действительно, среди календарных сведений на каждый месяц, отмечены все известные террористические акты и в том числе покушения и убийства российских императоров (стр. 8, 10, 14, 16, 26). В дальнейшем же тексте встречаются две статьи, которые никоим образом не могут быть дозволены: ..."Русский царь" - рассказ Максима Горького (стр. 67-77), в котором описывается аудиенция, якобы данная государем некоему журналисту в Царском Селе. Журналиста провели сквозь строй жандармов, тщательно обыскали, раздели до гола и в таком виде ввели в зал, где привязали животом к дулу пушки. После того среди пола открылось отверстие, из которого поднялся трон, сооруженный из штыков, а на нем го-сударь император, весь закованный в железную броню. Первым делом его было схватиться за кнопку от электрического провода, ведущего к пушке и крикнуть "руки вверх". Затем излагается в смешном и оскорбительном для особы государя виде беседа его с журналистом, содержание которой считаю излишним приводить, ограничившись лишь сообщением, что государь в юмористическом тоне оправдывается во взводимых на него обвинениях в убийстве своих подданных...
   В виду изложенного, календарь этот следует не только запретить, но и не выдавать по просительным запискам".
   Резолюция: "Запретить и не выдавать".

"О КАВКАЗСКИХ СОБЫТИЯХ"

Доклад цензора А А. Горяинова 10 января 1907 г. о статье

М. Горького кавказских событиях". Изд. "Demos",

Женева, 1905

Рапорты за 7907 г., No 347

  
   "Эта брошюрка, появившаяся первоначально, если верить примечанию на стр. 5, в форме письма к редактору бакинской газеты "Каспий", написана хлестко, но с соблюдением должной осторожности, т. е. без определения лиц и учреждений, о коих идет речь. Расчеты автора и редактора, однако, не оправдались, и письмо это, как видно из того же примечания, цензурой к напечатанию дозволено не было.
   По поводу тогдашних событий, т. е. армяно-татарской резни" автор, между прочим, говорит на стр. 6: "Везде видна гнусная работа кучки людей, обезумевших от страха потерять свою власть над страной... далее говорится: "Паразиты чувствуют, что наступает их агония и близка смерть, но они хотят жить и борются как могут против воли народа, борются бесчестно, трусливо и позорно" (стр. 8); далее: "Они открыто науськивают, как собак, русских на евреев, поляков и финнов... отупевшего от голода... мужика на студентов и даже на детей!" (стр. 8, 9); далее: "Ни в одной стране борьба командующего класса за сохранение своей власти над народом не велась столь позорно, так бесстыдно и цинически-жестоко..(стр. 9).
   Оканчивая свое письмо, Горький рекомендует всем честным людям без различия национальностей соединиться в одну семью друзей-борцов, в дружину честных и бесстрашных и спросить себя: "Кто наш враг?" (стр. 11). Ответ гласит: "У всех нас один враг, - это та злая и бессмысленная сила, которая одинаково тяжело давит всех нас... русский, еврей и поляк связаны по рукам и ногам той же силой, которая одинаково тяжело ложится и на плечи татарина" (стр. 11, 12).
   Прилагаемая брошюрка написана языком революционной прокламации и, не задевая никого в частности, достаточно, однако, ясно дает понять, что наше правительство жестоко, трусливо и бездарно и что чем скорее оно общими усилиями будет низвергнуто, тем лучше для народа. В виду изложенного, а также принимая в расчет то обстоятельство, что брошюрка дешевая и что литературное имя Горького, не будучи столь в моде, как прежде, все же продолжает быть до известной степени авторитетным, имею честь доложить комитету, что это произведение, по моему мнению, следовало бы запретить".
   Резолюция: "Запретить согласно докладу".

"РУССКИЙ ЦАРЬ"

Доклад цензора А. А. Горяинова 2 мая 1907 г. о рассказе М. Горького "Русский царь". Интервью. Uerlag von J. Diztz.

Stuttgart, 1906

Рапорты за 1907 г., No3126

  
   "Это произведение Максима Горького уже было на рассмотрении комитета 29 ноября 1906 г., так как помещено в календаре "Веселка", органе украинской социал-демократической партии. Календарь был запрещен, между прочим, в виду нахождения в нем прилагаемого возмутительного рассказа, в котором описывается фантастическое интервью какого-то журналиста с императором Николаем II.
   Этот же рассказ был напечатан в одном из номеров "Красного знамени". Привожу наиболее плоские места: "Выскочил как пробка из бутылки, сам русский царь со всеми своими титулами" (стр. 8). "Он был набит бумажками, как поросенок кашей'' (стр. 19) и так далее, столь же бездарно.
   Имею честь представить комитету эту брошюрку, вышедшую ныне отдельным изданием, к полному запрещению".
   Резолюция: "Запретить согласно докладу".

"ПРЕКРАСНАЯ ФРАНЦИЯ"

Доклад цензора А. А. Горяинова 12 сентября 1907 г. о рассказе М. Горького "Прекрасная Франция". Интервью. Verlag von J. Dietz, Stuiigarl, 1906

Рапорты sa 1907 г., No 6343

  
   "В этом рассказе описывается фантастическое свидание автора с Францией. М. Горький разочаровался в прежде любимой им революционной и республиканской Франции и нашел ее ныне развратною и продажной страной. Разочарование свое он выражает в свойственных ему излияниях поддельного пафоса, примером какового может служить заключительный возглас: "Возлюбленная моя! (Франция). Прими и мой плевок крови и желчи в глаза твои".
   Оказывается, однако, что негодование Горького против Франции вызвано тем, что в ней был сделан русский заем, ушедший на поддержку деспотического правительства. При этом удобном случае автор не упускает разразиться рядом бранных слов против государя императора и России, что, по-видимому, и составляет цель рассказа. Бранные слова помещены на страницах 7, 10, 11, 12, 13, 14 и 16, т. е, почти на всем протяжении книги: гербом России оказывается петля и нагайка (стр. 7); любимый спорт царя - кровавая игра солдат с народом; свобода вырвана у царя ценою тысяч жизней, царь требует за нее еще и еще крови (стр. 12); противно опираться на руку, всегда по плечо покрытую кровью народа; золотом, данным этому царю, задавлена честная слава Франции (стр. 11); с царя содран процент, равный трети его кожи (стр. 12); армия - свора собак; наконец, Франция именуется сводней царя с банкирами (стр. 13).
   Приведенные столь обычные М. Горькому выходки принуждают меня ходатайствовать перед комитетом о запрещении его произведения".
   Резолюция: "Запретить".
  

"ОДИН ИЗ КОРОЛЕЙ РЕСПУБЛИКИ"

Доклад цензора А. А. Горяинова 12 сентября 1907 г. о рассказе.

М. Горького "Один из королей республики". Интервью. Verlag von J. Dietz. StuHgarf, /906

Рапорты за 1901 г., 6342

  
   "Этот рассказ, изображающий разговор автора с американским миллиардером, среди множества нелепостей, содержит два места, по моему мнению, предосудительных. На стр. 17 разговор между миллиардером и Горьким ведется так: миллиардер: "Для американца невозможно признать Христа!.. А почему? спросил я, помолчав. - Он незаконнорожденный!.. Незаконнорожденный в Америке не может быть не только богом, но даже чиновником. Его нигде не принимают в приличном обществе... О, мы очень строги! А если б мы признали Христа, нам пришлось бы признавать всех незаконнорожденных порядочными людьми, даже, если они дети негра и белой. Далее, на стр. 25 Горький, вероятно, желая эффектно окончить свой рассказ, заставляет миллиардера спросить, нет ли в Европе пары лишних королей, на что автор не упускает заметить, что они все лишние. Как оказывается, миллиардер спросил об этом с целью нанять их для боксирования между собой каждый день после завтрака.
   Вышеприведенные цитаты достаточно характеризуют степень и род остроумия книги вообще; что же касается до инкриминируе-мых мест, то представляю их к исключению, но так как брошюрка равняется всего двадцати шести страницам, полагаю, что ее можно было бы и запретить, о чем имею честь доложить комитету".
   Резолюция: "Запретить".
  

"9 ЯНВАРЯ"

Доклад цензора А. А. Г оряинова 19 сентября 1907 г. об очерке М. Горького "9-е января". "Bühnen und Buchverlag russische Autoren. Ladyschnikow, Berlin, 1907

Рапорты за 1907 г., No 6969

  
   "Эта брошюрка, излагающая происшествия 9-го января 1905 г., конечно, в лживом свете, переполнена рассказами о зверстве царя, его чиновников и офицеров; о нижних чинах говорится, очень осмотрительно и дается понять, что если они и стреляли, то с отвращением и по приказанию палачей-офицеров. Царь именуется большею частью кратко "он", народ до начала избиения еще верит в "него", в его силу, мощь и способность облегчить его страдания, но этот образ понемногу обезличивается и стирается. Сознательным этот образ уже не мешает, они прямо говорят: Товарищи, свободу не просят (стр. 5, 7). "Красный цвет - цвет нашей крови, товарищи!" (стр. 8); "Нет силы, которая освободит народ, кроме самого народа" (стр. 9). Далее весьма подробно, со всевозможными восклицаниями и литературными украшениями повествуется, как войска расстреливали народ (стр. 12-34), причем "он" постепенно терял то маленькое обаяние, которое раньше имел, и к концу дня приобрел, уже навсегда, ненависть сознательного народа, на что указывают подслушанные автором возгласы толпы: "Совсем нет царя? Нигде его нет!.. вы царя убили! (стр. 20)... Солдаты!, царь велит вам стрелять в народ (стр. 24)... Он мог не знать. А тогда зачем он!"
   В конце книга сознательные товарищи уже зовут толпу на баррикады: "Кто хочет драться за свободу? За народ, за право человека на жизнь, на труд? Кто хочет умереть в бою за будущее- иди на помощь" (стр. 33).
   Полагаю, что это сочинение Горького подлежит запрещению, о чем имею честь представить комитету".
   Резолюция: "Запретить согласно докладу".

"ВРАГИ"

Доклад цензора А. А. Горяинова 19 сентября 1907 г. о пьесе М. Горького "Враги". Uerlag von J. Dictz, Stuttgart, 1906

Рапорты за 1901 г., No 6968

  
   "Прилагаемая брошюра в немецком переводе дозволена г. Кривошем рапортом от 7 января 1907 г. за No 635. Ознакомившись с сочинением, со своей стороны не могу согласиться с мнением первоначального докладчика, так как драма, независимо от отдельных неподходящих выражений и мест, проникнута сочувствием к восстаниям и убийствам, производимым так называемыми сознательными пролетариями.
   Действие происходит на фабрике, которая принадлежит двум владельцам и на которой готовится бунт, как следствие агитации социалистов. Наиболее решительный из владельцев утверждает, что уступок рабочим делать нельзя, так как это поведет лишь к увеличению их требований, и спорит с другим - нерешительным интеллигентом, произносящим либеральные речи и в конце концов вызывающим войска. Первого владельца, вышедшего для переговоров, рабочие убивают и затем подговаривают какого-то мальчишку взять на себя вину с тем, чтобы не выдавать властям настоящего убийцу - социалиста и одного из руководителей движения. Начинается путаница, недоразумения, выступают на сцену прокурор-карьерист, дерущийся становой, жандармский офицер - очень глупый и жестокий человек, жандармский вахмистр-шпион, девицы-интеллигентки, восхищающиеся рабочими, и, наконец, сами рабочие, все герои и сознающие свою правоту, хотя и причастные к убийству. Все это кончается апофеозом благородных социалистов, а именно, настоящий убийца без тени, впрочем, раскаяния и к общему смущению властей и восторгу барышень заявляет, что он убил директора.
   Отдельные, заслуживающие внимания, места таковы: на стр. 51, 53 и 54 говорится об упоительности возгласа "пролетарии всех стран, соединяйтесь" и о необходимости припрятать нелегальные брошюры в случае обыска. На стр. 61 рабочие говорят, что соединившись легче победить и что злого челевека (дирек-тора) и убить, а добрый сам помрет. На стр. 72 интеллигентная девица говорит: "Пришли к нам жандармы, солдаты, какие-то дурачки с усиками... хватают людей" и т. д. Она же на стр. 74 заявляет, что "если люди плачут, то власти, государство - все это не нужно. Государство-какая глупость! Зачем оно мне?" Далее на стр. 79 жандармский офицер расспрашивает пойманного с нелегальными книжками рабочего и смущается его простыми и благородными ответами. На стр. 80 барышни, восторгаясь благородным рабочим, перешептываются... "Нравится он мне они спокойно верят в свою правду" и т. д. На стр. 82 и 92 заявляется, что, хотя мы опираемся на жандармов, на солдат, но они сильнее нас, и эти люди (социалисты) победят". Наконец, одна из барышень-прогрессисток восклицает, обращаясь к объявившемуся убийце: "Послушайте... разве это вы убили? Это они всех убивают всю жизнь своею жадностью, своею трусостью! А интеллигентный рабочий горячо подхватывает: "Верно барышня! Не тот убил, кто ударил, а тот, кто злобу родил (стр. 93). На стр. 88, 91 имеются подобные же выходки.
   Это сочинение, как рекламирующее социалистов, ставящее их в положение сверхлюдей, которым дозволено все, до убийства и бунта включительно, по моему убеждению, позволено быть не может, о чем и имею честь доложить комитету".
   Резолюция: "Запретить и сличить с немецким изданием и, в случае тождественности обоих изданий, запретить и немецкое издание".
   На основании этой резолюции после нового рассмотрения немецкого издания оно также подверглось запрещению. Специальной драматической цензурой эта пьеса была запрещена к представлению, так как в ней "ярко подчеркивается непримиримая вражда между рабочими и работодателями" и в силу того, что она была признана "сплошной проповедью против имущих классов".
  

"ТОВАРИЩ!"

Доклад цензора А. А. Горяинова 16 октября 1907 г. о рассказе М. Горького "Товарищ!". Verlag von J. Dietz, Stuttgart, 1906

Рапорты за 1901 г., No 1612

  
   "Этот рассказ представляет собою апологию забастовок. Со-циалисты, по убеждению автора, тайно принесли с собою в подвалы "всегда плодотворные... семена простого и великого учения и то сурово, то мягко сеяли эту ясную, жгучую правду в темных сердцах людей-рабов... (стр. 8), которые, просветившись и полюбив слово "Товарищ", перестали быть рабами и однажды заявили городу великое человеческое слово - не хочу, результатом чего произошла остановка всех производств и работ, а насильники, "задыхаясь в запахе извержений своих подавили злобу в недоумении и ужасе перед силою их" (стр.9 и 10).
   Забастовщики "горели сознанием силы своей, предчувствие победы сверкало в глазах", они видели великое значение труда своего, это возводило их на высоту сознания священного права быть хозяевами жизни, законодателями и творцами ее" (стр. 10 и 11). Экстаз забастовщиков, как оказывается, передается извозчикам и городовым, которые в своих обращениях к публике, хотя и потупляя глаза, но уже начинают пользоваться словом "товарищ" (стр. 13). Все шло бы отлично, если бы угне-татели не спохватились, и вот "уже где-то против них собрались серые, слепые толпы вооруженных людей и безмолвно строились в ровные линии - это злоба насильников готовилась отразить волну справедливости" (стр. 14).
   В этой брошюре совершенно ясно пристрастие автора к забастовкам, уличным беспорядкам и иным проявлениям эпохи освободительного движения, в виду чего имею честь представить ее комитету к запрещению".
   Резолюция: "Запретить согласно докладу".

"МАТЬ"

Доклад цензора барона В. А. Каульбарса 23 октября 1907 г. о повести М. Горького "Die Mutter". Einzig autorisierte Obersetzung von Adolf Hess ["Мать". Единственный авторизованный перевод А. Гессе], Buhnen- und Buchverlag russtscher Autoren J. Ladyschnikow, Berlin

Рапорты за 1907 г., M 7875

  
   "Настоящее произведение Горького есть апология движения в народ для проповеди социализма и анархии. В книге сопоставляется незаурядный отец, который, не находя удовлетворения в серой жизни рабочего, спивается, тогда как его сын Павел все свои душевные силы отдает делу раскрепощения рабочих и крестьян. Сын увлекает в конце концов на пропаганду и свою мать, которая из тихой, богобоязненной женщины делается "сознательной", занимается пропагандой и тогда только начинает постигать цель и настоящий смысл жизни. Все действия революционеров рисуются, как верх благородства и геройства; полиция же и жандармы все время бьют и истязают связанных арестантов.Для суждения об общем направлении книги приведу следую-щие места: на стр. 48 на вопрос, правда ли, что социалисты убили государя, следует ответ: "Нам, социалистам" это было не нужно". На стр. 155 рекомендуется вооружить сначала головы пролета-риата, а потом уже руки. На стр. 182-183 герой романа находит, что можно убить разбойника, но убивать шпиона слишком противно, на что получается возражение, что по чувству долга приходится иногда убить и шпиона. На стр. 378: "Что это за царь, который сдирает последнюю рубашку со своих подданных". На стр. 386 рекомендуются политические убийства. На стр. 444 герой романа говорит: "Я должен заявить, что царь не единственная цепь, связывающая народ, он только первое и ближайшее звено от которого надо освободить народ". В том же духе вся книга стр.: 22, 25, 34, 43, 48, 51, 64, 77, 78, 79, 80, 81, 99 101, 102, 124, 125, 142, 147, 155, 158, 159, 182, 183, 184, 190, 198, 200, 222, 223, 276, 277, 356, 357, 380, 444, 445, 446, 448, 451, 458, 460.
   Полагаю книгу запретить".
   Резолюция: "Запретить и не выдавать".
   Русское издание повести "Мать" (XVI, XVII и XVIII сборники т-ва "Знание" за 1907 г.), как известно, подвергалось запрещению за "полное, ясно выраженное сочувствие автора идеям социалистического учения и выве-денным в повести пропагандистам этого учения". - См. Главное управление: по делам печати, I отделение, 1907, д. No 385.

"МАТЬ"

Из доклада цензора Г. К. Чарыхова 18 июня 1908 г. об армян-ской газете "Айреник" [Бостон], 1908 г., NoNo 19, 20, 21 '22, со-держащих повесть М. Горького "Мать"

Рапорты ва 1908 г., No 4496

  
   "Газета эта, по всему видно, революционного направления. Во. всех этих номерах помещен фельетон "Майр" (Мать) Максима Горького, перевод с русского ("Из жизни революционера")
   Вышеприведенные в 4-х номерах статьи заключают в себе все признаки преступлений, квалифицируемых статьями: 129, 103 уголовного уложения и 281, 279, 245 уложения о наказаниях, и по-этому газета эта запрещается".
   Резолюция: "Запретить указанные номера".

"9 ЯНВАРЯ"

Доклад цензора А. Васенцовича-Макаревича 15 сентября

1908 г. о книге М. Горького "Esclaves". Nouvelles recentes iradut


Другие авторы
  • Левин Давид Маркович
  • Дурова Надежда Андреевна
  • Станкевич Николай Владимирович
  • Полевой Петр Николаевич
  • Киселев Александр Александрович
  • Аноним
  • Толстой Алексей Константинович
  • Чехов Михаил Павлович
  • Горнфельд Аркадий Георгиевич
  • Лепеллетье Эдмон
  • Другие произведения
  • Лермонтов Михаил Юрьевич - А. С. Долинин. Лермонтов
  • Абу Эдмон - Краткая библиография изданий на русском языке
  • Бунин Иван Алексеевич - Алупка
  • Некрасов Николай Алексеевич - Раут (на 1851 год)
  • Житков Борис Степанович - Медведь
  • Страхов Николай Николаевич - Французская статья об Л. Н. Толстом
  • Короленко Владимир Галактионович - Мороз
  • Белинский Виссарион Григорьевич - О развитии изящного в искусствах и особенно в словесности. Сочинение Михаила Розберга...
  • Шекспир Вильям - Начало комедии "Мера за меру"
  • Богданович Ангел Иванович - Рассказы г. Арцыбашева
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 429 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа