Главная » Книги

Новиков Николай Иванович - Критика, Страница 2

Новиков Николай Иванович - Критика


1 2 3 4 5 6 7 8

уров Василий Евдокимович [170(?)-177(?)] - тайный советник, сенатор, Московского университета куратор и ордена святыя Анны кавалер, человек ученый и просвещенный; будучи адъюнктом Академии наук, сочинил "Правила российской орфографии" и перевел на российский язык немало весьма изрядных и полезных книг.
   Адриан [1627-1700] - патриарх московский и всея России; из сочинений его остались известными две только рукописные книги: первая "Щит веры", содержащая в себе разные нравоучительные рассуждения, возражения противу еретиков и другие наставления; вторая содержит в себе грамоты или послания сего патриарха, в разные времена писанные, и указы духовные. Обе сии книги хранятся в императорской библиотеке.
   Алексеев Петр [1727-1801] - московского Успенского собора ключарь и императорского университета учитель катехизиса, писал стихи, из которых много внесено в переведенную им книгу "Истинное благочестие христианский веры", напечатанную в Москве 1768 года. Есть много и других его стихотворений; но оные, так, как и некоторые изрядные его поучительные слова, не напечатаны.
   Амвросий [1708-1771] - архиепископ московский и калужский, родился 1708 года 17 октября в городе Нежине и наречен при крещении Андреем. Отец его, Стефан Константинов сын Зертис, был волох, уроженец местечка Сороки, и, выехав 1691 года в Малороссию, определен был, в рассуждении знания его греческого, волосского и турецкого языков, переводчиком при малороссийских гетманах. По смерти отца своего Андрей позван был от родного по матери дяди своего, Киевопечерской лавры соборного старца (бывшего потом в нежинском Благовещенском монастыре архимандритом) Владимира Каменского, для обучения в Киевской академии латинскому и польскому языку и другим свободным наукам, тамо преподаваемым. При определении же его в сие училище дал ему прозвание свое Каменский. Сей Андрей в скором времени в учении оказал хорошие успехи, почему и отправлен был в Польшу в город Львов для лучшего и совершеннейшего оных изучения. Пробыв тамо два года, возвратился паки в Киев; а оттуда поехал в Санктпетербург, где в 1735 году определен был учителем в новозаводимой семинарии при Троицком Александроневском монастыре, в коем 1739 года пострижен в монахи и наречен Амвросием.
   Тщательное исправление порученной ему должности и особливое искусство в проповедывании слова божия, как и добродетельная его жизнь получили вскоре достойное награждение: ибо в 1748 году мая 10 дня императрица Елисавет Петровна высочайшим указом синоду повелела произвесть его в архимандрита в Ставропигиальный Воскресенский, новый Иерусалим именуемый, монастырь, поручив ему строение оного, и быть ему в синоде членом.
   1753 года ноября 7 дня по именному ее же величества указу посвящен он в Москве епископом переяславским и дмитревским, и велено притом ведать ему Воскресенский монастырь, именуясь тамошним архимандритом, и остаться членом в синоде.
   1761 года марта в 7 день переведен он на Крутицкую епархию, а 7 октября того ж года пожалован архиепископом тоя ж епархии, то есть сарским и подонским, переименованным потом крутицким и можайским.
   1768 года генваря 18 дня ее императорское величество ныне благополучно владеющая государыня при отъезде своем из Москвы в Санктпетербург всемилостивейше благоволила перевесть его из Крутицкой на Московскую епархию, где и находился он по день страдальческой своей кончины, последовавшей 16 сентября 1771 года, на 63 году от рождения его, причиненной от возмутившейся в Москве черни, которая, нашед его в Донском монастыре, во время божественной службы из алтаря и церкви вытаща, бесчеловечным образом лишила жизни пред воротами того монастыря, в котором он и погребен 4 октября того же года в трапезной церкви, на левом крылосе у стены. При погребении его говорил проповедь Московской академии префект иеромонах Амвросий. Другое слово на убиение его сочинено студентом Алексеем Левшиновым, напечатанное 1771 года в Санктпетербурге.
   Сверх обыкновенных при Александроневской семинарии трудов и проповедей упражнялся он в переводе следующих книг на российский язык:
   I. Послания святого Игнатия, епископа антиохийского.
   II. Огласительные поучения святого Кирилла, епископа иерусалимского. Сии обе книги с дозволения святейшего правительствующего синода напечатаны в московской синодальной типографии.
   III. Четыре книги богословские св. Иоанна Дамаскина, отданные же в печать.
   IV. Рассуждение против афеистов и неутралистов, напечатано в Москве 1765 года.
   V. Трактат о происхождении св. духа, сочиненный на латинском языке преосвященным Феофаном Прокоповичем, его иждивением напечатан в Геттинге 1771 года.
   VI. Опыт о человеке Попия, переведенный г. Поповским, во многих местах, при рассуждениях, до веры принадлежащих, им исправлен и под присмотром его печатан при Московском университете 1757 года.
   VII. Более же всего прилежал он в исправлении псалтыри с еврейского на российский язык, с помощию нынешнего донского архимандрита Варлаама Лащевского, преискусного в еврейском языке мужа. Она была уже приведена к концу и для поднесения ее императорскому величеству набело переписана; но, к крайнему сожалению и невозвратной гибели, в бывшее Чудова монастыря разграбление не токмо список оныя, но и самый подлинник в мелкие лоскутки изорван. Сему несчастию подвержена была и вся его немалая библиотека, содержащая в себе довольное число редких и нужных книг, также и много достопамятных записок, принадлежащих до церковной российской истории, которую он сочинять намерение имел, и почти все нужное к тому заготовлено было.
   Кроме многих полезных наук, сану его приличных, довольное имел он знание в гражданской и церковной архитектуре и от природы великую имел к ней охоту: доказательством сему производимые им везде, где он был, строения и украшения церквей и покоев. Воскресенский монастырь единственное в России огромное и славное, паче многих подобных мест, строение, не от россиян токмо, но и от чужестранных похваляемое, свидетельствует его труды, знание и искусство в созидании храмов божиих.
   Переяславской епархии архиерейский дом после бывшего там пожара вновь им воздвигнут; соборная в горицком престольном его доме церковь украшена, и собственным его иждивением иконостас в ней сделан; а строение там же гепсимании, или богородичного гроба, за переведением его на Крутицкую епархию не окончано.
   Крутицкий архиерейский дом в Москве, престольная его снаружи церковь, а Чудов монастырь внутри отделан его старанием и большею частию его собственным иждивением, доказывает его просвещенный вкус и прилежное рачение к великолепному, для украшения городов нужному и выгодному строению. Прошлого, 1769 года высочайшим ее императорского величества указом поручено ему было обновление трех больших московских соборов, Успенского, Благовещенского и Архангельского. Средний из них ревностным его присмотром приведен в первое благолепие; а другие два за наступившею в Москве заразительною болезнию не начаты.
   Что принадлежит до нрава и природных свойств сего пастыря, то он был примерный в сане и достоинстве своем муж; разум его был просвещенный, чужд суеверия и лицемерия; в обхождении со всеми знающими его учтив, к подчиненным строг, но правосуден, к высшим почтителен, к низшим снисходителен, а к равным благосклонен. В раздавании милостины бедным, а паче странным и пришельцам щедр без тщеславия. Сие неоспоримо доказывает Московский воспитательный дом, где он, подая пример человеколюбия, принял на себя звание опекуна и где собственно от себя ежегодные делал немалые подаяния и для воспитываемых там младенцев учредил по всем приходам в Москве для доброхотных дателей кружки; в благочестии христианском был тверд, недреманный наблюдатель и исправитель своей паствы; ревностный исполнитель высочайших повелений, судия нелицемерный, любитель наук и покровитель учащихся; в дружбе искренен, в трудах неутомим, за что всеми учеными и просвещенными людьми был любим и почитаем, и в опасностях неустрашим: ибо во время самой предстоящей смерти, услыша вопль, крик и пальбу окруживших и к убиению его стремящихся мятежников, более об них, нежели о своей сожалел напасти. Почему, преклонив колена и воздев к образу спасителеву руки, со слезами произнес сие моление: "Господи! остави им, не ведят бо, что творят; не введи их в напасть, но отврати стремление их: и якоже смертию Ионы укротилось волнение моря, тако смертию моею да укротится ныне волнение сего свирепеющего народа!" Видя же их отбивающих монастырские вороты, пошел в церковь, где у служащего литургию священника исповедался и, святых тайн приобщась, отдался без супротивления жаждущим крови его убийцам, и до последнего издыхания произносимо было его устами имя сына божия, которому он вручив дух свой успе; а злочестивые его убийцы, яко изверги рода человеческого, вскоре потом казнены поноснейшею смертию и преданы церковию анафеме.
   Амвросий [1690-1745] - архиепископ новогородский, довольно сочинил поучительных слов, которые и похваляются; а напечатано из них только одно в Санктпетербурге 1741 года.
   Амвросий [1742-1818] - Заиконоспасского училищного монастыря проповедник, сочинил много весьма изрядных поучительных слов; а напечатано из них только одно, сказыванное при погребении московского архиерея Амвросия, убиенного московскою чернию. В прочем его проповеди знающими людьми весьма много похваляются.
   Аничков Димитрий [1733-1788] - Московского императорского университета философии и свободных наук магистр, сочинял слова: 1) о том, что мир сей есть ясным доказательством премудрости божией и что в нем ничего не бывает по случаю, напечатанное в Москве 1767 года; 2) о истинном богопознании, весьма много похваляемое за свободное и ясное сей важной материи объяснение, напечатанное в Москве ж, и еще некоторые другие.
   Антоний [1738-1786] - архимандрит новогородского Вяжицкого монастыря, человек острый, ученый и искусный в латинском, греческом и славенском языках, также в философии, богословии и риторике; сочинил несколько поучительных слов, весьма много похваляемых от знающих людей; но напечатаны из них только немногие.
   Арсений [1697-1772] - бывший митрополит ростовский и ярославский, человек ученый, писал много поучительных слов; но из них немногие напечатаны 1742 года в Москве.
   Афонасий [1712-1776] - епископ ростовский и ярославский, сочинил много весьма изрядных поучительных слов, из коих некоторые напечатаны в Москве при синодальной типографии.
   Афонин Матвей [1733-1810] - императорского Московского университета натуральной истории экстраординарный профессор, сочинил несколько торжественных слов, напечатанных в Москве в разных годах.
  

Б

  
   Баранович Лазарь [1620-1693] - епископ черниговский, сочинил стихи, которые приложены к книге "Руно орошенное", напечатанной церковною печатью в Чернигове 1683 года; плач о преставлении царя Алексия Михайловича и приветствие царю Феодору Алексиевичу, стихами, в 1676 году; также сочинил прозою две книги: первая, "Трубы словес", напечатана в Киеве 1674 года, а вторая, "Меч духовный", печатана в Киеве ж 1686 года; обе сии книги содержат в себе поучительные слова, сказыванные сим епископом; о других его сочинениях нет никакого известия.
   Барков Иван [1732-1768] - был переводчиком при императорской Академии наук; умер 1768 года в Санктпетербурге. Сей был человек острый и отважный, искусный совершенно в латинском и российском языке и несколько в итальянском. Он перевел в стихи Горациевы сатиры, Федровы басни с латинского, драму "Мир героев" и другие некоторые с итальянского, кои все напечатаны в Санктпетербурге в разных годах, и сатиры с критическими его на оные примечаниями; также писал много сатирических сочинений, переворотов и множество целых и мелких стихотворений в честь Вакха и Афродиты, к чему веселый его нрав и беспечность много способствовали. Все сии стихотворения не напечатаны, но у многих хранятся рукописными. Он сочинил также "Краткую российскую историю", от Рюрика до времен Петра Великого, но она не напечатана; также сочинил он описание жизни князя Антиоха Кантемира и на сатиры его примечания. Вообще слог его чист и приятен, а стихотворные и прозаические сатирические сочинения весьма много похваляются за остроту.
   Барсов Антон [1730-1791] - Московского императорского университета профессор красноречия, сочинил на предприятое и с благополучным успехом оконченное прививание оспы ее императорским величеством весьма изрядное слово, напечатанное ноября 10 дня 1768 года, много похваляемое за чистоту российского слога и прочие красоты, в нем находящиеся; есть и еще несколько слов его сочинения.
   Башилов Семен [1740-1770] - родился в Троицкой лавре от приказного служителя, а в 1757 году вступил в Московский университет и обучался латинскому и французскому языку, риторике и мафиматике, где за прилежность и успехи в науках получил медали. В 1762 году взят обратно в Троицкую лавру и обучал в тамошней семинарии мафиматике, а оттуда взят был для отправления в Англию при студентах инспектором; но по приезде в Петербург увидел, что за различными его припадками туда ехать не мог, и определен был в императорскую Академию наук переводчиком. В 1769 году из Академии перешел в Комиссию о сочинении проекта нового уложения сочинителем; в 1770 году взят был в правительствующий сенат и произведен секретарем; но умножившиеся его припадки чахотной болезни и другие не допустили его пользоваться милостию его благодетеля, ибо он умер того ж года июля 11 дня горячкою. Сей был человек разумный и просвещенный, упражнялся много во словесных науках; будучи при Академии, издал он под своим смотрением две части Никоновской летописи, Судебник царя Иоанна Васильевича, перевел много весьма полезных книг с великим успехом и сочинил довольно сатирических: писем, напечатанных в еженедельном сочинении "Ни то ни сё", изданном 1769 года в Санктпетербурге. Вообще слог его чист и приятен.
   Братищев Василий [нет дат {Даты рождения и смерти неизвестны. Отсутствие в дальнейшем в ряде случаев таких дат объясняется невозможностью их установления. (Прим. ред.)}] - статский советник, будучи в Персии от российского двора резидентом, сочинил историческое известие о происшедших печальных приключениях между шахом Надыром, известным под именем шаха Тахмас Кули-хана, и старшим его сыном Реза Кули-мирзою в 1742 году. Сия книжка весьма достойна особливого примечания по находящейся в ней исторической истине, сокровенной почти от всех европейских писателей: ибо он, разумея персидский язык и будучи самовидцем происшедшего, описал сие приключение с великою исправностию. Г. Братищев за труд сей превеликой достоин похвалы. Напечатана сия книжка 1763 года в Санктпетербурге.
   Бекетов Никита Афанасьевич [1729-1794] - астраханский губернатор, генерал-поручик и ордена святыя Анны кавалер, в молодых своих летах много писал стихов, а более всего песен, из которых многие напечатаны в книгах "Собрание разных песен", в 1769 и 1770 годах. Его песни многими знающими людьми похваляются. Он сочинил также трагедию, но в свет ее не издал.
   Белоградский Андрей.- Из его сочинений осталась известною одна только книжка "Беседа милости со истиною", напечатанная в Санктпетербурге. Сия книжка написана весьма замысловато и достойна похвалы.
   Бибиков Василий Ильич [1747-1787] - двора ее императорского величества камергер и придворного российского театра директор, сочинил в 5 действиях комедию, "Лихоимец" именуемую, которая многократно на придворном российском театре была представлена со успехом и всегда принимана со особливою похвалою; но она еще не напечатана. Впрочем, надлежит засвидетельствовать справедливую похвалу сочинителю сей комедии: ибо он, держась театральных правил, сочинил ее точно в наших нравах; характиры всех лиц его комедии выдержаны порядочно и свойственно их подлинникам; завязка и предложение естественны и кажущиеся подлинными, и игры довольно; наконец, сказать должно, что комедия сия почитается за одну из лучших в российском театре.
   Бринк Т. {У Новикова ошибочно Бринцкой Тимофей. (Прим. ред.)} - Из сочинений сего писателя осталась известною одна только книга, содержащая в себе описание огнестрельной науки, с фигурами, напечатанная в Москве 1720 года.
   Богданов Андрей [1707-1768] - императорской библиотеки помощник библиотекарский, муж ученый и искусный, сочинил "Симфонию на деяния апостольские" и начал было трудиться в сочинении симфоний на священную библию ветхого и нового завета; но по некоторым причинам сей труд оставил. Он сочинил описание первобытного состояния Санктпетербурга и украсил многими планами и проспектами; также логическую азбуку о произведении и свойстве российских букв; да на российском и японском языке сочинил книги: грамматику, вокабулы, дружеские разговоры и "Орбис пиктус", то есть свет в лицах. Все сии сочинения не напечатаны, но хранятся в императорской библиотеке. Умер он 1768 года, около 70 лет от рождения.
   Богданович Ипполит [1743-1802] - государственной коллегии иностранных дел переводчик, человек молодой, но искусный во словесных науках, также во французском, итальянском и российском языках. Сочинил поэму "Сyгyбoe блаженство", довольно торжественных, духовных и анакреонтических од, эпистол, стансов, басен, сказок, сонетов, эклог, элегий, идиллий, эпиграмм, писем и других сатирических сочинений, которые все напечатаны в ежемесячных сочинениях, "Полезном увеселении" 1760, 1761, 1762 гг. в Москве, и других книгах. Перевел с итальянского языка г. Мишеля Анжело Жианети песнь ее императорскому величеству с совершенным искусством. Означенные его поэма, песнь и некоторые оды напечатаны в Санктпетербурге и похваляются много знающими людьми.
   Болгарский [XI в.] - архиепископ, сочинил книгу "Благовестник" на четырех евангелистов. Она напечатана в Москве 1703 года. О имени сего писателя никакого не мог я найти известия.
   Бужинский Гавриил [168(?)-1731] - обер-иеромонах, сочинил весьма изрядную проповедь на взятье Шлиссельбурга. Есть и еще много сочинения его поучительных слов, собранных и напечатанных особливою книжкою в Москве 1722 года.
   Булатницкий Егор [174(?)-1767] - Московского университета студент, умер 1767 года в Москве. Он сочинил итальянскую грамматику, которая и напечатана в Москве 1760 года.
   Булгаков Яков [1743-1809] - надворный советник. Сочинения его некоторые прозаические пиесы напечатаны в ежемесячном сочинении "Полезное увеселение" 1761 года в Москве и также несколько переводов.
   Бурцов Василий.- Из сочинений его остался только один букварь с десятословием, в котором собственные имена расположены по грамматическим падежам. Напечатана сия книга в Москве 1637 года.
   Буслаев Петр [XVIII в.] - острый и словесный человек. Сей по совершении богословского курса был сперва диаконом в московском Успенском соборе, но по смерти своея жены оставил сей чин и жил до смерти своей бельцом. Сочинил он в двух частях поэму стихами на смерть самыя добродетельныя, боголюбивыя, странноприемныя и благоразумныя в жизни жены, вдовствовавшия баронши Марьи Яковлевны Строгоновой; а напечатана та его поэма с собственными его примечаниями в Санктпетербурге 1734 года под заглавием "Умозрительство душевное, описанное стихами, о преселении в вечную жизнь превосходительной баронессы Марьи Яковлевны Строгоновой". При сей поэме напечатаны также и два его надгробия в прозе: одно упомянутой Строгоновой, а другое супругу ее Григорью Дмитриевичу Строгонову. Стихи сего Буслаева суть среднего {Хотя и не совсем принадлежит к моему намерению изъяснение о среднем российском стихотворстве, однакож мне рассудилося для лучшей ясности взять оное из сочинения покойного г. Тредияковского "О древнем, среднем и новом стихотворстве", напечатанного в академических сочинениях 1755 года, на стр. 484 и далее, и поставить слово от слова, как в подлиннике находится.} российского стихотворства; но в прочем за многие преизрядные и тонкие мысли превеликой достойны похвалы. Покойный г. Тредияковский привел из сочинения его следующие стихи:
  
   Тогда показался красен человеков паче,
   Властительно блистая, как бог не иначе;
   В свет, очам ненасытный, оболчен был красно,
   Сладко было нань зрети, с радостью ужасно
   Тело ж все было в крови, как от мук недавно:
   Пробиты руки, ноги, и бок виден явно.
   Однакож славы сие не отымало,
   Но любовь божественну казало немало,
   Очи являли милость, лице же все радость,
   Весь он был желание, весь приятна сладости.
   Округ его стояли небесные силы,
   Светлы лица имуще, и лектровыж крилы
   От славы неприступной себе закрывали.
   К Марии Христос приде: дивно воспевали
   Таж явилася скоро прекрасна девица,
   Вскликнули силы: пришла небесна царица.
   Облоченна вся в солнце, луна под ногами,
   На главе же корона царская с звездами.
   Мужей, жен и дев много входили по чину:
   Страшно нам грешным было рассуждать причину.
   Все блещут во славе, чести и силе небесной.
   Ум душевны се видел, слеп был зрак телесной.
   Пламеновидны силы крест Христов окружали.
   Тернов венец и ужи, чем Христа вязали,
   Трость, копие и гвозди: страстей инструменты,
   От чего трепетали света элементы.
  
   Все стихи, как больший, так и малый, не имеют никаких в себе стоп; следовательно, не падают по определенным расстояниям ни от ударения к неударению, ни впреки, да токмо имеют определенное число слогов и на конце двух стихов двусложную рифму для того, что польский язык всегда имеет ударение в своих словах на предпоследнем слоге, и потому не возможно ему употребить ни односложный, разве всегда односложными речениями на диво, ни трисложныя рифмы. Самый больший стих имеет в себе 13 слогов и делится на два полстишия, так что в первом счисляет 7 слогов, а во втором 6; по сем следующий стих состоит из 11 слогов и делится также на два полстишия, в первом полагая 5 складов, а во втором 6 же, как и в самом большом стихе. Прочие стихи в 9, 7, 5 и в 3 склада не разделяются на полстишия; но токмо двусложною оною украшаются рифмою. Во всех стихах позволено переносить недокончанный разум в первом стихе в начало последующего стиха, а не до конца его или до конца первого полстишия. Строф, кроме сафическия, никаких в нем нет, нет также, или по крайней мере не видывано от первых времен, на нашем языке смешенныя рифмы; всюду тогда в стихах употребляема была непрерывная. Сей точно есть исправный состав среднего российского стихотворения, вычищенный уже во всем и утвержденный, а восприятий к нам с образца польских стихов.
   Потом изъясняется о нем следующими словами: "В таком случае что выше сего выговорить возможно? но что и сладостнее и вымышленнее? если б в сих стихах падение было стоп, возвышающихся по определенным расстояниям, то что сих Буслаевых стихов могло б быть и глаже и плавнее?" и проч.
   Из примечаний Буслаева на его поэму усмотреть можно, что он был человек ученый и что не безызвестны были ему все лучшие древние писатели и стихотворцы. На 12 стран, упоминает он Гомера, Виргилия, Овидия и других, приводя в пример ко своей поэме.
   Брюс Яков Вилимович {В предъизв. на Российскую историю г. Татищева, стр. XIX.} [1670-1735] - граф и генерал-фельдмаршал, муж высокого ума, острого рассуждения, твердой памяти и добродетельного жития, искусный в физике и мафиматике, а наипаче всего ревнитель к пользам России. Будучи со младых лет при государе Петре Великом, перевел с аглинского и немецкого языка на российский многие полезные книги и сочинил сам "Геометрию" с изрядными украшениями. Притом подарил в Санкт-петербургскую Академию наук свой кабинет немалой цены, состоящий из древних медалей, монет, руд и других редкостей, из мафиматических, а наипаче астрономических инструментов, и также из многих книг библиотеку. Он сочинил календарь, который и ныне известен под именем "Брюсова календаря".
  

В

  
   Вельяшева-Волынцева Анна Ивановна - девица, дочь артиллерии подполковника, сочинила довольно стихов, заслуживающих похвалу. Она также перевела с французского на российский язык брандебургскую историю, "Тысяча и один час" и другие некоторые. Сии книги напечатаны в Москве в разных годах, и переводчица, в рассуждении молодых своих лет и исправности перевода, достойна похвалы.
   Веницеев Семен - коллежский регистратор, много писал похвальных од и других стихотворных сочинении; но печатных нет.
   Вениамин [1706-1782] - архиепископ казанский и свияжский, человек ученый и просвещенный, сочинил довольно поучительных слов, много похваляемых знающими людьми; но они не напечатаны.
   Вениамин [1739-1811] - архимандрит староладожского Николаевского монастыря и Александроневской семинарии ректор, человек ученый, благоразумный и искусный как в латинском, так и российском языке, также в философии, богословии и других науках. Сочинил много весьма изрядных поучительных слов, похваляемых знающими людьми; но печатных из них нет.
   Вениаминов Петр [173(?)-1775] - императорского Московского университета медицины доктор и профессор. Сочинил многие изрядные слова и речи; а напечатаны из них некоторые 1766 и 1767 годов в Москве.
   Веревкин Михайло [1732-1795] - коллежский советник, сочинил помянник на всякий день стихами весьма изрядно и много других стихотворных сочинений, напечатанных в ежемесячном сочинении "Полезное увеселение", изданном в Москве 1761 года; но он большую заслужил от общества похвалу и более во оном известен переводом на российский язык Сюллиевых записок, которого издано уже две части 1771 года в Москве. Сей перевод всеми знающими людьми много похваляется.
   Верещагин Иван - Троицкой семинарии студент философии, писал стихи; из них напечатана одна только его торжественная ода в Санктпетербурге 1771 года.
   Вершницкий Алексей - был прежде студентом в императорском Московском университете и сочинял разные случайные стихи, которые и напечатаны в ежемесячном сочинении "Доброе намерение" 1764 года в Москве. Ныне он священником в Архангельском московском соборе.
   Волков Федор Григорьевич [1729-1763] - родился в городе Костроме от тамошнего купца Григорья Волкова 1729 года, февраля 9 дня. По смерти его отца вышла мать его за ярославского купца Федора Полушкина, почему и дети ее переехали с нею на житье в Ярославль, в дом своего вотчима. Сей Полушкин был заводчик селитряных и серных заводов. Он, увидя остроту старшего своего пасынка, отослал его в Москву для обучения музыке и немецкому языку, на котором он потом говорил как природный немец. Прочие дарования сего острого человека начали оказываться еще в его юности. Он не имел нималой склонности к промыслам своего вотчима, но пристрастно прилежал к познанию наук и художеств. Живописи обучился он сам собою еще в ребячестве, непрестанно рисуя и срисовывая всякие виды. Таким образом упражнялся он и в резном искусстве, чему осталися доказательством и поныне в приходской их церкви резные царские двери, на которых "Тайная вечеря" весьма изрядно выработана; а в рассуждении живописи оставил он множество картин своей выдумки и работы. Впрочем, главная его склонность была к театру: с самых юных лет начал он упражняться в театральных представлениях с некоторыми приказными служителями. Из первых игранных им комедий были сочиненные святым Дмитрием Ростовским. Склонность сия, так, как и к прочим наукам и художествам, возрастала в нем по мере его во оных упражнения; а проницательный и острый его разум поспешествовал ему без всякого, можно сказать, предводителя доходить во оных до возможного совершенства.
   В 1746 году отправлен он был вотчимом своим в Санктпетербург для некоторых дел по его промыслу; но он по приезде в сию резиденцию, исправя наперед порученное ему дело, дал полную свободу стремлению и любопытству своих склонностей. Познакомясь с живописцами, музыкантами и другими художниками, бывшими тогда при императорском Итальянском театре, не упустил ни одной редкости, которую бы не осмотрел и не постарался узнать обстоятельно. Более всего прилепился он к театру и, по случаю знакомства несколько раз видя представление итальянской оперы, почувствовал желание сделать и у себя в Ярославле театр, дабы представлять на нем самому русские театральные сочинения. Сего ради ходил он несколько раз на театр, чтобы обстоятельнее рассмотреть оного архитектуру, махины и прочие украшения; и как острый его разум все понимать был способен, то сделал он всему чертежи, рисунки и модели. Оставалось только получить ему понятие о театральной игре. В сем случае имел он прибежище к итальянским актерам, которые хотя и сами не весьма были далеки в актерской должности, но г. Волков дошел наконец до познания ее красот и тонкостей остротою своего разума и врожденной к театру способности.
   По возвращении своем в Ярославль, и давши отчет в своей посылке, начал он помышлять о исполнении своего намерения, и напоследок, по многих в том трудах, сделал он небольшой театр в своей комнате и, приговоря к себе братьев своих и других нескольких молодых людей, начал на нем играть. Вотчим его был отчасти доволен, что мог повеселить своих гостей невиданною ими редкостию, а паче потому, что мог хвалиться иметь в своем доме то, о чем в других и понятия не имели; впрочем, упражнение своего пасынка почитал он детскими игрушками; но сии игрушки скоро переменили свой вид и положили некоторое основание российскому театру.
   Г. Волков умел заставить восчувствовать пользу и забавы, происходящие от театра, и самых тех, которые ни знания, ни вкуса во оном не имели. Вскоре маленький театр стал тесен для умножающегося числа зрителей. Надлежало его распространить или сделать совсем новый. Но как вотчим его не столь был тороват, чтобы покупать такие забавы, к которым он не весьма был страстен, толь дорогою ценою, то Федор Григорьевич возымел прибежище к зрителям. Они уже столько к театру им были приучены, что не захотели лишиться сей забавы. Каждый из них согласился дать по некоторому числу денег на построение нового театра, который старанием г. Волкова и построен и столь был пространен, что мог помещать в себе до 1000 человек. При строении сего театра был он сам архитектором, живописцем и машинистом; а когда приведен был оный ко окончанию, то сделался он на сем театре и главным директором и первым актером. На сем новом театре начал он с прочими представлять оперы: "Титово милосердие", "Евдоксию венчанную" и другие драмы, переведенные на российский язык. Сделано было приличное к тому платье и прочее, чему всему сам он был изобретатель.
   Слух о сем театре дошел наконец до императорского двора. В сие время об основании российского театра имели уже попечение, и сочиненные первым основателем российского театра г. Сумароковым трагедии были играны на комнатном придворном театре благородными особами. По причине сего-то слуха и потребован был ко двору по именному указу сей г. Волков в 1752 году.
   По приезде его в Петербург в сей самый год со всеми актерами, бывшими при его театре, был он представлен ее величеству и получил повеление играть трагедии г. Сумарокова на комнатном театре. Посему и представили они "Хорева", "Синава и Трувора", "Гамлета" и драму "Грешника". Искусные и знающие люди увидели превеликие способности в сем г. Волкове и прочих его сотоварищах, хотя игра их и была только что природная и не весьма украшенная искусством. Ее величество указала всех их отдать в кадетский корпус для обучения приличным знанию их наукам; почему и отосланы они были тогда все. Что ж касается до самого г. Волкова, то он, будучи уже обучен, упражнялся более в чтении полезных книг для его искусства, в рисованье, музыке и в просвещении своего знания всем тем, чего ему еще недоставало. Там же в свободное от наук время сделал он сам маленький театр, состоящий из кукол, искусно им самим сделанных; но он не имел удовольствия сего своего предприятия довесть до окончания. Одним словом, в бытность свою в кадетском корпусе употреблял он все старания выйти из оного просвещеннейшим, в чем и успел совершенно.
   Наконец в 1756 году учрежден был российский театр, и директором оного пожалован был г. Сумароков. Федор Григорьевич был во оный назначен первым актером, а прочим его товарищам даны были роли по их способностям. Тогда г. Волков показал свои дарования в полном уже сиянии, и тогда-то увидели в нем великого актера; и слава его подтверждена была и иностранцами: словом, он упражнялся в сей должности до конца своей жизни с превеликою о себе похвалою.
   В сие время сочинил он многие мелкие стихотворения; наконец начал писать похвальную оду Петру Великому, расположа ее в 40 куплетов; но сочинив оной только 15 строф, отвлечен был от окончания оной разными обстоятельствами.
   В 1759 году послан был г. Волков в Москву для учреждения российского театра, который установя совершенно, возвратился он в том же году обратно в Петербург.
   В 1762 году, по благополучном восшествии на всероссийский престол Екатерины Великия, пожалован он был за оказанные им отличные услуги российским дворянином и деревнями. Сие новое достоинство нимало не уменьшило склонность его к театру; однакож после сего удалось ему сыграть один только раз в трагедии "Семире" роль Оскольда в Москве, чем и окончал игру свою и жизнь. Смерти его было причиною следующее обстоятельство: он получил повеление вымыслить и расположить публичный маскерад для увеселения народного, который он и сочинил под именем "Торжествующия Минервы". По приготовлении ко оному платья и машин, по предписанию его, представлен был сей маскерад публичным шествием генваря 30, февраля 1 и 2 дня 1763 года. Г. Волков, желая, чтобы наблюден был во оном везде порядок, ездил верхом и надсматривал над всеми его частями, от чего и получил сильную простуду, а потом вскоре горячку; наконец сделался у него в животе антонов огонь, от чего и скончался 1763 года апреля 4 дня, на 35 году от рождения, к великому и общему всех сожалению. Тело его с великолепною и богатою церемониею погребено в присутствии знатнейших придворных кавалеров и великого множества людей различного состояния в Андроньеве монастыре.
   Сей муж был великого, обымчивого и проницательного разума, основательного и здравого рассуждения и редких дарований, украшенных многим учением и прилежным чтением наилучших книг. Театральное искусство знал он в вышнем степене; при сем был изрядный стихотворец, хороший живописец, довольно искусный музыкант на многих инструментах, посредственный скульптор и, одним словом, человек многих знаний в довольном степене. С первого взгляда казался он несколько суров и угрюм; но сие исчезало, когда находился он с хорошими своими приятелями, с которыми умел он обходиться и услаждать беседу разумными и острыми шутками. Жития был трезвого и строгой добродетели; друзей имел немногих, но наилучших, и сам был друг совершенный, великодушный, бескорыстный и любящий вспомоществовать. Сочинения его весьма много имеют остроты, а особливо ода Петру Первому великой достойна похвалы, и которая так же, как почти и все прочие сочинения по смерти его утратились. Из его сочинений остались известными мне только две песни: "Ты проходишь мимо кельи, дорогая"; "Станем, братцы, петь старую песню", и одна эпиграмма. Изобретенный им маскерад напечатан в Москве 1763 года, который довольно показывает обширность его знания, искусства и учености. Притом осталось по нем несколько картин, им написанных, грудная статуя Петра Великого, им сделанная, и другие некоторые знаки разума его и прилежания. Г. Сумароков о смерти его написал следующую элегию.
  

ЭЛЕГИЯ К г. ДМИТРЕВСКОМУ НА СМЕРТЬ г. ВОЛКОВА

  
   Пролей со мной поток, о Мелпомена, слезный:
   Восплачь и возрыдай и растрепли власы!
   Преставился мой друг; прости, мой друг любезный!
   Навеки Волкова пресеклися часы!
   Мой весь мятется дух, тоска меня терзает,
   Пегасов предо мной источник замерзает.
   Расинов я театр явил, о россы, вам;
   Богиня! а тебе поставил пышный храм:
   В небытие теперь сей храм перенесется,
   И основание его уже трясется.
   Се смысла моего и тщания плоды;
   Се века целого прилежность и труды!
   Что, Дмитревский, зачнем мы с сей теперь судьбою?
   Расстался Волков наш со мною и с тобою
   И с музами навек; воззри на гроб его:
   Оплачь, оплачь со мной ты друга своего,
   Которого, как нас, потомство не забудет;
   Переломи кинжал; Котурна уж не будет;
   Простись с отторженным от драмы и от нас:
   Простися с Волковым уже в последний раз,
   В последнем как ты с ним игрании прощался,
   И молви, как тогда Оскольду извещался,
   Пустив днесь горькие струи из смутных глаз:
   Коликим горестям подвластны человеки;
   Прости, любезный друг, прости, мой друг, навеки.
  
   Я сообщаю моим читателям известную мне эпиграмму сочинения г. Волкова, которая хотя малое подаст понятие о его стихотворстве тем, которые его сочинения не читывали. Хотел бы я сообщить и все его стихотворения, но ни у кого не мог отыскать.
  

ЭПИГРАММА

  
   Всадника хвалят: хорош молодец!
   Хвалят другие: хорош жеребец!
   Полно, не спорьте: и конь и детина
   Оба красивы; да оба скотина.
  
   Волков Александр Андреевич [1736-1788] - полковник и канцелярии строения государственных дорог главный судия, сочинил прозою две весьма изрядные малые комедии: первая "Чадолюбие", а вторая "Неудачное упрямство", которые представлены на придворном театре многократно и всегда приниманы с похвалою. Он известен также по многим изрядно переведенным им комедиям. Есть и еще малая комедия, им сочиненная; но она в свет не выдана.
   Волховский Афанасий [1712-1776] - иеромонах, сочинил много поучительных изрядных слов, а напечатано из них только одно 1749 года в Москве.
   Владыкин Иван [XVIII в.] - надворный советник, сочинил элегию о смерти Петра Великого, несколько од, эпистол и много других сочинений; также написал прозою книжку под именем "Похвала истинной любви к отечеству". Все оные творения напечатаны в Санктпетербурге в разных годах.
  

Г

  
   Гавенский Христофор - сочинил книжку о небесных и земных глобусах. Напечатана она 1724 года в Санктпетербурге.
   Гавриил [1730-1801] - архиепископ санктпетербургский и ревельский, архимандрит Троицкого Александроневского монастыря, правительствующего синода член и депутат от оного в Комиссии о сочинении проекта нового уложения. Муж высокого ума, острого понятия, здравого рассуждения и великого просвещения; искусный в некоторых европейских языках и совершенный во своем природном, также в богословии, философии и красноречии. Много сочинил поучительных слов, из коих некоторые напечатаны, много похваляются и знающими людьми полагаются в число наилучших проповедей. Он сочинил также и некоторые полезные книги для употребления в своей гимназии, достойные похвалы. В сочинениях его слог чист, важен и приятен, мысли велики, изображения сильны и ясны, слова же изрядны; и он по справедливости почитается одним из лучших, первейших и великих проповедников. В прочем, к великой славе его имени, должно сказать, что "Велисарий", на Волге переведенный, в котором наивеличайшая в свете особа участие имела и многие знатные особы государства, приписан сему архиепископу, и где между прочими похвалами написано: "Мы чистосердечно признаемся, что "Велисарий" обладал нашими сердцами, и мы уверены, что сие сочинение вашему преосвященству понравится, потому что вы мыслями, как и добродетелию, с Велисарием сходны".
   Галятовский Иоаникий [ум. 1688] - иеромонах, сочинил две книги: первая, "Ключ разумения", печатана 1659 года; а другая, "Истинный Мессия, или разговор жида с христианином", в 1669 году, обе напечатаны в Киеве.
   Галенковский Варлаам [ум. 1740] - сочинил книгу "Разговор духовный любителя с любовию", которая и напечатана в Киеве 1714 года.
   Глазатой Иоанн [ум. 155(?)] - священник, написал известие о доставании и взятии города Казани, гораздо обстоятельнее князя Андрея Курбского. Г. Рычков в "Опыте казанской истории" объявляет о прежней казанской летописи, что сочинитель оныя нигде не показал своего имени; но только сказывает о себе, что он взят был в полон, отведен в Казань и там подарен царю Сафа-гирею, у которого был при дворе в почтении и в близости 20 лет. По взятии ж Казани вышел он к царю Иоанну Васильевичу, который, обрати его паки в христианство и приобща к святой церкви, дал ему для пропитания землю.
   Грачевский Илья - казанской гимназии учитель, сочинил стихи, которые напечатаны во описании торжественных ворот, в Казани построенных 1767 года.
   Грешищев Иван [1749-1822] - Троицкой семинарии студент философии, писал стихи, из которых одна ода напечатана в Москве 1771 года. О других его сочинениях известия нет.
   Гедеон [1726-1763] - епископ псковский и нарвский, человек словесный, ученый, просвещенный и искусный в красноречии и других науках. Сей, будучи придворным проповедником, сочинил много поучительных слов, которые собраны и напечатаны в четырех частях в Санктпетербурге в разных годах. Его сочинения весьма много похваляются, и некоторые проповеди равняются с Феофановыми, и он по справедливости почитается красноречивайшим и в числе первых российских проповедников. Он скончался в 1763 году, имея не более 40 лет от рождения.
   Гедеский - сочинил книгу "Стоглавник", содержащую в себе 100 глав различных нравоучений. О имени сего писателя и о том, в которое время он жил и писал, никакого не мог я найти известия.
   Генадий [171(?)-1773] - архимандрит, много сочинил изрядных поучительных слов. Из них некоторые напечатаны в Санкт-Петербурге в разных годах.
   Гербер Иван Густав [168(?)-1734] - родом из Брандебургии, вступил в российскую службу в 1710

Другие авторы
  • Иммерман Карл
  • Соловьев Михаил Сергеевич
  • Первов Павел Дмитриевич
  • Каратыгин Вячеслав Гаврилович
  • Гринвуд Джеймс
  • Азов Владимир Александрович
  • Иловайский Дмитрий Иванович
  • Муравьев-Апостол Сергей Иванович
  • Либрович Сигизмунд Феликсович
  • Горбов Николай Михайлович
  • Другие произведения
  • Шекспир Вильям - Сонеты
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Мечты и звуки Н. Н.
  • Достоевский Федор Михайлович - Ф. М. Достоевский. Новые материалы и исследования
  • Лондон Джек - Желтый платок
  • Тэффи - Тэффи: бографическая справка
  • Ростопчина Евдокия Петровна - Неизвестный роман
  • Маяковский Владимир Владимирович - Современницы о Маяковском
  • Морозов Михаил Михайлович - Язык и стиль Шекспира
  • Философов Дмитрий Владимирович - Речь, произнесенная 7 мая 1927 года на вечере памяти М.П.Арцыбашева
  • Шмелев Иван Сергеевич - Шмелев И. С.: Биобиблиографическая справка
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (23.11.2012)
    Просмотров: 124 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа