Главная » Книги

Оленина Анна Алексеевна - Т. Г. Цявловская. Дневник А. А. Олениной

Оленина Анна Алексеевна - Т. Г. Цявловская. Дневник А. А. Олениной


1 2 3 4 5


Т. Г. Цявловская

Дневник А. А. Олениной

   Ряд лирических стихотворений Пушкина связан с именем Анны Алексеевны Олениной. Среди женских головок, нарисованных поэтом на полях его рукописей, исследователи часто узнают ее облик. Мы знаем записи Пушкина, разбросанные среди черновиков его произведений и выдающие мечту поэта соединить свою судьбу с этой девушкой: "Annette Olenine", "Annette Pouchkine". Всё это объясняет особый интерес исследователей творчества и биографии поэта к младшей дочери президента Академии художеств, директора Публичной библиотеки в Петербурге, художника-дилетанта А. Н. Оленина.
   Не говоря об эпизодических упоминаниях имени Олениной в работах пушкинистов, в печати известны две статьи, специально посвященные Олениной и Пушкину.1 Однако история взаимоотношений Пушкина с этой девушкой до сих пор неясна. Неясен и образ вдохновительницы таких поэтических созданий Пушкина, как "Ее глаза", "Ты и вы", "Предчувствие", "Город пышный, город бедный..." и других стихотворений.
   Тем больший интерес вызывает дневник Анны Алексеевны Олениной,2 относящийся именно к тому 1828 году, когда Пушкин обращал к ней свои стихи. Дневник заключает в себе около трех с половиной печатных листов. Он охватывает время с 20 июня 1828 по 9 сентября 1829 года и по одной записи за 1830, 1831 и 1835 годы. Несколько отрывков из дневника Олениной, из указанного редкого издания, было воспроизведено В. Д. Бонч-Бруевичем в статье "Пушкин в воспоминаниях А. А. Олениной".3
   Здесь мы воспроизводим лишь те отрывки из дневника, которые связаны - прямо или косвенно - с именем Пушкина и других выдающихся деятелей его времени. Попутно некоторые фактические данные привлекаются нами из предисловия к дневнику, написанного внучкой Олениной, О. Н. Оом, а также из неопубликованных воспоминаний об А. А. Олениной ее внучатного племянника, покойного композитора Александра Алексеевича Оленина (1865-1944). Значительный материал дают также письма П. А. Вяземского этого периода.
   - 248 -

1

   Поэт знавал Оленину еще десятилетней девочкой, когда по окончании Лицея бывал в доме ее родителей. Об этих посещениях мы знаем из письма Пушкина к А. П. Керн от 25 июля 1825 года (XIII, 192-193),4 из ее воспоминаний,5 из показаний декабриста М. П. Бестужева-Рюмина.6 К этим свидетельствам следует прибавить еще два. Первое - это сообщение Александра Алексеевича Оленина: "Архив прадеда сохранился; сохранились его письма к разным лицам, в том числе к сыновьям. В них есть упоминания о Пушкине. Помню, что в одном письме Алексей Николаевич называет Александра Сергеевича так: "юноша Пушкин"".7 Другое свидетельство - запись Олениной в ее дневнике (18 июля 1828 года): "Annette l'avait connu, quand elle Иtait encore enfant".8
   Вновь встретились они спустя семь лет, когда Пушкин приехал после ссылки в Петербург. В первые же дни по приезде (в конце мая 1827 года) он, несомненно, перебывал у всех друзей, не тронутых декабрьским разгромом, а также и у доброжелателей своих. Среди последних был и А. Н. Оленин, принявший участие в хлопотах о Пушкине в тревожные дни 1820 года, когда над молодым поэтом нависла угроза ссылки в Сибирь или в Соловки. Не мог, конечно, Пушкин забыть и о том, что Оленин дал виньетку со своей подписью к изданию первой поэмы ссыльного поэта.9 Дочери Оленина в это время Пушкин не видел. Семейство Олениных было уже, вероятно, на своей даче, в Приютине, а затем (около 27 июля) и Пушкин уехал в Михайловское.
   Осенью или ранней зимой 1827 года10 Пушкин встретил Анну Алексеевну Оленину в доме общих знакомых. То была уже девятнадцатилетняя девушка. Рассказ об этой встрече записан Олениной в дневнике 18 июля 1828 года, когда она пыталась в романической форме описать историю своего знакомства с поэтом:
   " Un jour, au bal chez la comtesse Tiesenhausen-Hitroff, Annette vit le personnage le plus intéressant de son temps et distingué dans la carrière des lettres: c'était le fameux poète Pouchkine ".
   ("Однажды, на балу у графини Тизенгаузен-Хитровой, Анета увидела самого интересного человека своего времени и выдающегося на поприще литературы: это был знаменитый поэт Пушкин").
   "Бог, даровав ему гений единственный, не наградил его привлекательной наружностью. Лицо его было выразительно, конечно, но некоторая
   - 249 -
   злоба и насмешливость затмевали тот ум, который виден был в голубых или, лучше сказать, стеклянных глазах его. Арапский профиль, заимствованный от поколения матери, не украшал лица его. Да и прибавьте к тому ужасные бакенбарды, растрепанные волосы, ногти как когти, маленький рост, жеманство в манерах, дерзкий взор на женщин, которых он отличал своей любовью, странность нрава, природного и принужденного, и неограниченное самолюбие - вот все достоинства телесные и душевные, которые свет придавал русскому поэту XIX столетия.
   "Говорили еще, что он дурной сын, но в семейных делах невозможно всё знать; что он распутный человек, но, впрочем, вся молодежь почти такова.
   "Итак всё, что Анета могла сказать после короткого знакомства, есть то, что он умен, иногда любезен, очень ревнив, несносно самолюбив и неделикатен.
   "Parmi les singularités du poète était celle d'avoir une passion pour les petits pieds, que dans un de ses poèmes il avouait préférer à la beauté même. Annette réunissait à un extérieur passable deux choses: elle avait des yeux qui des fois étaient jolis, des fois bêtes. Mais son pied était vraiment très petit et presque personne de ses amies ne pouvait entrer dans ses souliers.
   " Pouchkine avait remarqué cet avantage et ses yeux avides suivaient sur le parquet glissant les pieds de la jeune Olénine.
   "Il était à peine revenu d'un exil de six ans. Tout le monde - hommes et femmes - s'empressaient de lui montrer les attentions que l'on a toujours pour le génie. Les uns le faisaient par mode, d'autres - pour tâcher d'avoir de jolis vers pour se faire par cela une réputation, d'autres, enfin, par véritable respect pour le génie, mais la plus grande partie - à cause de la faveur qu'il avait auprès de l'empereur Nicolas qui était son censeur.
   " Annette l'avait connu, quand elle était encore enfant. Depuis elle avait admiré avec enthousiasme sa poésie entraînante.
   "Elle aussi voulut distinguer le fameux poète: elle alla donc le choisir dans une des danses; la crainte qu'elle serait ridiculisée par lui, la fit baisser les yeux et rougir en l'approchant. La nonchalance avec laquelle il lui demanda, où était sa place, la piqua. Supposer, que Pouchkine put croire qu'elle était une sotte, la blessa, mais elle répondit simplement et de toute la soirée elle ne se hasarda plus à venir le choisir.
   "Mais ce fut alors lui à son tour qui vint l'inviter à faire la figure et elle le vit s'avancer vers elle.
   "Elle lui donna la main, en détournant la tête et en souriant, car c'était un honneur que tout le monde lui enviait " (стр. 11-13).
   ("Среди особенностей поэта была та, что он питал страсть к маленьким ножкам, о которых он в одной из своих поэм признавался, что предпочитает их даже красоте. Анета соединяла с посредственной внешностью две вещи: у нее были глаза, которые порой бывали хороши, порой глупы. Но ее нога была действительно очень мала, и почти никто из ее подруг не мог надеть ее туфель.
   "Пушкин заметил это преимущество, и его жадные глаза следили по блестящему паркету за ножками молодой Олениной.
   "Он только что вернулся из шестилетней ссылки. Все - мужчины и женщины - старались оказывать ему внимание, которое всегда питают к гению. Одни делали это ради моды, другие - чтобы иметь прелестные стихи и приобрести благодаря этому репутацию, иные, наконец, вследствие истинного почтения к гению, но большинство - потому, что он был в милости у государя Николая Павловича, который был его цензором.
   - 250 -
   "Анета знала его, когда была еще ребенком. С тех пор она с восторгом восхищалась его увлекательной поэзией.
   "Она тоже захотела отличить знаменитого поэта: она подошла и выбрала его на один из танцев; боязнь, что она будет осмеяна им, заставила ее опустить глаза и покраснеть, подходя к нему. Небрежность, с которой он спросил у нее, где ее место, задела ее. Предположение, что Пушкин мог принять ее за дуру, оскорбило ее, но она ответила просто и за весь остальной вечер уже не решалась выбрать его.
   "Но тогда он в свою очередь подошел выбрать ее исполнить фигуру, и она увидела его, приближающегося к ней.
   "Она подала ему руку, отвернув голову и улыбаясь, потому что это была честь, которой все завидовали".)
   О Пушкине, недавно вернувшемся из ссылки и появившемся на вечере у Е. М. Хитрово,11 вспоминала и А. О. Смирнова (тогда Россет): "Стефани и я мы были званы на этот вечер. В углу между многими мужчинами стоял Пушкин. Я сказала в мазурке Стефани: "Выбери Пушкина". Она пошла. Он небрежно прошелся с ней по зале, потом я его выбрала. Он и со мной очень небрежно прошелся, не сказав ни слова".12

2

   Следующие встречи Пушкина с Олениной, о которых мы знаем, относятся уже к весне 1828 года.
   Вяземский пишет жене 18 апреля 1828 года: "Вчера немного восплясовали мы у Олениных. Ничего, потому что никого замечательного не было. Девица Оленина довольно бойкая штучка: Пушкин называет ее "драгунчиком" и за этим драгунчиком ухаживает".13 В другом письме, от 3 мая, Вяземский пишет ей же о проведенном накануне дне: "После был я у Олениной, праздновали день рождения старушки.14 У них очень добрый дом. Мы с Пушкиным играли в кошку и мышку, то есть волочились за
   - 251 -
   Зубовой-Щербатовой,15 сестрою покойницы Юсуповой,16 которая похожа на кошку, и малюткой Олениной, которая мала и резва, как мышь".17
   7 мая Вяземский пишет жене, что день 5 числа он окончил балом "у наших Мещерских". Это был дом его племянницы, новобрачной Екатерины Николаевны Мещерской, младшей дочери Карамзина, за неделю до того (27 апреля 1828 года) вышедшей замуж за князя П. И. Мещерского. Пушкин знавал ее, как и Оленину, ребенком, а вернувшись из ссылки в 1827 году, посвятил ей свой "Акафист Е. Н. Карамзиной". Описывая вечер у Мещерских, Вяземский рассказывает: "С девицей Олениной танцевал я pot-pourri и хвалил ее кокетство... Пушкин думает и хочет дать думать ей и другим, что он в нее влюблен, и вследствие моего pot-pourri играет ревнивого. Зато вчера на балу у Авдулиных18 совершенно отбил он меня у Закревской,19 но я не ревновал".20
   Непринужденность, экспансивность Пушкина, резко отличающаяся от принятой в светском обществе сдержанности, часто вводила в заблуждение даже самых близких его друзей. Непосредственность его принимали за игру, сильное выражение чувств - за деланное поведение. "Думает и хочет дать думать ей и другим, что он в нее влюблен,... играет ревнивого", - так воспринимал Вяземский тон Пушкина по отношению к Олениной.21
   А поэт в эти дни чертит среди черновиков "Полтавы" анаграммы: "Eli Eninelo", "ettenna eninelo", "eninelo ettenna", "Olenina" и, наконец, "Annette" и поверх этого имени свою фамилию "Pouchkine".22 Пушкин задумывался уже о возможности брака с Олениной. В те же дни на следующем листе тетради он пишет свое первое стихотворение, обращенное к Олениной:
  
   Вы избалованы природой;
   Она пристрастна к вам была,
   И наша страстная хвала
   Вам кажется докучной модой...
     (III, 2, 717, 719).23
  
   Пушкин не дал, по-видимому, этих стихов Олениной, потому что меньше чем через год он напечатал стихотворение, с текстуальными заимствованиями из приведенного мадригала, обращенное к другой девушке. Оно было озаглавлено: "В альбом (Е. Н. У.... вой)", - поэт почти не
   - 252 -
   скрывал, что обращено стихотворение к Ел. Ник. Ушаковой; начиналось оно тем же стихом: "Вы избалованы природой...".24
   9 мая Пушкин участвовал в поездке морем вместе с Олениными и художником Дау, англичанином, жившим в России и писавшим портреты героев Отечественной войны для Военной галереи Зимнего дворца. Об этом говорит помета, сделанная на следующем листе тетради Пушкина, под вторым стихотворением, обращенным к Олениной: "9 мая 1828. Море Ол.?енина?.25 Дау" (III, 2, 651).26
   Стихотворение "Вы избалованы природой..." было первым выражением раннего состояния влюбленности, когда человек стремится передать стихами свое постоянное влечение к милой ему девушке.
   Новое стихотворение - "Увы! Язык любви болтливый..." - отражает новые чувства. В нем Пушкин благословляет свой поэтический дар: он позволит ему открыть свое чувство деве, боящейся объяснений в любви. С горечью признается поэт, что доселе его поэзия была лишь источником преследования его правительством или обществом:
  
   Увы! Язык любви болтливый,
   Язык [неясный]27 и простой,
   Своею прозой нерадивой
   Тебе докучен, ангел мой.
   (III, 1, 100).28
  
   Поэт удивляется художнику, рисовавшему его во время поездки на пироскафе, когда тут же находилась юная красавица ("То Dawe, Esqr"):
  
   Зачем твой дивный карандаш
   Рисует мой арапский профиль?..
   Рисуй Олениной черты.
   (III, 1, 101).29
  
   Как всякий влюбленный, Пушкин жаждет говорить о нравящейся ему девушке. Обратив внимание художника на красоту Олениной, поэт заводит разговор о ней с приятелем.
   Приехавший в Петербург Вяземский30 был поражен огненными глазами А. О. Россет. Он писал о них прозой и стихами. В письме к жене31 Вяземский сообщает, что он "не спускал с глаз глаза девицы Россети и
   - 253 -
   кончил импровизацию, которую начал было в первый раз, как встретился с этими глазами.
  
   Южные звезды! черные очи!
   Неба чужого огни!
   Вас ли встречают взоры мои
   На небе хладном бледной полночи?"
  
   Не замедлил Вяземский, конечно, показать стихи и Пушкину. В полной мере ценя своеобразную прелесть южной красоты Россет, Пушкин, влюбленный в Оленину, не мог не противопоставить искрометным глазам Россет задумчивых глаз любимой девушки. Он пишет известное стихотворение "Ее глаза" ("Она мила, - скажу меж нами - Придворных витязей гроза..."; III, 1, 108).32 Второй стих был первоначально откровенно-полемичным:
  
   Твоя Розетти егоза,
   (III, 2, 659)
  
   а затем было "смягчено", по выражению Олениной.33
   В эти майские дни Пушкин имел с Олениной "тайные свидания". "Происходили они так, - вспоминал с ее слов ее внучатный племянник А. А. Оленин, - она уезжала со своей гувернанткой англичанкой в Летний сад; в эти же часы туда являлся Пушкин, и вот они там под надзором этой англичанки прогуливались. Англичанка была, так сказать, в заговоре, и моя тетушка с ней уговаривалась всегда в обществе называть Пушкина "Брянским", чтобы скрыть с первым свои свидания".34 Этот рассказ проливает свет на одну запись Вяземского о Пушкине:
   "Из всего Озерова затвердил он одно полустишие: "я Бренского не вижу".
   "Во время одной из своих молодых страстей, это было весною, он почти ежедневно встречался в Летнем саду с тогдашним кумиром своим. Если же в саду ее не было, он кидался ко мне, или к Плетневу, и жалобным голосом восклицал:
   "Где Бренский? - Я Бренского не вижу".
   "Разумеется, с того времени и красавица пошла у нас под прозванием Бренской".35
   По-видимому, и Оленина называла Пушкина прозвищем, которое условно применяли поэт и его ближайшие друзья к ней самой.
   - 254 -
   В середине мая Оленины переехали за город, на свою дачу Приютино. О встрече с Пушкиным 20 мая на даче у Олениных рассказал Вяземский на другой день в письме к жене:
   "Ездил я с Мицкевичем вечером к Олениным в деревню в Приютино, верст за 17. Там нашли мы и Пушкина с своими любовными гримасами. Деревня довольно мила, особливо же для Петербурга: есть довольно движения в видах, возвышения, вода, лес. Но зато комары делают из этого места сущий ад. Я никогда не видал подобного множества. Нельзя ни на минуту не махать руками; поневоле пляшешь комаринскую. Я никак не мог бы прожить тут и день один. На другой я верно сошел бы с ума и проломил себе голову об стену. Mickiewicz говорил, que c'est une journée sanglante.36 Пушкин был весь в прыщах и, осаждаемый комарами, нежно восклицал: сладко".37
   Вяземский не мог не знать, что? радовало Пушкина.
   "Анна Алексеевна Оленина ошиблась, говоря Пушкину ты, и на другое воскресенье он привез эти стихи", - так записала она под своей копией стихотворения "Ты и вы".38
   Через три дня после этой поездки Пушкин записал в своей черновой тетради, на листе, где 19 мая было закончено вчерне стихотворение "Воспоминание", дату оговорки Олениной: "20 мая 1828 При?ютино?". И далее описал стихами свои переживания этого дня, назвав стихотворение "Ты и вы" ("Пустое вы сердечным ты...") и датировав его "23 мая" (см. III, 1, 103; 2, 655-656). Это было в среду, а в пятницу (25 мая) ездили всей компанией в Кронштадт: Оленины - отец, сын Алексей и Анна Алексеевна, Вяземский, Грибоедов, Н. Д. Киселев, П. Л. Шиллинг и Пушкин. Вяземский описал эту увеселительную поездку в письме к жене (от 26 мая):
   "Наконец, вчера совершил я свое путешествие в Кронштадт с Олениными, Пушкиным и проч. В два часа ночи возвратился я из Царского Села, в девятом утра был я уже на пристани. Вот деятельность. В Кронштадте осматривали мы флот или часть флота, которая выступает в море... Туда поехали мы при благоприятной погоде; но на возвратном пути, при самых сборах к отплытию, разразилась такая гроза, поднялся такой ветр, полил такой дождь, что любо. Надобно было видеть, как весь народ засуетился, кинулся в каюты, шум, крики, давка... Пушкин дуется, хмурится, как погода, как любовь. У меня в глазах только одна картина: англичанка молодая, бледная, новобрачная, прибывшая накануне с мужем из Лондона, прострадавшая во всё плавание, страдает и на пароходе. Удивительно милое лицо, выразительное: Пушкин нашел, что она похожа на сестру игрока des eaux de Ronan.39 Они едут в Персию, он советник посольства, недавно проезжал через Москву к Персии, очень знаком с Корсаковым, поехал жениться в Англию вследствие любви нескольколетней и теперь опять возвращается. И он красивый мужчина и, по словам Киселева и
   - 255 -
   Грибоедова, знавших его в Персии, очень милый и образованный человек. А жена - живописная мечта".40
   Через тридцать лет вспоминала еще Оленина об этой поездке: "Помните ли вы, - писала она Вяземскому, - то счастливое время, где мы были молоды, и веселы, и здоровы! Где Пушкин, Грибоедов и вы сопутствовали нам на невском пароходе в Кронштадте. Ах, как всё тогда было красиво и жизнь текла быстрым шумливым ручьем...".41
   Следующий день, 26 мая, был днем рождения Пушкина. Поэт ознаменовал его одним из самых мрачных своих стихотворений:
  
   Дар напрасный, дар случайный,
   Жизнь, зачем ты мне дана?
        (III, 1, 104). 42
  
   А в воскресенье, 27 мая, он опять поехал в Приютино и отдал Анне Алексеевне стихотворение "Ты и вы".43
   Пушкина не оставляют мысли об Олениной. Он зарисовывает ее головку (это - первый из серии ее портретов, сделанных Пушкиным), а рядом набрасывает стихотворные строчки, которые тут же зачеркивает:
  
   Забудь меня как забываешь
   Томител?ьный? ???444
   (III, 2, 1056).
  
   Эти слова являются первоначальным наброском тоже только начатого стихотворения:
  
   Но ты забудь меня, мой друг,
   Забудь меня, как забывают
   Томительный печальный сон,
   Когда [по утру отлетают]
   [И тень и]45
   (III, 1, 463).
  
   Этими меланхолическими словами Пушкин подготовлял разрыв с какой-то женщиной. Не к Хитрово ли обращался он?46 Рисунок и набросок стихов сделаны Пушкиным на листке, где рукой Е. М. Хитрово было записано, может быть под его диктовку, стихотворение "Дар напрасный, дар случайный...".47 Головка Олениной, нарисованная рядом с
   - 256 -
   наброском,48 выдавала настоящие чувства поэта. И вновь через несколько дней Пушкин рисует портрет Олениной - в своей рабочей тетради, на обороте листа с черновым текстом стихотворения "Кобылица молодая".49
   В доме Олениных процветали искусства - поэзия, живопись, музыка. Анна Алексеевна обладала незаурядными музыкальными способностями. Она участвует в пенье "хором и soli",50 в вокальном трио (исполняет Гайдна),51 берет уроки пения у Глинки,52 восхищает своим пением "даже папеньку",53 очевидно, строгого ценителя исполнительского искусства. Мало того, Оленина сама сочиняет музыку, и не какие-нибудь романсы, какие светские барышни сочиняли в ту эпоху (вспомним реплику Онегина, отвергающего невесту: "Романсы пишет"54). Оленина написала музыку к произведению огромной эмоциональной силы - к "Смерти Ермака" Рылеева.55 Пушкина, конечно, должно было трогать ее уважение к творчеству и личности погибшего декабриста.
   Напевая однажды грузинскую мелодию, привезенную в Петербург Грибоедовым и обрабатываемую Глинкой, Оленина взволновала Пушкина далеким воспоминанием. Отсюда родилось его лирическое стихотворение:
  
   Не пой, красавица, при мне
   Ты песен Грузии печальной:
   Напоминают мне оне
   Другую жизнь и берег дальный...
  
   Написаны были эти стихи 12 июня 1828 года.56
   - 257 -

3

   В летние дни 1828 года, когда Пушкин подумывал о браке с Олениной, ее отец стал ближайшим свидетелем того, что политическая репутация Пушкина вновь привлекает к себе настороженное внимание правительства. 11 июня (т. е. накануне написания стихотворения "Не пой, красавица...") А. Н. Оленин поставил свою подпись в качестве статс-секретаря Департамента гражданских и духовных дел под решением о распространившемся ненапечатанном отрывке Пушкина из элегии "Андрей Шенье".57 Решение Департамента смягчило суждение Сената в отношении Пушкина, может быть, благодаря участию Оленина в обсуждении этого вопроса.58 19 июня Пушкин случайно встретился с Олениной. Об этой встрече мы читаем в первой записи ее дневника:
  
   "1828 год.
   20 июня. Приютино.
   Как много Ты в немного дней
   Прожить, прочувствовать успела!
   В мятежном пламени страстей
   Как страшно Ты перегорела!
   Раба томительной мечты
   В тоске душевной пустоты
   Чего еще душою хочешь?
   Как покаянье плачешь Ты
   И как безумие хохочешь.59
  
   "Вот настоящее положение сердца моего в конце прошедшей бурной зимы. Но, слава богу, дружба и рассудок взяли верх над расстроенным воображением моим; холодность и спокойствие заменили место пылких
   - 258 -
   страстей и веселых надежд. Всё прошло с зимой холодной, а с летом настал сердечный холод! И к счастью, а то бы проститься надобно с рассудком! Вообразите каникульный жар60 в уме, сердце и... в воздухе: это и мудреца могло бы свести с ума.
   "Да, смейтесь теперь, Анна Алексеевна, а кто вчера обрадовался и вместе испугался, увидя на Конюшенной улице коляску, в которой сидел мужчина с полковничьими эполетами и походивший на...61
   "Но зачем называть его! Зачем вспоминать то счастливое время, когда я жила в идеальном мире, когда думала, что можно быть счастливой и быть спутницей его жизни, потому что то и другое смешивалось в моем воображении. Счастье и Он... Но я хотела всё забыть!.. Ах, зачем попалась мне коляска? Она напомнила мне время... невозвратное!
   "Вчера была я в городе, видела моего ангела Машу Эльмпт62 и обедала у верного друга, Варвары Дмитриевны Полторацкой.63
   "Как я ее люблю! Она так добра и мила! Там был Пушкин и Миша Полторацкий.64 Первый довольно скромный. Я даже с ним говорила и перестала бояться, чтобы не соврал чего в сентиментальном роде" (стр. 3-4).
   Как видим, насколько Пушкин был увлечен Олениной, настолько она была равнодушна к нему. А Пушкин в это время набрасывает полные нежности и доверчивости стихи:
  
   Волненьем жизни утомленный,
   Оставя заблуждений путь,
   Я сердце?м? алчу отдохнуть
   И близ тебя, мой друг бесценный...65
   (III, 1, 463).
  
   28 июня А. Н. Оленин участвует в заседании Государственного совета, которое выносит решение учредить за Пушкиным секретный надзор,66 и подписывается под этим определением. Этот день должен был
   - 259 -
   окончательно утвердить Оленина в мнении, что его дочь не может быть женой Пушкина.67 Мысль эта, конечно, могла прийти ему в голову еще в начале июня, когда он увидел подозрительность правящих кругов по отношению к Пушкину. Вероятно, Оленин намекнул ему, что против него складываются неблагоприятные данные.
   Под этим впечатлением и рождаются проникновенные строфы стихотворения "Предчувствие":68
  
   Снова тучи надо мною
   Собралися в тишине;
   Рок завистливый бедою
   Угрожает снова мне...
   (III, 1, 116).
  
   Очень значительны некоторые варианты черновой рукописи. Первоначальные варианты пятого стиха еще сильнее показывают неуверенность в своих силах пережить вновь бурю, так недавно, казалось, рассеянную:
  
   Отражу ли нападенье
   *
   Снова жизнь сулит боренье
   *
   Перенесть ли мне боренье
   *
   Устою ль
   *
   Устоять ли мне ?в? боренье
  
   В процессе писания Пушкин понимает, что сомнения его напрасны.
  
   Сохраню ль к нему презренье -
  
   пишет поэт и сейчас же, точно отвечая на этот вопрос, заменяет эти строки утверждающим оборотом:
  
   Равнодушно ожидаю.
  
   Тут всплывает в памяти поэта оставленный им набросок:
  
   Волненьем жизни утомленный...
  
   Поэт перелагает его на размер, которым пишет свое "Предчувствие":
  
   [Бурной] жизнью утомленный
   Равнодушно бури жду.
   (III, 2, 665).
  
   Увидев, что эпитет первого стиха сталкивается со словом "бури" во втором стихе, поэт вычеркивает его, но не пишет никакой замены.
   В печатном тексте мы так читаем:
  
   Бурной жизнью утомленный,
   Равнодушно бури жду...
      (III, 1, 116).
  
   - 260 -
   Поэт убедился, что написанные сгоряча стихи как нельзя лучше передают характер его судьбы.
   Далее стихи сложились очень близко к окончательному тексту.
   Вторая часть второй строфы тоже написалась не сразу:
  
   Но            в путь опасный
   ?                   ?
   Ангел мирный и прекрасный
   *
   Ангел нежный,69 ангел ясный
   *
   И предчувствуя разлуку
                 ангел мой
   Усладить сердечну муку
   Я спешу
   (III, 2, 666).
  
   Последняя строфа складывалась так. Сперва поэт написал концовку:
  
   И твое воспоминанье
   Заменит душе моей
   Славы сладкое ??? мечтанье70
   [И надежду] юных дней
   (III, 2, 666).
  
   Впоследствии Пушкин усилил в заключительных стихах общественное звучание и укрепил их энергию:
  
   И твое воспоминанье
   Заменит душе моей
   Силу, гордость, упованье
   И отвагу юных дней.
  
   Эти стихи оказывались созвучными концовке первой строфы:
  
   Непреклонность и терпенье
   Гордой юности моей.
  
   Это был последний штрих великого художника, достигающего большой внутренней гармонии, завершающего единство целого, того совершенства композиции, которое отличает лирические стихотворения Пушкина.
   Предпоследнее четверостишие, сочиненное после заключительного, несколько отличается от печатного:
  
   Ангел нежный, ангел ясный
   Ангел прелести71 - прости
   [Молви слово,] взор прекрасный
   ?                             ?
   (III, 2, 667).
  
   Не дописанный в черновой рукописи последний стих этого четверостишия в печатном тексте читается:
  
   Подыми иль опусти.
   - 261 -
   Это иной вариант мотива, звучащего в стихах, в котором поэт прославлял ее глаза:72
  
   Потупит их с улыбкой Леля -
   В них скромных граций торжество;
   Поднимет - ангел Рафаэля
   Так созерцает божество.
   (III, 1, 108).

4

   Вскоре Оленина пишет в своем дневнике:
   "7 июля.
   "Тетушка уехала более недели, я с нею простилась и могу сказать, что мне было очень грустно. Она обещала быть на моей свадьбе и с таким выразительным взглядом это сказала, что я очень, очень желаю знать, о чем она тогда думала. Ежели брат ее за меня посватается,73 возвратясь из Турции, что сделаю я?74 Думаю, что выйду за него" (стр. 5-6).
   Запись от 17 июля:
   "Я лениво пишу в журнале, а, право, так много имею вещей сказать, что и стыдно пренебрегать ими: они касаются, может быть, счастья жизни моей. Несчастный случай заставил нас поехать в город, а именно смерть Александра Ивановича Ермолаева.75 Он умер, прохворавши несколько
   - 262 -
   времени. Отец в нем много потерял. Но что же делать! Воля божья видна во всем. Надобно ей покоряться без ропота, ежели можно.
   "Когда мы возвратились из города, я после обеда разговорилась с Иваном Андреевичем Крыловым о наших делах. Он вообразил себе, что Двор вскружил мне голову и что я пренебрегала бы хорошими партиями, думая выйти за какого-нибудь генерала.
   "В доказательство, что я не простираю так далеко своих видов, я назвала ему двух людей, за которых бы вышла, хотя и не влюблена в них: Мейендорфа76 и Киселева.77 При имени последнего он изумился.
   ""Да", повторила я, "я думаю, что они - не такие большие партии, и уверена, что Вы не пожелаете, чтобы я вышла за Краевского78 или за Пушкина".
   ""Боже избави", сказал он, "но я желал бы, чтобы Вы вышли за Киселева и, ежели хотите знать, он сам того желает. Но он и сестра говорят, что нечего ему соваться, когда Пушкин того же желает".
   "Я всегда думала, что Варвара Дмитриевна того же хотела, но не думала, чтобы она скрыла от меня эту тайну. Жаль, очень жаль, что не знала я этого, а то бы поведение мое было иное. Но хотя я и думала иногда, что Киселев любит меня, но не была довольно горда, чтобы то полагать наверное. Но, может быть, всё к лучшему! Бог решит судьбу мою. Я сама вижу, что мне пора замуж: я много стою родителям. Пора, пора мне со двора" (стр. 8-9).
   Мейендорф, "милый тип важной глупости" (по выражению Герцена),79 или "многовральный пустозвон", по словам Соболевского, назван Олениной почти случайно, - в дальнейшем она к нему еще равнодушнее. Киселев же был серьезным соперником Пушкина. Со стороны казалось, что с Пушкиным соперничать смешно, "нечего и соваться, когда Пушкин того же желает". Поддерживает это мнение и сам Киселев. Однако Оленина чувствует иначе (мы не раз еще убедимся в этом). Киселев нравится женщинам. Это была самая нежная привязанность иронической Смирновой (Россет) за всю ее жизнь.80
   - 263 -
   Когда познакомился Пушкин с Николаем Дмитриевичем Киселевым - не известно. Может быть, они встретились в конце октября 1826 года в Москве, во время триумфального успеха вернувшегося из ссылки Пушкина. Приблизительно в это время Киселев возвращался в Петербург из Персии, куда он ездил в качестве чиновника Министерства иностранных дел, сопровождая Меньшикова, исполнявшего дипломатическое поручение. Конечно, Киселев задержался в Москве у матери и брата.81 Мог встретиться Пушкин с Киселевым в Москве и в апреле 1827 года, когда молодой дипломат вновь ехал

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 1913 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа