Главная » Книги

Ричардсон Сэмюэл - Английские письма, или история кавалера Грандисона (Часть шестая), Страница 8

Ричардсон Сэмюэл - Английские письма, или история кавалера Грандисона (Часть шестая)


1 2 3 4 5 6 7 8

лаю я васъ возблагодарить, Г. мои, за тѣ нѣжныя и великодушныя предосторожности, съ коими вы начали ко мнѣ писать. Вы съ толикою осторожност³ю касались до нещастнаго состоян³я моего здрав³я не называя его.... О Г. мой! вы самый разборчивый человѣкъ: Съ какой нѣжност³ю не говорили вы всегда о моей привязанности къ закону моихъ предковъ? дѣйствительно, Г. мой, вы самый благочестивѣйш³й изъ Протестантовъ, и меня убѣдили, вы и Гжа. Бемонтъ, что Протестанты равномѣрно могутъ имѣть свое благочест³е. Я никогда не почитала себя способною говорить столь благосклонно о вашемъ законѣ, какъ вы меня къ тому оба принудили, тѣмъ познан³емъ кое я имѣю о вашемъ благодуш³и. О Г. мой! во что не вовлекли бы вы меня, вашею любов³ю, вашими благоугожден³ями, непреодолимыми вашими выражен³ями, естьлибъ я была вашею женою и жила въ Протестантскомъ Народѣ, посреди Вашихъ друзей, имѣющихъ тотъ же законъ и всѣ можетъ быть любви достойны и изящнаго свойства. Я страшусь васъ, Кавалеръ. Но оставимъ опасныя с³и мнѣн³я. Вы непобѣдимыя человѣкъ: и я ласкаюсь, что естьлибъ была вашею, то ничто бы не въ состоян³и было меня преодолѣть.
   Единое справедливое разсужден³е о скоротечности сей жизни и о безконечности будущей, подастъ мнѣ силу вооружиться противъ моего сердца. Дражайш³й Грандиссонъ! Сколь велико было бы мое благополуч³е, естьлибъ моя рука могла слѣдовать склонности сего сердца, не подвергая опасности будущаго моего жреб³я! Какъ можно оставить толико лестныя размышлен³я? Подайте мнѣ, подайте мнѣ свою помощь, и возвратите мнѣ то спокойное состоян³е, кое вы у меня похитили. Да послужитъ примѣръ мой вмѣсто опыта молодымъ особамъ моего пола и моихъ лѣтъ. Да научатся онѣ не разсматривать съ удовольств³емъ велик³я качества того человѣка, съ коимъ онѣ часто имѣютъ случай разговаривать. Увы! я паки коснулась того предмета, которой желала оставить. Но когда уже мнѣ не возможно удержать отъ того своего воображен³я и пера; то дамъ свободное течен³е моимъ мыслямъ.
   И такъ скажите мнѣ, любезной мой братецъ. Дражайш³й другъ мой? самый вѣрнѣйш³й и безкорыстнѣйш³й изъ друзей! скажите мнѣ что я должна дѣлать, какой должна принять способъ, дабы учинишь васъ равнодушнымъ ко всякому другому назван³ю? Что надлежитъ сдѣлать, дабы видѣть въ васъ единаго токмо брата и моего друга? Не можете ли меня тому научить? Не ужели не достаетъ въ васъ къ оному силы или охоты? Не ужели любовь ваша къ Клементинѣ препятствуетъ вамъ оказать ей с³ю услугу? Я хочу научить васъ тѣмъ выражен³ямъ: Скажите, что вы другъ души ея. Естьли вы не можете быть Католикомъ, то будьте онымъ въ своихъ совѣтахъ; тогда с³я любовь къ ея душѣ подастъ вамъ силу сказать: будь непоколебима Клементина, а я не буду укорять тебя въ неблагодарности.
   О Кавалеръ! я ничего толико не страшусь какъ укоризны въ неблагодарности; а особливо отъ тѣхъ, коихъ я люблю. Не заслужилали я оной? Увѣрены ли вы довольно что я оной не заслужила? Вы мнѣ то сказали. Естьлижъ вы мнѣ сказали_с³е не отъ искренняго сердца, то для чегожъ не скажите мнѣ, какимъ образомъ могу я быть благодарною? Не ужели вы одни токмо въ свѣтѣ, которые желаете и можете обязывать благодѣян³ями, не желая за то благодарности? Какую не оказали вы услугу вѣтренности молодаго моего брата, даже съ самаго начала вашего знакомства? Нещастной молодой человѣкъ! и какую получили за то благодарность? Теперь онъ по своему великодуш³ю обвиняетъ въ томъ самаго себя. Онъ разсказалъ намъ какую ироническую терпѣливость вы съ нимъ имѣли. До какой степени долженъ онъ васъ любить! но и послѣ долгой распри вы не отреклись спасти ему жизнь своимъ мужествомъ. Однако вамъ не оказали нѣкоторые особы изъ нашей фамил³и всей той благодарности, коей вы имѣли право за то надѣяться. С³е воспоминовен³е приводитъ насъ въ смертельное сожалѣн³е. Вы принуждены были оставить Итал³ю. При всемъ томъ получа привѣтств³е отъ своего друга, коего раны начинали почитать неизлѣчимыми вы съ поспѣшност³ю сюда прибыли; вы прибыли сюда для его сестры, коея разумъ и сердце были поколебаны. Вы прибыли сюда для его родителя, родительницы и братьевъ пораженныхъ до глубины сердца страдан³ями ихъ сына и дочери. И откудажъ съ толикою поспѣшност³ю вы сюда прибыли? Изъ своей отчизны разставаясь съ собственною своею фамил³ею и съ многими любезными особами, кои поставляли себѣ за славу быть вами любимыми и любить васъ. Вы прилѣтели на крыл³яхъ дружбы. Отдаленность и друг³я препятств³я не могли васъ остановить. Вы привезли съ собою хранителя здрав³я въ видѣ искуснаго лѣкаря. Вы собрали все искуство врачей въ своемъ отечествѣ для получен³я успѣха въ благородномъ вашемъ предпр³ят³и. Оный соотвѣтствовалъ великодушнымъ вашимъ желан³ямъ. Мы видимъ себя, вся фамил³я видитъ и взираетъ на себя съ симъ утѣшительнымъ благоугожден³емъ составлявшимъ общее наше благополуч³е прежде тѣхъ нещаст³й, кои причиняли намъ толикую печаль.
   Теперь какимъ образомъ можемъ мы оказать вамъ нашу признательность? какую благодарность засвидѣтельствуемъ мы вамъ за толик³я благодѣян³я? Вы уже награждены, говорите вы, успѣхомъ славныхъ вашихъ услугъ. Не должна ли я укорять васъ въ гордости, возбуждая въ васъ желан³е къ вашему благополуч³ю! Я знаю что не во власти женщины состоитъ вознаградить васъ. Все то чтобы женщина ни сдѣлала для такого человѣка какъ вы, можетъ ли иначе назваться какъ ея долгомъ? И естьлибъ Клементина могла быть вашею: то пожелали ли бы вы, чтобъ ваша любовь, милость и ваши угожден³я къ ней, стоили ей вѣчнаго ея благополуч³я? Нѣтъ, отвѣчаете вы, вы оставили бы ее свободну въ своемъ законѣ. Но естьли вы почитаете свою жену въ заблужден³и, обѣщаетесь ли вы, чувствуете ли вы въ себѣ способность, вы, Кавалеръ Грандиссонъ, не употреблять никакого усил³я для освобожден³я ея отъ онаго? Вы, коему качество супруга налагаетъ долгъ управлять ея совѣст³ю, оправдать ея разумъ, можете ли вы почитать своя законъ истиннымъ а ея ложнымъ, и сносить чтобъ она была непоколебима въ своемъ заблужден³и? Но и сама она касательно тогоже правила, коего обязательство почтетъ еще славнѣйшимъ, можетъ ли она избѣгнуть чтобъ не имѣть съ вами словопрѣн³й, а превосходство вашего разсужден³я не приведетъ ли ея вѣру въ великую опасность? Какую могутъ имѣть силу доказательства духовнаго моего отца противъ вашихъ, подкрѣпляемыхъ вашею любов³ю и пленительными вашими поступками! и какая была бы печаль моихъ родителей, узнавши что ихъ Клементина сдѣлалась равнодушною къ нимъ, къ своему отечеству и еще равнодушнѣе къ своему закону?
   Говорите, любезной Грандиссонъ, другъ мой и братъ: не ужели с³и велик³я разсужден³я будутъ въ вашихъ глазахъ безсильны? Нѣтъ; не льзя сему статься. Епископъ Ноцера мнѣ сказалъ [не укоряйте его за оное] что говоря о вашихъ представлен³яхъ, вы обьявили Генералу и ему, что вы не сдѣлали бы столько и для первой въ свѣтѣ Принцессы. Можетъ быть сожалѣн³е столькоже имѣло въ томъ у части сколько и любовь: Нещастная Клементина! Впрочемъ естьлибъ не было въ томъ самаго величайшаго препятств³я, то я приняла бы ваше сожалѣн³е; поелику вы добродушны, благородны, а потому сожалѣн³е великодушнаго сердца, подобно Небѣсному, не составляетъ обидъ. Мой родитель и родительница суть самыя снисходительнѣйш³я изъ отцевъ и матерей; мой дядюшка, братья и всѣ мои друзья не поступали со мною по другому чувствован³ю? а безъ сей побудительной причины различ³е закона и земли,не было ли бы непреодолимымъ препятств³емъ ихъ соглас³ю? Дѣйствительно такъ, Кавалеръ, не сумнѣвайтесь. И такъ признайтесь что зная какъ вашу такъ и ихъ побудительную причину, притомъ чувствуя что было бы весьма много полагаться въ томъ на собственныя свои силы, по чему оказала бы то, что хотѣла испытывать судьбы небесъ: я не могла изыскать лучшаго средства какъ утвердиться въ моемъ рѣшен³и. О ты бывш³й нѣкогда моимъ учителемъ! будь еще для меня онымъ. Вы никогда не подавали мнѣ такого наставлен³я, отъ коего бы мы оба могли стыдиться. Употребите свое старан³е, какъ я уже васъ о томъ просила въ письмѣ моемъ, къ подкрѣплен³ю слабой души. Я признаюсь что оное стоило мнѣ ужасныхъ противоборств³й. Даже и въ с³ю минуту, я.... превыше.... или можетъ быть прениже себя. Я совершенно не знаю гдѣ я, ибо письмо мое не таково каково должно оно быть. Оно чрезвычайно исполнено вами. Я желала, чтобъ оно было коротко, и чтобъ содержало въ себѣ единыя благодарности за всѣ тѣ благодѣян³я, кои вы излили на мою фамил³ю, употребя усильныя прозбы дабы получить отъ васъ, какъ бы новое вспомоществован³е смущеннымъ моимъ мыслямъ, даже и самое средство чтобъ не истощевать въ невозможной признательности.
   С³е письмо приводитъ меня въ удивлен³е своею продолжительност³ю. Простите заблуждающимся моимъ мыслямъ, и вѣрьте что пребываю съ толикою же ревност³ю къ вашей славѣ какъ и къ моей, ваша и проч.
  

Клементина делла Порретта.

   Примѣчан³е. Проч³я письма сей переписки касаются до тѣхъ же самыхъ мнѣн³й и чувствован³й. Наконецъ Клементина призываетъ Кавалера въ Болон³ю, но съ великимъ спокойств³емъ и гораздо съ большею надеждою со стороны ея фамил³и.
  

ПИСЬМО LХХХ²Ѵ.

Кавалеръ Грандиссонъ къ Доктору Барлету.

Болон³я 17 Августа.

  
   Вчерашняго вечера я прибылъ въ Болон³ю, но прежде нежели начну описывать пр³емъ мой, я долженъ увѣдомить васъ, что госпожа Олив³я возвратилась въ Флоренц³ю въ то самое время когда я приготовлялся оставить сей городъ. Съ какимъ тщан³емъ ни старался я скрытъ отъѣздъ мой, но не могъ избѣжать чтобъ не посѣтить ее, когда она приказала меня просить къ себѣ. Я не желаю описывать ея вспыльчивость наипаче когда она узнала что я возвращаюсь въ Болон³ю. Я оставилъ ее въ сей ярости. Весьма чрезвычайное предпр³ят³е, отъ коего я съ трудомъ могъ избавться слѣдующаго дня, кажется мнѣ проистекло изъ того же источника. Однако я уѣхалъ не дѣлая нималѣйшаго изслѣдован³я ниже жалобы.
   Я равно долженъ упомянуть что посѣтилъ Графа Бельведере по моему обѣщан³ю. Генералъ въ Неаполѣ, а Графъ въ Пармѣ приняли меня съ величайшими знаками учтивости, оба, не сумнѣвайтесь о томъ по одинакой побудительной причинѣ. Генералъ съ своею супругою возвращаясь въ Болон³ю провожали меня до половины дороги къ Флоренц³и. Они ѣхали веселиться съ своими друзьями живущими въ Урбинѣ и Болон³и по причинѣ того рѣшен³я, въ коемъ ихъ сестрица утвердилась и поздравлять ее за ея мужество, какъ то уже Генералъ сдѣлалъ черезъ письмо, кое мнѣ показалъ. Въ немъ заключались также засвидѣтельстваван³я и похвалы мнѣ приписанныя: безъ сумнѣн³я можно изьясниться съ учтивост³ю о такомъ человѣкѣ, которой нималой не причиняетъ опасности ниже зависти. Онъ желалъ меня одарить великими подарками: но я не принялъ ихъ, такимъ однако образомъ, что онъ не могъ почесть себя обиженнымъ моимъ отказомъ.
   Прибывши же вчерашняго вечера я пошелъ въ палаты делла Порретта, я зашелъ сперва къ господину ²ерониму, съ коимъ имѣлъ переписку во время моего отсудств³я. Онъ принялъ меня съ восторгами радости и моя радость не менѣе была выразительна, усмотря что онъ приходилъ въ совершенное здрав³е. Онъ начинаетъ уже по нѣскольку ѣсть; спитъ весьма спокойно, и большую часть дня препровождаетъ уже не во снѣ. Словомъ, какъ его, такъ и его сестрицы здрав³е водворяютъ паки радость въ сердцахъ ихъ фамил³и. Но онъ далъ мнѣ выразумѣть, что къ совершенному его благополуч³ю не достаетъ единой токмо власти назвать меня своимъ братомъ; и воспламенясь отъ такой мысли онъ заклиналъ меня именемъ Бож³имъ, пожимая мою руку и омачивая ее своими слезами, привести с³е дѣло къ своему заключен³ю. Маркизъ, Маркиза, Прелатъ и отецъ Марескотти пришли въ с³е время благодарить меня и похвалить за мою переписку съ любезною ихъ Клементиною. Прелатъ и отецъ клялись мнѣ, что во всю жизнь ихъ я буду имѣть участ³е въ ихъ молитвахъ, и что они будутъ просишь Бога низпослать мнѣ Клементину гораздо изящнѣйшею и прелѣстнѣйшею, естьли токмо возможно, нежели та, коея мнѣн³я престаютъ соотвѣтствовать ихъ ожидан³ю. Генералъ съ своею супругою спустя два дни послѣ меня сюда прибылъ, но они отлучились для нѣкоторыхъ посѣщен³й.
   Между тѣмъ какъ всякой повторялъ свои похвалы, и какъ я принималъ оныя почти въ молчан³и, ибо я представлялъ лице Посланника въ толь критическомъ состоян³и, прибыла Камилла сказать Маркизу, что Клементина съ нетерпѣливост³ю желаетъ видѣть своего друга. Я васъ поведу къ ней, сказала мнѣ с³я нѣжная мать. Она встала, и я слѣдовалъ за нею.
   Ея дочь, увидя меня, подходила ко маѣ съ разпростертыми руками, называя меня четвертымъ своимъ братомъ, и съ великою живост³ю благодарила меня за мои письма. А какъ она усильно меня просила въ одномъ своемъ письмѣ, употребить мою довѣренность у ея фамил³и, дабы позволяли ей вступишь въ монастырь, и я сильно опровергалъ с³е мнѣн³е, то она жаловалась за то супротивлен³е, кое я дѣлалъ ея желан³ямъ. Вы знаете, Сударыня, сказала она своея матери, что ето моя прежняя склонность, которой я никогда не оставлю; и обратясь ко мнѣ сказала: о Кавалеръ, ваши опровержен³я меня не преодолѣли.
   Такъ, Сударыня, я ето ясно вижу, ибо естьлибъ Клементина была тѣмъ убѣждена; то послѣдовала бы своему убѣжден³ю.
   О Г. мой! Вы весьма опасны, я то чувствую. Естьлибъ нѣкоторой случай учинился дѣйствительнымъ, то я совершенно бы пропала. Не увѣрены ли вы, Г. мой, что я совершенно бы погибла въ главныхъ своихъ правилахъ? Естьли вы увѣрены, то я надѣюсь что вы также послѣдуете своему убѣжден³ю.
   Мнѣ кажется, любезной Докторъ, что зная меня довольно хорошо, она могла бы себя уволить отъ сего шутливаго размышлен³я. Она даже смѣялась произнося оное. Замѣтьте, что она уже въ состоян³и веселиться въ толь важномъ случаѣ. Можетъ быть пожелала она принять на себя такой видъ, какой усматривала во мнѣ. Но по всему вышеозначенному я начиналъ вѣрить, какъ бы не думали теперь о отдаленности, однако весьма вѣроятно что со временемъ она достигнетъ до чувствован³я своего долга, когда оный будетъ ей представленъ толико могущественными ходатаями, коихъ она имѣетъ въ своей фамил³и. Но, чтобы ни могло случиться, естьли о токмо въ семъ состоитъ ея честь, равно и всѣхъ ея друзей; то я не могу совершенно быть безъ радости.
   Я ласкаюсь, сказалъ я ей, что ваши желан³я къ уединен³ю по крайней мѣрѣ будутъ на нѣкое время отложены. Онѣ сходствуютъ съ силою нѣкоторыхъ моихъ разсужден³й, но я примѣчаю, что еще не со всѣмъ безнадежно получить соглас³е отъ ея фамил³и.
   Генералъ и Графъ, прибывш³е сюда въ с³е время съ поспѣшност³ю пришли ко мнѣ засвидѣтельствовать свое почтен³е. Колико они оба симъ занимаются? По прозьбѣ Маркизы мы пошли въ горницу къ ²ерониму, гдѣ Маркизъ, Прелатъ и отецъ Марескотти еще находились. Каждой паки началъ благодарить меня за то обязательство, коимъ они одолжены моимъ услугамъ; а когда начали они желать мнѣ всякаго благополуч³я; то я имъ сказалъ, что отъ нихъ зависитъ сдѣлать мнѣ чрезвычайное удовольств³е. Они понуждали меня всѣ единогласно изьясниться: оно состоитъ въ тамъ, отвѣчалъ я, чтобъ позволено мнѣ было склонить нѣжнаго моего друга, господина ²ероима, ѣхать со мною въ Англ³ю. Г. Ловтеръ почтетъ себѣ за щаст³е продолжать о немъ свои попечен³я съ толикимъ же тщан³емъ въ Лондонѣ какъ и здѣсь, хотя онъ рѣшился, естьли и не согласятся на мою прозбу, не оставлять его до совершеннаго выздоровлен³я.
   Они посмотрѣли другъ на друга, съ видомъ изьявляющимъ радость и удивлен³е. Изъ глазъ ²еронима потекли слезы. Я не могу, я не могу перенести, сказалъ онъ, толь многихъ одолжен³и. Кавалеръ, мы ничего не можемъ для васъ сдѣлать, и вы возвратили мнѣ здрав³е единственно для того, дабы имѣть силу убить меня. Очи Клементины были омочены слезами; она вышла отъ насъ съ торопливост³ю. О Кавалеръ! сказала мнѣ маркиза, сердце моея дочери весьма чувствительно къ выражен³ямъ признательности, и опасно для ея спокойств³я. Я страшусь о ея жизни, естьли вы не принудите ее уничтожить ея рѣшен³я.
   Требуемое мною, возразилъ я, есть для меня милость. Я равно ласкаюсь, что Г. ²еронимъ конечно не поѣдетъ безъ нѣкоторыхъ своихъ друзей. Наши бани довольно могутъ привести его въ прежнее состоян³е. Я не преминулъ бы ходить туда самъ. Перемѣна воздуха можетъ ему быть полезною. О естьлибъ я имѣлъ честь, Г. мой, присовокупилъ я, глядя вокругъ себя, принять васъ всѣхъ въ Англ³и. Симъ-то бы вы мнѣ совершенно заплатили за тѣ одолжен³я, кои вы превозносите съ толикою милост³ю.
   Они все еще смотрѣли другъ на друга, не говоря ни слова. Дай Боже, возразилъ я, чтобъ вы сами, Г. мой, и вы, Сударыня, [говоря отцу и матери] расположены были сдѣлать мнѣ с³ю милость. Вы о томъ нѣкогда помышляли въ щастливое время. Я склоню обѣихъ моихъ сестрицъ и ихъ мужей проводить васъ со мною въ Болон³ю. Мои сестрицы съ радост³ю примутъ сей случай видѣть Итал³ю и пр³обрѣсть дружбу Клементины, коей свойства онѣ уже почитаютъ до высочайшей степени.
   Ихъ молчан³е продолжалось; но никто не казалось чтобъ не одобрялъ усильныхъ моихъ прозьбъ: с³я честь, государи мои, с³я милость, Сударыня, была для меня еще другою пользою. По той надеждѣ какую вы мнѣ подали возвратиться одному въ мое отечество, конечно заключатъ о мнѣ какъ о такомъ человѣкѣ, которой бѣжалъ и съ которымъ худо поступили. Моя гордость не менѣе беретъ въ томъ участ³я какъ и удовольств³е мое. Я представляю вамъ домъ и въ городѣ и за городомъ. Я не имѣю ничего такого, чего бы не отдалъ въ ваше разпоряжен³е. Никто толико не любитъ своего отечества сколько я; но оно еще гораздо будетъ для меня любезнѣе, естьли вы обрѣтете въ немъ какую ниесть пользу для вашего увеселен³я или вашего здрав³я. Окажите мнѣ с³ю милость, Г. мои, обяжите меня симъ, Сударыня, по крайней мѣрѣ хоть для того дабы Итал³я показалась вамъ гораздо любезнѣе по вашемъ возвращен³и. У насъ лѣтомъ не столь жарко. Помощ³ю торговли мы можемъ въ изобил³и доставать всѣ плоды растущ³я здѣсь осенью: ибо у насъ зима не столь холодна какъ у васъ. Окажите мнѣ с³ю милость токмо на наступающую зиму, а тогда смотря по своей склонности вы будете жить сколько вамъ заблагоразсудится.
   Прелюбезнѣйш³й другъ, вскричалъ ²еронимъ, я принимаю ваше приглашен³е и отправлюсь какъ скоро въ состоян³и буду пуститься въ сей путь. Путь! прервалъ я его рѣчь, корабль столько же будетъ для васъ спокоенъ какъ и ваша горница. Онъ доставитъ васъ даже въ средину Лондона: вы непримѣтно придете въ совершеннѣйшее здрав³е, какъ скоро оставите вашу горницу.
   По истиннѣ, сказалъ имъ Генералъ, сестрица справедливо опасалась не долго быть въ Католическомъ законѣ учинясь женою сего удивительнаго человѣка. Я совѣтую вамъ тому вѣрить. Вы его любите. Вы много претерпѣли печалей и томлен³й. Отправитесь съ нимъ для препровожден³я зимы. Весьма похваляютъ тамошн³я бани и вы не можете отъ того получишь себѣ вреда. Мы беремъ на себя попечен³е стараться, моя жена и я, благополуч³и Клементины во время вашего отсудств³я. Но вспомните слово данное Грандиссономъ. Привезите его съ собою, также его сестрицъ и ихъ мужей. Но Кавалеръ, какое изберете вы время для вашего отъѣзда?
   Я ему сказалъ что чѣмъ скорѣе тѣмъ лучше, поелику время теперь самое лучшее. Я повторилъ, что с³е рѣшен³е приведетъ меня въ чрезвычайное восхищен³е, и что ето есть единое средство заплатить мнѣ за все то, что они именуютъ своими обязанностями. Я обѣщался имъ возвратишься съ ними. Здрав³е Клементины, присовокупилъ я, тогда уже подкрѣпится а Г. ²еронимъ совершенно въ хорошемъ будетъ состоян³и. Какоежъ удовольств³е будутъ они ощущать увидясь паки другъ съ другомъ?
   Меня просили отложить с³е только до завтрешняго дня, дабы посовѣтоваться и дать мнѣ рѣшительное изьяснен³е.
   Господинъ Ловтеръ и его товарищи, съ коими о томъ совѣщались думаютъ такъ что ²еронима должны нести въ носилкахъ къ самой ближайшей гавани, а тамъ посадить на корабль и отправиться въ Англ³ю; но что гораздо лучше будетъ подождать до вѣсны: поелику тогда новозаживш³я мѣста его тѣла совершенно укрѣпятся. Обѣщаются, что тогда ²еронимъ съ двумя сыновьями Графа и с нѣкоторыми особами изъ фамил³и отправятся въ путь. Между тѣмъ временемъ Прелатъ и отецъ Марескотти принимаютъ на себя трудъ вести с мной переписку и увѣдомлять меня всѣхъ обстоятельствахъ.
   Клементина пила съ нами шоколадъ Ее увѣдомили о новомъ рѣшен³и. Она весьма одобрила посѣщен³е кое обѣщались мнѣ учинить на будущ³й годъ. Столь прискорбно, сказала она мнѣ на ухо, видѣть себя въ такихъ обстоятельствахъ, кои не позволяютъ пустишься въ путешеств³е той, которая гораздо бы охотнѣе то учинила и которая не хуже бы всѣхъ была принята! я посмотрѣла бы на землю, гдѣ Кавалеръ Грандиссонъ родился!
   Я же помышлялъ о той странности, которая конечно не позволила бы Клементинѣ говорить мнѣ с³и слова, естьлибъ она не совершенно рѣшилась видѣть во мнѣ токмо брата. Колико ни изыскиваютъ способовъ, любезной мой Докторъ, разборчивыя души для выражен³я своего отказа?
   Оставшись на единѣ съ ²еронимомъ онъ говорилъ мнѣ въ самыхъ нѣжныхъ выражен³яхъ о перемѣнѣ появившейся на лицѣ моемъ съ того времени какъ его сестрица кажется утвердилась въ своихъ мысляхъ. Естьлибъ сердце было спокойно, сказалъ онъ мнѣ, то я увѣренъ, что не видалъ бы сихъ знаковъ съ наружности. Любезной другъ! отвѣчалъ я ему, что усматриваете вы въ томъ удивительнаго? Когда я пр³ѣхалъ въ Итал³ю, то какое мнѣн³е ни имѣлъ о вашей сестрицѣ; но не почиталъ ее толико великою каковою она послѣ того показалась. Я всегда ей удивлялся; но теперь я чувствую нѣчто болѣе нежели удивлен³е видѣть уничтожен³е моей надежды почитавъ оную толико основательною! я былъ бы болѣе нежели человѣкъ, естьлибъ не былъ тѣмъ тронутъ до чрезвычайности.
   Вы конечно должны быть таковымъ, и я сердечно принимаю участ³е въ вашихъ страдан³яхъ, но любезный Грандиссонъ, она предпочитаетъ вамъ единаго токмо Бога. Она претерпѣваетъ болѣе нежели сколько вы, снести можете. Единое ея утѣшен³е, сказала она мнѣ состоитъ въ томъ, что она не надѣется долго прожить. Любезная дѣвица! она ласкается что обязана возвращен³емъ своего разума тѣмъ усерднымъ молен³ямъ, кои она возсылала на Небо въ кротчайшее время своей памяти, и коихъ единый предметъ былъ утѣшен³е ея родителей; послѣ чего всѣ ея желан³я стремились къ лучшей жизни. Но, Кавалеръ, естьли ваше сердце находится въ толь мучительномъ состоян³и....
   Не сумнѣвайтесь въ томъ, любезный другъ. Я не такой человѣкъ, которой бы былъ не чувствителенъ. Впрочемъ хотя бы и успѣли теперь принудить Клементину сойти съ того степени велич³я, на которой она возвысилась, и какое бы удовольств³е не чувствовали отъ того мои желан³я, но я не менѣе помышляю о томъ что естьли ея совѣсть будетъ тѣмъ тронута, то отъ сего уменшиться ея слава. И пр³ятноли для меня будетъ, какъ то она очень явственно изобразила въ одномъ изъ своихъ писемъ, видѣть супругу любезною, но нещастною своими сумнѣн³ями, не стараясь возвратить спокойств³я ея сердцу отдален³емъ оныхъ? И могу ли я надѣяться какого ни есть успѣха, не сдѣлавъ ей напередъ хорошаго изображен³я о моемъ законѣ? Такимъ образомъ не подвергнусь ли я укоризнѣ нарушивши положенныя статьи? О любезной мой ²еронимъ! всѣ обстоятельства должны остаться таковыми каковы они сутъ, по крайней мѣрѣ для того естьли она не можетъ помышлять лучше о моемъ законѣ, или не столь пристрастно о своемъ.
   Онъ коснулся до тѣхъ одолжен³й, коими ея фамил³я мнѣ обязана. Я обьявилъ ему что с³и слова приносятъ мнѣ единую токмо скорбь. Я его просилъ чтобъ онъ не упоминалъ о томъ болѣе. Не всякой можетъ имѣть толико щастливой случай, какой имѣлъ я сдѣлался благополучнымъ. А мой другъ станетъ ли завидовать моему благополуч³ю?
   Самыя усердныя мои желан³я, любезной Докторъ, стремятся теперь къ изобрѣтен³ю тово, чѣмъ бы я могъ удовлетворить сердца исполненныя толикою благодарност³ю. Я чувствую что приведенъ ими въ такое положен³е, отъ коего должны они претерпѣвать нѣкое прискорб³е. Чтожъ могу я сдѣлать слѣдуя искренней моей дружбѣ дабы облегчишь ихъ страдан³е претерпѣваемое ими по причинѣ признательности?
   Онъ страшится, возразилъ онъ, чтобъ я въ скорости не вздумалъ ихъ оставить. Я ему сказалъ, что поелику не сумнѣнаюсь болѣе о непоколебимости Клементины и о соглас³и, кое она подастъ на возвращен³е въ мое отечество, то и долженъ желать какъ для самаго себя, такъ и для ней, чтобъ мнѣ позволено было поспѣшить моимъ отъѣздомъ, тѣмъ болѣе, что Г. Ловтеръ охотно соглашается остаться со мною. Въ с³е время пришла къ намъ Маркиза. Клементина, сказала она мнѣ, опасается чтобъ вы въ скорости насъ не оставили. Она прогуливается теперь въ саду съ своимъ отцемъ и брат³ями. Я осмѣливаюсь увѣрить васъ что они чрезвычайно будутъ рады когда вы сдѣлаете имъ компан³ю.
   Я оставилъ ²еронима съ его матерью вмѣстѣ. Маркизъ увидя меня сказалъ своей дочери нѣсколько словъ моихъ я не могъ разслушать. Потомъ, поклонившись мнѣ весьма учтиво оставилъ меня на единѣ съ своею дочерью подъ тѣмъ видомъ будто хочетъ разговаривать особенно съ двумя своими сыновьями.
   Не весьма ли жестоко, сказала она мнѣ тогда, не токмо чтобъ мнѣ отказать въ своей помощи къ тому намѣрен³ю, которое весьма впечатлѣно въ моемъ сердцѣ, но еще оправдать противъ меня причины моихъ родственниковъ. Нѣкоторые весьма много воспользовались тѣмъ, что вы ко мнѣ писали. О Кавалеръ! вы привлекли къ себѣ сердце Генерала, но не споспѣшествовали къ облегчен³ю сердца сестры его. Нѣтъ, нѣтъ, я никогда не буду въ совершенномъ здрав³и, естьли мнѣ откажутъ вступить въ монастырь.
   Вспомните, Сударыня, что совершенное возстановлен³е вашего здрав³я зависитъ, по Богѣ, отъ спокойств³я вашего разума. Не предавайтесь, я заклинаю васъ, тѣмъ мыслямъ, кои оной приводятъ въ смущен³е. Какая дочь, какая сестра можетъ положиться на любовь своей фамил³и, естьли уже вы не можете? Вы видѣли сколь много ихъ благополуч³е зависитъ отъ вашего здрав³я. Сумнѣваетесь ли вы въ семъ свѣтѣ о силѣ той добродѣтели, коей вы уже оказали, скажу я къ стыду себѣ, столь славный опытъ что нещастной, которой отъ того страждетъ, принужденнымъ себя находитъ восхвалить оный.
   О Кавалеръ! не говорите о себѣ, естьли желаете чтобъ я была спокойна.
   Я имѣю нужду, Сударыня, въ чрезвычайномъ усил³и, дабы удержаться отъ того въ сихъ случаяхъ; но позвольте мнѣ сказать еще хотя два слова о томъ же предметѣ. Вы требовали отъ меня самаго величайшаго доказательства безкорыстности, коему никогда не было примѣра. Я васъ заклинаю, дражайшая Клементина, для самихъ васъ, для чести вашего долга, и естьли позволите сказать, къ стыду моему, отдалить теперь то пр³ятное вамъ желан³е, кое стѣсняетъ ваше сердце.
   Она, размышляя нѣсколько минутъ наконецъ сказала: я вижу ясно, Г. мой, что не должно ожидать отъ васъ никакой милости касательно сего обстоятельства. Пойдемьте въ ближайшую аллею, гдѣ насъ не могутъ слышать.... Я имѣю, Г. мой, предложить вамъ другую прозьбу. Она не новая. Я уже нѣсколько о томъ вамъ упоминала въ одномъ изъ моихъ писемъ. Ето не такая прозьба, которая бы пришла мнѣ на мысль безъ разсужден³я.
   Въ чемъ же состоитъ с³е требован³е, Сударыня?
   Какимъ образомъ изьяснить оное? Однако я то сдѣлаю. Естьли вы желаете изгнать изъ моего сердца.... Она паки остановилась и я думалъ что она уже не вспомнитъ о томъ о чемъ хотѣла говоришь.
   Естьли вы желаете возвратить мнѣ спокойств³е....
   Сударыня!
   Вамъ надобно жениться!... тогда уже Г. мой, ласкаюсь я твердо устоять въ моемъ рѣшен³и. Но выслушайте меня до конца. Вамъ надобно жениться на Агличанкѣ, а не на Итал³анкѣ. Олив³я безъ всякаго затруднен³я перемѣнитъ для васъ законъ свой. Но не женитесь на Олив³и. Я думаю что вы не будете съ нею щастливы. Думаете ли вы что можете быть онымъ?
   Я изъявилъ ей наклонен³емъ головы что одинакое имѣю съ нею мнѣн³е.
   Нѣтъ, нѣтъ, вы дѣйствительно не будете щастливы. Не дѣлайте такого выбору, которой можетъ обезчестить Клементину. Я имѣю гордое сердце. Пусть же не говорятъ, что человѣкъ, за коего Клементина желала выдти, унизилъ себя своимъ бракомъ.... Естьли вы женитесь, Г. мой, то можетъ быть мнѣ будетъ позволено быть въ числѣ тѣхъ, кои обѣщались васъ посѣтить въ Англ³и. Моя невѣстка желаетъ въ с³ю минуту также быть притомъ. Ея супругъ ни въ чемъ ей не отказываетъ. Она легко можетъ его склонить ѣхать съ нею. Вы равно не будете имѣть затруднен³я склонить Гжу. Бемонтъ паки ѣхать въ свою землю. Вы опять пр³ѣдете въ Итал³ю съ нами, вы, ваша супруга, а можетъ быть и ваши сестрицы съ своими мужьями. И такъ мы составимъ одну фамил³ю. Естьли мнѣ въ прочихъ моихъ требован³яхъ отказано; то должно исполнить хотя с³ю прозьбу. Она зависитъ отъ васъ. Такимъ образомъ не желаете ли вы видѣть меня спокойною?
   Удивлен³я достойная Клементина! Нѣтъ ничего въ свѣтѣ столь великаго, какъ вы. Вы способны ко всему что токмо есть благороднаго. С³я-то самая великость привлекаетъ меня къ вамъ....
   Оставьте, оставьте с³и выражен³я, Кавалеръ. Они чувствительнѣе меня трогаютъ нежели я того желаю. Я опасаюсь не должно ли укорять меня за притворство въ многихъ.... Но я повторяю что вамъ надобно жениться. Я до тѣхъ поръ не могу быть спокойна, пока вы не будете женаты.... Когда не увижу я ни малѣйшаго вида.... Но не станемъ о томъ говорить болѣе. Сколько времени вы еще у насъ пробудете?
   Естьли мнѣ не остается никакой надежды, Сударыня....
   Ахъ, Кавалеръ! (отвратя лице свое отъ меня,] не употребляйте сихъ выражен³й....
   Чѣмъ скорѣе тѣмъ будетъ лучше.... Но ваши приказан³я....
   Я отдаю вамъ справедливость, Г. мой, [прервавши рѣчь мою]; но не сказала ли я вамъ, что я горда, Кавалеръ? Ахъ, Г. мой, вы уже давно ето открыли. Гордость болѣе имѣетъ власти надъ женщиною нежели разсудокъ. Сядемте на минуту и я совершенное дамъ вамъ понят³е о моей гордости. Она сѣла на скамейку, а мнѣ приказала сѣсть подлѣ себя: я хочу говорить симъ древамъ, сказала она мнѣ, обратясь къ миртамъ насъ окружающимъ. "Кавалеръ Грандиссонъ долженъ ли узнать всю твою слабостъ, Клементина? Его сострадан³е приведетъ ли его изъ своей земли для твоего подкрѣплен³я. Принявши помощ³ю Бож³ею рѣшен³е, достойное твоего свойства, сумнѣваешься ли.... что можетъ быть въ ономъ поколебима, и пожелаешь ли дать ему знать, что ты о томъ сумнѣваешься? Согласится ли онъ на столь продолжительное отсудств³е для испытан³я твоей силы и придешь ли въ изнеможен³е отъ опыта; нѣтъ, Клементина.,,
   Потомъ обратясь ко мнѣ съ потупленнымъ взоромъ сказала: я возобновляю, Г. мой, всю свою благодарность за то великодушное сострадан³е, коего я видѣла отъ васъ толико опытовъ. Злополучное мое состоян³е подаетъ мнѣ къ тому можетъ быть нѣкое право. Я познаю въ томъ Дѣсницу Бож³ю, которая можетъ быть восхотѣла наказать мою гордость и безъ роптан³я тому покоряюсь. Я познаю также безъ всякаго стыда то одолжен³е, коимъ я обязана вашей жалости и сохраню о томъ нѣжное воспоминан³е до послѣдней минуты моея жизни. Я желаю чтобъ вы вспоминали о мнѣ съ равною нѣжност³ю. Жизнь моя можетъ быть не долго продолжится: и такъ соглашаясь на ваши желан³я и на желан³я любезной фамил³и я оставлю тѣ намѣрен³я, кои имѣла вступить въ монастырь. Мнѣ остается еще надежда видѣть васъ въ Англ³и въ томъ щастливомъ состоян³и, о коемъ я говорила; а наипаче послѣ того въ Болон³и. Я васъ буду почитать изъ моей фамил³и; а себя изъ вашей. Въ сихъ предположен³яхъ и надеждѣ могу я согласиться на вашъ отъѣздъ. Естьли я буду жива, то с³е отсудств³е не долѣе мѣсяца продолжится. Не бодрственно ли я перенесла послѣднее ваше отсудств³е? И такъ я оставляю на вашу волю, Г. мой, тотъ выборъ, которой вы мнѣ предложили. Назначьте вы сами день. Сестра ваша Клементина возвратитъ васъ къ вашимъ сестрицамъ и къ своимъ. О Г. мой! [взглянувши на меня и примѣтя на лицѣ моемъ движен³е, которое я усиливался сокрыть] колико сердце ваше исполнено нѣжности! Сколь оно чувствительно въ соболѣзнован³и!... Но назначьте мнѣ вашъ день. С³я скамья, отъ коей вы вскорѣ отъ меня отдалитесь, будетъ посвящена воспоминан³ямъ о вашей нѣжности. Я буду ее посѣщать каждый день. Лѣтн³й зной, зимн³й холодъ ни мало мнѣ въ томъ не воспрепятствуютъ.
   Гораздо лучше, удивлен³я достойная Клементина! гораздо надежнѣе какъ для одного, такъ и для другаго, или по крайней мѣрѣ для меня, чтобъ отъѣздъ не былъ вдаль откладываемъ. Позвольте чтобъ онъ былъ въ понедѣльникъ.
   Въ Воскресенье въ вечеру, препроводивши весь денъ въ молитвѣ о здрав³и, о благополуч³и дражайшей моей Клементины, любезнаго моего ²еронима, и о всей ихъ фамил³и, я приду въ вечеру... естьли вы мнѣ позволите.... я приду.... мнѣ не возможно было окончить моей рѣчи. Она не иначе мнѣ на то отвѣтствовала какъ пролит³емъ слезъ. Голова ея наклонилась на мое плечо. Движен³е ея чувствован³й возвышало грудь ея; О Кавалеръ! и такъ должно растаться! подкрѣпи Боже наши силы!
   Маркиза идучи тогда къ намъ, примѣтила изъ дали движен³е своей дочери, и страшась чтобъ она не впала въ обморокъ съ торопливост³ю подошла къ ней; она взяла ее въ свои обьят³я. Дочь моя! любезная Клементина! отъ чего л³ются с³и слезы. Взгляни на меня, дражайшая моя.
   Ахъ, Сударыня! день назначенъ! въ наступающей понедѣльникъ.... Кавалеръ оставитъ Болон³ю.
   Какъ Кавалеръ? Не ужели вы такъ скоро съ нами разстанетесь? Любезная моя, мы получимъ отъ него ....
   Я всталъ не сказавъ ни слова и вошелъ въ аллею которая была поперекъ той гдѣ были. Я пронзенъ былъ до глубины сердца. О Докторъ Барлетъ! толикая милость! для чего я столь чувствителенъ и толь часто подвергаюсь такимъ опытамъ, кои требуютъ гораздо болѣе силы!
   Генералъ, Прелатъ и отецъ Марескотти пришли ко мнѣ. Я разсказалъ имъ все между Клементиною и мною произшедшее. Маркизъ идучи къ своей дочери, пришелъ съ торопливост³ю ко мнѣ выслушавши отъ нее то, что она ни говорила. Какъ могли вы подумать, сказалъ онъ мнѣ, отъѣзжать столь поспѣшно? Однако вы не уѣдете отъ насъ такъ скоро.
   Дѣйствительно такъ, естьли Клементина прикажетъ. Но естьли она не пожелаетъ меня удержать своими приказан³ями, то самый скорѣйш³й отъѣздъ будетъ для меня полѣзнѣйшимъ. Я не могу снести толико милостей. Она обожан³я достойнѣйшая изъ женщинъ.
   Но обѣщаетесь ли вы, сказалъ мнѣ Генералъ, имѣть переписку съ моею сестрицею? Ни кто здѣсь тому не будетъ препятствовать. А поелику она изьявила уже вамъ свое желан³е видѣть васъ сочетавшимся бракомъ, то не можемъ ли мы ласкаться что вы также постараетесь внушить ей равное намѣрен³е? Бракосочетан³е одного или другой произведетъ то дѣйств³е, кое она предполагаетъ себѣ получить чрезъ вашъ бракъ.
   Боже милостивый! подумалъ я, не ужели почитаютъ они меня совершенно изьятымъ отъ всѣхъ человѣческихъ страстей? Я непрестанно сражался, вы ето знаете, любезной Докторъ, даже и съ самими закоснѣлыми моими мнѣн³ями, но не желалъ никогда преодолѣть тѣхъ нѣжныхъ чувствован³й кои составляютъ славу нашего рода.
   Вы требуете уже чрезвычайнаго, сказала молодая Маркиза, пришедши къ намъ съ своею свекровью. Какъ можете вы ожидать сего поступка отъ Кавалера?
   Вы не знаете, Сударыня, сказалъ Прелатъ, вспомоществуя предложен³ю своего брата что Кавалеръ Грандиссонъ въ состоян³и сдѣлать для благополуч³я всей фамил³и.
   Отецъ Марескотти будучи толико же нечувствителенъ хотя исполненъ благодуш³я сказалъ, что поелику Клементииа приняла рѣшен³е по вдохновен³ю Бож³ю, то сей свѣтъ и всѣ его выгоды не инное что для нее значатъ какъ единое мечтан³е; и что до послѣдней минуты своея жизни она пребудетъ непоколебима въ своихъ мысляхъ. Что прежде нежели отрекусь отъ всей надежды: я могу....
   Нѣтъ, прервалъ рѣчь его Маркизъ, я не потребую отъ него такой услуги. И обратясь ко мнѣ сказалъ: О? Естьлибъ великое оное препятств³е можно было уничтожить! Дражайш³й мой Грандиссонъ, [взявши меня за руку] но можетъ.... Но я не осмѣливаюсь болѣе понуждать его къ тому. Естьлибъ онъ могъ то сдѣлать, то родные мои дѣти не были бы для меня толико драгоцѣнны, какъ онъ.
   Вы весьма далеко простираете ко мнѣ любовь свою, Г. мой; вы воспламеняете во мнѣ сильнѣйшую признательность. Конечно не безъ затруднен³я могу я удерживать, когда бываю съ нею, обязательство принятое мною дабы не понуждать ее быть моею супругою. Я увѣщевалъ ее, какъ вы то видѣли, соображаться съ желан³ями своей фамил³и; и знаю все то, что они въ себѣ заключаютъ. Весьма вѣроятно, что естьли одинъ кто рѣшится на бракъ; то другой будетъ отъ того гораздо спокойнѣе; и я желалъ бы лучше слѣдовать примѣру нежели подавать оный. Вы увидите что мой отъѣздъ произвесть можетъ: но ее не очень должно понуждать къ браку. Отъ сего можетъ возродиться въ ней прежнее желан³е къ монастырской жизни. Можетъ быть честь присоединится къ ея богопочитан³ю; и естьли ничего не окажете снисходительнаго ея желан³ямъ; то она можетъ паки впасть во всѣ свои злощаст³я.
   Они обѣщались послѣдовать моему мнѣн³ю, то есть, имѣть терпѣн³е, во ожидан³и щастливейшаго успѣха отъ времени. Я ихъ оставилъ и возвратился къ ²ерониму, коему сообщилъ о всемъ также и о назначенномъ днѣ къ моему отъѣзду. Съ какою нѣжност³ю ни старался я изьяснить ему с³е обьявлен³е, но его печаль показалась мнѣ толико чрезвычайною, что чувствуя въ себѣ почти равную я принужденнымъ нашелся выдти изъ его горницы съ торопливост³ю и возвратиться прямо на свою квартиру, дабы хотя нѣсколько успокоить свои мысли.
   И такъ, любезной мой Докторъ, день совершенно назначенъ; и я ласкаюсь, что меня не станутъ принуждать отмѣнять оный. Гжа. Бемонтъ уволитъ меня, я въ томъ увѣренъ, отъ возвращен³я во Флоренц³ю. Олив³я ничего не должна требовать. Я писалъ къ нимъ обѣимъ. Я намѣренъ ѣхать чрезъ Модену, Парму и П³аченцу. Гжа. Сфорсъ приказала меня просить, чтобъ я съ нею повидался. Я ласкаюсь, что она приметъ на себя трудъ пр³ѣхать въ Пав³ю; иначе я безъ всякаго затруднен³я проѣду въ Мед³оланъ. Я обѣщался посѣтить ее прежде отъѣзда моего изъ Итал³и. Но поелику она просила меня къ себѣ въ такое время, когда союзъ казался не весьма отдаленнымъ; то я предполагаю что теперь она не можетъ имѣть другой причины кромѣ единой учтивости. Впрочемъ я желаю токмо того, естьли съ нею увижусь, чтобъ жестокая ея дочь притомъ не находилась.
   [Прим123;чан³е.] ,,Кавалеръ оставляетъ Болон³ю и Итал³ю. Пропускаются здѣсь послѣдн³я его прощан³я. Онъ видѣлся въ Пармѣ съ Графомъ Бельведере, котораго оставляетъ съ щастливою надеждою. Въ Мед³оланѣ видѣлся съ Гжею Сфорсъ, о коей возъизмѣлъ весьма худое мнѣн³е, и проч. Онъ писалъ къ Гжѣ. Бемонтъ, а наипаче къ Гжѣ. Олив³и. С³е послѣднее письмо, исполненное добродѣтел³ю и благородствомъ, доставляетъ ему отвѣтъ весьма любопытной, но которой ни малѣйшаго не имѣетъ отношен³я къ настоящей цѣли. Въ своемъ неистовствѣ Олив³я даетъ знать, что благоразумные совѣты того человѣка, коего она обожаетъ, начинаютъ дѣлать впечатлѣн³е надъ ея сердцемъ. Кавалеръ проѣзжаетъ чрезъ Парижъ, въ коемъ находитъ двоюроднаго своего брата Еверарда Грандиссона, которой будучи совершенно почти раззоренъ картежною,игрою и другими невоздержностями, имѣетъ нужду въ его помощи столько же, сколько и въ его совѣтахъ. Онъ посѣяваетъ въ душѣ сего молодаго своевольца семена основательнаго обращен³я.,,
   ,,На конецъ нетерпѣливость его обрѣсти утѣшен³е, смущенному своему сердцу, въ разговорахъ любезнаго своего Доктора, принудила его отправиться въ Лондонъ.,,
  

КОНЕЦЪ ШЕСТОЙ ЧАСТИ.


Другие авторы
  • Люксембург Роза
  • Поповский Николай Никитич
  • Майков Леонид Николаевич
  • Александров Петр Акимович
  • Бестужев Николай Александрович
  • Карнаухова Ирина Валерьяновна
  • Смидович Инна Гермогеновна
  • Мансуров Александр Михайлович
  • Тарловский Марк Ариевич
  • Северин Дмитрий Петрович
  • Другие произведения
  • Ткачев Петр Никитич - Задачи революционной пропаганды в России
  • Фурман Петр Романович - Саардамский плотник
  • Толстой Алексей Константинович - Лирические стихотворения
  • Ключевский Василий Осипович - Петр Великий среди своих сотрудников
  • Горбунов Иван Федорович - Генерал Дитятин
  • Полевой Ксенофонт Алексеевич - Благой Д. Полевой К. А.
  • Чехов Антон Павлович - Подписи к рисункам
  • Шумахер Петр Васильевич - Ник. Смирнов-Сокольский. "Для всякого употребления"
  • Орлов Е. Н. - Александр Македонский. Его жизнь и военная деятельность
  • Шекспир Вильям - Просперо и Ариель
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (24.11.2012)
    Просмотров: 156 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа