Главная » Книги

Екатерина Вторая - Журнальные сатирические и полемические статьи

Екатерина Вторая - Журнальные сатирические и полемические статьи


1 2 3 4 5 6


Екатерина II

  

Журнальныя сатирическ³я и полемическ³я статьи

  
   Сочинен³я императрицы Екатерины II.
   Произведен³я литературныя. Подъ редакц³ей Apс. И. Введенскаго.
   С.-Петербургъ. Издан³е А. Ф. Маркса. 1893.
  
   1. Письма Патрикея Правдомыслова
   2. Письмо къ господину Живописцу
   3. Были и Небылицы и связанныя съ ними полемическ³я замѣтки
   Предислов³е
   Начало Былей и Небылицъ
   Продолжен³е (1-е) Былей и Небылицъ
   Вопросы и отвѣты
   Продолжен³е (2-е) Былей и Небылицъ
   Продолжен³е (3-е) Былей и Небылицъ
   Продолжен³е (4-е) Былей и Небылицъ
   Продолжен³е (5-е) Былей и Небылицъ
   Отвѣтъ на письмо подъ No XIX
   Письмо къ издателю "Собесѣдника"
   Продолжен³е (6-е) Былей и Небылицъ
   [Продолжен³е Былей и Небылицъ] не помѣщенное въ "Собесѣдникѣ"
   4. Общества незнающихъ ежедневная записка
   5. Тайна противонелѣпаго общества
  

I. ПИСЬМА ПАТРИКЕЯ ПРАВДОМЫСЛОВА.

I. *)

   *) Въ журн. "Всякая Всячина".
   Господинъ сочинитель!
   Случалося мнѣ слышать отъ одной части моихъ согражданъ изречен³е такое: правосуд³я нѣтъ. С³е родило во мнѣ любопытство узнать, отъ чего бы так³й вредъ къ намъ вкрался? и справедливы ли жалобы о неправосуд³и? наипаче тогда, когда всяк³й честный согражданинъ признаться долженъ, что можетъ быть никогда и нигдѣ, какое бы то ни было правлен³е, не имѣло болѣе попечен³я о своихъ подданныхъ, какъ нынѣ царствующая надъ нами Монархиня имѣетъ о насъ, въ чемъ ей, сколько намъ извѣстно и изъ самыхъ опытовъ доказывается, стараются подражать и главныя правительства вообще. Мы всѣ сомнѣваться не можемъ, что Ей, Великой Государынѣ, пр³ятно правосуд³е, что Она Сама справедлива, и что желаетъ въ самомъ дѣлѣ видѣть справедливость и правосуд³е въ дѣйств³и по всей ея обширной области. О томъ мног³е изданные манифесты свидѣтельствуютъ, a наипаче наказъ комисс³и уложен³я, гдѣ упомянуто въ 520 отдѣлен³и, что никакой народъ не можетъ процвѣтать, если не есть справедливъ. Гдѣ же теперь болячка, на которую жалуются, то-есть, что правосуд³я нѣтъ? Станемъ искать: 1) въ законахъ ли? 2) въ судьяхъ ли? 3) въ насъ ли самихъ?
   Законы у насъ запутаны; о томъ сумнѣн³я нѣтъ. С³ю неудобность мы имѣемъ вообще со всею Европою; но предъ ней имѣемъ мы выгоду ту, что Ея Величествомъ созвана вся нац³я для составлен³я новаго проекта узаконен³й; слѣдовательно питаемся надеждою о поправлен³и тогда, когда Европа вся не видитъ конца конфуз³и. A между тѣмъ, пока новые законы поспѣютъ, будемъ жить, какъ отцы наши жили, съ тѣмъ барышомъ противу нихъ, что мы ощущаемъ болѣе отъ вышней власти человѣколюб³я, нежели они. Но я скажу и то, что справедливостью распутывать можно и весьма запутанные, да и самые противурѣчащ³е законы. И такъ неправосуд³е не въ самихъ законахъ.
   Судьи у насъ, какъ и вездѣ, всяк³е. У насъ ихъ опредѣляютъ обыкновенно изъ военнослужащихъ или изъ приказныхъ людей безъ великаго знан³я. Во многихъ европейскихъ земляхъ, а наипаче во Франц³и, покупаютъ за деньги судейск³я мѣста другъ у друга, какъ товаръ. И такъ, у кого есть деньги, тотъ судья, хотя бы онъ никакого знан³я не имѣлъ. Почему въ семъ случаѣ наши обычаи немного разнствуютъ отъ обычаевъ другихъ народовъ нашего шара. Но врождена ли справедливость во всѣхъ судьяхъ такъ, чтобъ могла наградить недостатокъ знан³й? того никакъ утвердить не можно. Слѣдовательно жалоба на неправосуд³е отчасти падаетъ на судей и на нравы.
   Что же касается до третьяго моего предложен³я: неправосуд³е не въ насъ ли самихъ?- на с³е отвѣтствую, что во всякомъ дѣлѣ одна сторона права, а другая неправа. Если неправую сторону обвинятъ судьи, то оная кричитъ и шумитъ о неправосуд³и и, стало, сама несправедливо судитъ. Да какъ ей и не таковой быть? Она изъ четырехъ слѣдующихъ въ одномъ положен³и: 1) или проведена страст³ю, 2). или стряпчимъ, 3) или ябедою, 4) или надѣялась, авось-либо удастся. Итакъ, стало, что всегда половина тяжущихся суть недовольны судьями правосуднѣйшими, для того что сами они не суть справедливы. Еслибъ были справедливы, то дѣла несправедливаго не начинали бы; ибо начинан³е несправедливаго дѣла уже само собою есть неправда. Не всякому дано себя самого и свои поступки судить безъ пощады, такъ, какъ бы онъ судилъ поступки ближняго своего. Но желательно бы было, чтобъ мы всегда свои дѣла судили сами по истинѣ, и тогда бы ябеда и прихоти исчезли; слѣдовательно меньше бы жалобъ было на неправосуд³е. Прямая же жалоба на неправосуд³е только та можетъ быть, когда справедливая сторона осуждена. Но чтобъ подобныхъ дѣлъ много могло проходить сквозь строгое разсматриван³е трехъ апелляц³й и въ присутств³и тяжущихся, тому вѣрить не можно. Ибо не много такихъ людей, которые бы захотѣли лихо творити въ лицѣ почти цѣлаго свѣта, и оставить на бумагѣ писанныя свидѣтельства своего плутовства, за которое подобные имъ получили возмезд³е по достоинству своему. Однако с³е доказательство слабо. Но долгъ нашъ, какъ христ³анъ и какъ согражданъ, велитъ имѣти повѣренность и почтен³е къ установленнымъ для нашего блага правительствамъ и не поноситъ ихъ такими поступками и несправедливыми жалобами, коихъ право я еще не видалъ, чтобъ съ умысла случались. Впрочемъ я не суд³я и вѣкъ не буду, a разсудилъ за нужно с³е къ вамъ написать для того, что нѣкоторые дурные шмели на сихъ дняхъ нажужжали мнѣ уши своими разговорами о мнимомъ неправосуд³и судебныхъ мѣстъ. Но наконецъ я догадался, для чего они такъ жужжатъ: промотались, и не осталось у нихъ окромѣ прихотей, на которыя по справедливости слѣдуетъ отказъ. Они, чувствуя, что инаго ожидать имъ нечего, уже напередъ зачали кричать о неправосуд³и, и поносили людей такихъ, у коихъ, судя по однимъ качествамъ души, они недостойны разрѣшити ремень сапоговъ ихъ. Колико же нравы вообще требуютъ исправлен³я, о томъ всякому отдаю испытан³е на совѣсть. Не замай всякъ спроситъ самъ у себя: болѣе ли онъ вчерась или сего дни сдѣлалъ справедливыхъ или несправедливыхъ заключен³й? Изо всего сказаннаго выходитъ, что нигдѣ больше несправедливости и неправосуд³я нѣтъ, какъ въ насъ самихъ. Любезные сограждане! перестанемъ быти злыми, не будемъ имѣти причинъ жаловаться на неправосуд³е.

Напечатайте с³е письмо, если вамъ угодно будетъ.

Патрикей Правдомысловъ.

   Я сбираюся прислати къ вамъ еще писмецо со описан³емъ прихотей нашихъ.
  
   (1769 г.).
  

II. *)

  
   *) Письмо это, печатаемое ниже, въ журн. не появилось, а осталось въ рукописи.
  
   Г. С.
   Недавно обѣщалъ я вамъ прислать нѣчто, касающееся до прихотей; но когда упражнялся класть мысли на бумагу, тогда до рукъ моихъ дошло слѣдующее письмецо. И хотя сказываютъ, что оно есть переводъ, какъ вы увидите изъ надписи, но однако думаю, что с³е любопытнѣе будетъ, нежели мое маран³е.

Покорный слуга

Патрикей Правдомысловъ.

   Письмо, переведенное съ курильскаго языка на японск³й, съ японскаго на китайск³й, съ китайскаго на мунгальск³й, съ сего на татарск³й, съ татарскаго на росс³йск³й д³алектъ.
   (Изъ сего уже можно сдѣлать заключен³е о великой точности сего росс³йскаго перевода съ подлинникомъ).
   Изъ Прихотополиса1) отъ перваго числа послѣ пятаго на десять, шестой луны послѣ новаго года.
   Любезный Белиберда, здравствуй!
   Пр³ѣхалъ я, послѣ пятигодичной ѣзды повсюду, недавно сюда и осмотрѣлъ по моему обыкновен³ю всего того, что мнѣ казалося достойно примѣчан³я. Между прочимъ примѣтилъ я, что здѣсь часто бѣдный старается быть столько роскошенъ, какъ и богатый. Ни одинъ человѣкъ почти не живетъ по своему достатку: всякой проживаетъ болѣе, нежели онъ имѣетъ дохода, дѣлаетъ долги, не думаетъ, какъ ихъ заплатить, и, наконецъ, когда уже принуждаютъ къ платежу, тогда иные стараются избыть онаго незаконными отговорками или, же промышляютъ какъ бы денегъ достать. Дѣлать оныхъ не велятъ, брать у другого безъ его дозволен³я запрещено. Осталось два средства: выманить у честныхъ людей или у правительства. То и другое не всегда удачно, и тогда уже разстроенное состоян³е разстраиваетъ часъ отъ часу болѣе мысли, безъ того склонныя къ прихотямъ, и доводитъ ихъ иногда до того, что, позабывъ сами себя, долгъ и должность, окромѣ прихотей, не вмѣщаютъ у себя въ головѣ, не разбирая способы, какъ бы получить по своему желан³ю. Поразсудя, колико тогда состоян³е таковыхъ людей оснуется на твердыхъ правилахъ и не прямо ли, какъ у насъ пословица говоритъ, судьбина ихъ укрѣплена крючками на воздухѣ.
   Ты знаешь, любезный Белиберда, что у насъ прихоти почитаютъ за вредъ въ обществѣ, ибо въ порядочно устроенномъ нашемъ обществѣ всякой долженъ жить и быть доволенъ своимъ достаткомъ и не проживать болѣе, нежели ему Богъ удѣлилъ. Мы почитаемъ за подлое и стыдное дѣло смотрѣть съ уничтожен³емъ на достатокъ, могущ³й прокормить человѣка, изъ чего родится спокойств³е души нашей въ жизни, которое мы выше всякаго благополуч³я почитаемъ. Выходя же изъ своего состоян³я, чего инаго ждать, какъ безпрестанныхъ прихотей, слѣдовательно безпокойствъ душевныхъ и тѣлесныхъ и мыслей необузданныхъ? Тогда справедливый отказъ почитается обидою, должное послушан³е покажется тягостью, частныя неудовольств³я изъявляются имъ общими. Для чего? Для того, что находятъ себѣ при каждомъ шагу препятств³я. Огорченный ихъ духъ представляетъ себѣ всѣхъ людей съ ними въ равномъ положен³и, и наконецъ - однимъ словомъ сказать - теряется у иныхъ несчастныхъ даже до различ³я между добрыми и худыми дѣлами. Для чего? Для того, что они вышли изъ того положен³я, въ которомъ быть должны, и суть въ томъ, въ которомъ быть не должны. Любезный другъ, какъ мы счастливы! намъ запрещено болѣе проживать, нежели мы имѣемъ. Мы свое бережемъ для своихъ дѣтей. Ты бъ удивился, если бъ могъ видѣть, сколько здѣсь пустыми прихотями и требован³ями обезпокоиваютъ правительство, и еще бъ болѣе удостовѣрился, сколько нужно человѣку никогда не отходить отъ правилъ, установленныхъ въ обществѣ для каждаго, дабы ограничить его состоян³е и сохранить ему оное. Меня увѣряли,- но я почти тому не вѣрю, ибо лгуновъ я въ свѣтѣ уже много нашелъ,- будто въ одномъ году изъ девяти сотъ прошен³й лишь десять нашли дѣльными. Если справедливо отказано восьмистамъ девяностамъ человѣкамъ просителямъ, какъ думать должно, то с³е весьма описываетъ нравы сихъ людей. Мое мнѣн³е есть, что ребятамъ не довольно толкуютъ, въ чемъ состоитъ справедливость или несправедливость, а то нельзя бы всякому не знать, что прихотливая просьба сама собою есть несправедливость и что прихотями иногда отъ прямыхъ убогихъ отнимаютъ и время, и примѣчан³я у правительства.
   Слышалъ я, будто здѣсь и так³е люди, коихъ почти увѣрить не можно, что все то, что имъ по справедливости не принадлежитъ, a они того требуютъ; что тѣ требован³я есть прихоть. Мнѣ обѣщали такого-то человѣка показать. Я признаюсь, что я любопытенъ узнать образъ мыслей такого-то человѣка, и упрямство, или кривотолки, или тупость тому причиною?
   Моимъ глазамъ дико весьма показалось, что здѣсь нерѣдко видимъ, что молодчики молодые становятся передъ стариками и имъ мѣста не даютъ. Въ нашихъ краяхъ прежде сего смерт³ю казнили тѣхъ, кои малѣйшее непочтен³е показывали старикамъ...
  
   1) Инако не можно было переводить имя сего мѣста.
  
   (1769 г.).

II. ПИСЬМО КЪ ГОСПОДИНУ ЖИВОПИСЦУ *).

  
   *) Въ "Живописцѣ" Новикова, посвятившаго свой журналъ "неизвѣстному сочинителю комед³и "О время". (См. статью о лит. дѣят. Екатерины II).
  
   Государь мой! Никогда не думалъ я, чтобъ сочиненная мною комед³я "О время!" таковой имѣла успѣхъ, каковымъ вы меня увѣряете, а тѣмъ паче не воображалъ себѣ той чести, которую вы приписан³емъ еженедѣльныхъ вашихъ листковъ мнѣ сдѣлали. Комед³ю мою сочинилъ я живучи въ уединен³и, во время свирѣпствовавшей язвы, и при сочинен³и оной не бралъ я находящихся въ ней умоначертан³й ни откуда, кромѣ собственной моей семьи; слѣдовательно, не выходя изъ дому своего нашелъ въ немъ одномъ къ составлен³ю забавнаго позорища довольно обширное поле для искуснѣйшаго пера, а не для такого, каковымъ я свое почитаю. Что до меня касается, я никакихъ ни требован³й, ни желан³й не имѣю; пишу я для собственной своей забавы, и если малыя сочинен³я мои пр³обрѣтутъ успѣхъ и принесутъ удовольств³е разумнымъ людямъ, то я тѣмъ весьма награжденъ буду. Напротивъ того, если услышу, что нѣтъ въ нихъ никому увеселен³я, то хотя тѣмъ, ненавидя праздность, отъ писан³я и не воздержуся, однако-жъ выдавати ихъ болѣе не стану. Имени своего я не скрываю, но и не напишу его, дабы въ первый разъ не явилось оно въ свѣтѣ въ заглав³и комед³й, что для меня самого было бы комед³ею; а прибыли въ томъ никому нѣтъ, Карпомъ ли, или Сидоромъ меня зовутъ. Итакъ, оставя с³е, позвольте мнѣ включить здѣсь нѣкоторое примѣчан³е на недавно сочиненную мною комед³ю, названную "Именины госпожи Ворчалкиной". Дошло до меня, что нѣкоторые критики за непристойно поставляютъ, что господинъ Фирлюфюшковъ за безстыдное словонесдержан³е наказанъ палкою. Говорятъ они, что - "какъ, дескать, дворянина за безчестное дѣло бить палкою!" Я не стану приводить здѣсь, бывало-ли таковое гдѣ-нибудь дѣйств³е, или нѣтъ, ниже хочу извинять поступокъ господина Геркулова. Онъ дѣйствительно въ обыкновенномъ общежит³и жестокъ. Но себя я легко оправдать могу, сославшись на самое Уложен³е. Въ немъ господа критики найдутъ, чему за несдержан³е слова и за бездѣльство люди подвергаются.
   Еще остается мнѣ отвѣтствовать вамъ на вашу просьбу. Вы хотите, чтобъ я прислалъ къ вамъ как³я-нибудь моя сочинен³я; с³е съ охотою впредь я исполню, я сожалѣю о томъ только, что на сей случай никакихъ у меня готовыхъ не случилось, ибо я цѣлыя пять мѣсяцевъ занятъ былъ сочинен³ями комед³й, коихъ пять готовыхъ имѣю, и нѣкоторыя изъ нихъ отосланы на театръ, а проч³я туда же въ походъ собираются... Я впрочемъ есть, государь мой,

вашъ охотный слуга, сочинитель комед³и "О время"!"

  

III. БЫЛИ И НЕБЫЛИЦЫ

и связанныя съ ними полемическ³я замѣтки *).

   *) Въ журн. "Собесѣдникъ любителей Росс³йскаго слова", 1788, кн. ²²-V²²².

---

  

Предислов³е (къ "Былямъ и Небылицамъ").

  
   Великое благополуч³е! Открывается поле для меня и моихъ товарищей, зараженныхъ болячкою бумагу марать перомъ, обмокнутымъ въ чернила. Печатается "Собесѣдникъ" - лишь пиши, да пошли, - напечатано будетъ. Отъ сердца я тому радъ. Увѣряю, что хотя ни единаго языка я правильно не знаю, грамматикѣ и никакой наукѣ не учился, но не пропущу сего удобнаго случая издать "Были и Небылицы"; хочу имѣть удовольств³е видѣть ихъ напечатанными.
  

Начало "Былей и Небылицъ".

Опытъ самолюб³я.

   Да будетъ свѣту извѣстно, что я зналъ человѣка, который имѣлъ домъ деревянный, на каменномъ фундаментѣ, половина вросш³й въ землю, а другая съ наклонностью къ паден³ю; внутри весьма посредственно убранный. Но ему казался тотъ домъ великолѣпенъ, понеже былъ его; той же причины ради, хотя жена его отъ утра до вечера брюзжала и слыла глуповатой, дѣти же были сущ³е шалуны, но онъ имъ цѣны не ставилъ и приписывалъ имъ душевныя и тѣлесныя безсчетныя дарован³я. У него была лошадь рыжая, съ бѣльмомъ на глазу, другая вороная, короткошея, кургузая, которыхъ зимою впрягалъ онъ въ сани, а лѣтомъ, поперемѣнно, въ одноколку, и тѣмъ красоту и добродѣтели приписывалъ. Однимъ словомъ: все, что ему принадлежало: мамы, няни, бани, вѣники, собаки, огородъ, пиво, полпиво, поваръ, - все ему казалось отмѣнными качествами снабдено, для того только, что ему принадлежало, и любилъ онъ себя и никого иного.
  

* *

  
   Есть у меня сосѣдъ, который въ младенчествѣ слылъ умницею, въ юношествѣ оказывалъ желан³е умничать; въ совершеннолѣтств³и каковъ? - увидите изъ слѣдующаго. Онъ ходитъ бодро; но когда два шага сдѣлаетъ направо, то, одумавшись, пойдетъ налѣво; тутъ встрѣчаемъ онъ мыслями, кои принуждаютъ его идти впередъ, потомъ возвращается вспять. Каковъ же путь его, таковы его и мысли. Сосѣдъ мой отъ роду своего не говаривалъ пяти словъ и не дѣлалъ ни единаго шагу безъ раскаян³я потомъ объ ономъ. Поутру вспомнитъ, что у васъ столъ хорошъ; отъ утра до обѣда мучится нерѣшимостью: ѣхать ли, или не ѣхать къ вамъ? рѣшится, къ обѣду къ вамъ поѣдетъ, сядетъ съ вами за столъ; тутъ вдругъ нападаетъ на него воздержан³е отъ пищи: сколько ни будутъ потчивать, не станетъ ѣсть, подъ отговоркою, что желудокъ или животъ болитъ, и отъ того сдѣлается уторопленнымъ; къ концу стола опомнится, когда кушанье начнутъ прибирать: начнетъ тогда съ застылыхъ блюдъ что-нибудь хватать, и окончаетъ обѣдъ закусками, позабывъ, что животомъ жаловался за полчаса предъ тѣмъ. Мой сосѣдъ двадцатью въ день скупъ и мотъ, богатъ и бѣденъ, хорошъ и дуренъ, доволенъ и недоволенъ, и все что изволишь; только счастливъ не бываетъ, для того что слѣдуетъ всѣмъ своимъ мыслямъ на часъ, и не имѣетъ ни единой, которая бы не перебита была другою.
   Когда я гляжу на него, тогда онъ, утупя глаза въ полъ, передо мною важничаетъ, труся, однако, мнѣ мысленно. Часто я смѣюсь надъ нимъ; говоря съ нимъ дружески, привожу его въ чувство; но тѣмъ не поправляется его состоян³е; лишь ропщетъ противу меня заочно, а въ глазахъ мнѣ льститъ. Бывъ съ нимъ въ размолвкѣ на Святой недѣлѣ, встрѣтилъ я его нечаянно на улицѣ, спросилъ: куда идетъ? "къ вечернѣ", отвѣтствовалъ онъ; но вмѣсто того, нѣсколько минутъ только спустя, завелъ меня къ танцовщицѣ; с³я, стоя предъ зеркаломъ, пляску твердила; тутъ сосѣдъ мой тотчасъ вздумалъ поволочиться, началъ нравоучительныя проповѣди; пока говорилъ, пляска продолжалась передъ зеркаломъ безпрерывно; въ отвѣтъ же ему сказано было: "куда, мой свѣтъ, ты скученъ!" Съ тѣмъ мы и вышли.
  

* *

  
   На сихъ дняхъ ѣздилъ я въ деревню посѣтить дѣдушку (1) своего; онъ человѣкъ глубокомыслящ³й и словоохотный. При первомъ свидан³и разсказывалъ онъ мнѣ много случившагося съ нимъ, и что онъ въ свѣтѣ живучи видѣлъ. Я же спѣшу мнѣ сказанное сообщить для внесен³я въ "Были и Небылицы".
   Во-первыхъ, сказалъ онъ мнѣ, что знавалъ онъ человѣка страннаго, котораго нравъ склонялъ его сердиться въ такихъ случаяхъ, которые другихъ людей приводили къ жалости и сожалѣн³ю; что тотъ же человѣкъ любилъ лгать и что произносимыя имъ лжи онъ такъ часто повторялъ, что, затвердивъ оныя, самъ вѣрилъ онымъ какъ истинѣ; лыгалъ же нерѣдко самому себѣ въ поношен³е смѣло и не краснѣя. Дѣдъ (2) мой приписывалъ с³е робкому нраву и живому воображен³ю того человѣка, который давно уже умеръ.
   NB. С³е прибавлено мною, дабы читатель не имѣлъ труда искать его между живыми.
   Брать двоюродный мой человѣкъ веселый я проказливый; онъ былъ бы мотъ, еслибъ жена его отъ того не удерживала; она бережлива до того, что и должникамъ не платитъ. Съѣстные припасы въ долгъ забираетъ, мужнины векселя, когда до ея рукъ дойдутъ, въ лоскутки издираетъ и чрезъ то долгъ безъ платежа уничтожить старается. Дѣдушка (3) дивится, коей ради причины купцы ни мужу, ни женѣ не вѣрятъ, хотя они очень достаточны.
   Примѣчан³е. Дѣдушка (4) мой обыкновенно чрезвычайно остеръ и уменъ, а иногда непонятно какъ недогадливъ.
   NB. Вышеписанное примѣчан³е не къ слѣдующему приключен³ю относится.
   Дѣдушкѣ (5) моему случилось нѣкогда имѣть довѣренность мужа и и жены, кои были въ ссорѣ отъ того, что смертельно ревновали другъ къ другу; и не безъ причины то было, ибо у мужа была любовница, а у жены хахаль; оба они любили на тотъ часъ дѣдушку (6), какъ лучшаго ихъ друга, и у обоихъ онъ вторую ролю игралъ; показывали ему получаемыя письма, не скрывали отъ него, гдѣ свидан³я бывали, какъ другъ другъ обманывали и кто повѣренные у нихъ были; все шло изрядно для дѣдушки (7), которому по мѣсту своему искать въ нихъ нужда была; но сего онъ не выговаривалъ. Нечаянно мужъ занемогъ; жена сидѣла у кровати. Дѣдушка (8), вошедъ въ комнату, нашелъ, что они бранятся; мужъ выпѣваетъ женѣ ея невѣрности, сказываетъ ей, гдѣ она свидан³я съ любовникомъ имѣетъ, ссылаяся въ томъ на дѣдушку (9), какъ на человѣка о томъ свѣдущаго; жена же оправдываетъ свой поступокъ невѣрностью мужа и ссылалась равномѣрно на дѣдушку (10). Онъ одинъ былъ ни въ чемъ неповиненъ, и, сохраняя совершенно обоюдную тайну, краснѣетъ, молчитъ, прерваннымъ голосомъ и словами мнется, и мучимъ мысл³ю, чтобъ каждый изъ супруговъ не подумалъ, что онъ пересказчикъ. Дѣдушка (11) мой разныя имѣлъ причины блюстись, чтобъ ни того, ни другого не раздражить, и весьма опасался, чтобъ громъ не оборвался на него; по счастью, прискакалъ за нимъ отъ одного генерала ординарецъ. Дѣдушка (12) сѣлъ въ карету и ускакалъ; мужъ потомъ скоро умеръ, а жена вышла вторично замужъ. И такъ, дѣдушка (13) унырнулъ отъ грозящей ему напасти.
   Онъ же сказывалъ, что у него была кума, которую онъ весьма любилъ. Кума была высока и толста; отецъ ея у города Архангельскаго производилъ торговлю и разные промыслы: онъ терся около голландскихъ купцовъ; потрушивалъ то тому, то другому; всѣмъ кланивался рукою до земли и цѣловалъ въ полы. Наживъ нарочитый достатокъ, вздумалъ дочь воспитать на иностранный образецъ, для чего и отдалъ ее въ какой-то панс³онъ, гдѣ обвертки съ двѣ ума она получила; оттуда вышедъ, была выдана замужъ за отставного дворянина. Кума, бывъ дородна, скрывала тягость притворнымъ проворствомъ и легкостью, однакожъ не летающихъ. Предпр³ят³ю сему противоборствовала толщина ногъ ея, которыя въ лучшихъ дѣйств³яхъ подвертывались, отчего нерѣдко аки свинецъ на землю падывала. Сему причиною дѣдушка (14) сказываетъ то, что кума пальцы ногъ своихъ вершка по 2 стѣсняла узкими башмаками; а какъ за тѣмъ оставалась еще отъ ногъ четверть аршина безъ обуви, то ножки, вертясь туда и сюда, на высокихъ и тонкихъ, какъ на куликовой шейкѣ, каблучкахъ, не сносили безъ наклонен³я наставленнаго на нихъ вѣса. Дѣдушка (15) говоритъ, что кума его была щеголиха, любила по модѣ одѣваться, другимъ женщинамъ завидовала, хорошихъ не хвалила, красавицъ не любила, съ мужемъ была брюзглива, съ людьми нравна и скупа; въ красотѣ, въ умѣ и знан³и мѣры себѣ не ставила, во всѣ разговоры вступалась, все знала лучше прочихъ людей, за все принималась; но рѣдко что ей удавалось. Дѣдушка (16) говоритъ, что она пр³ятности не имѣла. Онъ ей мѣры не ставятъ за то, что мужа любила, хотя исподлобья на другихъ изрѣдка глазѣла не весьма таясь. Дѣдушка (17) говоритъ, что инымъ удается, поступая такъ, оберегать столицу добродѣтели. Я на сихъ дняхъ спрошу у него, что онъ подъ тою рѣчью разумѣлъ; неужели это какое ни на есть масонское слово, незамыкающее въ себѣ никакого смысла, a выдумано только для закрыт³я?
   NB. Дѣдушка (18) меня жестоко бранилъ, что я записываю его разсказы; что-то мнѣ за то будетъ, какъ онъ ихъ увидитъ въ печати? Я думаю изъ его экземпляра "Собесѣдника" выдрать листъ; авось-либо онъ не узнаетъ.
   Онъ же говоритъ, что онъ ничего такъ не любитъ, какъ кого смѣшить; что онъ въ томъ однакожъ находитъ разныя затруднен³я, не для того, чтобъ онъ не говорилъ смѣшного; но для того, что не всяк³й въ смѣшномъ расположен³и. Дѣдушка (19) говоритъ, что когда онъ въ своемъ намѣрен³и не успѣваетъ, и тотъ не смѣется, кого онъ смѣшить хочетъ, тогда онъ тотчасъ оборотитъ рѣчь на что-нибудь для того человѣка пр³ятное, чрезъ что, не могши принудить къ смѣху, производитъ легкую улыбку, подобно какъ искусный врачъ производитъ испарину, и на тотъ часъ тѣмъ удовольствуется. Дѣдъ (20) мой искусный человѣкъ. Я часто его нахожу, что онъ, сидя одинъ, смѣется; не всегда онъ сказываетъ чему; но я иногда догадываюсь, не отъ хорошей ли погоды онъ бываетъ въ улыбательномъ духѣ.
   NB. Мнѣ добрый человѣкъ говорилъ, чтобъ я не такъ часто упоминалъ о дѣдушкѣ, опасаясь, что частыя повторен³я одного слова ушамъ непр³ятны будутъ. С³е принудило меня перечесть, въ угожден³е ему, много ли разъ упомянуто о прародителѣ; я нашелъ не болѣе, какъ десятка два слишкомъ; я уже нѣсколько вычернилъ, a прочихъ по совѣсти выкинуть не могу; но только номеры поставилъ, дабы во второмъ тиснен³и можно было исправить то, что спѣшу отдать въ печать, дабы радоваться печатанному.
  

* *

  
   Дѣдушка мой говоритъ, будто въ молодости его люди лучше знали цѣну вещамъ и людямъ, нежели нынѣ знаютъ, и будто въ то время болѣе умными разговорами занимались и веселонравнѣе были. Въ трет³й день пр³ѣзда моего къ нему, онъ насъ, внучатъ своихъ (числомъ 15 человѣкъ), собралъ, и часа съ три о семъ велъ рѣчь. По счаст³ю, мы всѣ предъ нимъ (за неимѣн³емъ въ той горницѣ стульевъ) стояли; сему только и приписываю, что мы отъ сей проповѣди не задремали, однакожъ глаза протирать часто нужду имѣли; зѣвалъ ли же кто, я точно не примѣтилъ; но всѣ, шляпой, картузомъ, или колпакомъ, у кого что въ рукахъ случилось, уста своя нерѣдко закрывали. Кончилъ дѣдушка разговоръ свой сравнен³емъ, который, сокративъ для памяти, я записалъ: "Когда мы молоды были", говорилъ онъ, "тогда праздность, въ конюховой одеждѣ закутанная, подъ видомъ прогулки для здоровья, по улицамъ не шаталась. С³е тогда почитали безчинствомъ. Сонъ нашъ продолжался до полудня; оставшую часть дня провождали, сидя у окошка, игран³емъ въ карты до разсвѣта и долѣе; должность, къ которой невольно наряжены бывали, немного съ лѣнцою отправляли; но понеже казалось, что въ свѣтѣ кое-что поправки требовало, то люди охотнѣе упражнялись нынѣшняго въ разговорахъ, касающихся до поправлен³я того-сего; разговоры же с³я вели въ полголоса, или на ушко, дабы лишней какой бѣды оные кому изъ насъ не нанесли; слѣдовательно громоглас³е рѣдко между нами слышно было; бесѣды же получали отъ того нѣкоторый блескъ и видъ вѣжливости, которой слѣды не столь примѣтны нынѣ, ибо разговоры, смѣхъ, горе и все, что вздумать можешь, открыто и громогласно отправляется". Дѣдушка примѣчаетъ, что вообще чистосердеч³е отъ того въ людяхъ выиграло, потому, что скрытаго за пазухой мало остается; для изъяснен³я своей мысли употребляетъ онъ сравнен³е, говоря, "будто мысли и умы, долго бывъ угнетенны подъ тягостью тайны, вдругъ, яко плотина отъ сильной водополи, прорвались, а накопленная вода стекаетъ до тѣхъ поръ, пока, не осушивъ дна, онаго не откроетъ". Выговоря с³е, дѣдушка имѣлъ, мнѣ казалось, голову разгоряченную, взглядъ его казался мнѣ быстрѣе обыкновеннаго, на щекахъ его игралъ румянецъ. Онъ всталъ съ креселъ своихъ и, возвысивъ голосъ, сказалъ: "припомните моя слова: всѣ теперешн³е пороки ничего не значатъ; они схожи на стекающее полновод³е; вода же, пришедъ въ прежн³я границы и берега своя, возъимѣетъ течен³е естественнѣе прежняго; берега суть воспитан³е". Проговоря с³е съ жаромъ, онъ паки сѣлъ, какъ будто отдыхать хотѣлъ, и углубился въ задумчивость. Мы думали, что онъ кончилъ рѣчь свою, и хотѣли откланяться, но онъ, не примѣтя того и бывъ въ восхищен³и (Богъ вѣсть отъ чего), паки началъ говорить, но съ вельми степеннымъ видомъ и голосомъ, тому виду приличнымъ: "Ни чему я такъ не радовался послѣдн³е с³и годы, какъ тому, что къ совѣстному разбирательству повсюду оказалось много охотниковъ. Маятникъ сей подаетъ о общемъ расположен³и добрую надежду, подобно какъ пульсъ врачу о состоян³и больного."
   Примѣчан³е. Дѣдушка, посредствомъ Совѣстнаго Суда въ семи намѣстничествахъ, помирился съ сосѣдьми своими, съ коими тягался лѣтъ болѣе тридцати.
   NB. Въ Смоленскѣ имѣлъ онъ распри по наслѣдству.
   Въ Великихъ Лукахъ ябедою продолжившееся дѣло.
   Въ Ингерманланд³и вексельный искъ.
   Въ Курскѣ споръ по стариннымъ отказнымъ книгамъ.
   Въ Москвѣ судное по крѣпости дѣло.
   Въ Нижегородской губерн³и хлопоты по рыбнымъ ловлямъ.
   Въ Новѣгородѣ прадѣдовск³е поемные луга, кои у него отнять хотѣли.
  

* *

  
   Зналъ я одну женщину, которая слыла разумною, ученою и благонравною. Читатели сами опредѣлятъ, сколь справедливо она назван³я с³и заслуживала. Правда, что имѣла она природную остроту, но не имѣла столько разсудка, чтобъ восчувствовать, что безпрестанное ея во всемъ притворство наконецъ откроется, и что она часто онымъ осмѣян³ю подвергается; учености жъ, не вопреки будь сказано болтливой богинѣ Славѣ, много имѣть она не могла: училъ ее Гасконецъ одинъ по-французски; въ зрѣлыхъ уже лѣтахъ стала она учиться пѣть, на клавикордахъ играть и по-итальянски говорить; чтен³е романовъ и французскихъ театральныхъ сочинен³й потомъ довершило всю глубину премудрости, въ кою она когда-либо снисходила. Добродѣтель же ея состояла въ щедро изливаемыхъ слезахъ, коими она изобильно во всякомъ случаѣ наградить была готова, и кошелекъ друзей своихъ часто для бѣдныхъ раскрывала; но щедрость относила всегда на свой счетъ. Благонрав³е же ея состояло въ томъ, что она оказывала горячую любовь ко всѣмъ, считала до двухъ сотъ друзей, до четырехъ сотъ пр³ятелей и пр³ятельницъ. Переписку вела съ 60 человѣками; съ людьми же, не очень съ нею короткими, она на все соглашалась; напротивъ, съ любезными ей друзьями обо всемъ спорила, и съ равнымъ жаромъ и рвен³емъ легкаго своего не щадила (ибо голосъ свой при такихъ случаяхъ октавою цѣлою возвышала): о туфляхъ, о собакѣ, о дорогѣ, или о цвѣтѣ волосъ бороды армянскаго архимандрита она оспаривала любезныхъ друзей мнѣн³е. Дѣвушкамъ ея и друзьямъ ея принадлежащимъ, кучеру, лакею, дворецкому, равно какъ и любезному мужу, доставалось слышать громогласныя ея поучен³я, кои бывали непр³ятными нарѣч³ями, бранными словами и угрозами наполнены. Ничто ей не было нравно, и чѣмъ болѣе тотъ другъ, у кого она за столомъ находилась, желалъ, чтобъ она кушала, и выхвалялъ которое ей блюдо, тѣмъ крѣпче предавалась она воздержан³ю, и не только отказывала все, но иногда благосклонно соглашалась отвѣдать съ иного блюда, для того только, чтобъ имѣть удовольств³е - взятое на тарелку выплюнуть. Къ умилен³ю склонный ея нравъ наклонялъ ее къ снисхожден³ю - споры и противорѣч³я свои смягчать нѣжными приговорами, какъ напримѣръ: "душа моя, ты не понимаешь; ты, любезный другъ, говоришь неправду; я все для тебя потеряла, и я бы знатнѣе и счастливѣе была за другимъ, когда бы чортъ меня съ тобою не снесъ; меня всѣ, душа моя, обожаютъ за то, что я не такого дурнова нрава, какъ ты". Ѣхавъ въ дальнюю свою деревню, проѣзжалъ я черезъ одну изъ губерн³й обширной нашей импер³и, гдѣ мужъ ея начальствовалъ; онъ былъ въ отлучкѣ, и она объ отсутств³и его была въ безпрестанныхъ слезахъ. Я не вытерпѣлъ ей старинную пословицу напомнить: "розно, такъ тошно, а вмѣстѣ, такъ тѣсно".- О, дивное благонрав³е!
  

* *

  
   Дѣла тяжебныя, кои, за грѣхи мои, родственникъ со мною завелъ, принудили меня, перенеся оныя на апелляц³ю, ѣхать въ Петербургъ. Тамъ, по обыкновен³ю, старался я найти покровителя, и успѣвъ въ ономъ, къ благосклонному мнѣ вельможѣ нерѣдко ѣздилъ. Я встрѣчался часто съ чужестранными и съ большими нашими боярами; и какъ въ домѣ моего благодѣтеля между иностранными я примѣтилъ одну особу отмѣннаго нрава и заботливости, я тогда же у себя не карандашемъ, но перомъ его портретъ написавъ, нынѣ здѣсь сообщаю. Онъ всегда чувствовалъ и скрывать не могъ нетерпѣн³я своего, когда кто тихо говорилъ съ кѣмъ-нибудь, для того что онъ все знать и слышать желалъ. Изъ дома въ домъ переѣзжалъ для того только, чтобъ слышать новости, а услышавъ оныя, давалъ имъ смыслъ собственной своей выдумки, прибавляя къ нимъ важность, которой онѣ никакъ въ себѣ не содержали, и выводилъ изъ оныхъ заключен³я, кои одна его заботливая голова или старая сплетница дѣлать можетъ. Безпокоился также очень, когда куды-нибудь товарищей его созовутъ обѣдать или ужинать, а его не пригласятъ. Себя и санъ свой ставилъ онъ очень высоко, отчего часто былъ недоволенъ, думая, что не все ему должное почтен³е воздается; выдумывалъ басни, и потомъ, съ важнымъ видомъ и будто по отличной довѣренности, ихъ разсказывалъ за слышанную имъ быль. Самыя бездѣлицы вывѣдывать желалъ такъ охотно, что наконецъ не только остерегъ всѣхъ противъ себя, но пронырливость и мелкости, кои въ его нравѣ такъ видимы были, содѣлывали его не только непр³ятнымъ, но и возбуждали противъ его отвращен³е.
  

Къ "Былямъ и Небылицамъ" примѣчан³я не маловажныя.

  
   Я того мнѣн³я, что воздушныя происшеств³я болѣе надъ нами дѣйствуютъ, нежели обыкновенно думаютъ.
   Напримѣръ. Когда я грущу безъ дѣла, или слишкомъ печаленъ, не имѣя на то причины, тогда вѣрно знаю, что будетъ перемѣнная погода.
   Когда любовница моя бранитъ меня безъ основательной причины или ревнуетъ попустому, то я безошибочно знаю, что назавтра ненастье будетъ.
   Когда жена разворчится и брюзжитъ, то навѣрное ожидать можно бурной погоды.
   Во время жъ сильнаго вѣтра отлично во мнѣ дѣйствуетъ воображен³е.
  

Продолжен³е (1-е) "Былей и Небылицъ".

Изъ града Святаго Петра, ³юня 30 дня 1783 года.

  
   Отъ самаго дня издан³я "Собесѣдника", примѣчена повсюду великая перемѣна и поправлен³е во нравахъ; да какъ тому и быть иначе? Прибавилось въ рукахъ покупающихъ рубли на полтора шутки, проповѣди, нравоучен³я. Будучи занятъ сею мысл³ю, вставъ на сихъ дняхъ рано, пошелъ я прохаживаться по улицамъ; вѣтрено было, несло по городу пыль, щепки, известь, перья, мочалки и, между прочимъ, упала къ ногамъ, обернясь нѣсколько разъ около башмаковъ моихъ, печатная бумажка. Я велик³й охотникъ читать, и обыкновенно не пропускаю ни единой вывѣски, ни прибитаго листа къ дому о наймѣ или продажѣ, ни мастероваго щита, чтобы не прочесть оныхъ; давно бы я всѣ наизусть сказать могъ, буде бы не перемѣняли ежедневно своего пребыван³я. Наклонясь, я поднялъ для прочтен³я печатную бумажку, которую вѣтеръ повергнулъ къ стопамъ моимъ. При первомъ взглядѣ не вѣрилъ я глазамъ своимъ, когда увидѣлъ, что та бумажка не что иное было, какъ папил³отъ, сдѣланный изъ листа "Собесѣдника"; съ ужасомъ читалъ я точныя слова "Были и Небылицы"; прочее передрано и припекальными щипцами сожжено было! Я остолбенѣлъ на улицѣ и, стоя, впалъ въ размышлен³е, какъ бы то случиться могло? Въ самое то время мимо меня прошелъ разнощикъ съ лоткомъ апельсиновъ и сушеныхъ французскихъ лакомствъ; взглянувъ на оныя, усмотрѣлъ я паки обертки печатныя. Любопытство принудило меня, подошедъ къ разнощику, притвориться, будто бы покупать хочу; разглядя поближе, получилъ я полное свѣдѣн³е обширнаго употреблен³я той драгоцѣнной книги, которая издается для исправлен³я нравовъ, очищен³я языка и пользы общества: что не только апельсины и сушеные фрукты были листами оной обвернуты, но оные служили имъ еще сверхъ моха, листа въ три толщины, постилкою. Не утерпя, спросилъ я, откуда взялись с³и листы, и разнощикъ, улыбаясь, сказалъ, что нашелъ онъ ихъ на крыльцѣ, между соромъ, въ одномъ знатномъ домѣ, куда ходилъ онъ, дня два тому назадъ, для требован³я долгу съ барыни, которая ему три года четыре рубли пятьдесятъ коп. не платитъ за апельсины; но онъ не могъ ея видѣть инако, какъ сквозь двери передней, которыя часто растворялъ слуга ея, бѣгая взадъ и впередъ съ горячими щипцами, кои спѣша пробовать, припекалъ къ печатнымъ тѣмъ листамъ, понеже барыня тогда завивала волосы. Соображая с³е съ летавшимъ по вѣтру папил³отомъ, несомнѣнно почитаю, что оные одному принадлежали хозяину. Я, свѣдавъ с³е, тотчасъ пошелъ домой, и, написавъ такое достойное примѣчан³я происшеств³е, спѣшу отдать оное въ печать, дабы доброе употреблен³е книгъ извѣстно быть могло. Я же тѣмъ удовольств³емъ заплаченъ, что издан³е мое прочту къ печатной книгѣ, а тамъ желаю ему счастливый путь, и да употребитъ его красавица какъ ей самой угодно.
  

* *

  
   Проснулся я поутру рано, повернулся съ боку на бокъ, колпакъ съ меня упалъ; мнѣ до него дѣла нѣтъ. Не могши заснуть, сѣлъ я на постелѣ, правую ногу спустя на землю, надѣлъ туфлю на босую ногу. Лѣвою ногою насилу отыскалъ другую туфлю (засунулась подъ кровать), всталъ одесную, зѣвнулъ протяжно, такъ что слезы изъ глазъ покатились; чихнулъ трожды.
   NB. С³е значитъ сырую погоду. Взялъ чистый бумажный платокъ.
   NB. Сей кладется обыкновенно возлѣ кровати моей, когда я тутъ ночую, а не индѣ; развернулъ его и утерся.
   Собака моя, отрод³я лягавыхъ, видя, что пр³уготовляюсь къ походу, спрыгнула съ кожанаго канапе, гдѣ всегдашн³й ея ночлегъ, пошла лѣнивымъ шагомъ къ дверямъ, лапою толкнула въ дверь.
   NB. Замокъ съ годъ какъ шатается; починить его трудно, понеже мѣсто, гдѣ онъ прежде привинченъ былъ, а нынѣ гвоздями прибитъ, въ щепы крошится.
   Дверь отворилась, собака вышла; сквозной вѣтеръ, задувъ изъ переходовъ въ сѣни, затворилъ паки дверь, чрезъ что избавился я отъ сего труда. Того ради пошелъ я налѣво за отгородку, гдѣ пишу, сидя на черномъ волосяномъ треножномъ креслѣ, подлѣ окна, откуда теперь вижу пестраго пѣтуха, который, бодро и отмѣнно высоко подымая ноги и разиня ротъ, поетъ кукуреку. С³е привело мнѣ на память желан³е дѣдушки моего, чтобъ кто ни на есть, и чистосердечно, написалъ одинъ день, съ утра до вечера, свои мнѣн³я и поступки; онъ надѣется отъ того нѣкотораго исправлен³я нравовъ, какъ-то: убавлен³я высокомѣр³я высокомѣрныхъ, гордости гордыхъ, и проч., и проч., и проч. Я сѣлъ и взялъ листъ полубѣлой бумаги, положилъ передъ собою и, обмакнувъ перо въ желтобурыя чернила, написалъ с³е, выполняя чрезъ то часть желан³я прародителя. Часы адмиралтейск³е бьютъ (слава Богу, что въ послѣдн³й пожаръ не сгорѣли; если бы сгорѣли, сей строкѣ не быть бы написанной), часы бьютъ семь часовъ. Что бишь вчерась я думалъ написать? Нѣчто хорошо было. Не знаю, въ которомъ ящикѣ памяти моей отыскать теперь; вотъ уже критики скажутъ, что у памяти ящиковъ нѣтъ. Чего не критикуютъ! И пѣтухъ мой пестрый, и кукуреку его не уйдетъ отъ нихъ. Пусть его критикуютъ; онъ для того тутъ и приведенъ, чтобы его ощипали. Скучны только грамматическ³е критики на И, на Ы, на Я, на Е, на ОЙ, наипаче намъ, неграмотнымъ людямъ. Сомнительно, сомнительно, чтобъ мног³е так³я критики читали. Признаюсь, что, раскрывъ вторую часть "Собесѣдника" и отыскавъ "Были и Небылицы", оныя прочелъ въ угодность самолюб³ю, какъ водится, хотя почти оныя наизусть знаю, а грамматикальныя поправки я не читалъ, и отнюдь ими не исправленъ. Надѣяться можно, что наши грѣшные падежи никому вреда не нанесутъ. Дѣдушка мой говорить, будто бы онъ во всякомъ писан³и ищетъ не И, не Ы, не Я, не Е, не ЫЙ, и не ОЙ, но полномысл³я и густомысл³я, которыхъ онъ болѣе любитъ, нежели плодород³е словъ безъ полномысл³я и густомысл³я. Что онъ называетъ полномысл³емъ и густомысл³емъ, я позабылъ у него спросить, но при первомъ свидан³и не пропущу о томъ освѣдомиться. Вообще дѣдушка мой имѣетъ и употребляетъ изражен³я, кои трудно разумѣть. Вопросы же не всегда за благо пр³емлетъ, и отвѣтствуетъ коротко: "Я самъ себя разумѣю, а вы старайтесь понимать, что я говорю."
  

* *

  
   Пока моего пестраго пѣтуха щиплютъ, я впалъ въ глубок³я размышлен³я и говорилъ самъ себѣ: "Свѣтъ мой! (такъ я всегда себя называю, когда самъ съ собою говорю, а къ тому имѣю я нѣкоторыя сокровенныя причины, кои со временемъ, можетъ быть, изъясню) пишешь ты много, не учась ничего, и не зная ниже правилъ грамматики; страницъ двадцать твоего сочинен³я уже напечатано въ "Собесѣдникѣ", исключая то, что не тобою прибавлено". С³и слова были увѣщательныя, я ихъ принялъ съ терпѣн³емъ. За симъ слѣдовали вопросные пункты, кои очистить слѣдовало. Первый былъ: для чего ты такъ трудишься? Тутъ отвѣтъ на начальныя слова опоздалъ, a отвѣтъ на послѣднее слово поспѣлъ прежде. Я молвилъ сквозь зубы, съ малымъ наклонен³

Другие авторы
  • Крандиевская Анастасия Романовна
  • Каннабих Юрий Владимирович
  • Боборыкин Петр Дмитриевич
  • Глейм Иоганн Вильгельм Людвиг
  • Бестужев-Рюмин Константин Николаевич
  • Круглов Александр Васильевич
  • Бекетова Елизавета Григорьевна
  • Бахтин Николай Николаевич
  • Диковский Сергей Владимирович
  • Лукашевич Клавдия Владимировна
  • Другие произведения
  • Байрон Джордж Гордон - Прощание Чайльд Гарольда
  • Чернышевский Николай Гаврилович - Бедность не порок
  • Боткин Василий Петрович - Стихотворения А. А. Фета
  • Крашевский Иосиф Игнатий - Будник
  • Дживелегов Алексей Карпович - Поджо Браччолини и его "Фацетии"
  • Свенцицкий Валентин Павлович - Неужели правда?
  • Добролюбов Николай Александрович - Краткий указатель горыгорецких земледельческих учебных заведений
  • Эртель Александр Иванович - Жадный мужик
  • Костомаров Николай Иванович - На статью Всеволода Крестовского: "Ходатайство Костомарова за Сковороду и Срезневского"
  • Успенский Глеб Иванович - Нравы Растеряевой улицы
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 304 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа