Главная » Книги

Ножин Евгений Константинович - Правда о Порт-Артуре, Страница 27

Ножин Евгений Константинович - Правда о Порт-Артуре


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

ралъ осмотрѣлъ разрушен³я въ бетонѣ, который только что былъ пробитъ одиннадцатидюймовыми бомбами.
   Затѣмъ опустился въ подземный казематъ, гдѣ былъ встрѣченъ начальникомъ инженеровъ полковникомъ Григоренко, отряднымъ инженеромъ подполковникомъ Рашевскимъ, полковникомъ Третьяковымъ (спец³алистъ по миннымъ работамъ) и поручиками Рейнботомъ, Бергомъ и Дебагор³й-Мокр³евичемъ.
   Спустившись въ низк³й подземный ходъ, а затѣмъ ползкомъ добравшись до его конца, Смирновъ началъ внимательно выслушивать производимыя противникомъ работы.
   Изъ этой галлереи комендантъ проползъ въ другую, гдѣ тоже долго и внимательно слушалъ стукъ японскихъ кирокъ и кувалдъ.
   Отъ врага отдѣляли 1 1/2 аршина гранита, не болѣе.
   Всѣ удивленно посматривали другъ на друга - отважный поступокъ Смирнова импонировалъ всѣмъ. Среди солдатъ во мгновен³е разнеслось: "Комендантъ самъ полѣзъ въ галлерею". Кто вѣрилъ, кто нѣтъ. Въ общемъ, впечатлѣн³е сильное.
   На совѣщан³и въ офицерскомъ казематѣ, гдѣ впослѣдств³и былъ убитъ генералъ Кондратенко, рѣшено было, не теряя времени, немедленно приступить къ устройству камуфлета.
   Положен³е форта было дѣйствительно серьезное: каждый часъ, каждую минуту можно было ожидать взрыва.
   Весь вопросъ былъ въ томъ - кто кого опередитъ.
   Игра - но игра опасная!
   На лицахъ у всѣхъ тревога.
   Полная неизвѣстность.
   Генералъ Смирновъ простымъ, ласковымъ обращен³емъ добрымъ, участливымъ словомъ, шутками - подбодрилъ и успокоилъ героевъ.
   Стрѣлки, артиллеристы повеселѣли.
   Кругомъ же развернулась въ полномъ блескѣ картина боевой обстановки на атакованномъ форту.
   Въ воздухѣ стоитъ свистъ, непрерывное жужжан³е пронизывающихъ его пуль; трескъ работающихъ пулеметовъ; взрывы бросаемыхъ къ нимъ и къ намъ бомбочекъ.
   Удары, точно хлыстомъ, пуль о камни.
   Темные силуэты стрѣлковъ у бруствера.
   Артиллеристы у темныхъ, черныхъ тѣлъ оруд³й.
   Весь фортъ погруженъ въ мракъ.
   Гудѣн³е и взрывы одиннадцатидюймовыхъ бомбъ.
   Несмотря на крайнюю опасность, гранд³озная картина заставляла невольно заглядѣться.
   А въ основѣ сознан³е, какъ винтъ, сверлитъ мозгъ, что вотъ-вотъ раздастся взрывъ, и фортъ превратится въ груду развалинъ.
   Всѣ это понимали и ни на минуту не забывали.
   Гарнизонъ глубоко оцѣнилъ пр³ѣздъ самого коменданта на фортъ въ такую страшно опасную для него минуту.
   Поблагодаривъ всѣхъ за тяжелый трудъ, геройскую стойкость, генералъ со смѣхомъ обратился къ капитану Рѣзанову.
   - А у васъ исправно салютуютъ янонцы моему пр³ѣзду. Вонъ ружейный, пулеметный огонь - въ это время подходили къ мосту черезъ ровъ, загудѣлъ 11" снарядъ - а вотъ и оруд³йный салютъ. Молодцы японцы!
   Бомба разорвалась по ту сторону моста, осыпало пескомъ и каменьями.
   - Ваше превосходительство, спѣшите, они сейчасъ вторую пошлютъ - доложилъ Рѣзановъ.
   Пожавъ капитану руку, Смирновъ быстро перешелъ мость и свернулъ въ ходъ сообщен³я.
   На пути встрѣтился стрѣлокъ. Разминулись. Не прошли 10 шаговъ - загудѣлъ снарядъ... Ускорили шагъ. Снарядъ надвигался.
   Секунды....
   Дьявольск³й свистъ надъ самой, самой головой.
   Бросились на дно хода.
   Взрывъ въ двухъ-трехъ саженяхъ.
   Буквально засыпало пескомъ и каменьями.
   Съ форта крикнули:
   - Убитъ! Комендантъ убитъ!
   Но комендантъ уже уходилъ. Надвигался трет³й снарядъ.
   Былъ убитъ встрѣтивш³йся стрѣлокъ.
   Опоздай на нѣсколько секундъ, и Смирнова бы не стало.

 []

  

Полный разгромъ здан³я газеты "Новый Край".

  
   Въ ночь съ 12-го на 13-ое октября въ и часовъ началась обыденная бомбардировка порта и эскадры.
   Ночь стояла темная - мѣсяцъ лишь изрѣдка заигрывалъ съ Артуромъ изъ облаковъ.
   Первый снарядъ упалъ на Стрѣлковой улицѣ.
   Второй, пронизавъ насквозь столовую квартиры военнаго прокурора полковника М. А. Тыртова, разрушилъ на пути прихожую, вынесъ двери и разорвался на улицѣ.
   За часъ передъ началомъ бомбардировки - мы покойно сидѣли въ этой столовой, мирно бесѣдуя.
   Тема разговора - ночныя бомбардировки.
   M-me Тыртова увѣренно говорила командиру "Севастополя" капитану I р. Эссенъ.
   - Я совершенно не боюсь бомбардировокъ этими чудовищами.
   Они преспокойно летятъ къ вамъ на суда. Намъ страшны маленьк³е снаряды.
   Замѣшкайся Тыртовы двѣ, три минуты въ столовой - послѣдств³я были бы для нихъ ужасны.
   Послѣдующими двумя снарядами былъ разрушенъ въ основан³и домъ редакц³и и типограф³и.
   Всѣ машины и шрифты были разбиты въ дребезги.
   Къ счастью, въ типограф³и было мало людей, шло печатан³е No.
   Подъ грудами развалинъ погибло нѣсколько китайцевъ.
   Злой рокъ преслѣдовалъ газету.
   Бомбардировка усиливалась.
   Снаряды сыпались одинъ за другимъ, все время давая недолеты.
   Темная ночь мѣшала корректировкѣ.

 []

   Занялся пожаръ.
   Огромный столбъ пламени взвился надъ домомъ и складомъ артурскаго коммерсанта М. Гинсбурга и ярко-ярко освѣтилъ бухту и суда, подтянувш³яся къ Перепелиной горѣ.
   Стало свѣтло, какъ днемъ.
   Снаряды начали ложиться у судовъ.
   Мы каждую минуту ожидали, что противникъ откроетъ бомбардировку по пожарищу.
   Огонь разрастался.
   Складъ Гинсбурга превратился въ гигантск³й костеръ.
   Огромные языки яркаго пламени лизали темный небосводъ.
   Брандмейстеръ Вейканенъ съ своими героями-пожарными напрасно боролся съ огненной стих³ей.
   Огонь, побѣждая воду, предательски свѣтилъ врагу его цѣль.
   Суда безмолвно истязались.
   Тяжело и обидно было смотрѣть, какъ эти мощныя громады безнаказанно разстрѣливались на глазахъ у всей крѣпости.
   Не говоря уже объ ихъ цѣнности - тяжело было сознавать, что мы безсильны парализовать неистовствовавшаго врага.
   Береговой фронтъ молчалъ.
   Снаряды береглись для штурмовъ.
   Ночь прошла безпокойно.
   Лишь къ утру сталъ стихать бушевавш³й огонь.
   Осаждающ³й смилостивился, не бомбардировалъ пожарища.
   А сколько было бы убитыхъ?
   На пожарѣ была масса людей, спасавшихъ товары изъ экономическаго общества.
   Складъ Гинсбурга сгорѣлъ до тла.
  

М. А. Гинсбургъ.

  
   Итакъ, въ ночь на 13-ое октября отъ взрыва одиннадцатидюймоваго снаряда сгорѣли складъ и контора Гинсбурга, крупнѣйшаго на Дальнемъ Востокѣ русскаго коммерсанта.
   Упомянувъ имя Гинсбурга, я долженъ познакомить читателя съ дѣятельностью этого лица на Дальнемъ Востокѣ.
   Съ этимъ именемъ неразрывно связана истор³я развит³я и распространен³я нашего вл³ян³я на Дальнемъ Востокѣ, гдѣ представителемъ могущества и велич³я Росс³и на берегахъ Тихаго океана всегда являлся нашъ флотъ.
   Къ 70-мъ годамъ относится начало дѣятельности Гинсбурга, который былъ тогда единственнымъ въ Япон³и русскимъ, вполнѣ знакомымъ съ мѣстными услов³ями, которому въ течен³е тридцати лѣтъ послѣдовательно смѣнявш³еся командиры и адмиралы довѣряли крупное и отвѣтственное дѣло обслуживан³я всѣмъ необходимымъ судовъ эскадры, постепенно увеличивавшейся въ своемъ составѣ.
   Дѣятельность его, постепенно расширяясь, получила полное развит³е послѣ окончан³я японско-китайской войны, когда въ 1895 году русск³й флотъ стоялъ въ Чифу, готовый начать военныя дѣйств³я противъ Япон³и.

 []

   Тогда, благодаря только исключительной энерг³и г. Гинсбурга и его умѣн³ю преодолѣвать всѣ препятств³я, главнымъ же образомъ со стороны враждебныхъ намъ англичанъ, коммерческихъ хозяевъ на Дальнемъ Востокѣ,- эскадра въ кратчайш³й срокъ была вполнѣ обезпечена углемъ, провиз³ей и всѣми необходимыми матер³алами судового хозяйства.
   Эта заслуга была по достоинству оцѣнена, равно какъ и содѣйств³е, оказанное Гинсбургомъ въ 1897-98 г. при занят³и нащей эскадрой Портъ-Артура.
   Во время боксерскаго возстан³я Гинсбургъ проявляетъ кипучую и плодотворную дѣятельность по перевозкѣ изъ Портъ-Артура въ Таку нашихъ войскъ и военныхъ припасовъ. Этимъ онъ окончательно завоевалъ къ себѣ полное довѣр³е начальствующихъ лицъ, которыя поняли, что Гинсбургъ въ жестоко-критическ³я минуты незамѣнимъ. Наконецъ, передъ началомъ минувшей кампан³и Гинсбургъ, имѣвш³й въ Япон³и и Китаѣ цѣлую сѣть конторъ и наблюдающихъ агентовъ, энергично донося о приближен³и неминуемаго разрыва и предвосхищая настоятельную необходимость, опять въ кратчайш³й срокъ (все это происходило на моихъ глазахъ, я жилъ въ это время въ Япон³и) заготовилъ для эскадры огромный запасъ продовольств³я, матер³аловъ и медикаментовъ (которые спасли въ пер³одъ тѣсной блокады не одну сотню жизней, такъ какъ въ крѣпости уже въ серединѣ осады ощущался недостатокъ во всемъ, а въ особенности въ медикаментахъ), а также свыше 110.000 тоннъ японскаго угля и почти такое же количество угля "кардифа". Четыре парохода съ японскимъ углемъ удалось доставить въ Портъ-Артуръ во время уже начавшейся кампан³и.
   Тотъ, кто знаетъ японцевъ, присущ³й имъ патр³отизмъ, граничащ³й съ фанатизмомъ, тотъ пойметъ, какъ трудно было пр³обрѣсти этотъ уголь у народа, который стремительно готовился къ войнѣ.
   Другого же источника, кромѣ японскихъ каменноугольныхъ копей, не было.
   Что бы дѣлала эскадра безъ угля?!..
   Съ началомъ войны, незадолго до перерыва сообщен³я, Гинсбургъ получилъ приказан³е намѣстника обезпечить крѣпость, на случай полнаго ея обложен³я, продуктами первой незбходимости, и онъ въ течен³е двухъ недѣль доставилъ свыше 3000 головъ скота, муку, масло и проч.
   Покойный нашъ Макаровъ, знавш³й Гинсбурга по прежнимъ своимъ плаван³ямъ и найдя дѣятельность его въ Портъ-Артурѣ очень продуктивной, обратился съ письмомъ къ морскому министру, въ которомъ рекомендовалъ поручить Гинсбургу обслуживан³е готовившейся къ походу эскадры Рожественскаго.
   Какъ была исполнена Гинсбургомъ эта задача - я не знаю. Я пишу только то, чему былъ самъ непосредственнымъ свидѣтелемъ. Знаю, отлично знаю только то, что онъ былъ посвященъ почти во всѣ сокровенныя тайны какъ морского министерства, такъ и самого адмирала Рожественскаго, а также что съ Высочайшаго соизволен³я ему былъ открытъ необычайный кредитъ, которымъ онъ пользовался въ предѣлахъ ему извѣстныхъ необходимыхъ затратъ.

 []

   Всѣ болѣе или менѣе близко знакомые съ услов³ями коммерческой жизни на Дальнемъ Востокѣ въ предпер³одѣ кампан³и и въ первый пер³одъ ея,- съ увѣренностью, съ непреложнымъ убѣжден³емъ открытоиговорятъ, что дѣятельность Гинсбурга и его двухъ ближайшихъ сотрудниковъ - брата его М. А. Месса (въ Япон³и) и Г. М. Гандельмана (въ Портъ-Артурѣ) - была въ высокой степени плодотворна въ смыслѣ предусмотрительно и заблаговременно произведенныхъ заготовокъ угля, пров³анта и медикаментовъ, что дало возможность крѣпости держаться лишнихъ два-три мѣсяца.
   Дни Артура сочтены были бы много раньше - онъ палъ бы отъ голода, а эскадра осталась бы безъжизненнаго ея эликсира - угля.
   Вотъ почему, оцѣнивая долголѣтнюю дѣятельность Гинсбурга, слѣдуетъ признать, что этотъ человѣкъ недюжинныхъ способностей, желѣзной энерг³и, принесъ много пользы, являясь постоянно въ самыя тяжелыя минуты надежнѣйшимъ помощникомъ представителей русской власти на Дальнемъ Востокѣ.
  

14-е октября. Восточный фронтъ.

  

Телефонограммы.

   14 октября.

Коп³и.

   Оруд³йный и ружейный огонь продолжается.
   На капонирѣ 3 наши занимаютъ незначительную часть въ горжѣ капонира.
   Пулеметы на вершинѣ капонира для насъ уб³йственны.
   Въ окопахъ впереди укрѣплен³я 3 наши съ помощью артиллер³и выбиваютъ японцевъ.
   Японцы выбиты.
   Огонь продолжается.

Капитанъ Головань.

3 ч. 45 м. ночи.

  
   Послѣ нѣсколькихъ атакъ выбили японцевъ изъ окоповъ форта III, но изъ Китайскаго не могли - подошли резервы. Мы оставили окопы (совершенно разрушенные) и отошли къ Китайской стѣнѣ.
   Японцы вновь заняли окопы укрѣплен³я III.
   Силились исправить поврежден³я - не могли благодаря не прекращавшейся бомбардировкѣ.

Капитанъ Головань.

6 час. 50 м. утра.

  
   Всю ночь фортъ III въ 11" огнѣ.

Шт.-капитанъ Булгаковъ.

7 часовъ утра.

  
   Доношу, что 13 октября, послѣ страшной бомбардировки до 5 часовъ вечера, японцы изъ окоповъ расположились въ 150 шагахъ отъ укрѣплен³я III, мгновенно бросились въ наши окопы и заняли ихъ.
   Я всю силу ружейнаго и оруд³йнаго огня перенесъ на наши окопы.
   Японцы дрогнули и побѣжали. 7-ая и 9-ая роты 16 полка вновь заняли окопы.
   Небольшая часть японцевъ заняла небольшой окопъ шагахъ въ 50, перебросила мѣшки, укрѣпилась, прорывъ къ своимъ окопамъ ходъ сообщен³я - связали себя крытымъ ходомъ.
   Рота квантунцевъ не могла ихъ выбить.
   На Сяогушанѣ замѣтно скоплен³е людей.
   Ночь прошла относительно покойно (Куропаткинск³й люнетъ, лит. Б.).

Подполковникъ Науменко.

7 час. 40 м. утра

  
   Японцы окончательно утвердились въ окопахъ передъ фортомъ III и укрѣплен³емъ III.

Капитанъ Головань.

11 час. утра.

  
   По дорогѣ къ 11 верстѣ прошло 150 носилокъ съ ранеными.

Подполковникъ Науменко.

11 час. утра.

  
   Укрѣплен³е III въ 11" огнѣ. Поврежден³я больш³я.

Капитанъ Головань.

11 час. 40 м. утра.

  
   По дорогѣ къ 11 верстѣ еще прошло 200 носилокъ съ ранеными.

Мичманъ Вонлярлярск³й.

12 часовъ 8 м. утра.

  
   На гласисѣ форта 3 безнаказанно работаютъ японцы. Фортъ въ 11"" огнѣ. Разбитъ.

Шт.-капитанъ Булгаковъ.

2 часа 40 м. дня.

  
   Въ квадратѣ 652 О четыре больш³я палатки - повидимому, для начальства.

Мичманъ Вонлярлярск³й.

2 часа 55 м. дня.

  
   Взрывъ камуфлета на форту 2 удачно.

Капитанъ Головань.

  
   Подъ фортомъ 3 собралось много непр³ятеля.

Шт.-капитанъ Булгаковъ.

5 час. 25 м. вечера.

  
   Съ темнотой къ Артуру изъ дер. Вандзядензи двинулись 8 колоннъ.

Лейтенантъ Ромашевъ.

6 час. 10 м. вечера.

  
   Отъ бухты "Десяти кораблей" къ Трехголовой прошелъ эскадронъ въ 3 часа дня.
   Весь день отъ укрѣплен³я III до лит. А все въ огнѣ.

Капитанъ Головань.

6 час. 30 м. вечера.

  

Западный фронтъ.

  

Телефонограммы.

   14 октября.

Коп³и.

   Ночь на западномъ фронтѣ прошла покойно.

Капитанъ Романовск³й.

10 часовъ утра.

  
   На ввѣренномъ мнѣ флангѣ все покойно. большое движен³е арбъ съ ящиками.

Полковникъ Ирманъ.

10 час. 12 м. утра.

  
   Ночью миноноски обстрѣливали нашъ берегъ безъ результата. Легк³я перестрѣлки.

Подполковникъ Козляковск³й.

  

Выписка изъ дневника покойнаго инженеръ-полковника С. А. Рашевскаго.

  

14 октября.

  
   "Всю ночь на форту II шла лихорадочная дѣятельность по заряжен³ю камеры и устройству забивки. Работа японцевъ постепенно слышалась все явственнѣе и явственнѣе, сначала слѣва и нѣсколько впереди, а затѣмъ сзади, т. е. они прошли мимо въ самомъ близкомъ разстоян³и - слышенъ былъ кашель и голоса работавшихъ. Поспѣшно выдѣлывая камеру, а затѣмъ забивку, мы все время продолжали стучать, сначала киркой, а затѣмъ кувалдой въ стѣнки задѣлываемой галлереи и сосѣдняго колодца, дабы обмануть бдительность врага, постоянно прислушивавшагося къ нашей работѣ - стоило намъ прекратить этотъ стукъ, и у нихъ тотчасъ же все смолкало.
   Больше всего мы боялись, чтобы они, опредѣливши нашу работу, не зарядили бы наскоро колодца, помощью котораго они, какъ намъ казалось, опустились изъ верхней своей галлереи, двойнымъ зарядомъ безъ забивки и не дали бы намъ горна, чѣмъ разбили бы нашу галлерею и уничтожили всѣ наши надежды на успѣхъ; но, къ счастью, стукъ и работа въ ихъ галлереѣ продолжались неизмѣнно.
   Забивку окончили только къ 11 часамъ дня. Изъ предосторожности въ камеру ввели 3 запала и устроили двѣ станц³и.
   Къ 12 часамъ пр³ѣхалъ комендантъ крѣпости генералъ-лейтенантъ Смирновъ, и, такъ какъ онъ хотѣлъ непремѣнно видѣть эффектъ взрыва, то мы наскоро провели летуч³е провода и индуктивный приборъ на валгангъ передняго фаса.
   Въ 12 ч. 30 м. комендантъ лично произвелъ взрывъ камуфлета. Надъ мѣстомъ непр³ятельскаго колодца поднялся бѣлый столбъ дыма, лишь немного окрашенный земляной пылью, полетѣли вверхъ доски и камни.
   Наша галлерея и камера вовсе не имѣли одежды, такъ что ясно было, что на воздухъ вылетѣли доски непр³ятельскаго колодца... камуфлетъ удался на славу...

 []

   ...Дѣйств³я противника становятся все болѣе и болѣе оживленными и нервными, стрѣльба изъ 11" оруд³й не прекращается, при чемъ главной цѣлью ея служатъ форты II, III и укрѣплен³е III, положен³е которыхъ становится тяжелѣе и тяжелѣе, болѣе всего утомляетъ гарнизоны ихъ невозможность найти совершенно безопасное укрыт³е отъ этихъ снарядовъ. Особенно трудно защитникамъ форта III-го - когда непр³ятельск³й огонь усиливается, то оставаться во внутреннемъ дворикѣ форта становится невозможнымъ: ежеминутно здѣсь лопаются бризантные снаряды, шрапнель и мелинитовые патроны, выбрасываемые японцами съ довольно значительныхъ разстоян³й; кромѣ того, вокругъ свистятъ пули на излетѣ, залетающ³я въ фортъ, а черезъ 2-3-5 минутъ раздается зловѣщее гудѣн³е 11" снаряда и черезъ нѣсколько секундъ страшный трескъ его разрыва, окутывающ³й весь фортъ густымъ облакомъ дыма...
   ... Начался бой въ самомъ капонирѣ; когда я, получивши увѣдомлен³е объ этомъ, прибѣжалъ въ капониръ, то засталъ такую картину; въ капонирѣ царитъ почти полный мракъ, чтобы затруднить японцамъ возможность выстрѣлами поражать насъ, все вокругъ наполнено ѣдкимъ, удушающимъ дымомъ отъ взрывовъ пироксилиновыхъ, мелинитовыхъ патроновъ, огненные отблески взрыва которыхъ ежеминутно освѣщаютъ этотъ мракъ; комендантъ форта и почти всѣ офицеры вынесены чуть ли не замертво, потерявш³е сознан³е отъ удушья; гарнизонъ въ паникѣ мечется по узкимъ казематамъ и коридорамъ капонира и контръ-эскарповой галлереи. Въ первыя минуты рѣшительно не сознаешь, что можно сдѣлать; затѣмъ, столкнувшись съ саперомъ поручикомъ Левбергомъ, который успѣлъ сохранить полное присутств³е духа среди этого ада, я просилъ его организовать послѣдовательную оборону капонира, перегородивши коридоры траверсами изъ мѣшковъ, а по телефону вызвалъ поручика Дебагор³я-Мокр³евича, чтобы онъ немедленно прибылъ съ подрывными патронами... гальванерами... Однако этого не понадобилось: черезъ 1/2 часа японцы не выдержали удушья атмосферы капонира... очистили сами казематъ... Наши долго не рѣшались войти въ казематъ, но отыскался храбрецъ рядовой 10 р. 25 полка Илья Головачевъ, который вышелъ самъ впередъ, а за нимъ бросился одинъ изъ санитаровъ, поручикъ Дебагор³й-Мокр³евичъ..."

 []

  

Генералъ Смирновъ взрываетъ камуфлетъ на форту II.

  
   14 октября въ 11 часовъ утра комендантъ крѣпости, въ сопровожден³и личнаго адъютанта поручика Гаммеръ, ходами сообщен³я (поражаемыми ружейнымъ и пулеметнымъ огнемъ) прибылъ на фортъ II, гдѣ все уже было готово къ производству камуфлета.
   Генералъ пожелалъ лично замкнуть токъ.
   Всей крѣпостной артиллер³и было приказано, въ случаѣ удачнаго камуфлета, немедленно открыть огонь по осаднымъ батареямъ противника, если онъ всю силу своего оруд³йнаго огня сконцентрируетъ на форту II.
   Осаждающ³й въ это время методично обстрѣливалъ 11" бомбами фортъ II, Куропаткинск³й люнетъ и лит. Б.
   Бомбы взрывались каждыя 23 минуты.
   Послѣ осмотра забивки камуфлета было приказано протянуть провода отъ станц³и въ казематѣ къ наружному брустверу.
   Быстро, въ мигъ все изготовили молодцы-саперы: провели провода, принесли ящикъ съ батареей...
   Снарядъ за снарядомъ продолжали падать и рваться.
   Воспользовавшись промежуткомъ между только что разорвавшимся снарядомъ и слѣдующимъ выстрѣломъ, генералъ взошелъ на брустверъ и...
   ...замкнулъ токъ.
   Надъ капониромъ взвилось огромное облако дыма, среди котораго мелькнули доски, камни и люди...
   Камуфлетъ удался вполнѣ!
   Гарнизонъ облегченно вздохнулъ.
   Прошли ужасные, томительные часы ожидан³я, горѣн³я на медленномъ огнѣ.
   Поздравивъ всѣхъ съ полнымъ успѣхомъ, комендантъ спустился во внутренн³й дворикъ.
   Съ какимъ неподдѣльнымъ восторгомъ провожали офицеры и нижн³е чины генерала, когда онъ, прощаясь, поздравлялъ съ успѣхомъ и искренно, сердечно желалъ героямъ-защитникамъ и далѣе успѣшно оборонять ввѣренный имъ фортъ!
   Появлен³е коменданта въ самомъ опасномъ мѣстѣ атакованнаго фронта, рискъ, которому подвергалъ себя глава крѣпости, быстро стали достоян³емъ всего гарнизона, утроивъ его энерг³ю.
  

Ранен³е генералъ-адъютанта Стесселя.

  
   Въ то время, когда генералъ Смирновъ взрывалъ на форту ²²-мъ камуфлетъ, примѣромъ своего безстраш³я вдохновляя гарнизонъ на дальнѣйшую упорную борьбу, начальникъ ра³она выѣхалъ на Зубчатую гору западнаго фронта.
   На этохмъ фронтѣ все было покойно.
   Неожиданно залетаетъ снарядъ.
   Раздается взрывъ.
   Однимъ изъ камней генералъ былъ слегка оцарапанъ.
   На горѣ смятен³е: генералъ-адъютантъ раненъ!!!
   Прибѣжалъ фельдшеръ и началъ усердствовать... не жалѣлъ онъ перевязочнаго матер³ала.
   Съ обильно забинтованной головой Стессель торжественно проѣхалъ домой.
   На утр³е мы читали:
  

Приказъ.

Октября, 14-го дня, 1904 года. Кр. Портъ-Артуръ.

No 769.

  
   Объявляю благодарность фельдшеру 40-й роты 7-го запаснаго батальона ²осифу Сенетовскому, сдѣлавшему мнѣ сего числа перевязку подъ Зубчатой батареей.
   П. п. начальникъ Квантунскаго укрѣпленнаго ра³она

генералъ-адъютантъ Стессель.

   Съ подл. вѣрно: начальникъ штаба

полковникъ Рейсъ.

  
   Въ Петербургъ къ Царю была экстренно на шаландѣ (стоимость шаланды 500 руб.) отправлена телеграмма о происшедшемъ несчаст³и.
   А въ Артурѣ литература о постигшемъ крѣпость бѣдств³и множилась.
  

Приказъ.

Октября, 18 дня, 1904 года. Кр. Портъ-Артуръ.

No 779

  
   14-го сего октября, находясь въ окопахъ 26-го в.-с. с. полка у Зубчатой батареи, я былъ раненъ непр³ятельскою пулею изъ окоповъ внизу временнаго укрѣплен³я No 3 въ правую темянную область съ поврежден³емъ кожнаго покрова и ушибомъ темянной кости. Поранен³е это внести въ мой послужной списокъ.
   Основан³е: перевязочное свидѣтельство за No 20 и ст. 901 кн. VIII Св. Воен. Пост., изд. 1892 года.
  
   Истинные защитники Артура хохотали.
   Враги защиты - друзья и приспѣшники Стесселя - радовались.
   Теперь нѣтъ и не будетъ предѣла его велич³ю.
   Прославленный герой - да еще страдалецъ!
   Дальновидные же люди говорили:
   - Посмотрите - Стессель сдастъ крѣпость. Ему напоютъ, что онъ все сдѣлалъ, боролся до полученной раны включительно, что отвѣтственности бояться ему нечего. Онъ повѣритъ и сдастъ.
   Дѣйствительно, съ 14-го октября въ тѣсномъ, интимномъ круту генералъ-адъютантскаго дома уже зашла рѣчь о сдачѣ.

 []

 []

 []

  

15-е октября. Восточный фронтъ.

  

Телефонограммы.

   15 октября.

Коп³и.

   Японцы взрывомъ сдѣлали отверст³е въ стѣнѣ капонира 3. Его заложили. Еще взрывъ, и проникли. Выбиваютъ. Командированъ туда подполковникъ Рашевск³й.

Капитанъ Головань.

5 час. 10 м. утра

  
   Капитанъ Рѣзановъ доноситъ, что удалось выбить японцевъ изъ канонира.
   Рѣзановъ удушенъ газами.

Капитанъ Головань.

8 час. утра.

  
   Поставлена новая 11" мортира. Огонь по форту II.

Мичманъ Вонлярлярск³й.

9 час. утра.

  
   Съ сѣдла Дагушаня батареи сильно обстрѣливають дорогу отъ Малаго къ Большому Орлиному Гнѣзду. Стрѣляютъ даже по одиночнымъ людямъ уже десять дней {Невольно всегда хочется спросить, почему г. Величко не настоялъ при распланировкѣ крѣпости на укрѣплен³и Дагушаня, этого естественнаго форта. Неужели онъ не понималъ, какъ тяжело защищать крѣпость, если съ самаго начала обстрѣливаются военныя дороги?
   О Величко! Величко!}.
   Крестовая двѣ недѣли назадъ сняла ихъ въ полчаса.

Прапорщикъ флота Алалыкинъ.

3 час 50 м. дня.

  
   Въ окопы укрѣплен³я 3 сбѣгаются японцы.

Шт.-капитанъ Булгаковъ.

4 часа дня.

  
   Ожидаемъ наступлен³я на фортъ и укрѣплен³е 3, въ окопахъ много японцевъ.
   Артиллер³я открыла огонь. Малое количество оруд³й можетъ принять участ³е. Желательна помощь Зубчатой.

Капитанъ Головань.

5 час вечера.

  
   Весь день по дорогѣ съ Волчьихъ горъ спускались пѣш³е и конвые люди и обозы. Но перевалу Шининзы тоже.

Лейтенантъ Романовъ. Большая гора.

9 час. 30 м. вечера.

  
   Куропаткинск³й люнетъ усиленъ Запасной ротой.

Подполковникъ Науменко.

9 час. 25 м. вечера.

  
   Весь день весь восточный фронгъ въ огнѣ 11" мортиръ.

12 час. ночи.

 []

  

Западный фронтъ.

  

Телефонограммы.

   15 октября.

Коп³и.

   Замѣтно большое передвижен³е противника. Необходимо на этомъ фронтѣ усилить огонь.

Капитанъ Романовск³й.

10 час. утра.

  
   По берегу бухты "Десяти кораблей" идетъ на правый флангъ батал³онъ.

Лейтенантъ Сухомлиновъ.

11 час. 45 м утра.

  
   Непр³ятель сильно неспокоенъ.
   Съ запада къ Волчьимъ горамъ большое движен³е.

Флигель-адъютантъ полковникъ Семеновъ.

1 часъ 15 м. дня.

  
   Большое движен³е въ окопахъ форта III.

Флигель-адъютантъ полковникъ Семеновъ.

1 часъ 35 м. дня.

  
   Командиръ стрѣлковой батареи Мошинск³й взорвалъ пороховой погребъ.

Флигель-адъютантъ полковникъ Семеновъ.

1 часъ 45 м. дня.

  
   Отъ форта 2 и 3 несутъ къ Волчьимъ горамъ много раненыхъ.

Флигель-адъютантъ полковникъ Семеновъ.

2 часа дня.

  
   Ягюнцы изъ-за Волчьихъ горъ большими колоннами двигаются къ дер. Шуйш³инъ.

Флигель-адъютантъ полковникъ Семеновъ.

5 час. 15 м. вечера.

  
   Усиленное движен³е передъ фортомъ III. Виденъ красный огонь. Раньше замѣчались люди съ красными фонарями.

Флигель-адъютантъ полковникъ Семеновъ.

5 час. 20 м. вечера.

  
   Мортира шт.-капитана Моллера взорвала пороховой погребъ у 11-дюймоваго оруд³я.

Флигель-адъютантъ полковникъ Семеновъ.

7 час. 26 м. вечера.

  
   У форта III японцы сигналятъ красными фонарями на Волчьи горы.

Флигель-адъютантъ полковникъ Семеновъ.

8 час. 25 м. утра.

  
   Изъ долины горы Сѣдловой къ горѣ Угловой замѣчено передвижен³е группъ по 10 человѣкъ.

Полковникъ Ирманъ.

8 час. 35 м вечера.

Минирован³е собственныхъ фортовъ.

  
   Съ первыхъ же дней осады комендантъ крѣпости лично и черезъ генерала Кондратенко старался внушить войскамъ, что форты никогда не сдаются, люди на нихъ умираютъ.
   Гарнизонъ фортовъ и укрѣплен³й всегда можетъ разсчитывать на поддержку, но никогда на выводъ изъ послѣднихъ.
   Геройская стойкость гарнизоновъ во время третьяго штурма убѣдила генерала Смирнова, что гарнизоны вполнѣ прониклись сознан³емъ, что форты не сдаются, а умираютъ.
   Стойкость и сознан³е людей, что форты умираютъ, но не сдаются, давала надежду, что японцамъ не скоро удастся взять одинъ изъ пунктовъ, къ которымъ они въ буквальномъ смыслѣ слова присосались.
   Казалось, что большаго и желать было нечего.

 []

   Нѣтъ! Враги нормальной обороны не могли помириться съ этимъ.
   Появилась подпольная записка генерала Фока, въ которой онъ, ссылаясь на примѣръ Малахова кургана, убѣждалъ начальника ра³она заложить на самыхъ фортахъ мины. Заложены же онѣ должны были быть съ той цѣлью, что, когда фортъ рѣшено будетъ сдать, послѣдн³й по очищен³и взрывается.
   Генералъ Смирновъ энергично протестовалъ, всѣми силами стараясь убѣдить, что минирован³е собственныхъ фортовъ (не говоря уже про крайнюю опасность этой затѣи при оборонѣ) въ корнѣ подорветъ усвоенный людьми принципъ, что фортъ умираетъ, а не сдается - и въ конецъ деморализируетъ гарнизоны.
   Но генералъ Стессель, вѣривш³й Фоку, настаивалъ.
   Комендантъ посылаетъ тогда къ нему полковника Григоренко. Послѣдн³й дѣлаетъ подробный докладъ, которымъ съ очевидной ясностью доказываетъ, что результаты взрывовъ будутъ въ общемъ ничтожны, но зато заложенныя мины будутъ страшно опасны для гарнизона, т. к. случайное попадан³е 11" бомбы можетъ вызвать несвоевременный взрывъ.
   Генералъ-адъютантъ все-таки настоялъ на своемъ, и на фортахъ начали раздѣлывать камеры для зарядовъ.
   Только на форту II-мъ комендантъ послѣдняго поручикъ Флоровъ категорически заявилъ, что, пока онъ на форту, фортъ минированъ не будетъ.
  

Вмѣшательство генерала Стесселя въ артиллер³йскую оборону.

  
   Генералъ Стессель, отдавая, помимо коменданта, частныя распоряжен³я начальнику крѣпостной артиллер³и Бѣлому, строжайше приказалъ не ставить ни одной пушки безъ особаго на каждый разъ разрѣшен³я.
   Такъ какъ на атакованномъ фронтѣ онъ никогда не бывалъ и поэтому положен³е вещей на мѣстѣ обсудить не могъ, то это приказан³е имѣло исключительной цѣлью сдѣлать непр³ятность и мѣшать продуктивной работѣ генерала Смирнова.
   Конечно, въ итогѣ все дѣлалось такъ, какъ хотѣлъ Смирновъ, но все это страшно мѣшало и затрудняло оборону.
   Когда начались спазматическ³я

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (24.11.2012)
Просмотров: 243 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа