Главная » Книги

Ножин Евгений Константинович - Правда о Порт-Артуре, Страница 5

Ножин Евгений Константинович - Правда о Порт-Артуре



сѣмъ не устраивало, т. к. читавш³е газету удивлялись, какъ она извращаетъ истину.
   Меня спасало только то, что я не подписывался подъ "извѣст³ями".
   День 29 ³юля памятенъ мнѣ еще тѣмъ, что на одной изъ батареи былъ пойманъ японск³й шп³онъ въ костюмѣ китайца-рабочаго.
   Я попросилъ коменданта крѣпости разрѣшить мнѣ повидать и допросить захваченнаго.
   Разрѣшен³е дано мнѣ было въ слѣдующей формѣ:
  

Служебная Записка.

Штаба Портъ-Артурской крѣпости No 188.

29 ³юля 1904 года.

  
   Комендантъ крѣпости разрѣшилъ военному корреспонденту Ножину допросить задержаннаго сего числа у форта No 1 японца. И. д. комендантскаго адъютанта

поручикъ Князевъ.

   Въ Полицейское Управлен³е.
  
   Пр³ѣхавъ въ арестный домъ, я въ присутств³и смотрителя началъ бесѣдовать со "шп³ономъ".
   "Шп³онъ" оказался самымъ обыкновеннымъ манзой. То же самое было уже установлено и жандармской властью. Много потомъ хохоталъ надо мной князь Микеладзе, начальникъ крѣпостной жандармской команды.
  

30 ³юля.

  
   Съ разсвѣтомъ началась бомбардировка Угловыхъ горъ и медленное наступлен³е на этотъ фронтъ.
   Генералъ Смирновъ командировалъ на западный фронтъ генерала Кондратенко.
   Фокъ же былъ назначенъ начальникомъ общаго резерва.
   Самъ же Смирновъ, вполнѣ увѣренный, что противникъ, форсируя теперь опорные пункты на Угловыхъ горахъ, рано или поздно поведетъ главные штурмы на исходящ³й уголъ с.-в. фронта - все свое вниман³е обратилъ на него и Высокую гору западнаго фронта.
   Вотъ что было напечатано въ моихъ "извѣст³яхъ" за этотъ день:
   30 ³юля, въ 7 часовъ утра комендантъ крѣпости генералъ-лейтенантъ Смирновъ, сопутствуемый личнымъ адъютантомъ подпоручикомъ Гаммеромъ, прослѣдовалъ на Крестовую гору, гдѣ былъ встрѣчеиъ начальникомъ артиллер³и крѣпости генералъ-ма³оромъ Бѣлымъ и вмѣстѣ съ нимъ подробно осмотрѣлъ результаты крѣпостного вооружен³я.
   Поблагодаривъ генерала Бѣлаго за блестящее выполнен³е работъ, комендантъ крѣпости отправился на Опасную гору.
   Взойдя на высшую точку высоты, откуда открывается видъ на весь восточный фронтъ оборонительной лин³и, генералъ-лейтенантъ Смирновъ наблюдалъ и изучалъ расположен³е батарей противника.
   По пути на Опасную гору комендантъ крѣпости выслушалъ подробный докладъ подполковника Рашевскаго.
   Въ исходѣ 11-го часа генералъ-лейтенантъ Смирновъ отбылъ съ Опасной горы въ штабъ крѣпости.
   30 ³юля генералъ Стессель, соскучившись отъ ничегонедѣланья, пишетъ оригинальный приказъ, какъ разъ противорѣчащ³й истинному положен³ю вещей.
  

Приказъ

по войскамъ Квантунскаго укрѣпленнаго ра³она.

²юля, 30 дня, 1904 г. кр. Портъ-Артуръ, No 488.

  
   Объѣзжая войска, я часто наблюдаю необычно большое количество работъ, которыя они и до сей поры несутъ. Я указывалъ и вновь указываю на настоятельную необходимость, особенно въ такую жару, давать людямъ болѣе отдыха и свободнаго времени, дабы они могли помыть и бѣлье и сами вымыться и отдохнуть. Прошу помнить, что только въ здоровомъ, неутомленномъ тѣлѣ и духъ бодръ.
   Утомленный солдатъ вѣчно сонный и невеселый. Требую, чтобы люди болѣе 5 часовъ въ сутки не работали. Требую, чтобы на бивакахъ было веселѣе; при достаткѣ свободнаго времени будутъ и пѣсни на позиц³яхъ и бивакахъ.
   Начальникъ Квантунскаго укрѣпленнаго ра³она

генералъ-лейтенантъ Стессель.

  
   Если бы этотъ приказъ, переданный по телеграфу, прочли въ Петербургѣ, то безусловно и Петербургъ и Росс³я остались бы очень довольны.
   Вотъ благодать-то въ осажденной крѣпости! Вотъ порядокъ! Все готово къ защитѣ. Да, Артуръ это - твердыня! О нее, какъ объ утесъ, разобьются живыя волны японцевъ. Помилуйте, главный начальникъ, который оповѣстилъ уже всему м³ру, что "съ трехъ сторонъ море, а съ четвертой непр³ятель"... требуетъ лишь пятичасовой работы, требуетъ веселья, пѣсенъ на бивуакахъ! Нѣтъ, за Артуръ можно быть покойнымъ. Пусть Куропаткинъ собирается съ силами.
   Если бы этотъ приказъ разносилъ инженеровъ, которые строили себѣ и генералу Стесселю блиндажи - мы бы тоже были довольны.
   Дѣло въ томъ, что приказъ этотъ извращалъ истину.
   Непр³ятель желѣзнымъ кольцомъ сковывалъ крѣпость, возводя подавляющее количество батарей, а въ крѣпости, на ея оборонительной лин³и, далеко не все было готово. Нужно было производить и основныя и мобилизац³онныя работы. Если людей заставляли трудиться, то дѣлали это въ силу крайней необходимости, они работали столько же для обороны крѣпости, сколько для самихъ себя. Они рыли, рыли, рыли безъ конца каменистый грунтъ, но рыли его для того, чтобы легче было отбивать штурмъ и прятаться отъ града чугуна и стали, который въ течен³е долгихъ пяти мѣсяцевъ обильно сыпался на нихъ.

 []

   Теперь некогда было думать объ отдыхѣ. Дорога была каждая минута. Люди это понимали и безропотно трудились. Трудились охотно, сознавая, что, чѣмъ глубже будетъ ходъ сообщен³я, чѣмъ прочнѣе блиндажъ, тѣмъ для нихъ же лучше, тѣмъ отъ смерти дальше.
   Но генералъ Стессель, со свойственными его мышлен³ю нелѣпостями, да еще суфлируемый ген³емъ генерала Фока, все представлялъ въ иномъ свѣтѣ, все шиворотъ на выворотъ.
   Приказъ этотъ въ ближайшемъ будущемъ принесъ свои плоды.
   Приспѣшники и "искренно цѣнящ³е'' въ Стесселѣ товарища-солдата не замедлили воспользоваться этимъ приказомъ.
   Изъ части требуютъ людей на работы неотложныя.
   Командиръ части не даетъ, ссылаясь на прпказъ Стесселя.
   Требован³е повторяется въ категорической формѣ - командиръ ѣдетъ къ Стесселю и жалуется, что его людей мучатъ.
   Стессель словесно отмѣняетъ приказан³е. Начинаются пререкан³я. А работы, экстренно-неотложныя работы ведутся кое-какъ или совсѣмъ остаются безъ движен³я.
  

31 ³юля.

  
   Въ семь съ половиной часовъ утра комендантъ крѣпости, въ сопровожден³и личнаго адъютанта подпоручика Гаммера, отправился на Высокую гору.
   Поднявшись на батарею, откуда проэктируются всѣ батареи западнаго фронта, генералъ-лейтенантъ Смирновъ выслушалъ подробный докладъ начальника сектора о дѣйств³яхъ ввѣренньгхъ ему батарей, произведенныхъ наблюден³яхъ и работахъ и, оставшись вполнѣ довольный состоян³емъ и дѣйств³ями этихъ батарей, направился на Зубчатую гору.
   По дорогѣ былъ встрѣченъ начальникомъ 4-й в.-с. стрѣлковой бригады полковникомъ Ирманомъ, который доложилъ коменданту о состоян³и артиллер³йской обороны всего западнаго фронта.
   Прибывъ на Зубчатую гору, комендантъ крѣпости былъ встрѣченъ подполковникомъ артиллер³и Бржозовскимъ; принявъ отъ него рапортъ о состоян³и ввѣренныхъ ему частей - направился на батарею л. Д, откуда указалъ командиру батареи капитану Вельяминову (кандидатъ на в судебную должность) мѣсто вѣроятнаго расположен³я непр³ятельской батареи, въ течен³е уже почти цѣлой недѣли бомбардирующей городъ.
  
   Въ такой редакц³и были помѣщены въ газетѣ мои офиц³альныя извѣст³я.
   Но въ нихъ было пропущено самое существенное, которое безусловно и не могло появиться на страницахъ газеты, которую ежедневно, внѣ всякихъ сомнѣн³й, читали японцы.
   Дѣло въ томъ, что генералъ Смирновъ остался очень недоволенъ многимъ, а въ особенности укрѣплен³емъ и вооружен³емъ Высокой горы.
   Высокая гора, которой суждено было сыграть столь роковую роль въ защитѣ Артура, представляла изъ себя обособленный горный массивъ въ исходящемъ углу западнаго фронта, вершина котораго, вѣнчая окружающ³я высоты, гордо глядѣла кругомъ въ глубь крѣпости, въ ея внутреннюю гавань, портъ, городъ, внѣшн³й рейдъ и въ даль безконечнаго океана.
   Вотъ на этой-то горѣ, имѣвшей такое доминирующее значен³е въ оборонѣ крѣпости, было возведено укрѣплен³е, вооруженное лишь четырьмя шестидюймовыми оруд³ями крѣпостного калибра.
   О какихъ бы то ни было казематахъ бетоннаго или блиндажахъ земляного происхожден³я не было и помину. Здѣсь были просто навалены мѣшки, камни, песокъ съ сухой цементной прокладкой, долженствовавш³е служить для прислуги и стрѣлковъ прикрыт³емъ отъ 6" и 12" огня.
   Полагаю, что ни для кого не секретъ, что такъ наз. сухая кладка не имѣетъ прочности и, при желан³и, можетъ быть разобрана пальцами и, конечно, не въ состоян³и сопротивляться не только осадной, но и полевой и противоштурмовой малокалиберной артиллер³и.
   Быть можетъ, какъ утверждаетъ г. Тимченко-Рубанъ, "тутъ намѣчалась постройка нѣсколькихъ долговременныхъ и полудолговременныхъ укрѣплен³й, намѣчалось создан³е прочнаго каркаса обороны, подлежащей развит³ю въ мобилизац³онный пер³одъ......" но обороняющимъ Артуръ отъ этого было не легче.
   Оруд³я на Высокую были поставлены во время начавшейся уже кампан³и, а о сооружен³и прочныхъ батарей не могло быть рѣчи. Для того, чтобы спасать гарнизонъ Высокой отъ гибельнаго дѣйств³я одиннадцатидюймовыхъ бомбъ, оставалось одно средство: рыть пещеры, долбить и взрывать горную породу. И обороняющ³е несли тяготы прегрѣшен³й просвѣщенныхъ инженеровъ, стяжавшихъ всем³рную извѣстность,- рыли, долбили, взрывали каменистый грунтъ и также спокойно гибли отъ сатанинской силы взрывовъ одиннадцатидюймовыхъ бомбъ.
   31 ³юля на батареѣ былъ еще рай земной. Противникъ держалъ ее лишь въ рѣдкомъ шестидюймовомъ огнѣ.
   Каждыя 56 минутъ надъ головами пѣла свою заунывную пѣснь шестидюймовая бомба и, давая перелетъ, рвалась за горой.
   Однимъ изъ взрывовъ на нашихъ глазахъ былъ сильно раненъ унтеръ-офицеръ военно-полевого телеграфа, исправлявш³й перебитые провода.
   Незадолго до отъѣзда съ Высокой - надъ Волчьими горами поднялся шаръ.
   Кстати, о воздушномъ шарѣ. Въ крѣпости не было воздухоплавательнаго парка.
   Вы смѣетесь, читатель?
   Да! Да! Даже шара не было! Его везли въ Артуръ морскимъ путемъ на пароходѣ "Монгол³я" вмѣстѣ съ значительнымъ запасомъ боевыхъ припасовъ - но, къ несчаст³ю, все это попало въ руки не къ намъ, а къ японцамъ.
   Можно себѣ представить, какъ ехидно злорадствовали японцы, когда нашъ шаръ рекогносцировалъ еще нашъ Артуръ.

 []

   Прибывш³й вмѣстѣ съ Макаровымъ лейтенантъ Лавровъ (погибш³й на Высокой горѣ) занялся сооружен³емъ воздушнаго шара - труды его были близки къ осуществлен³ю, но успѣхомъ не увѣнчались.
   Вернемся къ рѣявшему надъ Артуромъ русско-японскому шару.
   Итакъ, около полудня надъ Волчьими горами въ расположен³и противника поднялся шаръ. Наши ближайш³я батареи немедленно открыли по немъ шрапнельный огонь. Было ли попадан³е, или нѣтъ - трудно установить, но шаръ, продержавшись немного болѣе получаса, быстро опустился. По дошедшимъ до насъ черезъ китайскихъ лазутчиковъ свѣдѣн³ямъ (которымъ штабъ крѣпости солидно платилъ и этимъ достигалъ цѣли), оказалось, что съ поднявшагося шара офицеры японскаго генеральнаго штаба производили рекогносцировку крѣпости и сфотографировали ее. Результаты рекогносцировки слѣдующ³е: штабъ командующаго осадной арм³ей барона Ноги, изучивш³й крѣпость согласно точнымъ даннымъ японскаго генеральнаго штаба, основаннымъ на топографическихъ съемкахъ его офицеровъ въ мирное время, никакъ не ожидалъ встрѣтить такой массы новыхъ укрѣплен³й въ крѣпости, вынесенныхъ далеко впередъ отъ полигона крѣпости, ея фортовъ и долговременныхъ укрѣплен³й. Все это было сдѣлано въ пер³одъ времени отъ 4 марта - дня прибыт³я генерала Смирнова, до 18 ³юля - дня оставлен³я Фокомъ Волчьихъ горъ.
   По максимальному разсчету офицеровъ японскаго генеральнаго штаба послѣ тщательнѣйшаго изучен³я ими (до тѣсной блокады) "ген³альнаго" плана всей крѣпости, истинности хода работъ ея фортификац³онныхъ сооружен³й, вооружен³я и всего количества годныхъ оруд³й въ арсеналахъ, которыя имъ были доподлинно извѣстны, согласно точнѣйшимъ донесен³ямъ агентовъ изъ развѣдочнаго бюро, вилотъ до самаго прибыт³я въ крѣпость генерала Смирнова,- для взят³я Артура открытыми штурмами нужно было пожертвовать отъ 5 до 10 тысячъ. Говорятъ, когда объ этомъ подробно было доложено Его Величеству Императору Япон³и, то онъ колебался утвердить планъ штурма крѣпости, находя, что это будетъ стоить чрезмѣрнаго количества человѣческихъ жизней. - Вотъ какого мнѣн³я были японцы о твердыняхъ Портъ-Артура до начала войны, и были вполнѣ правы. То, что они встрѣтили въ крѣпости послѣ пятимѣсячнаго пребыван³я въ ней новаго коменданта - генерала Смирнова, для нихъ было полной неожиданностью. Офицеры развѣдочнаго бюро, привыкш³е въ течен³е 6-ти лѣтъ своего пребыван³я въ Артурѣ видѣть, что русск³е въ крѣпости почти ничего не дѣлали, а если и дѣлали, то кое-какъ; прекрасно ознакомившись съ системой русскихъ военныхъ инженеровъ: стачки съ подрядчиками, {Объ этомъ при желан³и можно нагшсать цѣлый томъ.} неимовѣрный грабежъ, халатность, небрежность положительно во всемъ, и при этомъ полная безотвѣтственность, такъ какъ къ казеннымъ деньгамъ легкомысленно относились всѣ, отъ самыхъ старшихъ инженеровъ до десятника включительно,- никоимъ образомъ не могли ожидать, что все это измѣнится какъ бы мановен³емъ волшебства.
   Дѣйствительно, то, что было сдѣлано генераломъ Смирновымъ въ крѣпости въ течен³е 5-ти мѣсяцевъ, при минимальной наличности силъ, средствъ и всѣхъ препятств³яхъ, создаваемыхъ Стесселемъ и его присными,- станетъ достоян³емъ, истор³и. Честный и безпристрастный военный историкъ, подробно разобравшись во всѣхъ планахъ и документахъ осажденнаго Портъ-Артура, повѣдаетъ м³ру свое правдивое сказан³е, я же описываю только то, что я видѣлъ собственными глазами.
   Японская осадная арм³я имѣла воздушные шары, которые впослѣдств³и подымались неоднократно и приносили имъ огромную пользу; въ крѣпости же ихъ не было, какъ не было ни почтовыхъ голубей ни безпроволочнаго телеграфа! - На Ляотѣшанѣ поставили мачту и аппаратъ, но дѣйствовать онъ не могъ, потому что консулъ въ Чифу, несмотря на настоятельныя просьбы изъ крѣпости, за все время осады не сумѣлъ выбрать мѣста, поставить станц³ю и установить сообщен³е. Вообще на консульской дѣятельности въ Чифу я остановлюсь впослѣдств³и и остановлюсь очень подробно. Теперь скажу только одно: какъ могли оставить на такомъ важномъ посту, какой изъ себя представляло консульство въ Чифу во время всей осады, такого бездѣятельнаго, непредпр³имчиваго, трусливаго и бездарнаго чиновника, какимъ явился г. Тидеманъ? По-моему, это прямо государственное преступлен³е. {Неужели для этого достаточно было быть родственникомъ генерала Базилевскаго?}
   Съ Высокой горы мы довольно сносными военными дорогами проѣхали на Зубчатую гору, а оттуда на укрѣплен³е Кладбищенской импани.
   Здѣсь комендантъ очень долго бесѣдовалъ съ знакомымъ уже читателю командиромъ 26-го полка полковникомъ, нынѣ свиты Его Величества генералъ-ма³оромъ, Семеновымъ.
   Съ Кладбищенской импани открывался видъ на передовые редуты и лѣвый флангъ с.-в. фронта.
   Семеновъ былъ по обыкновен³ю крайне подвиженъ, энергиченъ и дѣятеленъ, подробно докладывая и выслушивая указан³я Смирнова объ оборонѣ ввѣреннаго ему участка.
   Продолжаю свои офиц³альныя извѣст³я, вполнѣ отвѣчающ³я истинному ходу событ³й.
  
   Съ ранняго утра непр³ятель довольно часто обстрѣливалъ укрѣплен³е No 3, фортъ 5 и Высокую гору.
   Наши батареи всего сухопутнаго фронта поддерживали рѣдк³й огонь по производимымъ непр³ятелемъ работамъ.
   Никакихъ особенныхъ передвижен³й въ расположен³и противника не замѣчено.
   Япояцы впереди Высокой горы, въ деревняхъ, производили как³я-то работы.
   Командиръ батареи приказалъ обстрѣлять ихъ мортирами.
   Въ отвѣтъ на это, непр³ятель съ разстоян³я чуть ли не 7 верстъ сталъ стрѣлять изъ полевыхъ оруд³й.
   Вечеромъ 31 ³юля секретами нашихъ передовыхъ охранен³й было обнаружено, что противъ западнаго фронта сухопутной обороны началось вначалѣ частичное, а затѣмъ массовое передвижен³е противника.
   Секреты и заставы продолжали выслѣживать и задерживать наступлен³е передовыхъ частей непр³ятеля.
   Ночь была темная, глухая, барометръ показывалъ на дождь. Туманъ увеличивался.
   До 2 час. ночи наши передовыя части тѣснились японцами какъ противъ горы Сиротка, такъ и на лин³и бухты Луизы и Малой Голубиной.
   Прожектора и боевыя ракеты непрестанно свѣтили всю мѣстность, отчетливо освѣщая передвигавш³яся колонны и цѣпи противника.
   Въ 2 часа ночи непр³ятель, сосредоточившись, перешелъ въ энергичное наступлен³е, поведя атаку на гору Сиротка, предпринявъ въ то же время и фланговое движен³е.
   11 и 12 роты 26-го полка, занимавш³я передовое сторожевое охранен³е противъ Сиротки, нѣсколько разъ отбивъ атаки, переходили на "ура" въ штыки, отбрасывая наступающихъ.
   Численность же атакующихъ все увеличивалась, а потому роты отошли подъ прикрыт³е батарей.
   Охотничьи команды поручиковъ Волчинскаго и Мюльберга, сильно тѣснимыя превосходящимъ противникомъ, постепенно отступали на указанныя по диспозиц³и мѣста.
   Поручикъ Мюльбергъ раненъ серьезно въ ротъ.
  

Стессель, Фокъ и офицеры.

  
   Посѣщая почти ежедневно большинство фортовъ и укрѣплен³й крѣпости, я прямо любовался здоровымъ, веселымъ видомъ людей. Цѣлый день проводили они въ тяжелыхъ крѣпостныхъ работахъ, а вечеромъ повсюду гремѣли пѣсни. Любуясь этими жанровыми картинками, я совершенно забывалъ, что въ нѣсколькихъ верстахъ непр³ятель, что наши передовыя цѣпи уже залегли впереди крѣпости и зорко слѣдятъ подъ покровомъ ночи за противникомъ.
   Меня съ началомъ тѣсной блокады всегда удивляло то обстоятельство, что офицеры стали несравненно меньше бражничать. Мнѣ не приходилось видѣть на фортахъ, батареяхъ, укрѣплен³яхъ разгула, всѣ какъ-то подтянулись, между тѣмъ какъ на передовыхъ позиц³яхъ пит³е было развито до крайнихъ предѣловъ. Солдатъ Стессель и Фокъ лишали совершенно водки - зато офицеры днями и ночами пьянствовали, что, конечно, расшатывало ихъ организмъ, и такъ уже утомленный тревожной боевой обстановкой, и крайне скверно дѣйствовало на ихъ психическое состоян³е. Люди, находивш³еся постоянно въ винномъ угарѣ, не могли быть офицерами въ полномъ значен³и этого слова.
   Объясняется это, конечно, тѣмъ, что они, находясь въ тяжелой боевой обстановкѣ, не видѣли примѣра, не имѣли любимаго начальника, который бы ихъ вдохновлялъ. Фока они ненавидѣли, такъ какъ, кромѣ площадной ругани и крайнихъ несправедливостей, дурачествъ съ солдатами, среди которыхъ онъ искалъ популярности, они ничего не видѣли. Стесселя, который среди нихъ искалъ популярности, но который дѣйствовалъ подъ вл³ян³емъ Фока, они боялись, но и только. Часть офицеровъ, участвуя въ пирушкахъ со Стесселемъ, когда онъ иногда появлялся среди батал³оновъ въ дивиз³и Фока, стоявшихъ въ резервѣ подъ Юпилазой, и слушая его шутки и издѣвательства надъ солдатомъ (Стессель страшно былъ грубъ съ солдатами и старшими начальниками; они ему прямо органически были противны),- не вносили, конечно, въ среду солдатъ своимъ обращен³емъ оздоравливающей струи. Солдаты ихъ тоже не любили.

 []

   Съ началомъ же тѣсной блокады, когда пѣхотные офицеры на фортахъ, батареяхъ и укрѣплен³яхъ слились въ постоянномъ общен³и съ артиллер³йскими офицерами, стоящими несравненно выше ихъ по умственному и духовному интеллекту, а во главѣ всѣхъ сталъ генералъ Смирновъ, этотъ замѣчательно просвѣщенный, умный, но и жестоко-требовательный офицеръ, а также его ближайш³е помощники: генералы Кондратенко и Горбатовск³й, полковники Семеновъ и Третьяковъ, показывавш³е на каждомъ шагу примѣры самоотверженной дѣятельности, порядка, справедливости, гуманности и требован³я абсолютной дисциплины,- все измѣнилось. Офицеры стали неузнаваемы. Повторяю, что, какъ только 4-я дивиз³я вступила въ крѣпость, генералъ Смирновъ назначилъ Фока начальникомъ резерва и этимъ устранилъ его отъ активной дѣятельности, въ силу чего послѣдн³й не имѣлъ никакого сношен³я съ боевой лин³ей и не растлѣвалъ своимъ вл³ян³емъ войска. Но, положимъ, онъ и тутъ ухитрялся вносить разладъ, раздоръ и безпорядокъ. Помню такой случай. Генералъ Смирновъ осматривалъ работы на форту No 5. Затѣмъ, облокотившись на брустверъ, наблюдалъ за расположен³емъ и работами противника. Его окружили пѣхотные, морск³е и артиллер³йск³е офицеры, послѣдн³е время отъ времени просили его совѣтовъ, указан³й. Генералъ Смирновъ давалъ на все обстоятельные отвѣты. Вдругъ мы слышимъ внизу страшную ругань. Генералъ Смирновъ спрашиваетъ:- Кто это такъ тамъ отличается?- Побѣжали посмотрѣть. Возвращаются и докладываютъ, что начальникъ резерва генералъ Фокъ распекаетъ одного изъ офицеровъ своей дивиз³и (его весь гарнизонъ и населен³е прозвали "сумасшедш³й мулла"). Подымается на фортъ Фокъ и, несмотря на присутств³е главы крѣпости генерала Смирнова, здоровается съ гарнизономъ - явное нарушен³е основныхъ правилъ дисциплины. Говорятъ, что генералъ Смирновъ ему сказалъ нѣсколько убѣдительныхъ словъ, и Фокъ временно сократился до новаго воцарен³я Стесселя - уже въ генералъ-адъютантскомъ зван³и.
  

1 августа.

  
   Съ наступлен³емъ разсвѣта, Высокая, Угловая горы и сосѣдн³я батареи, форты 11 укрѣплен³я открыли довольно сильный артиллер³йск³й огонь, парализовавъ дальнѣйшее наступлен³е противника.
   Японцы тоже открыли бѣглый огонь шрапнелью и мелинитовыми бомбами по Угловой горѣ и Сироткѣ, которая вслѣдств³е этого очутилась нейтральной. Гора Сиротка не укрѣплена, на ней находились лишь наши наблюдательные посты.
   Комендантъ крѣпости въ началѣ шестого часа утра отдалъ приказан³е о частномъ сосредоточен³и резерва.
   Въ началѣ 7-го часа генералъ-лейтенантъ Смирновъ, въ сопровожден³и адъютанта подпоручика Гаммера, направился на Зубчатую гору, гдѣ уже засталъ начальника укрѣпленнаго ра³она генералъ-лейтенанта Стесселя.
   Ознакомившись съ ходомъ артиллер³йскаго боя, комендантъ крѣпости направился по военной дорогѣ на фортъ No 5, гдѣ, получивъ всѣ донесен³я о ночномъ наступлен³и противника и выяснивъ положен³е вещей на западномъ фронтѣ, далъ общ³я указан³я относительно артиллер³йской обороны, въ частности форта No 5, и, распредѣливъ резервъ, въ 12 часовъ выѣхалъ на Высокую гору.
   Прибывъ на батарею Высокой горы, генералъ-лейт. Смирновъ далъ начальнику сектора инструкц³и о дальнѣйшихъ дѣйств³яхъ ввѣренныхъ ему батарей, вытекавшихъ изъ начинающаго выясняться характера общаго наступлен³я на крѣпость.
   Мелинитовыя бомбы, давая перелеты черезъ батарею, одна за другой ложились на восточномъ ея склонѣ. Одна изъ бомбъ разорвалась въ нѣсколькихъ шагахъ отъ проходившаго взвода саперъ, наряженныхъ на работы, но настолько счастливо, что осколкомъ слегка лишь царапнула одного изъ чиновъ.
   Высокая гора начала энергично посылать снарядъ за снарядомъ; мѣшалъ правильной пристрѣлкѣ легк³й туманъ и какъ изъ ведра ливш³й дождь, но все-таки удалось потушить поражавшую батарею.
   Комендантъ крѣпости, поблагодаривъ начальника сектора за отличную стрѣльбу, въ 3 часа пополудни уѣхалъ домой.
  

2 августа.

  
   Въ ночь съ 1 на 2 августа противъ лѣваго фланга, въ направлен³и Угловой горы и прилегающихъ предгор³й, началъ опять сосредоточиваться противникъ.
   Въ началѣ 3-го часа непр³ятель въ значительныхъ силахъ пошелъ на штурмъ.
   Первый штурмъ былъ встрѣченъ сильнымъ артиллер³йскимъ и ружейнымъ огнемъ и былъ быстро отбитъ.
   Съ началомъ разсвѣта противникъ опять бросался на штурмъ и каждый разъ съ огромными потерями отбитъ.
   Наши батареи развили уб³йственный огонь.
   Послѣ отражен³я второго штурма, непр³ятельск³я батареи постепенно развили страшный шрапнельный огонь по всей лин³и фортовъ, батарей и укрѣплен³й.
   Бомбардировка шла съ перерывами. Огонь идетъ сосредоточенный.
   На Зубчатой горѣ съ самаго начала бомбардировки находился совмѣстно съ другими начальникъ укр. ра³она генералъ-лейтенантъ Стессель.
   Во время артиллер³йскаго огня противникъ подъ его прикрыт³емъ перебѣжками продвигался впередъ.
   Наши батареи бьютъ наступающихъ.
   Очевидно, японцы готовятся къ генеральному штурму.
   Потери противннка огромны.
   Наши - благодаря укрыт³ю - ничтожны.
  
   Я пишу: наши, благодаря укрыт³ю, ничтожны. Конечно, какъ у обороняющагося, онѣ были несравненно меньше. Но если бы у насъ дѣйствительно были сносныя укрыт³я, то и потери дѣйствительно были бы ничтожны.
   Но штабъ ра³она считалъ, что потери ничтожны - и "въ извѣст³яхъ" онѣ таковыми были.
  

3 августа.

  
   Ночью съ 2 на 3 августа по всей лин³и обороны шла рѣдкая перестрѣлка передовыхъ частей.
   Въ 9 часовъ утра съ Кумирнскаго редута было замѣчено въ подзорную трубу, что по Мандаринской дорогѣ отъ Волчьихъ горъ въ направлен³и отъ Генеральной горы приближается группа въ 6 человѣкъ съ бѣлымъ флагомъ.
   Немедленно дано было знать по телефону командиру 2, 6 полка, который приказалъ прекратить стрѣльбу на ввѣренномъ ему участкѣ, и вмѣстѣ съ тѣмъ донесено коменданту крѣпости.
   Съ Кумирнскаго редута выѣхалъ навстрѣчу приближающейся группы командиръ роты капитанъ Лавровъ съ нѣсколькими охотниками.
   Встрѣтились они съ японскимъ парламентеромъ, оказавшимся ма³оромъ японской службы, въ сопровожден³и одного офицера и 4 солдатъ.
   Обмѣнявшпсь привѣтств³ями на русскомъ языкѣ, ма³оръ Ямооки попросилъ вызвать офицера штаба главнаго начальника. Немедленно объ этомъ дано было знать въ штабъ крѣпости.
   Около 10 часовъ прибылъ на передовую лин³ю начальникъ штаба ра³она полковникъ Рейсъ, въ сопровожден³и 2 офицеровъ, которому было передано японскимъ ма³оромъ два пакета.
   Одинъ главному начальнику арм³и, другой командующему эскадрой.
   При прощан³и съ полковникомъ Рейсомъ, ма³оръ высказалъ свое сожалѣн³е, что ему пришлось его побезпокоить въ такую дурную погоду.
   Во время переговоровъ комендантъ крѣпости приказалъ прекратить огонь по всей оборонительной лин³и.
   Японцы же продолжали стрѣлять по правому флангу.

 []

  
   Содержан³е письма барона Ноги было приблизительно слѣдующее:
   - Русск³я войска доказали уже свою доблесть, но Артуръ все равно будетъ взятъ, а потому, во избѣжан³е излишняго кровопролит³я, а также возможныхъ со стороны ворвавшихся въ городъ японскихъ солдатъ насил³й, уб³йствъ и грабежей, такъ какъ сначала трудно будетъ установить порядокъ, командующ³й осадной арм³ей Его Величества Императора Япон³и предлагаетъ вступить въ предварительные переговоры о сдачѣ крѣпости.
   Въ крѣпости немедленно собрался военный совѣтъ. Генералъ Стессель требовалъ, чтобы отвѣта не было послано на томъ основан³и, что предложен³е сдать крѣпость - страшная дерзость со стороны японцевъ.
   - Развѣ они не читали моего приказа, что, пока будетъ живъ хоть одинъ защитникъ, крѣпость не сдастся?
   Генералъ Смирновъ старался вразумить Стесселя, доказывая, что элементарныя правила военной этики требуютъ, чтобы отвѣтъ былъ посланъ. - Ну хорошо, упорствовалъ Стессель: если непремѣнно нужно послать отвѣтъ, то ничего не писать въ посылаемой бумагѣ, а просто нарисовать имъ кукишъ.
   Комендантъ, генералъ-лейтенантъ Смирновъ, категорически заявивъ, что отвѣтъ долженъ быть посланъ и посланъ въ самой вѣжливой формѣ,- приступилъ къ составлен³ю послѣдняго. Содержан³е его было кратко, но носило характеръ сдержаннаго достоинства.
   Вотъ онъ:
   "Честь и достоинство Росс³и не могутъ допустить даже переговоровъ о выработкѣ услов³й сдачи крѣпости. Генералъ-лейтенантъ Стессель. Генералъ-лейтенантъ Смирновъ."
  

Парламентерск³е переговоры.

  
   Утро 4-го августа стояло на рѣдкость непр³ятное. Туманъ, мороситъ мелк³й дождикъ, сыро, слякоть. Городъ уже бомбардируется. То и дѣло завываютъ снаряды, съ глухимъ гуломъ разрываясь въ порту.
   Получивъ наканунѣ разрѣшен³е генерала Смирнова сопровождать парламентеровъ, я отправился въ штабъ ра³она.
   Бомбардировка порта усиливается; на фронтѣ сравнительное затишье.
   Въ составъ парламентеровъ вошли: офицеръ генеральнаго штаба капитанъ Головань и состоявш³й въ прикомандирован³и штаба крѣпости лейтенантъ Маколинск³й.
   Капитанъ Головань передалъ мнѣ приказан³е генерала Смирнова, что, если я хочу сопровождать парламентеровъ, то долженъ одѣть форму стрѣлка.
   Принесли солдатскую рубаху, снаряжен³е и вооружен³е и предложили переодѣться, а также снять очки. Повиновался.
   - Снимите шпоры - командуетъ капитанъ Головань. Повиновался.
   Принесли парламентерск³й флагъ (полотнище грязнѣе грязнаго).
   - Вы повезете флагъ! - Запротестовалъ.
   - Почему?
   - Разрѣшите послать за чистымъ полотнищемъ, тогда повезу.
   - Посылайте!
   Набили чистое полотнище, снарядились, вооружились (винтовка черезъ плечо), сѣли на коней - тронулись.
   Прохож³е съ любопытствомъ и недоумѣн³емъ на насъ поглядываютъ.

 []

   Я думаю, не у одного мелькнула мысль - ужъ не конецъ ли Артуру?
   Дождь усилился. Дороги размыты. Подвигаемся впередъ съ трудомъ. Винтовка съ непривычки прямо пытаетъ.
   Наконецъ прибыли на укрѣплен³е Кладбищенской импани. Капитанъ Головань увѣдомилъ объ этомъ коменданта крѣпости.
   Генералъ Смирновъ немедленно прекратилъ огонь по всей боевой лин³и.
   Ровно въ 9 часовъ тронулись въ путь.
   Впереди съ флагомъ пришлось ѣхать мнѣ съ однимъ изъ конныхъ охотниковъ; на дистанц³и 20-30 лошадей парламентеры и эскортъ. Миновали наши цѣпи, заставы, секреты. Дождь все мороситъ, туманъ, наши укрѣплен³я остались далеко назади. Проѣхали нѣсколько оставленныхъ китайцами, словно вымершихъ деревень. На задворкахъ у плетней лежатъ голодные, исхудалые псы. Китайца встрѣтили: оборванный, грязный. На всемъ лежитъ печать разрушен³я отъ снарядовъ, все пусто, уныло. Ѣдемъ уже вольной дорогой, извивающейся то въ ту, то въ другую сторону. По бокамъ плотной стѣной высоченный гаолянъ, выше насъ, конныхъ. Ничего крутомъ не видно - дорога и гаолянъ. Впереди въ туманѣ проэктируются горы. Изъ чащи вынырнулъ нашъ офицеръ, бывш³й въ секретѣ, и присоединился къ намъ.
   Продолжаемъ подвигаться впередъ.
   Мое недовѣр³е къ японцамъ растетъ.
   Не могу забыть Зеленыхъ горъ, какъ тогда они нашъ отрядъ Краснаго Креста обстрѣляли. Ничего не видно. Можетъ быть, залегли въ гаолянъ и караулятъ. Однимъ залпомъ всѣхъ снимутъ. Наши и не услышатъ. Жутко. Дорога круто повернула вправо.
   - Баринъ! Баринъ! Вонъ стоятъ, вполголоса говоритъ ѣхавш³й за мной охотникъ. Гляжу впередъ, ничего не вижу. Наконецъ замѣтилъ за крутымъ поворотомъ дороги на небольшомъ перевалѣ 4 японцевъ. Одѣты въ "хаки", трудно отличить отъ окраски мѣстности. Мы же, въ плохо окрашенныхъ кителяхъ, рельефно выдѣляемся.
   Приблизившись къ японцамъ шаговъ на 50, услышали русское:
   - Стой.- Остановились.
   - Одна ходи.- Стоимъ, какъ вкопанные. Подошелъ, очевидно, унтеръ-офицеръ.
   - Что нужно?
   Отвѣтили.
   - Хорошо.
   Онъ отдалъ какое-то приказан³е одному изъ нижнихъ чиновъ - тотъ быстро скрылся.
   Стоимъ и другъ друга разглядываемъ.
   Унтеръ-офицеръ, плотный, широкоплеч³й мужчина, вытащилъ записную книжку и прехладнокровно что-то записываетъ.
   Минутъ черезъ 10 пришли изъ ближайшей цѣпи: переводчикъ (отрекомендовался полковымъ), этак³й вертлявый, болтливый; утрюмый, грузный капитанъ и премолоденьк³й подпоручикъ.
   Завязался разговоръ. Присоединивш³йся къ намъ офицеръ проситъ вернуть убѣжавшую въ расположен³е японцевъ лошадь.
   Капитанъ любезно соглашается, разспрашивая ея примѣты.
   Переводчикъ неумолчно трещитъ, разсказывая, что въ Мукденѣ онъ бралъ уроки русскаго языка у офицера приморскаго полка.
   Спрашиваетъ фамил³и нѣкоторыхъ офицеровъ...
   Наконецъ прибылъ ма³оръ Ямооки, въ сопровожден³и коннаго съ флагомъ и корпуснаго переводчика, который, несмотря на свой высок³й рангъ, говорилъ по-русски преотвратительно.
   Послѣ офиц³альныхъ представлен³й, онъ принялъ подъ росписку пакетъ и въ свою очередь передалъ другой намъ, попросивъ въ получен³и такового тоже выдать расписку. Прибывш³й съ нимъ старш³й переводчикъ заявилъ, что "это очень, очень важное письмо" {Письмо это оказалось отъ Германскаго Императора на имя его морскихъ военныхъ агентовъ, которымъ разрѣшалось выѣхать изъ крѣпости. Одинъ изъ нихъ, капитанъ Гильгенгеймъ, при переѣздѣ изъ Артура въ Чифу былъ убитъ китайскими морскими разбойниками.}.
   Когда шла церемон³я передачи пакетовъ, въ сторонѣ Дагушаня завылъ снарядъ. Ма³оръ Ямооки тревожно спросилъ: - Неужели стрѣляютъ?- Лейтенантъ Макалинск³й быстро нашелся и спокойно отвѣтилъ:- Нѣтъ, это, вѣрно, на морѣ.
   Впослѣдств³и выяснилось, что съ одной изъ батарей было замѣчено въ расположен³и противника передвижен³е пѣхоты. Дежурный фейерверкеръ не утерпѣлъ и послалъ туда снарядъ. Конечно, ему за это досталось.

 []

   Ма³оръ Ямооки, получивши пакетъ, условился о часѣ и мѣстѣ встрѣчи для дальнѣйшихъ переговоровъ. Мы знали содержан³е отвѣта, знали, что дальнѣйшихъ переговоровъ не понадобится, но, конечно, парламентеры должны были отвѣтить любезнымъ соглас³емъ.
   Для встрѣчи было выбрано то же мѣсто, а время - между часомъ и двумя въ этотъ-же день. Откланявшись, разъѣхались. Какъ только добрались до укрѣплен³я Кладбищенской импани и опустили парламентерск³й флагъ,- по всей лин³и опять грозно загремѣли оруд³я, особенно на сѣверовосточномъ фронтѣ. Гулъ ихъ послужилъ какъ бы апоѳеозомъ парламентерскихъ переговоровъ.
   При возвращен³и назадъ, насъ встрѣтилъ казакъ и пригласилъ меня отъ имени Стесселя къ нему. Генералъ наблюдалъ за переговорами съ Зубчатой горы. Лейтенантъ Макалинск³й поѣхалъ съ докладомъ къ коменданту, а мы съ капитаномъ Головань поѣхали къ генералу Стесселю.
   Застали генерала въ бетонномъ казематѣ батареи уже отзавтракавшимъ, въ самомъ благодушномъ настроен³и духа, окруженнымъ молодежью со всѣхъ ближайшихъ батарей. Стоялъ шумъ, крикъ, хохотъ. Батарея порожнихъ бутылокъ свидѣтельствовала, что завтракъ былъ съ обильнымъ возл³ян³емъ. То и дѣло слышалось: - Эй, Ивановъ, вина! Я въ другомъ отдѣлен³и каземата бесѣдовалъ съ полковникомъ Семеновымъ.- Наконецъ я вошелъ къ Стесселю.- А, вотъ нашъ парламентеръ! Непремѣнно нужно вамъ сняться. Ну, разсказывайте, разсказывайте, что видѣли. Да нѣтъ, раньше закусите, да хорошенько выпейте, языкъ будетъ болтаться лучше.- Отклонивъ предложен³е, я вкратцѣ передалъ суть.
   - А я не хотѣлъ ничего отвѣчать этимъ желторожимъ нахаламъ. Предлагалъ нарисовать кукишъ и послать. Крѣпости захотѣли! Я имъ покажу крѣпость! Такъ нѣтъ же, нашъ умный комендантъ захотѣлъ съ ними антимон³и разводить.
   Общ³й хохотъ. Молодежь, подъ вл³ян³емъ лишне выпитаго, забывая чинопочитан³е, одобряетъ: - Отлично, отлично, ваше превосходительство! Такъ и слѣдовало. Ваше здоровье, ваше превосходительство!
   - А знаете, господа, меня заграницей считаютъ по происхожден³ю швейцарцемъ. Ей Богу, не вру. Недавно получилъ письмо изъ Австр³и отъ какого-то "Стресселя", который гордится своимъ дядюшкой въ Артурѣ. Друг³е пишутъ, что я только въ 1893 году перешелъ въ русское подданство. У меня письма есть, ей Богу.
   Опять общ³й хохотъ. Генералъ въ самомъ хорошемъ настроен³и. Насколько Стессель былъ искрененъ въ своемъ благодуш³и, я не знаю, но онъ произвелъ на меня въ эти минуты самое располагающее впечатлѣн³е. Хорош³й компанейск³й товарищъ офицеръ-строевикъ, думалось мнѣ. Твой удѣлъ командован³е запаснымъ батал³ономъ, не больше, а судьба вонъ какое колѣно выкинула.
   - Ну, господа, мнѣ пора, сказалъ Стессель подымаясь. Былъ уже трет³й часъ въ началѣ.
   - Намъ по дорогѣ, ѣдемъ вмѣстѣ.
   Подали лошадей. Отправились.
   Спускались внизъ на военную дорогу,- встрѣчается рота солдатъ, идущая на смѣну. Стессель, поздоровавшись, остановилъ роту и подозвалъ къ себѣ ротнаго командира:
   - Капитанъ, японецъ меня просилъ, чтобы я сдалъ крѣпост

Другие авторы
  • Добролюбов Николай Александрович
  • Гутнер Михаил Наумович
  • Пембертон Макс
  • Огарев Николай Платонович
  • Шимкевич Михаил Владимирович
  • Тегнер Эсайас
  • Дурова Надежда Андреевна
  • Карнаухова Ирина Валерьяновна
  • Феоктистов Евгений Михайлович
  • Орлов Сергей Иванович
  • Другие произведения
  • Ходасевич Владислав Фелицианович - Памяти Б. А. Садовского
  • Абрамов Яков Васильевич - Наша жизнь в произведениях Чехова
  • Ходасевич Владислав Фелицианович - Пушкин в жизни
  • Скабичевский Александр Михайлович - Пушкин. Его жизнь и литературная деятельность
  • Жадовская Юлия Валериановна - Отсталая
  • Иванов-Разумник Р. В. - Изысканный жираф
  • Шулятиков Владимир Михайлович - Памяти В. М. Шулятикова
  • Бенедиктов Владимир Григорьевич - Другие редакции и варианты
  • Баратынский Евгений Абрамович - Пиры
  • Телешов Николай Дмитриевич - Цветок папоротника
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (24.11.2012)
    Просмотров: 255 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа