Главная » Книги

Ножин Евгений Константинович - Правда о Порт-Артуре, Страница 10

Ножин Евгений Константинович - Правда о Порт-Артуре


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

ева и подпоручика Гаммера, объѣхалъ весь восточный фронтъ, начиная отъ Опасной горы.
   По пути подробно знакомился съ результатами артиллер³йскаго боя 6, 7 8 и 9 августа.
   Весь путь отъ Опасной горы поражался рѣдкимъ, но мѣткимъ шрапнельнымъ огнемъ.
   Оруд³я приведены въ порядокъ и готовы къ дальнѣйшей борьбѣ.
   Особенно сильно пострадала крупповская батарея шт.-кап. Высокихъ. На всемъ пути комендантъ крѣпости, проѣзжая по наиболѣе поражаемымъ артиллер³йскимъ огнемъ батареямъ, здоровался съ людьми, и на привѣтств³я - "здорово, друзья", "здорово, родные", "здорово, молодцы-артиллеристы", дѣйствительные наши богатыри весело отвѣчали, ободренные тѣмъ, что и въ опасныхъ теперь мѣстахъ не забываетъ ихъ комендантъ.
   На одной изъ батарей комендантъ пробовалъ пищу, оставшись доволенъ ея качествомъ.
   Миновавъ Орлиное Гнѣздо, пришлось спѣшиться и пройти лощиной, т. к. предстояло итти открытымъ мѣстомъ, сильно обстрѣливаемымъ артиллер³йскимъ и ружейнымъ огнемъ.
   Поднявшись на Скалистый Утесъ, генералъ-лейтенантъ Смирновъ ознакомился съ положен³емъ нашихъ укрѣплен³й за крѣпостными верками и, отдавъ общ³я указан³я прибывшему начальнику обороны генералъ-ма³ору Кондратенко, въ 1 ч. дня уѣхалъ домой.
  

Западный фронтъ.

  
   12 августа. Ночью капитанъ Стемпневск³й сдѣлалъ съ Высокой горы вылазку съ цѣлью увезти съ Угловой горы оруд³я. Увезти не удалось, но зато они успѣшно взорваны пироксилиномъ.
   Въ расположен³и конныхъ командъ безъ перемѣнъ. Вчера вечеромъ началась на полуостровѣ разгрузка пров³анта. Японцы продолжаютъ усиленно окапываться по предгор³ямъ Угловой и на хребтѣ, соединяющемъ Угловую съ Высокой. Около 30 оруд³й противникъ поставилъ въ окрестностяхъ деревень Хандзятунь, Сягохандятунь; часть ихъ въ фанзахъ, часть по берегу моря, за скатомъ высоты. Сѣвернѣе Голубиной бухты сосредоточено до 4 батал³оновъ пѣхоты и 2 эскадрона кавалер³и.
   По полученнымъ достовѣрнымъ свѣдѣн³ямъ, у японцевъ среди солдатъ много стариковъ и малолѣтнихъ.
  

Изъ дневника Рашевскаго.

  
   "...При рекогносцировкѣ оставленныхъ японцами редутовъ, возлѣ убитаго офицера нашли воззван³е на русскомъ языкѣ нижеслѣдующаго содержан³я:
  

Господамъ командующимъ

русскими войсками.

   Командующ³й войсками здѣшняго округа проситъ господъ командующихъ русскими войсками о томъ, что дать соотвѣтственное содѣйств³е и нужное средство на оставленные нами въ здѣшнюю окрестность на убитые и раненые при этой кампан³и изъ нашихъ войскъ...

Съ почтен³емъ."

 []

  

Объѣздъ атакованнаго фронта.

  
   Лишь только разсвѣло, я отправился въ штабъ крѣпости, чтобы до жары составить отчетъ о минувшей ночи. Работаю.
   Въ штабѣ вдругъ засуетились. Оказалось, подъѣзжалъ комендантъ. Я тоже вышелъ на крыльцо. Смирновъ отдавалъ как³я-то распоряжен³я полковнику Хвостову.
   Увидѣвъ меня, комендантъ крикнулъ:
   - А вы сегодня не ѣдете? Да я васъ въ самое безопасное мѣсто повезу, успѣете написать отчетъ.
   - Съ удовольств³емъ, ваше превосходительство. Напрасно вы только думаете, что я струсилъ. Я не зналъ, что вы и сегодня объѣзжаете боевую лин³ю. Разрѣшите послать за лошадью.
   - Посылайте, посылайте. Мы тронемся, а вы догоняйте. Путь на Опасную.
   Скоро я ихъ догналъ.
   По дорогѣ узнаю, что комендантъ опять ѣдетъ на сѣверо-восточный фронтъ. Интересно.
   Начиная отъ лит. Б (на которой комендантъ пробылъ болѣе часа, рекогносцируя съ бруствера подъ огнемъ противника расположен³е непр³ятельскихъ батарей), военная дорога была дорогой смерти и разрушен³я. Повсюду еще засохш³я лужи крови, валялись ружья, сумки, сапоги, разбитыя двуколки, окровавленная одежда, колеса, лошади, неубранные еще обезображенные трупы, исковерканные лафеты.
   Дорога изрыта снарядами.
   Сарай на Маломъ Орлиномъ Гнѣздѣ, гдѣ еще недавно въ обществѣ братьевъ Высокихъ и офицеровъ сосѣднихъ батарей мы провели нѣсколько беззаботныхъ часовъ, сгорѣлъ и превратился въ груду развалпнъ. Дорогу и мѣстность послѣ бомбардировки положительно нельзя было узнать. Орлиныя Гнѣзда разбиты въ дребезги. Нѣтъ уже Высокихъ, нѣтъ Дударова; много жизней догорѣло за послѣдн³е дни. Большинство блиндажей, прикрыт³й, брустверовъ разбито.
   По дорогѣ узнаю, что князь Мачабелли уже пятый день лежитъ передъ Панлуншанскимъ редутомъ. Никакъ не могутъ его взять. Друг³е увѣряютъ, что онъ раненъ и еле живымъ взятъ въ плѣнъ. Часть стрѣлковъ сидитъ наверху, часть внизу.
   Резервъ жмется подъ крутыми обрывами, устроивъ изъ остатковъ волнистаго желѣза и всякой дряни импровизированныя прикрыт³я - развѣ отъ солнца, но никакъ не отъ шрапнели и бомбъ.
   Видъ измученный, усталый. Отъ офицеровъ осталась лишь тѣнь. Грязные, оборванные, не мытые, который уже день среди непрерывной, смертельной опасности.
   - Ваше превосходительство, нельзя ли досокъ, хоть какое-нибудь прикрыт³е соорудить. Вы сами видите, какъ донимаютъ шрапнелью и бомбами. (Противникъ весь с.-в. фронтъ держалъ подъ шрапнельнымъ и бомбовымъ огнемъ).
   - Вотъ этакихъ маленькихъ досочекъ - говоритъ пожилой и подвижной ротный командиръ - мы отлично устроимся.
   Это была картина, которая никогда не изгладится изъ памяти.
   Кругомъ молча стоятъ собравш³еся офицеры. Въ глазахъ каждаго читаю покорность судьбѣ и просьбу...
   Смотрю на коменданта. Глаза такъ и сверкаютъ, онъ улыбается, слушая, но я его уже знаю. Не до улыбки ему. Онъ злится. Два дня тому назадъ отдано строжайшее приказан³е доставить доски. Приказан³е не исполнено. Изъ инженеровъ на лин³и - одинъ Шварцъ. Рашевск³й на правомъ флангѣ.
   - Будьте покойны, сегодня же у васъ будутъ доски. Гаммеръ, запишите - отвѣчаетъ Смирновъ.
   Ѣдемъ дальше. Спѣшиваемся. Нѣтъ возможности ѣхать. Впереди на 1/4 версты открытое къ расположен³ю противника мѣсто, передъ Ручьевской батареей. Рвется шрапнель, бомбы, свистятъ пули. Подбѣгаетъ начальникъ участка.
   - Ваше превосходительство, прямо итти нельзя, нужно лощиной... открытое мѣсто... кто покажется, бьютъ.
   Дѣйствительно, сзади, здѣсь и дальше стрѣлки прижались къ крутымъ откосамъ. Впереди на дорогѣ ни души.
   - Пустяки. Лошадей вывести къ батареѣ Ручьева, а мы напрямки - сказалъ Смирновъ и быстро зашагалъ впередъ.
   Ничего не подѣлаешь - пришлось храбро шагать за нимъ.
   Какъ только открыли себя, шрапнель участилась, давая перелеты.
   Смирновъ невозмутимо шелъ впереди, спокойно бесѣдуя съ капитаномъ Шварцъ.
   На Заредутной батареѣ, замѣтивъ, какому риску подвергаетъ себя комендантъ, начали что-то кричать и махать краснымъ флагомъ. Навстрѣчу во всю прыть бѣжадъ капитанъ Гусаковск³й, командующ³й батал³ономъ 13-го полка, проявивш³и въ предыдущую ночь чудеса храбрости. Отрапортовавъ о состоян³и ввѣренной ему части, капитанъ, волнуясь, докладывалъ:
   - Ваше превосходительство, здѣсь очень опасно.
   - Вижу, но намъ недалеко до Заредутной - отвѣтилъ комендантъ, продолжая что-то объяснять капитану Шварцу.
   Придя на Заредутную, Смирновъ, весело поздоровавшись съ нижними чинами: Здорово, друзья! здорово, родные! здорово, молодцы-артиллеристы!- подробно осмотрѣлъ Ручьевскую батарею, которой остался очень доволенъ. Благодаря правильной скрытой установкѣ, она была въ дѣйств³и до самой капитуляц³и.
   На нѣкоторыхъ батареяхъ комендантъ пробовалъ пищу, хвалилъ кашевара, шутилъ съ солдатами, подолгу бесѣдовалъ съ офицерами, а шрапнель рвалась, гудѣли бомбы...
   Одинъ изъ офицеровъ жаловался, что нѣтъ походныхъ записныхъ книжекъ.
   - Забирайте у военнаго корреспондента; смотрите - какой у него портфель.
   У меня живо разобрали весь запасъ писчей бумаги.
   Солнце пекло уже невыносимо. Августъ - чуть ли не самый жарк³й мѣсяцъ на Квантунѣ.
   Потянулъ вѣтерокъ - насъ обдало трупнымъ запахомъ, и запахъ этотъ словно застылъ въ воздухѣ.
   Поднявшись на Скалистый Утесъ и притаившись за каменными глыбами (высовываться было немыслимо, т. к. японцы, взявъ постоянный прицѣлъ, снимали каждагь, кто рисковалъ показаться), Смирновъ долго и подробно знакомился съ обстановкой обороны. давая указан³я прибывшему начальнику инженеровъ с.-з. фронта полковнику С. А. Рашевскому.
   Спустившись, офицеры опять окружили, прося досокъ для укрыт³я.
   Добрались до штаба.
   Генералъ Горбатовск³й, въ виду переутомлен³я непрерывными шгурмами, былъ смѣненъ на время генераломъ Надѣинымъ.
   Навстрѣчу Смпрнову спускался изъ блиндажа Надѣинъ, на ходу застегивая китель.
   За нимъ въ дверяхъ появились два инженера, Мелье и Род³оновъ.
   Смирновъ, принявъ рапортъ, неласково посмотрѣлъ на эту парочку.
   - Господа! я васъ не здѣсь надѣялся встрѣтить, а тамъ, у Китайской стѣнки; здѣсь нечего рыть, а тамъ блиндажи нужно строить!
   Одинъ изъ нихъ отвѣтилъ: - Мы сейчасъ туда идемъ, лишь только привезутъ матер³алъ.
   На поворотѣ дороги показался Кондратенко.
   Черезъ нѣсколько минутъ всѣ вошли въ блиндажъ, гдѣ о чемъ-то довольно долго совѣщались.
   Выходя изъ блиндажа, Смирновъ продолжалъ начатый разговоръ:
   - ... Вотъ въ Финлянд³и еще существуетъ законъ - рубить ту руку, которая украла. Его теперь не приводятъ въ исполнен³е, но народъ воспитанъ вѣками въ неизмѣнныхъ законахъ. Посмотрите - какая тамъ честность!
   Генералъ говорилъ громкимъ, рѣзкимъ голосомъ.
   - Романъ Исидоровичъ, я сегодня поѣхалъ въ самое опасное мѣсто, чтобы Ножина даромъ ухлопать, смѣялся Смирновъ, прощаясь съ Кондратенко. - Помните, сегодня въ 7-8 я васъ жду.
   Въ этотъ день Кондратенко былъ въ отличномъ расположен³и духа. Я съ нимъ заболтался и не замѣтилъ, что Смирновъ былъ уже далеко.
   На прощан³е я сказалъ ему, что онъ себя не бережетъ.
   - Э, полноте, какое, я черезчуръ теперь себя берегу.
   Догналъ карьеромъ. Смирновъ продолжалъ возмущаться инженерами.
   - ...Я заставлю ихъ работать. Я давно приказалъ подвезти доски. Этотъ доложилъ, что все исполнено. Если самъ не поѣдешь, не убѣдишься - даже въ такое время надуютъ.
   Кондратенко съ ними ссорится, потому что они ничего не хотятъ дѣлать.. Онъ постоянно мнѣ объ этомъ докладываетъ и жалуется на Григоренко.
   Мое ли дѣло въ такое серьезное время, когда на моихъ плечахъ лежитъ столько важныхъ, неотложныхъ дѣлъ, провѣрять инженеровъ?
   А приходится расходоваться на мелочи, иначе люди будутъ таять, а мнѣ каждый стрѣлокъ дорогъ. На участкахъ, кромѣ Шварца и Рашевскаго, ни одного инженера! Вмѣсто руководительства работами, они преблагополучно въ блиндажѣ сидятъ. Вѣдь это возмутительно! Я ихъ заставлю работать.
   Нѣтъ, я опять вернусь къ Финлянд³и: нужно рубить ту руку, которая украла...

 []

  

---

  
   Возвращаясь вечеромъ изъ редакц³и домой на рикшѣ, я, подъѣзжая уже къ воротамъ, страшно торопилъ китаеза, обѣщая ему рубль на чай. Дѣлалъ я это, не отдавая отчета, инстинктивно. Въ городѣ было совершенно тихо. Городъ часа 3 уже не бомбардировался.
   Не успѣли мы приблизиться къ воротамъ, какъ завылъ снарядъ. Бросились подъ ворота, прнткнулись къ каменному забору...
   Снарядъ разорвался на томъ мѣстѣ, гдѣ мы были за нѣсколько секундъ. Осколки забарабанили по крышѣ Пушкинскаго училища.
   Когда упалъ послѣдн³й осколокъ, я машинально, совершенно разбитый, поплелся домой.
   Сзади двигалась какая-то тѣнь; мѣсяцъ свѣтилъ, думалъ - своя. Нѣтъ, это былъ китаецъ.
   - Капитанъ, рубль давай, обѣщай есть.
  

Августа, 12 дня, 1904 года. Кр. Портъ-Артуръ.

No 526.

  
   Мног³я геройск³я части въ передовыхъ лин³яхъ по 7 и даже болѣе дней. Не хвалить васъ, а преклоняться надо: молча, безъ жалобъ, вы несете царскую службу. Мало, но есть все-таки и так³е, которые по третьему дню начинаютъ выказывать и даже высказывать признаки переутомлен³я; помните, что только полное напряжен³е нравственныхъ и физическихъ силъ каждаго защитника, отъ генерала до рядового спасетъ крѣпость, и не заикайтесь болѣе ни о какихъ утомлен³яхъ и переутомлен³яхъ, а работайте, пока не ляжете костьми.

Генералъ-лейтенантъ Стессель.

  
   Вотъ какимъ сильнымъ приказомъ обогатилъ генералъ Стессель свой архивъ.
   Будь генералъ случайно убитъ - что сказалъ бы историкъ о его дѣятельности?
   У кого поднялась бы рука написать о немъ правду?
  

Полковникъ Вершининъ и уборка труповъ.

  
   Масса труповъ непр³ятельскихъ заражаютъ воздухъ около фортовъ и редутовъ. Санитарной комисс³и, подъ предсѣдательствомъ подполковника Вершинина, немедля и не позже утра 12-го числа все убрать и дезинфекцировать, и подполковнику Вершинину лично убѣдиться, все ли исполнено, и къ 8-ми часамъ вечера 12-го числа мнѣ объ исполнен³и донести, при чемъ не допускаю никакихъ невозможностей - чтобы было исполнено.

Генералъ-лейтенантъ Стессель.

  
   Подъѣзжая сегодня къ блиндажу генерала Надѣина, мы встрѣтили у перевязочнаго пункта подъ Скалистымъ Утесомъ гражданскаго комиссара Квантунской области подполковника Вершинина.
   Онъ распоряжался подъ огнемъ противника уборкой "непр³ятельскихъ" труповъ.
   У единственнаго представителя гражданскаго населен³я въ Артурѣ было много своихъ прямыхъ обязанностей, но генералъ Стессель считалъ, что во время осады самое подходящее дѣло комиссару, т. е. губернатору, руководить уборкой "непр³ятельскихъ" труповъ.
  

13-ое августа. Восточный фронтъ.

  
   13 августа, около 2 часовъ пополудни, подошедш³е на разстоян³е выстрѣла непр³ятельск³е крейсера "Ниссинъ" и "Кассуга" открыли огонь по бат. NoNo 21 и 22.
   По наблюден³ямъ прапорщика Цисковскаго установлено, что японцы на сѣверо-западъ отъ занимаемаго редута поставили двѣ батареи - одна малаго, другая большого калибра, и въ то же время спѣшно строятъ продольно редуту глубок³й ходъ сообщен³я, настолько углубленный, что видны только фуражки.
   Батареи открыли по работамъ сосредоточенный огонь, парализуя дальнѣйшее производство работъ.
   Около 3 часовъ противникъ противъ форта No 2, лѣвѣе и впереди деревни Удзяфанъ, поставилъ 8 полевыхъ оруд³й, по которымъ немедленно по установкѣ открытъ былъ настолько сильный огонь, что непр³ятель ихъ отодвинулъ.
   Около 7 часовъ у ближайшей деревни показалась въ значительныхъ силахъ непр³ятельская пѣхота и кавалер³я.
   "Ретвизанъ" быстро развилъ сильный перекидной огонь, заставивъ японцевъ быстро разсѣяться.
   Одинъ изъ его снарядовъ попалъ въ одно изъ оруд³й непр³ятельской батареи.
   Въ 10 час. вечера бат. No 22 открыла огонь по показавшимся двумъ миноносцамъ - одинъ быстро затонулъ.
   Въ 11 часовъ вечера японцы, держащ³еся противъ редутовъ NoNo 1 и 2, на высокомъ шестѣ подняли какую-то бумагу. Наши на время прекратили ружейный огонь.
   Нѣсколько человѣкъ вызвалось взять выставленный листъ бумаги. Оказалось, что на ней ломаняымъ русскимъ языкомъ было написано слѣдующее:
   "Командующ³й японской арм³ей проситъ командующихъ артурской арм³и оказать возможное содѣйств³е въ уборкѣ раненыхъ и убитыхъ въ здѣшней мѣстности".
   Внизу шла подпись: "командующ³й японской арм³ей", но безъ подписи.
   Странное явлен³е - просятъ объ уборкѣ труповъ, а сами не позволяютъ убирать.
   14 августа, около 3 часовъ утра, лучемъ прожектора было обнаружено движен³е противника къ редуту No 1.
   Немедленно по всей лин³и открылся бѣглый ружейный и доволъно частый оруд³йный огонъ, вызвавш³й и со стороны японцевъ безпорядочный огонь по форту No 3.
   Съ разсзѣтомъ было замѣчено, что японцы на сѣверной сторонѣ редута No 2 производятъ земляныя работы, которымъ очень мѣшаетъ нашъ огонь.
   Съ 8 часовъ непр³ятель открылъ рѣдк³й огонь 6-ти дюймовыми бомбами по Большому Орлиному Гнѣзду.
   Приблизительно въ это же время усмотрѣно, что на редутѣ No 2 непр³ятель устраиваетъ бойницы изъ мѣшковъ и подноситъ на редутъ как³е-то предметы.
   Немедленно съ форта былъ открытъ артиллер³йск³й огонь, заставлявш³й каждымъ выстрѣломъ разбѣгаться изъ редута.
   На открытый огонь съ форта непр³ятель отвѣтилъ съ сѣверо-востока, изъ батареи вправо отъ редута No 2, приблизительно въ одной верстѣ.
   Въ 10 часовъ утра ясно было видно, какъ японцы перебѣгали изъ-подъ редута No 2 и деревни Удзяфанъ въ лощину къ сѣверо-западу, по направлен³ю полотна ж. д.
   Перебѣгающихъ удачно провожали шрапнельнымъ огнемъ.
   Стрѣляли и наши мортиры; эффекты отъ взрывовъ 15-ти пудовыхъ бомбъ поразительны и производятъ угнетающее впечатлѣн³е среди осаждающихъ.
  

Западный фронтъ.

  
   13 августа, въ 10 часовъ вечера, обнаружено противъ Дивиз³онной горы на приблизительномъ разстоян³и 800 саженъ двѣ японскихъ батареи, которыя сильно начали обстрѣливать траншеи.
   Въ это же время между Длинной и Дивиз³онной горами появились двѣ роты японцевъ, прогнанныя огнемъ нашей артиллер³и. Фортъ No 5 настолько хорошо пристрѣлялся, что, стоитъ только показаться группѣ японцевъ,- выстрѣлъ изъ оруд³я Канэ, наблюдается взрывъ, и группа летитъ на воздухъ.
   Въ 12 часовъ ночи Курганная батарея настолько хорошо пристрѣлялась къ непр³ятельской батареѣ, что однимъ снарядомъ взорвала оруд³е и вслѣдъ за этимъ, давъ залпъ, совершенно разрушила батарею, заставивъ противника ее очистить. Разрушенная батарея находилась между редутомъ No 2 и средней дорогой.
   Въ расположен³и конныхъ командъ безъ перемѣнъ. Передъ фронтомъ постовъ показываются кавалер³йск³е разъѣзды въ большомъ количествѣ.
   Днемъ замѣчено передвнжен³е небольшихъ частей пѣхоты съ предгор³й Голубиной бухты къ Угловой горѣ.
  

---

  
   13 августа, съ Высокой горы усмотрѣно, со стороны бухты "10-ти кораблей" движен³е китайцевъ и арбъ къ деревнѣ Сяоханзятунъ; въ этой же деревнѣ замѣчено большое скоплен³е китайцевъ и телѣгъ.
  

---

  
   Около 6 часовъ утра 14 августа, по распоряжен³ю подполковника Кирикова, команда изъ 25 чел. охотниковъ изъ разныхъ полковъ и нѣкоторыхъ дружинниковъ, подъ командой ст. унтеръ-офицера Фонякина и вольноопредѣляющагося 13-го полка Цибасова, была отправлена на восточномъ фронтѣ для уборки труповъ и могущихъ быть среди нихъ раненыхъ.
   Когда они подошли къ боевой лин³и, то былъ поднятъ флагъ Краснаго Креста. Японцы стали имъ махать шапками по своему направлен³ю, какъ бы приглашая ихъ приблизиться. Когда они продвинулись къ трупамъ, японцы открыли по нимъ частый ружейный огонь. Унтеръ-офицеръ Фонякинъ былъ смертельно раненъ и полчаса спустя умеръ. Команда отошла въ расположен³е нашихъ передовыхъ цѣпей. Штабсъ-капитанъ Шпановъ, замѣтивъ как³е-то знаки, дѣлаемые японцами, увидѣлъ, что японцы вновь машутъ шапками и, очевидно, приглашаютъ нашихъ итти для уборки труповъ. Предполагая, что, вѣроятно, первый разъ японцы открыли стрѣльбу по недоразумѣн³ю, онъ приказалъ командѣ итти. Не успѣла команда съ флагомъ Краснаго Креста перейти вторично боевую лпн³ю, какъ вновь былъ открытъ частый ружейный огонь, и одинъ изъ дружинниковъ былъ раненъ. Пришлось вновь отойти...
  

Уборка труповъ.

  
   Въ ночь на 13-ое авгуета уборка труповъ производилась въ тѣхъ же мѣстахъ. Работали всю ночь, отчасти подъ огнемъ непр³ятеля. Ранено 2 китайца, и контуженъ жандармск³й ун.-оф. Суминъ. Зарыто было ок. 700 труповъ, вывезено на повозкахъ 115.

 []

  

Въ штабѣ крѣпости.

  
   13 августа я по обыкновен³ю отправился въ штабъ.
   Въ штабѣ засталъ Смирнова и Кондратенко.
   Они оживленно бесѣдовали по вопросу объ исправлен³и и укрѣплен³и с.-в. фронта.
   Хвостовъ былъ въ своемъ кабинетѣ. Въ комнатѣ, въ которой бесѣдовали генералы, непрерывно трещали телефоны, входили, выходили офицеры, ординарцы, шныряли писаря.
   Сидя скромно въ углу комнаты за стаканомъ чая, Смирновъ и Кондратенко совершенно спокойно рѣшали вопросы первостепенной важности, вопросы о дальнѣйшей защитѣ Артура, ставшаго для каждаго изъ насъ дорогимъ и роднымъ.
   - Ваше превосходительство, мы въ два-три дня можемъ усилить фронтъ оруд³ями съ "Севастополя" и будемъ еще сильнѣе, чѣмъ до штурма 6, 7 и 8 августа. Нужно только, чтобы побольше оруд³й далъ флотъ - говоритъ Кондратенко.
   - Я уже объ этомъ сдѣлалъ распоряжен³е. Будемъ пользоваться затишьемъ. Часть уже поставлена. Виренъ идетъ намъ на встрѣчу. Но нужно еще, тогда мы неуязвимы. Тамъ, во флотѣ, помимо Вирена кто-то тормазитъ дѣло.
   Вотъ что - продолжаетъ Смирновъ: мы сейчасъ Мокалинскаго (лейтенантъ Мокалинск³й состоялъ въ прикомандирован³и къ штабу крѣпости, для объединен³я дѣйств³й гарнизона и флота) на князя натравимъ.
   - Мокалинск³й, поговорите-ка вы съ флотомъ и скажите, что я прошу не задерживать отправки на фронтъ оруд³й крупнаго калибра.
   Ну вотъ, отлично - онъ сейчасъ устроитъ.
   Мокалинск³й занялся телефономъ.
   - Ваше превосходительство - докладываетъ Мокалинск³й - адмиралъ разрѣшилъ дать оруд³я, они уже отправляются, но при этомъ онъ проситъ, чтобы ихъ хорошенько укрыли.
   - Хорошо, хорошо, мы ихъ спрячемъ. Александръ Михайловичъ, обращается комендантъ къ Хвостову, дайте-ка верстовку.
   Развернули карту, началось обсужден³е вопросовъ, сейчасъ по телефону отдавались приказан³я, вызвали Григоренко - работа закипѣла.
   Я ушелъ въ кабинетъ комендантскаго адъютанта поручика Князева и началъ составлять отчетъ.
   До часу продолжалось совѣщан³е.
   Изъ комнаты доносился рѣзк³й голосъ Смирнова, ровный, тих³й тембръ Кондратенко, грузный басъ Хвостова и щебетан³е полковника Григоренко.
   Смирновъ нѣтъ-нѣтъ, да такъ уязвитъ Григоренко, что меня даже въ жаръ бросаетъ.
   Тяжело ему иногда приходитея, онъ извивается, топчется въ своихъ широкихъ "и такъ далѣе". Ему очень не по себѣ, въ особенности въ присутств³и Кондратенко. Послѣдн³й его не выноситъ.
   Упомянувъ фамил³ю Мокалинскаго, я долженъ сказать, что онъ былъ связующимъ звеномъ между флотомъ и осажденной крѣпостью. Туго ему приходилось, но, благодаря прекрасному знакомству съ порядками флота, онъ приносилъ для крѣпости огромную пользу.
   Всѣ не терпящ³я отлагательства сношен³я съ флотомъ проходили черезъ него.
   Съ нѣкоторыми высшими чинами артурской эскадры нужно было умѣть говорить. Одни не хотѣли понимать изъ-за упрямства, начальническаго гонора, а друг³е прямо лишены были способности понимать.
   Нужно было имѣть много данныхъ, чтобы умѣть въ полчаса убѣдить сдѣлать то или другое, да еще часто бесѣдуя по телефону.
   Росс³и не такъ иногда нужны хорош³е дипломаты для внѣшйихъ сношен³й, какъ высокоталантливые для внутреннихъ.
   Въ этомъ отношен³и Мокалинск³й удовлетворялъ своему назначен³ю.
   Вечеромъ я поѣхалъ отдохнуть на берегъ моря. Нужно было освѣжиться. Хоть нѣсколько часовъ побыть въ относительной безопасности: не слышать зловѣщаго полета снарядовъ, взрывовъ, ружейной трескотни и уб³йственнаго ритма пулеметовъ.
   Нервы отупѣли.
   Страстно хотѣлось покоя.
  

Ночь на берегу.

  
   Особенно покойный вечеръ.
   Давно уже поздн³й вечеръ смѣнилъ ясный день. Съ берега не видно на разстоян³и 200 шаговъ. Звѣздное небо не свѣтитъ. Море дремлетъ. Прибоя волнъ почти нѣтъ. какой-то шопотъ идетъ по всему берегу. Легкой грядой катятся покойныя волны и чуть, а когда сильнѣй... заропщутъ у прибрежныхъ камней.
   Передо мной, какъ въ рамѣ, море, ограниченное справа утесомъ Крестовой горы, слѣва крутымъ обрывомъ, на которомъ чернѣетъ часовой съ подчаскомъ. Плавно спускающ³йся звѣздный небосклонъ, незамѣтно сливаясь съ безбрежной далью океана, вѣнчаетъ картину ночи.
   Горизонтъ въ чуть замѣтной дымкѣ.
   На морѣ покой и трепетный свѣтъ звѣздной ночи.
   Если бы не присутств³е товарища, направо вырисовывающ³йся силуэтъ часового, доносивш³еся оруд³йные выстрѣлы, да мѣрно проходящ³е по уснувшему берегу патрули и чуть не шопотомъ произносимое: "кто идетъ?", ничто не говорило бы, что я на берегу грозной морской осажденной крѣпости.
   Мы оба молчали.
   - Столько покоя, столько безмѣрнаго простора... а люди, забывая...
   - А вѣдь этотъ покой не спроста: что все это значитъ? Даже прожектора не свѣтятъ - оборвалъ нить моихъ мыслей товарищъ.
   - Да, вотъ такъ и есть; смотри: въ морѣ огни. То же самое было и въ ночь на 20 апрѣля.
   Дѣйствительно, далеко, далеко чуть блестятъ прожектора противника. Водятъ изъ стороны въ сторону: проходъ ищутъ. Странное впечатлѣн³е: кругомъ умиротворяющая тишь, мерцан³е вѣчныхъ звѣздъ, покойное море, а впереди верстъ за 20 стоятъ непр³ятельск³я блокирующ³я суда и что-то замышляютъ, поводя своими ночными очами.
   Но не долго они глядѣли.
   Съ двухъ сторонъ прорвались лучи нашихъ береговыхъ прожекторовъ и, устроивъ свѣтовую преграду, преломили свѣтъ противника. Эскадра ослѣпла. Куда ни взглянешь - вездѣ заслоняютъ ей наши.
   До разсвѣта продолжалась безмолвная свѣтовая борьба.
   Долго мы сидѣли на берегу, наблюдая за лучами прожекторовъ.
   Съ моря повѣяло свѣжимъ вѣтеркомъ, стало прохладно.
   - Если будетъ что-нибудь подозрительное, ты мнѣ доложишь подтвердилъ мой товарищъ, командиръ десантной роты, проходящему патрулю и съ этими словами, пожелавъ мнѣ досидѣться благополучно до утра, отправился отдыхать.
   Предоставленный наконецъ себѣ, очарованный покоемъ, дремлющей поверхностью глубокаго моря, постепенно замиравшей жизни крѣпости - многое вспомнилъ изъ недавняго и далекаго прошлаго.
   Мысли, воспоминан³я, упреки себѣ и другимъ неслись не стройной, бурной толпой.
   Кругомъ покой глубокой ночи, нарушаемый лишь шопотомъ морского прибоя, шуршавшаго у подножья крутого утеса, и гуломъ отдаленныхъ выстрѣловъ.
   Итакъ, неизбѣжное свершилось.

 []

   Маленьк³й, трудолюбивый народъ, побалованный немного судьбой, увлеченный нашептыван³емъ коварныхъ друзей, заглушивъ въ себѣ голосъ холоднаго разсудка,- ринулся въ неравный бой съ великимъ народомъ, мощной душой.
   Неизбѣжное минетъ, пройдуъ часы испытан³я, взойдетъ же надъ м³ромъ свѣтъ примирен³я!.. Враги разойдутся, начнутъ честно работать и мирно трудиться.
   За будущее я покоенъ. Япон³я смирится. Часъ смирен³я уже близокъ. Росс³я проснулась, желѣзною цѣпью охватитъ она врага...
   Вотъ что мы тогда думали.
   Покойная полутемь звѣздной ночи нарушалась лишь лучами прожекторовъ. Медленно ползутъ они по темной глади океана изъ стороны въ сторону. Сойдутся, вопьются другъ въ друга и, во мгновен³е разорвавшись, метнувъ по небу, опять чуть-чуть сдвигаются. Справа на темномъ фонѣ мерцаетъ электрическая точка, посылающая въ даль горизонта огромный снопъ свѣта.
   Опять то же, опять безмолвная ночь ожидан³я, опять безшумная, но дѣйствительная свѣтовая охрана.
   Вдругъ сзади что-то мелькнуло; не успѣлъ оглянуться - грянулъ страшный ударъ выстрѣла. Воздухъ дрогнулъ, заходилъ; пронесся, завывъ и улетая, снарядъ; посыпались изъ-подъ ногъ камнн; взметнулась прибрежная чайка, жалобно пронзителько запищавъ - и опять все смолкло.
   Лѣвѣе прожекторъ обнаружилъ судно.
   Другой выстрѣлъ, еще, еще. Все сильнѣе, сильнѣе. То ближе, то дальше. Снаряды съ зловѣщимъ, страшнымъ, душу леденящимъ воемъ несутся одинъ за другимъ вслѣдъ охваченному прожекторами японскому судну, идущему расходящимся курсомъ съ открывшимися на горизонтѣ боевыми фонарями противника.
   Что-то будетъ? Десантъ, брандеры... бомбардировка.
   Наступила опять артурская ночь.
   Канонада растетъ. Въ бинокль ясно видно, какъ вокругъ судна кипитъ вода. Снаряды непрерывнымъ дождемъ сыплются, вздымая огромные столбы воды. На встрѣчу пароходу изъ глубины темной дали вынырнули два миноносца. Канонада еще увеличилась. Батарея No 22 открыла страшный огонь. Прожекторы, скользнувъ съ парохода, свѣтятъ миноносцы. Вдругъ миноносцы, осыпаемые градомъ снарядовъ, прорѣзавъ лучи прожектора, вошли въ темную полосу. Прожекторы освѣтили мѣсто, гдѣ только что былъ пароходъ. Только огромный вѣерообразный столбъ дыма и пара, и больше ничего. Судна какъ не бывало. Миноносцы, давъ два пронзительныхъ свистка, ясно донесш³еся среди выстрѣловъ, моментально скрылись и болѣе прожекторами обнаружены не были. Огонь батарей сталъ быстро стихать.
   Только батарея No 22 еще минутъ 5-10 громила непр³ятельск³е миноносцы въ бухтѣ Тахэ, которые отвлекали вниман³е прожекторовъ лѣваго фланга береговой обороны.
   При первомъ выстрѣлѣ, интересуясь подъемомъ людей по боевой тревогѣ, бѣгу къ ротѣ. Заливаются свистки взводныхъ. Кругомъ полутьма звѣздной ночи. Ясно различаю группу домиковъ на берегу, ежесекундно освѣщаемыхъ красноватыми отблесками выстрѣловъ. Вхожу. За дверьми грохотъ выстрѣловъ и непрерывный вой снарядовъ, а здѣсь одѣваются при абсолютной тишинѣ, иногда лишь освѣщаемые какъ бы вспышками далекаго зарева, 200 человѣкъ. Здан³е дрожитъ; при каждомъ новомъ ударѣ такъ и кажется, что все рухнетъ. Въ моменты мгновеннаго затишья слышатся лишь постукиван³е штыковъ и шорохъ живой, въ торопяхъ копошащейся человѣческой массы.
   - Ну, живо, живо, живѣй, одѣвайся, патроны не забудь, выходи впередъ, стройся - торопятъ взводные. Масса торопится и молчитъ, какъ нѣмая: ни единаго звука.
   Не прошло 2-3 минутъ, какъ взводы на берегу.- Смирно, на плечо!- раздается послѣдовательно во всѣхъ взводахъ - шагомъ маршъ!
   Бѣглымъ шагомъ люди пошли занимать окопы.
   Проходитъ мимо взводъ. Слышу:- Помни, братцы, слушать мою команду - будемъ стрѣлять по японцу залпами.
   Какъ-то особенно внушительно и вмѣстѣ съ нѣкоторой лаской звучали эти слова въ тембрѣ его голоса. Учитель обращался къ своимъ ученикамъ.
   Взводъ залегъ въ окопы. Кругомъ грохотъ, визгъ, вой выстрѣловъ, а среди людей царитъ полная, торжественная тишина. Внимательно, зорко глядятъ они въ море - не покажется ли что-нибудь. Никто не отвлекается - всѣ какъ будто замерли. Черная масса лежитъ неподвижно, иногда лишь освѣщаемая отблесками выстрѣловъ, мелькнувшими по стальнымъ штыкамъ.
   Снаряды противника въ концѣ боя, не долетая до берега 200-300 шаговъ, падали въ виду окоповъ, беззвучно подымая столбы воды.
   Наконецъ все стихло. Люди отправлены въ помѣщен³я. Усилена бдительность дозоровъ и часовыхъ.
   Опять мертвый покой, нарушаемый лишь неумолчнымъ говоромъ наступившаго прибоя.
  

14-ое августа. Восточный фронтъ.

  
   Въ ночь съ 13 на 14 августа, согласно приказан³ю начальника обороны, шт.-кап. Бабушкинъ съ 16 охотниками 7 роты 16 полка произвелъ рекогносцировку на подверженные трехчасовому уб³йственному артиллер³йскому огню редуты.
   Развѣдка эта установила, что японцы бросили редуты. Имъ же захвачено воззван³е непр³ятеля объ уборкѣ раненыхъ и убитыхъ.
   Въ редутахъ нагромождены другъ на друга трупы японцевъ. Въ промежуткахъ между убитыми найдено много брошеннаго снаряжен³я. одежды, обуви, вооружен³я - очевидно, оставленнаго уползшими ранеными.
   14 августа, съ 12 часовъ, въ продолжен³е часа между Хоумеромъ и Л³еромъ по направлен³ю къ Дапалиджуану прошло около 2 батал³оновъ пѣхоты. Двигались они группами отъ 10 до 40 человѣкъ.
   Когда по нимъ былъ открытъ огонь, движен³е прекратилось и въ этомъ мѣстѣ больше не наблюдалось.
   Съ 5 часовъ вечера непр³ятель сталъ снова перебѣгать изъ деревни Дапалиджуанъ по направлен³ю редута No 1.
   Перебѣжка шла по одному. Несли небольш³е брусья и ящики на воздвигнутую ими батарею къ сѣверо-востоку отъ редута No 1.
   Согласно приказан³ю коменданта крѣпости, была начата съ 7 часовъ вечера сосредоточенная артиллер³пская стрѣльба по редутамъ NoNo 1 и 2, вновь занятымъ японцами. Въ 10 часовъ огонь былъ прекращенъ.
   Когда, по окончан³и стрѣльбы, къ редуту продвинулись наши охотники, то были встрѣчены ружейнымъ огнемъ.
   Въ редутѣ No 2 оказалось до 100 японцевъ, а въ No 1 число не установлено.
   Въ обоихъ редутахъ всю ночь производились работы, которымъ мѣшалъ рѣдк³й огонь нашей артиллер³и.
   До 3 часовъ по лин³и обороны восточнаго фронта наступило относительное затишье.
   Въ началѣ 4-го часа утра разразился страшный лнвень, сопровождаемый сильнымъ вѣтромъ.
   Противникъ, воспользовавшись наступившей темнотой, въ нѣкоторыхъ мѣстахъ перешелъ въ наступлен³е, предполагая, что съ нашей стороны ослаблена бдительность.
   Въ пунктахъ, гдѣ было обнаружено наступлен³е, артиллер³я и стрѣлки развили сильный огонь.
   Противникъ повелъ наступлен³е отъ редута No 2 (впереди Скалистаго Утеса), но былъ немедленно отбитъ артиллер³йскимъ и ружейнымъ огнемъ.
   Въ 4 часа поддерживалась только артиллер³иская стрѣльба, ружейная совершенно стихла.
   У насъ ранено 10 стрѣлковъ.
   Ночью былъ взорванъ между редутомъ No 2 и фортомъ фугасъ, нанесш³й поражен³е наткнувшемуся на него непр³ятелю.
   До 12 часовъ пополудни 15 августа на восточномъ фронтѣ особыхъ перемѣнъ не замѣчалось.
  

Западный фронтъ.

  
   14 августа, съ 6 час. вечера, временное укрѣплен³е No 5 очень удачно стрѣляло по непр³ятельскимъ батареямъ, расположеннымъ сѣвернѣе дер. Ичадзфоанъ.
   Къ вечеру было обнаружено на склонахъ Трехголовой горы около 30 непр³ятельскихъ оруд³й.
   Въ 10 часовъ вечера охотничья команда 26-го полка выступила на вылазку съ серьезнымъ поручен³емъ и приказан³емъ въ случаѣ удачи дѣйствовать рѣшительно.
   Въ ночь на 15 августа, около 3 1/2 час., протнвникъ, пользуясь наступившей тьмой и ливнемъ, повелъ демонстративное наступлен³е на горы Высокую, Длинную и фортъ No 4.
   Весь участокъ развилъ сильный оруд³йный и ружейный огонь.
   Атака на Высокую была быстро отбита, и къ 4 часамъ все стало постепенно стихать.
   На Высокую гору лѣзла цѣпь японцевъ съ сѣверо-запада, со стороны соединительнаго хребта; временами цѣпь останавливалась и открывала частые залпы.
   Ранены на Высокой горѣ 2 стрѣлка.
   Охотники 26 полка, подойдя къ оврагамъ, охватывающимъ редутъ No 2 вилкой, и окруживъ его съ тыла и фланговъ, обнаружили до 400 японцевъ, занятыхъ землян

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (24.11.2012)
Просмотров: 187 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа