Главная » Книги

Лемке Михаил Константинович - Очерки по истории русской цензуры и журналистики Xix столетия

Лемке Михаил Константинович - Очерки по истории русской цензуры и журналистики Xix столетия




Книгоиздательство М. В. Пирожкова. Историческ³й отдѣлъ. No 2.

Мих. Лемке.

Очерки по истор³и русской цензуры и журналистики XIX столѣт³я.

Эпоха обличительнаго жара (1857-64 гг.).- Эпоха цензурнаго террора (1848-55 гг.).- Русское "Bureau de la presse".- Ѳаддей Булгаринъ

Съ 19 портретами и 81 каррикатурой.

С.-ПЕТЕРБУРГЪ.

Типограф³я Спб. Т-ва Печ. и Изд. дѣла "Трудъ". Фонтанка, 86.

1904.

  

"Пусть-ка сцѣпится истина съ ложью; кто когда-нибудь видѣлъ, чтобы истина побѣждалась ложью въ открытомъ бою?! Ибо кто не знаетъ, что истина сильна почти, какъ самъ Всемогущ³й? Ей не нужны ни полиц³я, ни ухищрен³я, ни цензура; нуженъ одинъ только просторъ".

Мильтонъ.

  
  

ОГЛАВЛЕН²Е.

  
   Предислов³е
   I. Эпоха обличительнаго жара (1857-1864 гг.)
   Полоса "патр³отическаго" творчества. Диссонансъ, внесенный Хомяковымъ. Это не измѣняетъ настроен³я массы. Муза Ѳ. М. Достоевскаго. Пророчество Тютчева.
   На помощь поэтамъ и прозаикамъ приходитъ каррикатуристъ. Первые признаки болѣе широкой волны недовольства окружающимъ
   Паден³е Севастополя. "Патр³отистика" еле пульсируетъ. Небывалый подъемъ общественнаго настроен³я. Жажда протеста и обличен³я
   "Губернск³е очерки" Щедрина. "Знакомые" Степанова. Иллюстрац³и "Сына Отечества". "Каррикатурный Листокъ" Данилова
   "Весельчакъ"
   Уличные листки
   "Искра"
   В. С. Курочкинъ и H. А. Степановъ
   Какъ возникъ журналъ. Выходъ перваго нумера. Составъ сотрудниковъ
   Какова была редакц³онная организац³я
   Отзывы объ "Искрѣ" современниковъ. Явное противорѣч³е имъ г. Трубачева
   Содержан³е "Искры" по вопросамъ: крѣпостное право, судъ, отношен³е къ гласности, свобода печати
   М³ръ чиновнич³й
   Дореформенная полиц³я
   Образован³е и воспитан³е
   Разные вопросы и явлен³я
   Литература и журналистика
   Общ³я цензурныя услов³я сатирической журналистики
   Злоключен³я "Искры". Конецъ лучшаго ея пер³ода
   "Арлекинъ"
   "Гудокъ" I. Е. Блока
   "Развлечен³е"
   "Каррикатурный Листокъ". "Зритель"
   "Гудокъ"
   "Заноза"
   "Оса"
   Заключен³е
  
   II. Эпоха цензурнаго террора (1848-1855 гг.)
   Цензурный уставъ 1828 г. и его примѣнен³е при гр. С. С. Уваровѣ. Скромныя желан³я H. И. Тургенева. Вл³ян³е революц³и 1848 г.
   "Записки" гр. Строганова и бар. Корфа о неблагонадежности литературы и бездѣятельности цензуры. Докладъ гр. Орлова. Образован³е комитета 27 февраля. А. C. Меншиковъ
   Мѣсяцъ работы меншиковскаго комитета
   Выговоръ Краевскому и высылка въ Вятку M. E. Салтыкова
   Закрыт³е меншиковскаго комитета и учрежден³е комитета 2 апрѣля 1848 г.
   Д. П. Бутурлинъ. Бар. M. А. Корфъ. П. И. Дегай
   Неограниченность компетенц³и комитета 2 апрѣля 1848 г. Его таинственность.
   Первые шаги комитета. Выговоръ военному министру. Выходка А. А. Краевскаго. "Иллюстрированный альманахъ" "Современника". Нахлобучка Булгарину. До чего терроризованы были цензора и писатели. В. И. Даль - соц³алистъ. Предохранен³е отъ этого публики.
   Мобилизац³я цензурныхъ комитетовъ. Небывалое общественное подавлен³е. Любопытное письмо Ив. Кирѣевскаго. Характерная каррикатура
  

1849 годъ

  
   Забвен³е смутному времени и понизовой вольницѣ. Заключен³е въ крѣпость Ю. Ѳ. Самарина
   Слухи о закрыт³и университетовъ. Рѣшительная статья Давыдова и Уварова. Неудовольств³е государя. Обвинительный актъ Уварова комитету 2 апрѣля. Исходъ дѣла
   Краевск³й уже неблагонамѣренъ. Лейбъ-медикъ, тайный совѣтникъ, Маркусъ, въ качествѣ соблазнителя непросвѣщенной массы. Рвен³е не по разуму. Прегражден³е ввоза иностранныхъ издан³й
   Благоденств³е тосканцевъ. Портреты членовъ нац³ональнаго собран³я. Критика на извозчиковъ
   Уваровск³й проектъ новаго цензурнаго устава. Второе поражен³е министра. Смерть Бутурлина. Отставка Уварова
   Н. Н. Анненковъ. Кн. П. А. Ширинск³й-Шихматовъ
   Трактатъ о чистой нравственности. Особенное вниман³е къ "Современнику". Защита писателей благонамѣренныхъ. Доставка издан³й комитету 2 апрѣля
   Отголоски "дѣла петрашевцевъ"
  

1850 годъ

  
   Всеподданнѣйшая записка Каменскаго
   Забота о "здоровомъ" чтен³и "простолюдья"
   Установлен³е цензуры лубочныхъ картинъ. Образован³е "Комитета людей истинно способныхъ"
   "Безвравственность" комед³и А. Н. Островскаго. "Коммунистическ³я склонности" П. А. Плетнева
   Нагоняй академику Устрялову. Цензура сочинен³й императрицы Екатерины II. "Что за геолог³я!?" Быки, бараны и крестьяне. Множественность цензуръ. Мракобѣсъ Медемъ. Анненковъ "старается"
  

1851 годъ

  
   Вздорность Шеллинговой философ³и. Танцовщица Фанни Эльслеръ и "развращенная" Москва
   Знаменательное признан³е министра. Уничтожен³е статей Герцена. Угодливость Краевскаго до доносительства включительно
  

1852 годъ

  
   Снова народное чтен³е. "Всеобщая истор³я" Сокольскаго. Сочинен³я Кантемира и Хемницера. Дѣло о "Московскомъ Сборникѣ" и лекц³я истор³и ген.-ад. Анненкова. Кара славянофиловъ. Транспоранты подъ цензурой
   Знаменательное признан³е комитета 2 апрѣля. Оправдан³е Мусина-Пушкина. Сужен³е компетенц³и комитета и расширен³е его власти
  

1853 годъ

  
   Смѣна Анненкова бар. Корфомъ, Ширинскаго-Шихматова - А. C. Норовымъ. До чего цензура довела Сенковскаго и М. М. Достоевскаго. Предѣлы этнограф³и. Защита чести русской литературы. Снова Булгаринъ споткнулся на извозчикахъ. Кажущееся бездѣйств³е комитета 2 апрѣля
  

1854 годъ

  
   Министръ просвѣщен³я вводится въ комитетъ 2 апрѣля. Безнравственная математика. Снова Сперанск³й. Болѣе опредѣленные предѣлы для этнограф³и. Защита Н. С. Тихонравова. Забвен³е смутнымъ временамъ
   Норовъ приближаетъ къ себѣ Никитенко. Послѣдн³й настаиваетъ на уничтожен³и комитета 2 апрѣля. Ходъ этой политики. Резолюц³я государя
  

1855 годъ

  
   Севастополь сданъ. Пробужденное общество ждетъ раскрѣпощен³я мысли и человѣка. "Дума русскаго" П. А. Валуева
   Корфъ ходатайствуетъ о... закрыт³и комитета 2 апрѣля. Утвержден³е его доклада
  
   III. Русское "Bureau de la presse"
  

ЧАСТЬ I.

  
   Бѣглый взглядъ на цензуру въ 1856-1858 гг. Гонен³я Норова противъ стихотворен³й Некрасова. Высочайшее повелѣн³е о составлен³и новаго устава. Сочинен³я Кантемира. Неумѣстность перепечатокъ изъ "Журнала. Мин. Внутр. Дѣлъ". Предѣлы обсужден³я насущныхъ реформъ
   Учрежден³е спец³альныхъ цензоровъ. Гр. В. Н. Панинъ и К. В. Чевкинъ, какъ гонители гласности
   Отставка Норова и назначен³е Ев. П. Ковалевскаго. Переписка, митрополита Григор³я съ Игнатьевымъ. Неопредѣленность и неустойчивость политики. Протестъ Погодина. Мѣры противъ герценовскихъ издан³й
  

ЧАСТЬ II.

  
   Проектъ новаго учрежден³я съ программой нравственнаго вл³ян³я на печать.
   Оно получаетъ санкц³ю и личный составъ
   Офиц³альное учрежден³е "комитета по дѣламъ книгопечатан³я". Его компетенц³я. Безсил³е "троемуж³я" и пополнен³е его Никитенкомъ. Комитетъ въ качествѣ "общественнаго" дѣятеля
   Встрѣча комитета печатью и обществомъ
   Подборъ "чтецовъ". Борьба Ковалевскаго съ комитетомъ путемъ "обзоровъ" Щебальскаго. Первыя распоряжен³я комитета. Охрана мчащихся по Невскому проспекту на собственныхъ рысакахъ. Никитенко разочаровывается .
   Колебан³я Никитенка. Комитетъ изгоняетъ обличен³я. Отвѣтъ Каткова комитету. Дѣлалъ-ли комитетъ "сообщен³я" въ органы прессы
   Планъ правительственнаго органа, какъ направляющаго общественное мнѣн³е. Истор³я этого вопроса. Письмо Тютчева къ Горчакову. Никитенко сильно занятъ газетой
   Проектъ устава о цензурѣ Ковалевскаго и его судьба
   Заявлен³е комитета о своей безполезности. Сл³ян³е его съ главнымъ управлен³емъ цензуры
  
   IV. Ѳаддей Булгаринъ
   Б³ограф³я Булгарина до 1825 г. Письмо Потапову и прошен³е государю
   Записка Булгарина о цензурѣ
   Неопровержимость факта службы Булгарина въ III отдѣлен³и Соб. Е. И. В. канцеляр³и
   Первые доносы Булгарина. Мнѣн³е о немъ литераторовъ и общества. Эпиграммы
   Отношен³я къ Булгарину Бенкендорфа, императора Николая I, Дубельта и гр. Орлова
   Отношен³е къ Булгарину цензурнаго вѣдомства
   Успѣхъ "Сѣверной Пчелы". Легенда о Булгаринѣ, какъ представителѣ польской парт³и
   Рядъ разнообразныхъ доносовъ. Смерть Бенкендорфа. Некрологъ его въ "Сѣверной Пчелѣ". Конфиденц³альныя "записки". Булгаринъ о критикѣ своихъ сочинен³й. Милости Булгарину, его болѣзнь и смерть
  

ПРЕДИСЛОВ²Е.

  
   Доказывать, что каждый долженъ стремиться стать образованнымъ человѣкомъ, а образованный человѣкъ - знать истор³ю своей литературы, какъ сильнѣйшаго проявлен³я человѣческаго духа, обусловливающаго и послѣдующее общественное развит³е - значитъ ломиться въ открытую дверь.
   Слѣдовательно, появлен³е въ свѣтъ перваго и четвертаго очерковъ настоящаго тома не требуетъ особой аргументац³и.
   Но убѣждать въ положительной необходимости широкаго попутнаго изучен³я главнаго услов³я, при соблюден³и котораго только и возможно было русское печатное слово, особенно послѣднихъ двухъ столѣт³й, - все еще, къ сожалѣн³ю, приходится.
   Казалось бы, чѣмъ лучше и основательнѣе изучена истор³я цензуры, тѣмъ глубже и всестороннѣе усваиваются и уясняются разнообразныя стороны литературнаго прошлаго, а безъ нихъ - онѣ сплошь и рядомъ дѣлаются совершенно непонятными и даже неизвѣстными. Между тѣмъ, на дѣлѣ происходитъ иначе. Чтобы уяснить себѣ малѣйш³е, еле замѣтные изгибы литературной мысли и даже формы, изучаются очень подробно б³ограф³и писателей, общ³я историческ³я и политическ³я услов³я той или иной эпохи, и т. д., но доминирующее надъ всей литературой услов³е - цензура, очень часто оставляется безъ вниман³я. Результаты понятны и вполнѣ неизбѣжны: истор³я литературы, какъ видимаго проявлен³я общественной мысли и движен³й, не усваивается съ необходимой полнотой, масса пробѣловъ остается незаполненной, масса вопросовъ неразрѣшенной.
   Можно сказать утвердительно, что русское общество не знаетъ истор³и того института, черезъ горнило котораго прошла вся его литература. Значитъ, не знаетъ и истор³и литературы, кстати сказать, вообще, у насъ сильно суженной, благодаря изучен³ю преимущественно одной только ея части - изящной литературы.
   Но изучен³е истор³и цензуры безусловно важно еще и съ другой точки зрѣн³я. Нѣтъ лучшаго способа для изслѣдован³я всей въ совокупности политики любого момента, истинной ея цѣнности въ отношен³и къ отправлен³ямъ человѣческаго духа, какъ именно изучен³е услов³й проявлен³я его въ литературѣ. Укажу хотя бы на примѣръ Франц³и временъ Наполеона III. Несмотря на всевозможныя увертки этого авантюриста, политика и истинныя его стремлен³я получаютъ полную свою оцѣнку только при ознакомлен³и съ политикой цензуры. Когда Наполеонъ I написалъ Фуше: "передайте журналистамъ, что я буду судить о нихъ не по тѣмъ вреднымъ мыслямъ, которыя они будутъ высказывать, а по тому отсутств³ю благонамѣренности, которой они не выскажутъ" - всѣмъ стало ясно, что предстоитъ обществу, пережившему великую революц³ю. Не менѣе ясно было все и современникамъ Фридриха Великаго, сказавшаго: "свобода газетъ не должна быть стѣсняема, если хотятъ, чтобы онѣ были интересны"... Да иначе и не можетъ быть. Реакц³онное начало всякой политики всегда особенно глубоко гнѣздится въ борьбѣ правительствъ съ свободой человѣческаго духа и общественныхъ силъ.
   Съ другой стороны, врядъ-ли какой-нибудь отдѣлъ литературы по изучен³ю нашего прошлаго такъ бѣденъ и блѣденъ, какъ истор³я цензуры. Работъ же, въ которыхъ каждая болѣе или менѣе существенная перемѣна въ системѣ и строѣ цензурнаго досмотра приводилась бы въ связь съ услов³ями и явлен³ями предшествующей или современной ей общественной или государственной жизни, въ которыхъ бы вскрывалась причинность этихъ измѣнен³й и моментовъ - у насъ еще меньше.
   Связывая все сказанное съ быстро растущимъ въ обществѣ интересомъ къ своему прошлому, нельзя не надѣяться, что и изучен³е истор³и цензуры станетъ, наконецъ, прямою потребностью каждаго, желающаго имѣть отчетливое представлен³е о своей литературѣ.
   Эта именно надежда побудила меня стремиться заполнить частично хоть нѣкоторые пробѣлы въ истор³и давнишняго спутника русской литературы, насколько она находится въ связи съ истор³ей русской общественной мысли.
   Всѣ предлагаемые вниман³ю читателя очерки были напечатаны сначала въ двухъ журналахъ за 1903 годъ, но, особенно три первые, въ гораздо болѣе сокращенномъ и менѣе обработанномъ видѣ {Первый - NoNo 6, 7, 8 "М³ра Божьяго", второй - NoNo 1 и 2 "Рус. Богатства", трет³й - NoNo 3 и 4 "Р. Б.", четвертый No 10 "Р. В."}.
   Какъ замѣтитъ читатель, я занимаюсь исключительно истор³ей, такъ сказать, литературной цензуры, оставляя въ сторонѣ театръ, технику книгопечатнаго дѣла, какъ-то: надзоръ за типограф³ями и т. п., и книжную торговлю. Всѣ эти, менѣе правда интересныя, области представляютъ предметъ особыхъ изслѣдован³й, которыхъ мы еще не имѣемъ.
   Въ заключен³е я считаю своимъ долгомъ принести искреннюю благодарность: И. А. Бычкову, П. И. Вейнбергу, П. Я. Дашкову, Н. А. Лейкину, Н. М. Лисовскому, А. К. Нестерову, В. И. Семевскому и Вс. И. Срезневскому за ихъ помощь мнѣ въ пользован³и рѣдкими матер³алами или портретами, позволившими предпринять болѣе или менѣе широкое изслѣдован³е и иллюстрац³ю взятыхъ мною темъ.

Мих. Лемке.

  

Эпоха обличительнаго жара.

(1857-1864 гг.).

  

"Каррикатуры нѣтъ... кромѣ той, которую представляетъ сама дѣйствительность".

Салтыковъ.

"Литература наша началась сатирою, продолжалась сатирою и до сихъ поръ стоитъ на сатирѣ и, между тѣмъ, все-таки, не сдѣлалась еще существеннымъ элементомъ народной жизни, не составляетъ серьезной необходимости для общества, а продолжаетъ быть для публики чѣмъ-то постороннимъ, роскошью, забавою, а никакъ не дѣломъ".

Добролюбовъ.

  
   Задача настоящаго изслѣдован³я - освѣщен³е, до возможности всестороннее, одного изъ пер³одовъ жизни русской сатирической журналистики, съ конца 50-хъ и до половины 60-хъ годовъ минувшаго столѣт³я; пер³ода, по общимъ, вполнѣ основательнымъ отзывамъ, наиболѣе выдающагося изъ неблестящаго вообще существован³я русской сатирической литературы, развит³ю которой не особенно содѣйствуютъ услов³я, регулирующ³я у насъ печатное выражен³е мысли. Останавливаясь лишь на разсмотрѣн³и указаннаго пер³ода, я совершенно не затрагиваю вопроса о зарожден³и и самыхъ первыхъ шагахъ русской сатирической журналистики. Этотъ вопросъ составляетъ тему особой работы, къ сожалѣн³ю, до сихъ поръ не выполненной еще во всѣхъ подробностяхъ. Однако, имѣется рядъ трудовъ, которыя я кстати теперь же укажу для интересующихся вопросомъ: если ни одна изъ нихъ въ отдѣльности не представляется исчерпывающей, то въ совокупности онѣ все же проливаютъ на него нѣкоторый свѣтъ {Аѳанасьевъ, А. "Кошелекъ", "Поденщина" и "Пустомеля" - сатирическ³е журналы 1760-1774 гг.", М. 1858 г., "Русск³е сатирическ³е журналы 1769-1774 гг.", М. 1859 г., "Сатирическ³я издан³я девяностыхъ годовъ" - "Моск. Вѣд." 1856 г., NoNo 80, 83, 84; Бородинъ, С. "Русская журналистика въ концѣ XVIII ст." - "Наблюд." 1891 г., III; Добролюбовъ, Н. "Русская сатира екатерининскаго времени" - "Сборн. соч." т. I; Городецк³й, Д. "Зарожден³е каррикатуры въ Росс³и" - "Литер. Вѣстн." 1902 г., VIII; Зотовъ, В. "Воспоминан³я" - "Ист. Вѣстн." 1900 г. IV; Ломиновъ, М. "Матер³алы для истор³и русскаго просвѣщен³я и литературы въ концѣ XVIII в." - "Рус. Вѣстникъ", 1858 г. IV; Мордовцевъ, Д. "Обличительная литература въ первыхъ русскихъ журналахъ и стѣснен³е гласности" - "Рус. Слово" 1860 г. II, III; Незеленовъ, А. Н. И. Новиковъ, издатель журналовъ 1769-85 гг." Спб. 1875 г.; Пекарск³й, П. "Матер³алы для истор³и журнальной и литературной дѣятельности Екатерины II. "Зап. академ³и наукъ" 1863 г. III; Пыпинъ, А. "Истор³я русской литературы", IV; Ровинск³й, Д. "Подробный словарь русскихъ гравированныхъ портретовъ", Спб. 1889 г. II; Солнцевъ, В. "Всякая Всячина" и "Спектаторъ" - "Журн. Мин. Нар. Пр." 1892 г. I; Его же. "Смѣсь", сатирическ³й журналъ 1769 г., - "Библ³ографъ" 1893 г. I.}.
   Что касается богатой въ истор³и русской общественности рукописной сатиры и каррикатуры, то онѣ бы заслуживали тоже очень серьезнаго изслѣдован³я. Къ сожалѣн³ю, а priori можно утверждать, что съ нашимъ русскимъ отношен³емъ къ рукописямъ эта работа стала уже почти невозможною.

Полоса "патр³отическаго" творчества. Диссонансъ, внесенный Хомяковымъ. Это не измѣняетъ настроен³я массы. Муза Ѳ. М. Достоевскаго. Пророчество Тютчева.

  
   Сатира, это - обличен³е неправды жизни, негодован³е, борьба; сатирическая журналистика - непрерывное ихъ выражен³е. Для рожден³я сатиры необходимо: сознан³е неудовлетворенности окружающимъ или его отдѣльными элементами, желан³е побороть общепринятые предразсудки, разстаться съ отрицательными сторонами индивидуальной, общественной и политической жизни и, наконецъ, - здравый взглядъ на вещи, какъ бы послѣдн³я ни были близки и дороги отдѣльной личности или цѣлому обществу. Ясно, что сатира поэтому есть, прежде всего, принадлежность выдающихся надъ общимъ уровнемъ людей и эпохъ, отличающихся напряжен³емъ страсти къ анализу и самопознан³ю. Рядовые, дюжинные люди, не различаютъ лжи и искусственности своей жизни; эпоха мрачнаго самодовольства - не почва для осмѣян³я окружающаго. Эти соображен³я, подтверждающ³яся и выведенныя истор³ей, пр³обрѣтаютъ безусловную достовѣрность, если къ тому же принять во вниман³е, что сатирикъ не есть творецъ новыхъ идей, а только - своеобразный ихъ выразитель, популяризаторъ, проводникъ въ массу. Слѣдовательно, сатирическая журналистика сама по себѣ - уже доказательство наличности опредѣленныхъ идеаловъ въ рядахъ передовыхъ представителей даннаго общества.
   Каждому пер³оду осмѣян³я, осужден³я, предшествовалъ другой, противоположный, и чѣмъ второй былъ продолжительнѣе и нелѣпѣе, тѣмъ первый - рѣзче и ярче. Да это и не могло быть иначе: по дереву и топоръ, по бронѣ и пушка. И для того, чтобы лучше и глубже усвоить значен³е и роль сатиры въ извѣстный моментъ, безусловно необходимо хорошо ознакомиться съ породивишми ея услов³ями предшествующаго пер³ода. Безъ этого сама сатира будетъ понята только вполовину.
   Я не берусь представить здѣсь читателю полную картину мрачнаго, темнаго и до боли тяжелаго пер³ода нашей истор³и 1848-55 годовъ - это сдѣлано уже другими, болѣе меня свѣдущими людьми, - я набросаю лишь нѣсколько штриховъ, которые помогутъ лучше вспомнить пережитое русскимъ обществомъ восьмилѣт³е {Чѣмъ оно было для русской литературы, читатель узнаетъ изъ помѣщеннаго ниже очерка: "Эпоха цензурнаго террора".}. А такъ какъ переломъ начался послѣ неудачнаго исхода восточной войны 1853-56 гг., въ которую Росс³я вступала съ гордо поднятой головой, съ едва выдерживаемымъ ушами барабаннымъ боемъ, а выходила - съ заунывно плачущимъ зовомъ отступлен³я, - то мнѣ кажется безусловно интереснымъ остановиться сначала на этихъ двухъ моментахъ, дающихъ ключъ ко всему дальнѣйшему.
   По свидѣтельству современнаго историка, Росс³я вступала въ войну съ сознан³емъ своей силы: "Росс³я занимаетъ важное мѣсто, насъ уважаютъ и боятся", вотъ выражен³е чувствъ большинства {С. Соловьевъ, "Записки", "Рус. Вѣстн.", 1896 г. V, 127.}. Нерѣшительныя дѣйств³я въ началѣ кампан³и создаютъ недовольство; по словамъ С. Т. Аксакова, оборонительная война вызывала "оскорблен³е, негодован³е всей Москвы, слѣдовательно, всей Росс³и {Н. Барсуковъ, "Жизнь и труды М. П. Погодина", XIII, 36.}. Хорошей иллюстрац³ей тогдашняго настроен³я большинства русскаго общества служитъ первое стихотворен³е Ѳ. Н. Глинки "Ура"! - открывшее на два года неизсякаемый потокъ "патр³отической" музы.
  
   Ура!.. На трехъ ударимъ разомъ!
   Недаромъ же трехгранный штыкъ!
   Ура отгрянетъ надъ Кавказомъ,
   Въ Европу грянетъ тотъ же кликъ!
  
   И двадцать шло на насъ народовъ,
   Но Русь управилась съ гостьми:
   Ихъ кровь замыла слѣдъ походовъ;
   Поля бѣлѣлись ихъ костьми.
  
   Тогда спасали мы родную
   Страну и честь, и Царск³й тронъ;
   Тогда о нашу грудь стальную
   Расшибся самъ Наполеонъ!..
  
   Теперь же вздрогни, вся природа!
   Во снѣ не снилось никому:
   Два христ³анск³е народа
   На насъ грозятся за чалму!!
  
   Но годъ двѣнадцатый не сказки,
   И Западъ видѣлъ не во снѣ,
   Какъ двадцати народовъ каски
   Валялися въ Бородинѣ.
  
   И видѣлъ, что за всѣ лишенья,
   Пришли съ Царемъ пощады мы-жъ,
   И бѣлымъ знаменемъ прощенья
   Прикрыли трепетный Парижъ.
  
   И видѣлъ, что коня степного
   На Сену пить водилъ калмыкъ,
   И въ Тюльери у часового
   С³ялъ, какъ дома, русск³й штыкъ!..
  
   Но, засоривъ поля картечью,
   Въ Парижѣ Русск³й мирно жилъ,
   И бойкою французской рѣчью
   Да Русскимъ золотомъ сорилъ.
  
   И послѣ, на Москвѣ сожженной
   И надъ нетронутой Невой,
   Никѣмъ, нигдѣ не оскорбленный
   Французъ съ британцемъ былъ, какъ свой.
  
   Но что-жъ? За хлѣбъ-соль и за дружбу
   Предавъ символъ нашъ за коранъ,
   Вы къ туркамъ поступили въ службу
   И отступились христ³анъ!!
  
   Что жъ скажетъ лѣтопись предъ свѣтомъ
   Про нечестивый вашъ союзъ?
   Британецъ въ сдѣлкѣ съ Магометомъ,
   И - стыдъ! отурчился французъ!!
  
   Но, вѣрьте, ваши всѣ мытарства,
   Расчетъ и вычетъ - все мечта!
   Вамъ русскаго не сдвинуть царства:
   Оно съ Христомъ и за Христа! 1)
  
   1) "Сѣверная Пчела" 1854 г., No 2.
  
   Изданное въ брошюрѣ, "Ура", очень быстро разошлось въ 9,000 экземплярахъ, изъ нихъ половина въ Петербургѣ. Если принять во вниман³е тогдашнее состоян³е книжной торговли и десятитысячный тиражъ "Сѣверной Пчелы" - въ этомъ нельзя не видѣть широкаго общественнаго сочувств³я и солидарности съ авторомъ.
   "Лавочники, харчевники, саечники и цирюльни были самыми ревностными покупателями. Затѣмъ пошли требован³я (черезъ почту) изъ городовъ. Собранную за издан³е сумму я - писалъ Глинка Гречу - уже отправилъ военному министру и получилъ въ отвѣтъ высочайшую благодарность его императорскаго величества" {Л. Усовъ, "Изъ моихъ воспоминан³й", "Истор. Вѣстникъ" 1882 г., II, 340.}.
   Правительство понимало служебное, практическое значен³е такой поэз³и и потому вполнѣ ее поощряло. Вскорѣ въ той же "Сѣверной Пчелѣ" появляется стихотворен³е неизвѣстнаго автора, очень быстро обошедшее всю Росс³ю и до сихъ поръ памятное.
  
   На нынѣшнюю войну.
  
   Вотъ въ воинственномъ азартѣ,
   Воевода Пальмерстонъ
   Поражаетъ Русь на картѣ
   Указательнымъ перстомъ.
   Вдохновенъ его отвагой
   И французъ за нимъ туда жъ
   Машетъ дядюшкиной шпагой
   И кричитъ: Allons, courage!
   Полно, братцы, на смѣхъ свѣту
   Не останьтесь въ дуракахъ.
   Мы видали шпагу эту
   И не въ этакихъ рукахъ.
   Если дядюшка безславно
   Изъ Руси вернулся вспять,
   Такъ племяннику подавно
   И вдали не сдобровать.
   Альб³онъ - статья иная -
   Онъ еще не раскусилъ,
   Что за машина такая
   Наша Русь и въ сколько силъ.
   То-то будетъ удивленье
   Для практическихъ головъ,
   Какъ высокое давленье
   Имъ покажутъ безъ паровъ!
   Знайте-жъ, машина готова,
   Будетъ дѣйствовать какъ встарь,
   Ее двигаютъ три слова:
   Богъ, да родина, да Царь! 1)
  
   1) "Сѣверная Пчела", 1854 г., No 37.
  
   Редакц³я получила рукопись этого стихотворен³я при слѣдующей бумагѣ отъ министра императорскаго двора: "Министръ императорскаго двора, препровождая при семъ въ редакц³ю "Сѣверной Пчелы" стихи, объявляетъ, что государю императору угодно, чтобы оные были напечатаны въ означенной газетѣ" {П. Усовъ, н. с., 350.}.
   По словамъ Усова, "Сѣверная Пчела", послѣ этихъ двухъ образцовъ, стала получать массу стиховъ аналогичнаго содержан³я; изъ нихъ мног³е, конечно, были лишены всякаго размѣра и смысла. И, дѣйствительно, весь 1854 годъ, особенно въ первую половину, почти нѣтъ номера газеты безъ "патр³отической" музы. Тутъ и Орестъ Миллеръ, и П. Каратыгинъ, и Ѳ. Глинка, и кн. П. А. Вяземск³й, и Бенедиктовъ и Рафаилъ Зотовъ и "ученикъ V²-го класса пензенскаго дворянскаго института Евграфъ Масловъ", и очень мног³е друг³е. Проза, повидимому, не считалась формой, соотвѣтствующей такому содержан³ю, и если и попадаются прозаическ³я произведен³я, то они гораздо блѣднѣе. Не отставали, разумѣется, и друг³я газеты, напримѣръ, "Московск³я Вѣдомости", въ которыхъ писали стихи М. Стаховичъ, К. Аксаковъ, Ѳ. Миллеръ, Я. Полонск³й, кн. Вяземск³й и пр.
   Передъ цензурой вставалъ очень серьезный вопросъ: насколько допустимы теперь критика и прямое порицан³е европейскихъ дворовъ, строго преслѣдуемыя во всѣхъ другихъ случаяхъ? Министръ просвѣщен³я, А. C. Норовъ, счелъ необходимымъ войти по этому поводу съ всеподданнѣйшимъ докладомъ, въ которомъ, указывая на представлен³е въ цензуру "множества различныхъ сочинен³й, въ прозѣ и стихахъ, съ изъяснен³емъ патр³отическихъ чувствован³й" и находя въ нихъ "троякое направлен³е умовъ: глубокую преданность престолу и вѣрѣ, чувство нац³ональной гордости, готовое на всякую борьбу съ врагами и пожертвован³я, и порывы негодован³я противъ посягательствъ чуждыхъ народовъ на велич³е и благоденств³е Росс³и", - "повергалъ на высочайшее разрѣшен³е, до какихъ предѣловъ можетъ быть допущено изъяснен³е подобныхъ чувствован³й?" Императоръ Николай I, 8 февраля повелѣлъ разрѣшить "безпрепятственное печатан³е вышеизложенныхъ сочинен³й съ тѣмъ только, чтобы въ нихъ не заключалось брани". Эта резолюц³я, внѣ общаго порядка, была немедленно сообщена не только всѣмъ цензурнымъ комитетамъ, но и губернаторамъ, исправникамъ и т. д. {"Цензурныя дѣла, переданныя министерствомъ народнаго просвѣщен³я Императорской публичной библ³отекѣ въ 1892 г. и хранящ³яся тамъ въ рукописномъ отдѣлен³и", No 1, стр. 760-762. "Рус. Старина", 1886 г., XI, 508.}.
   Русскому обществу предоставлялась свобода въ предѣлахъ опредѣленнаго настроен³я, и оно не преминуло ею воспользоваться... Насколько напряжено было такое quasi-патр³отическое настроен³е, можно судить но неудачѣ, постигшей въ широкихъ кругахъ извѣстные стихи А. C. Хомякова: "Росс³и".
  
   Тебя призвалъ на брань святую,
   Тебя Господъ нашъ полюбилъ,
   Тебѣ далъ силу роковую,
   Да сокрушишь ты волю злую
   Слѣпыхъ, безумныхъ, буйныхъ силъ.
  
   Вставай, страна моя родная,
   За братьевъ! Богъ тебя зоветъ
   Чрезъ волны гнѣвнаго Дуная -
   Туда, гдѣ землю огибая,
   Шумятъ струи эгейскихъ водъ.
  
   Но помни: быть орудьемъ Бога
   Земнымъ созданьямъ тяжело;
   Своихъ рабовъ Онъ судитъ строго, -
   А на тебя, увы! какъ много
   Грѣховъ ужасныхъ налегло!
  
   Въ судахъ черна неправдой черной
   И игомъ рабства клеймена;
   Безбожной лести, лжи тлетворной,
   И лѣни мертвой и позорной,
   И всякой мерзости полна!
  
   О, недостойная избранья,
   Ты избрана! Скорѣй омой
   Себя водою покаянья,
   Да громъ двойного наказанья
   Не грянетъ надъ твоей главой!
  
   Съ душой колѣнопреклоненной,
   Съ главой, лежащею въ пыли,
   Молись молитвою смиренной
   И раны совѣсти растлѣнной
   Елеемъ плача исцѣли!
  
   И встань потомъ, вѣрна призванью,
   И бросься въ пылъ кровавыхъ сѣчъ!
   Борись за братьевъ крѣпкой бранью,
   Держи стягъ Бож³й крѣпкой дланью,
   Рази мечомъ - то Бож³й мечъ! 1)
  
   1) "Стихотворен³я", М, 1868 г., 123-124.
  
   Облетѣвш³е въ рукописи всю Росс³ю, стихи эти были приняты крайне враждебно, а московск³й генералъ-губернаторъ, гр. Закревск³й, требовалъ отъ автора объяснен³й, такъ какъ получилъ соотвѣтствующее предписан³е изъ Петербурга... Не хотѣли и слышать о какихъ бы то ни было прорѣхахъ и недочетахъ, а дыръ и серьезныхъ язвъ не хотѣли даже и подозрѣвать...
   Любопытно, что Е. М. Достоевск³й написалъ, въ маѣ 1854 г., стихотворен³е: "На европейск³я событ³я въ 1854 году", напечатанное, правда, гораздо позже. Приведу первую и послѣднюю строфы:
  
   "Съ чего взялась всесвѣтная бѣда?
   Кто виноватъ, кто первый начинаетъ?
   Народъ вы умный, всякой это знаетъ,
   Да славушка пошла объ васъ худа!
   Ужъ лучше бы въ покоѣ дома жить,
   Да справиться съ домашними дѣлами!
   Вѣдь, кажется, намъ нечего дѣлитъ,
   И мѣста много всѣмъ подъ небесами.
   Къ тому жь и то, коль все ужъ поминать".
   Смѣшно Французамъ Русскаго пугать!
   . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
   . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
   "Мечъ Гедеоновъ въ помощь угнетеннымъ,
   И во Израиль сильный Суд³я!
   То Царь, Тобой, Всевышн³й, сохраненный,
   Помазанникъ десницы Твоея!
   Гдѣ два иль три для Господа готовы,
   Господь межъ нихъ, какъ Самъ намъ обѣщалъ.
   Насъ милл³оны ждутъ Царева слова
   И, наконецъ, Твой часъ, Господь, насталъ!
   Звучитъ труба, шумитъ орелъ двуглавый,
   И на Царьградъ несется величаво!" 1).
  
   1) "Гражданинъ", 1883 г., No 1.
  
   Для того, чтобы современный читатель могъ представить себѣ вполнѣ струю "патр³отической* поэз³и, могъ видѣть, до чего она спускалась, ради угожден³я вкусамъ толпы, приведу "Солдатскую пѣсню", сочиненную для "Сѣверной Пчелы" какимъ-то Малышевымъ:
  
   Вотъ французъ у турка въ службѣ,
   Англичанинъ съ ними въ дружбѣ,
         Покумились, знать.
  
   Времена настали тяжки,
   Два союзника въ пристяжкѣ,
         А султанъ въ корню.
  
   И кричатъ, что Русь погибла!
   А на дѣлѣ смотришь - рыло
         У самихъ въ крови.
  
   Вотъ "Непиръ" подъ парусами
   Сталъ надъ финскими водами,
         Все погоды ждетъ.
   . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
   . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Другие авторы
  • Щастный Василий Николаевич
  • Дмитриев-Мамонов Матвей Александрович
  • Шкловский Исаак Владимирович
  • Цыганов Николай Григорьевич
  • Тарловский Марк Ариевич
  • Де-Пуле Михаил Федорович
  • Рукавишников Иван Сергеевич
  • Маурин Евгений Иванович
  • Ратгауз Даниил Максимович
  • Муравьев Андрей Николаевич
  • Другие произведения
  • Волошин Максимилиан Александрович - М. А. Волошин: краткая справка
  • Позняков Николай Иванович - Лепетитор
  • Сенковский Осип Иванович - Осенняя скука
  • Львов-Рогачевский Василий Львович - Лирика современной души
  • Елпатьевский Сергей Яковлевич - Павел Павлович
  • Карнович Евгений Петрович - Анна Ожельская
  • Добролюбов Николай Александрович - Афины и Константинополь. А. Милюкова. - Турецкая империя. Сочинение А. де Бессе
  • Маяковский Владимир Владимирович - Тезисы докладов. 1912 -1914
  • Гайдар Аркадий Петрович - Распущенность
  • Миклухо-Маклай Николай Николаевич - Об исследовании температуры глубин океана
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 636 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа