Главная » Книги

Лемке Михаил Константинович - Очерки по истории русской цензуры и журналистики Xix столетия, Страница 20

Лемке Михаил Константинович - Очерки по истории русской цензуры и журналистики Xix столетия


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

ю суетною игрою ума, когда вмѣстѣ съ этою истиною открываются и ея послѣдств³я, ея, такъ сказать, перерожден³е, исшедш³й изъ нея результатъ; но если неоспоримо, что до татарскаго пер³ода въ устройствѣ славянскихъ общинъ господствовали нѣкоторыя начала народнаго правлен³я и, напримѣръ, въ удѣлахъ нерѣдко народъ призывалъ князей къ себѣ на княжен³е и даже изгонялъ ихъ, слѣдственно, изыскан³я автора въ семъ отношен³и не отклоняются отъ исторической истины; но неоспоримо, однако же, и то, что по свержен³и монгольскаго ига, указавшаго горькимъ опытомъ, какихъ послѣдств³й ожидать должно отъ своевольства и безначал³я, - въ жизнь русскаго народа постепенно вникло совсѣмъ другое начало, именно, начало единовласт³я и неограниченнаго самодержав³я. При ²оаннѣ III, истинномъ основателѣ самостоятельнаго, нераздѣльнаго московскаго государства, и при преемникѣ его Васил³и ²оанновичѣ, чрезъ паден³е Новгорода и Пскова и окончательное уничтожен³е удѣльной системы, эти начала утвердились во всемъ ихъ могуществѣ. Смуты, начавш³яся со смертью бездѣтнаго сына ²оанна Грознаго и съ пресѣчен³емъ въ его лицѣ прямого поколѣн³я Калиты, только временно и ненадолго поколебали с³е могущество. Но когда временное состоян³е произвола и безначал³я пресѣклось призывомъ на царство, въ соборѣ духовенства, дворянства, горожанъ и поселянъ, Михаила Ѳеодоровича - "царскаго благороднаго корени благоросленной отрасли": тогда призывъ его былъ единодушно утвержденъ клятвеннымъ обѣщан³емъ русскаго народа служить ему, супругѣ его, дѣтямъ и потомству "вѣрою и правдою, всѣми душами своими и головами", безъ всякаго ограничен³я, - актъ всенародный и торжественный, которымъ окончательно запечатлѣлось самодержавное единовласт³е русскихъ монарховъ, утвержденное потомъ могучею рукою Петра Великаго на началахъ европейской государственной жизни. Слѣдственно, ученому автору разбираемой статьи, чтобы сдѣлать ее истинно полезною и поучительною, надлежало указать, съ тѣмъ же неоспоримымъ его талантомъ, и всѣ помянутые перевороты, приведш³е насъ къ нынѣшнему порядку вещей - единственной основѣ покоя и благоденств³я Росс³и. Но онъ не дорисовалъ своей картины и, остановясь на однихъ явлен³яхъ, показывающихъ въ глубокой древности существован³е между нашими предками демократическихъ началъ, тѣмъ самымъ далъ поводъ къ тому виду двусмысленности, о которомъ выше упомянуто и который, если не былъ въ его мысляхъ, то невольно вызывается симъ умолчан³емъ, оставляющимъ читателя въ недоумѣн³и на счетъ конечной мечты или цѣли его изыскан³й. Въ такомъ видѣ, то-есть безъ объяснен³я перехода обновленной Росс³и къ другимъ понят³ямъ и къ другимъ формамъ правлен³я, статья его, по мнѣн³ю комитета, не слѣдовала бытъ допущеною къ напечатан³ю не только въ литературномъ сборникѣ, но даже и въ издан³и спец³ально посвященномъ ученой цѣли.
   "Вслѣдств³е сего комитетъ полагалъ предоставить министру народнаго просвѣщен³я: 1) поставить, черезъ кого слѣдуетъ, на видъ Аксакову вышеизложенныя разсужден³я, для большей его осторожности на будущее время, запретивъ при томъ и всякое, гдѣ бы то ни было перепечатан³е вновь означенной статьи; 2) какъ цензору надлежало быть еще осмотрительнѣе, чѣмъ сочинителю, то обратить строгое вниман³е на степень виновности, пропустившаго с³ю статью кн. Львова, не оставляя его безъ соотвѣтствующаго наказан³я; 3) во вниман³е къ сказанному въ предувѣдомлен³и къ сборнику, что онъ предполагается изъ четырехъ томовъ и что остальные три выдутъ въ течен³е года, сообразитъ: не слѣдуетъ-ли подобныя издан³я, по истинному ихъ свойству, какъ тѣ же пер³одическ³я, подчинить одинаковымъ правиламъ съ журналами и газетами, т. е. дозволять оныя не иначе, какъ съ особаго высочайшаго разрѣшен³я.
   "Ha подлинномъ журналѣ послѣдовала собственноручная высочайшая резолюц³я: "все справедливо; и сборники впредь подчинить тѣмъ же цензурнымъ правиламъ, какъ и журналы" {"Цензурныя дѣла etc.", No 1, т. IV, 2075-2085. Этотъ очень цѣнный документъ воспроизведенъ и у г. Барсукова (т. XII, 119-120), но съ такими искажен³ями и произвольными, ни на чемъ не основанными пропусками, что пользоваться имъ положительно неудобно. Впрочемъ, въ капитальномъ, по размѣру, трудѣ г. Барсукова вообще первоисточники не въ особенномъ порядкѣ; a отсутств³е сплошь и рядомъ ковычекъ, лишаетъ ихъ своего значен³я на счетъ увеличен³я "компетентности" автора.}.
   Хотя на этомъ и кончилась роль комитета 2 апрѣля по отношен³ю къ первому выпуску "Московскаго Сборника", но, для законченности впечатлѣн³я y читателя, прибавлю, что послѣ цѣлаго ряда инцидентовъ, созданныхъ и раздутыхъ еще Ширинскимъ-Шихматовымъ и III Отдѣлен³емъ, былъ, наконецъ, приведенъ въ исполнен³е всеподданнѣйш³й докладъ министра просвѣщен³я 3 марта 1853 г., сводивш³йся къ слѣдующему: 1) второй томъ "Московскаго Сборника" вполнѣ запретить, 2) прекратить вообще издан³е "Сборника", 3) редактора Ивана Аксакова лишить права быть редакторомъ какихъ бы то ни было издан³й, 4) Ивану Аксакову, Константину Аксакову, Хомякову, Ив. Кирѣевскому и князю Черкасскому, сдѣлавъ наистрожайшее внушен³е за желан³е распространять нелѣпыя и вредныя понят³я, приказать представлять свои рукописи впредь прямо въ главное управлен³е цензуры". Любопытно, что сначала Ширинск³й-Шихматовъ хотѣлъ этихъ лицъ совсѣмъ лишить права печататься! Гр. Орловъ снизошелъ къ нимъ, и пунктъ 4-й получилъ вышеприведенную редакц³ю. Впрочемъ, гр. Орлову принадлежитъ зато честь и слава установлен³я надъ этими пятью славянофилами - "какъ людьми открыто неблагонамѣренными", явнаго полицейскаго надзора {"Цензурныя дѣла etc", No 1, т. IV, 2093-2119.}...
   Къ этому же году относится замѣчательный документъ въ видѣ транспоранта, гдѣ подъ линейками находимъ знаменательную подпись: "Печатать дозволяется. Цензоръ Елагинъ. С.-Петербургъ, 11 марта 1852 года"... {"Отголоски Русской Печати", Брюссель, 1865 г., No 39, фельетонъ "La nouvelle loi sur la presse".}.
  

Знаменательное признан³е комитета 2 апрѣля. Оправдан³е Мусина-Пушкина. Сужен³е компетенц³и комитета и расширен³е его власти.

  
   Читатели уже знакомы съ знаменательнымъ распоряжен³емъ Ширинскаго-Шихматова объ увеличен³и "содержательности" русской журналистики. Очевидно, въ слѣдующемъ, 1852, году она стала заботить даже комитетъ 2 апрѣля, весьма равнодушно относивш³йся раньше къ слухамъ о своей жестокости.
   Дѣло началось съ того, что въ московскомъ фельетонѣ "Сѣверной Пчелы", между прочимъ, было сказано: "въ среду, 2-го апрѣля, послѣ чувствительныхъ семи дней, открытъ въ Москвѣ привольнымъ обѣдомъ задушевный пр³ютъ и старыхъ и молодыхъ - англ³йск³й клубъ" {1852 r., No 100.}. Такъ какъ, по расчету, эти "чувствительные" дни совпадали съ четырьмя послѣдними днями Страстной и тремя первыми - Святой, то комитетъ 2 апрѣля, находя этотъ эпитетъ "нелѣпымъ", "относилъ его единственно къ неловкости изложен³я, замѣтной вообще въ цѣломъ составѣ этой статьи, a не видѣлъ основан³я истолковывать оный въ дурную сторону далѣе буквальнаго его значен³я; но какъ въ предметахъ, касающихся святыни, не слѣдуетъ допускать даже и такихъ выражен³й, которыя могутъ давать поводъ къ какой-либо двусмысленности, то признавалъ не безполезнымъ, въ предостережен³е для будущаго, поставить въ виду редакторовъ "Сѣверной Пчелы", что, при извѣстной ихъ благонамѣренности и опытности въ литературномъ дѣлѣ, имъ надлежитъ соблюдать одинаковую осмотрительность и въ печатан³и статей, доставляемыхъ отъ постороннихъ корреспондентовъ; каковое предостережен³е распространить также на цензора".
   На этомъ, собственно, и кончается отношен³е комитета министру въ области описаннаго инцидента. Дальнѣйш³я же строки этого отношен³я отъ 13 мая положительно знаменательны:
   "Впрочемъ при сообщен³и этого заключен³я министру народнаго просвѣщен³я, комитетъ считаетъ необходимымъ выразить вмѣстѣ надежду, что бдительность высшаго правительства, направленная единственно противъ истинно предосудительнаго или неблагонамѣреннаго, отнюдь не будетъ принимаема цензорами за поводъ къ дѣйств³ямъ стѣснительнымъ и произвольнымъ, которыми, какъ, къ сожалѣн³ю носятся о томъ слухи въ публикѣ они ищутъ теперь ограждать себя отъ отвѣтственности, идя гораздо далѣе благихъ видовъ высшаго правительства и позволяя себѣ иногда марать и останавливать статьи и выражен³я самыя даже невинныя" {"Цензура въ царствован³е императора Николая I", "Рус. Старина" 1903 г., IX, 657-658. Первый курсивъ подлинника.}.
   Когда недоумѣвавш³й отъ неожиданнаго раскаян³я комитета Ширинск³й-Шихматовъ довелъ обо всемъ этомъ до свѣдѣн³я "старавшихся" цензоровъ, попечитель петербургскаго округа, неудобозабываемый Мусинъ-Пушкинъ, поспѣшилъ реабилитировать ихъ въ глазахъ начальства.
   "Позвольте мнѣ просить ваше с³ятельство - писалъ онъ 3 мая министру - довести до свѣдѣн³я государя императора, что никто изъ цензоровъ не дѣйствовалъ и не дѣйствуетъ стѣснительно или произвольно. Они всегда при малѣйшемъ сомнѣн³и, представляютъ статью или мѣсто, ихъ затрудняющее, на мое усмотрѣн³е, a я стараюсь по возможности оказывать дозволенное сочинителямъ снисхожден³е; въ случаяхъ же болѣе важныхъ предлагаю обстоятельство на разсужден³е комитета, который также никогда не дѣйствуетъ съ самопроизвольною строгостью, но съ точностью руководствуется цензурнымъ уставомъ и особыми высочайшими повелѣн³ями и распоряжен³ями министровъ народнаго просвѣщен³я, послѣдовавшими съ 1848 года, послѣ бывшихъ заграницею возмущен³й. Что же касается до слуховъ, которые носятся въ публикѣ, то возможно-ли онымъ дать хотя малѣйшее вѣроят³е? Всѣ, которые ихъ распускаютъ, - или люди вредные, ищущ³е средствъ ослабить благонамѣренное и весьма полезное дѣйств³е цензуры, не дозволяющей имъ печатать или сочинен³я, или журнальныя статьи, несогласныя съ благодѣтельными видами правительства, доброю нравственностью, или, наконецъ, неумѣстныя по направлен³ю разсужден³й, помѣщаемыхъ въ оныхъ, для читающей русской публики; или людьми легковѣрными и неосновательными, которые привыкли осуждать безъ размышлен³я или изслѣдован³я каждую мѣру, правительствомъ предписываемую" {Ibidem, 658-659.}.
   Но y Ширинскаго-Шихматова былъ директоромъ канцеляр³и неглупый человѣкъ - нѣкто Комовск³й, и, очевидно, по его совѣту, просьба Мусина-Пушкина не была исполнена: кто не зналъ, что дѣлала на самомъ дѣлѣ цензура и кто ею былъ доволенъ!.. Вотъ что, напримѣръ, находимъ y Никитенка послѣ того, какъ цензоромъ Фрейгангомъ была изуродована его статья по случаю смерти любимца государя - Жуковскаго, человѣка, какъ извѣстно, довольно благонамѣреннаго:
   "Я, впрочемъ, почти не спорилъ, сознавая, что иначе и нельзя по той системѣ, которой держатся нынѣ благоразумнѣйш³е цензора, вродѣ Фрейганга. Объ остальныхъ и говорить нечего: тѣ не держатся никакой системы и слѣдуютъ только внушен³ямъ страха. Система же первыхъ въ томъ, чтобы угадывать, какъ могутъ истолковать данную статью враги литературы и просвѣщен³я. Фрейгангъ откровенно мнѣ въ томъ сознался. Можно себѣ представить, каковы должны быть заключен³я цензуры, которая руководится такими догадками, a не прямымъ смысломъ статьи, не постановлен³ями, ни даже своимъ личнымъ убѣжден³ямъ. Все, значитъ, зависитъ отъ толкован³я невѣждъ и недоброжелателей, которые готовы въ каждой мысли видѣть преступлен³е" {"Рус. Старина", 1890 г., III, 652-653.}.
   17 октября было опубликовано: "проповѣди, слова и рѣчи, сочиненныя духовными лицами, не должны быть печатаемы въ губернскихъ вѣдомостяхъ безъ особыхъ на то разрѣшен³й духовныхъ цензурныхъ комитетовъ {"Сборникъ постановлен³й etc", 284.}. Въ сущности, что было подтвержден³емъ прежняго опредѣлен³я св. синода о томъ же самомъ съ присовокуплен³емъ, чтобы духовные цензурные комитеты "при разсматриван³и проповѣдей, словъ и рѣчей, сочиненныхъ духовными лицами и представляемыхъ для пропуска къ печатан³ю, усугубляли свое вниман³е къ тому, дабы въ нихъ не были допускаемы разсужден³я, которыя по отвлеченности и неудобопонятности могутъ порождать въ читателяхъ превратные мысли и толки {"Сборникъ законоположен³й и распоряжен³й по духовной цензурѣ", 132.}.
   По всей вѣроятности, около 1852 г. изъ вѣдѣн³я комитета 2 апрѣля изъяты были сначала всѣ сочинен³я духовнаго содержан³я, a затѣмъ вскорѣ и всѣ, выходящ³я на восточныхъ и еврейскомъ языкахъ. Къ сожалѣн³ю, единственный источникъ, откуда удалось извлечь это указан³е, не даетъ точнаго срока такихъ изъят³й {"Первоначальный проектъ устава о книгопечатан³и, составленный комисс³ею высочайше учрежденной при министерствѣ народнаго просвѣщен³я", Спб., 1862 г., 51.}.
   Во всякомъ случаѣ въ этомъ вовсе нельзя видѣть хоть малѣйшее недовѣр³е къ комитету. Вѣроятно, онъ самъ, по сложности дѣла, ходатайствовалъ объ освобожден³и себя отъ тяжести нѣкоторыхъ обязанностей. Говорю объ этомъ такъ рѣшительно потому, что въ это же время комитету было дано право приводить въ дѣйств³е собственною властью свои единогласныя заключен³я, на высочайшее, же усмотрѣн³е повергать лишь случаи особенно важные и вопросы законодательнаго характера {Ibidem.}, - право конечно, громадное и лишн³й разъ указывающее на почти безграничное довѣр³е государя. Очевидно годъ отъ года комитетъ бралъ все большую и большую силу.

 []

  

1853 годъ.

Смѣна Анненкова бар. Корфомъ, Ширинскаго-Шихматова - А. С. Норовымъ. До чего цензура довела Сенковскаго и М. М. Достоевскаго. Предѣлы этнограф³и. Защита чести русской литературы. Снова Булгаринъ споткнулся на извозчикахъ. Кажущееся бездѣйств³е комитета 2 апрѣля.

  
   Въ этомъ году, какъ и въ 1849, произошла почти одновременная перемѣна предсѣдателя комитета 2 апрѣля и министра просвѣщен³я.
   20 марта ген.-ад. Анненковъ былъ назначенъ генералъ-губернаторомъ новоросс³йскимъ и бессарабскимъ, и на мѣсто предсѣдателя вступилъ, наконецъ, такъ давно жаждавш³й власти бар. M. A. Корфъ.
   Съ 7 марта управлен³е министерствомъ перешло къ А. С. Норову - Ширинск³й-Шихматовъ былъ уволенъ въ отпускъ для лѣчен³я, a 5 мая, не выѣзжая изъ Петербурга, и умеръ.
   Норовъ - авторъ "По святымъ мѣстамъ" - извѣстенъ, какъ человѣкъ мягк³й и гуманный, кое-что знавш³й, но не обладавш³й, подобно всѣмъ министрамъ просвѣщен³я пер³ода 1816-1858 гг. сколько-нибудь широкимъ и глубокимъ образован³емъ и умомъ. По словамъ хорошо знавшаго его А. Н. Муравьева - "у Норова собирался свой небольшой ученый кругъ, когда онъ еще былъ только товарищемъ благочестиваго министра просвѣщен³я кн. Ширинскаго-Шихматова, который былъ также любитель русскаго слова и наипаче просвѣщен³я духовнаго. Устроивъ y себя церковь въ министерскомъ домѣ, онъ начертилъ золотыми буквами надъ иконостасомъ: "Господь просвѣщен³е мое" и это, дѣйствительно, было выражен³емъ его духа, которому наслѣдовалъ и его преемникъ Норовъ" {"Знакомство съ русскими поэтами", К³евъ, 1871 г., 29.}.
   Безхарактерный, подчиняющ³йся первому сильному вл³ян³ю, Норовъ, въ самомъ дѣлѣ, походилъ на "стараго младенца", какъ его называлъ Я. И. Ростовцевъ.
   Отношен³я его къ комитету 2 апрѣля были всегда и очень предупредительны, и очень осторожны: столкновен³й никакихъ, какъ и y Ширянскаго-Шихматова, не происходило. Несомнѣнно, благодаря этому, онъ только выигрывалъ. Иное дѣло - писатели: тѣ только проигрывали. До чего довела эта дружба двухъ сторожей, замѣчательно ярко иллюстрируетъ рѣшен³е Сенковскаго (барона Брамбеуса) бросить литературу и заняться фабрикац³ей табаку!.. И это историческ³й фактъ! Вотъ два его письма къ своему пр³ятелю, довольно тогда извѣстному романисту и составителю дѣтскихъ книгъ П. Р. Фурману, редактировавшему въ 1858-55 гг. "Вѣдомости С.-Петербургской Городской Полиц³и". Привожу ихъ, конечно, in extenso.
   "Carissimo, пр³ймите благосклонно подъ ваше редакторское покровительство добраго и умнаго человѣка, который постигъ духъ табаку и разумъ папиросовъ и въ которомъ мы принимаемъ большое участ³е. Дѣло идетъ о напечатан³и объявлен³я, достойнаго его папиросовъ, которыя превосходятъ всѣ донынѣ извѣстныя, какъ солнце превосходитъ звѣзды. Воскурите этотъ ѳим³амъ и разсудите. Дайте ему наставлен³е, что онъ долженъ дѣлать, потому что изъ редакц³и ему зачѣмъ-то возвратили представленное имъ объявлен³е. Я собираюсь къ вамъ съ изъявлен³емъ преданности и благодарности за ваши добрыя и дружеск³я ласки ко мнѣ, и на дняхъ ударю лично челомъ передъ вами. Вашъ душевно преданный

Сенковск³й.

   NB. Онъ ужасно желаетъ видѣть объявлен³е свое въ печати въ субботу, a зовутъ его Herr Kaull".
   А вотъ и другое:
   "Почтеннѣйш³й и добрѣйш³й Петръ Романовичъ! Мой сотрудникъ, табачный фабрикантъ Андрей Самойловичъ Кауль, прибѣгаетъ черезъ меня къ вашему покровительству. Онъ желаетъ имѣть опредѣленное мѣсто вверху третьей страницы вашей газеты на нѣсколько недѣль сряду - чего ваши подчиненные не смѣли пожаловать ему безъ вашего разрѣшен³я, когда вы были больны. Сдѣлайте дружеское одолжен³е, дозвольте ему явиться въ свѣтъ съ своими сочинен³ями въ великодостойномъ видѣ. A почему онъ мой сотрудникъ, о томъ слѣдуетъ объяснен³е. Пейкеръ {Цензоръ "Библ³отеки для Чтен³я" Сенковскаго.} запрещалъ все, что я ни напишу - ну рѣшительно все; не оставалось болѣе ничего дѣлать, какъ обратиться отъ литературы къ промышленности, и я записался въ купцы - открылъ табачную лавочку и фабрику - и вотъ мы трудимся съ Каулемъ, который обладаетъ мудростью дѣлать неслыханные табаки, папиросы и сигары. Неслыханныя сигары еще не готовы: первые экземпляры ихъ будутъ представлены вамъ на критику, которую, надѣюсь, выдержатъ онѣ побѣдоносно. Маленьк³я мои познан³я въ хим³и и растительной физ³олог³и, которыя цензура уничтожала въ печати, пригодились отлично въ приложен³и къ обработкѣ табаковъ. Жаль, что вы трубки не курите: вы бы удивились превосходству табаковъ Кауля моего; есть Кауль не мой, другой, братъ его, тоже табачный фабрикантъ, но плохой, и ихъ не должно смѣшивать. Но если любите курить папиросы по-испански, то-есть свертывать ихъ собственноручно изъ свѣжаго влажнаго табаку, что гораздо лучше всякихъ сигаръ, легко и здорово для груди, потому что онѣ даютъ дымъ влажный, мягк³й, a не сухой и не острый, раздражающ³й дыхательные органы, - то прикажите моему сотруднику Каулю доставить вамъ зваменитѣйшаго изъ всѣхъ человѣческихъ табаковъ, Джебейли {Назван³е мѣстечка.} растущаго въ Ливанскихъ горахъ и въ которомъ я сидѣлъ и учился по-арабски {Сенковск³й былъ извѣстнымъ знатокомъ арабскаго языка, который практически изучалъ на Востокѣ.}: удивитесь! Послѣ того никакого другого курить не станете. Прощайте. До свидан³я, голова трескается отъ боли. Вашъ душевно преданный Сенковск³й" {"О. И. Сенковск³й", "Рус. Старина", 1871 г., IV, 528-529. Курсивъ подлинника.}.
   Но табакомъ торговалъ не одинъ Сенковск³й - то же самое сдѣлалъ M. M. Достоевск³й. Неизвѣстно въ которомъ году, но, по разсчету хорошо знавшаго его Страхова, Достоевск³й открылъ табачную фабрику именно подъ натискомъ цензуры. Папиросы его были даже очень популярны, благодаря прилагаемымъ къ нимъ сюрпризамъ {Н. Страховъ. "Воспоминан³я Ѳ. М. Достоевскаго", см. "Б³ограф³я, письма и замѣтки изъ записной книжки Е М. Достоевскаго", Спб., 1883 г., 223.}.

 []

   Надо знать страстный темпераментъ любившаго журнальное дѣло Сенковскаго, его необыкновенную изворотливость и немалую способность къ компромиссамъ, чтобы оцѣнить по достоинству эти полныя глубокаго трагизма письма. Писатель, котораго знала буквально вся грамотная Росс³я и знала при томъ за человѣка вполнѣ благонамѣреннаго, не можетъ выдержать гигантской силы цензуры и берется за торговлю!.. Какъ же нелегко было другимъ, убѣжден³я которыхъ не складывались, какъ карманный аршинъ, чувства которыхъ были всегда искренни и глубоки, a всяк³й компромиссъ считался грязной сдѣлкой! Какъ страдали эти честные люди!.. Правда, послѣ смерти Бѣлинскаго, совпавшей съ первыми шагами дѣятелей эпохи цензурнаго террора, и до самаго конца ея, русская литература не имѣла y себя центральной крупной фигуры, - и это несомнѣнное слѣдств³е стороннихъ обстоятельствъ, - но, къ счастью для нашей общественной мысли, писатели честные были. И вотъ имъ-то приходилось особенно солоно... Если Сенковск³й пошелъ торговать табакомъ, такъ, значитъ же, было нелегко...
   Нелегко было даже и губернскимъ вѣдомостямъ. По программѣ, высочайше утвержденной еще въ 1838 году, онѣ должны были отводить мѣсто изучен³ю этнограф³и края. Конечно, и отводили, но сколько по этому поводу было непр³ятностей... Для примѣра укажу на статью въ "Курскихъ Губ. Вѣдомостяхъ", посвященную описан³ю народныхъ игръ; загадокъ, анекдотовъ и присловья жителей Суджанскаго и Рыльскаго уѣздовъ {1853 г., No 11.}.
   "Собран³е и обнародован³е подобyыхъ матер³аловъ, - писалъ A. C. Норовъ предсѣдателю петербургскаго комитета, - живыхъ памятниковъ старины и предан³й - весьма полезно и достойно всякаго поощрен³я, такъ какъ, кромѣ занимательности своей, они иногда объясняютъ обычаи, нравы и нерѣдко самыя историческ³я событ³я, но при всемъ томъ едва-ли слѣдуетъ допускать печатан³е безъ разбора, a тѣмъ болѣе въ губернскихъ вѣдомостяхъ всего, что сохранилось въ изустномъ предан³и, въ особенности же, если имъ нарушаются добрые нравы и можетъ быть данъ поводъ къ легкомысленному или превратному сужден³ю о предметахъ священныхъ.
   "Въ сихъ видахъ, при чтен³и вышеупомянутой статьи вниман³е остановилось на слѣдующихъ загадкахъ:
  
   1. Родился - не крестился;
   Умеръ - не спасъ,
   Богоносцемъ былъ (оселъ).
   2. На свѣтѣ жилъ
   И Богу служилъ,
   A умеръ ни въ святыхъ, ни въ грѣшныхъ (тоже).
   3. Вышелъ дѣдъ,
   Семьдесятъ лѣтъ,
   Вынесъ внучатъ старше себя (Евангел³е).
  
   "Хотя эти загадки дѣйствительно въ народѣ существуютъ и собираются съ полезною цѣлью; но, по неприлич³ю ихъ, въ 15 день сего апрѣля послѣдовало высочайшее повелѣн³е: принять зависящ³я мѣры съ отклонен³ю на будущее время пропуска цензурою предан³й подобнаго рода, которыхъ, конечно, нѣтъ никакой пользы сохранять въ народной памяти чрезъ печать. Вслѣдств³е сего, я покорнѣйше прошу в. п-во предложить какъ цензирующимъ неофиц³альную часть губернскихъ вѣдомостей ввѣреннаго вамъ, м. г., округа, такъ и петербургскому цензурному комитету, чтобы при допущен³и къ печати народныхъ предан³й они руководствовались вышеизложенными соображен³ями {"Сборникъ постановлен³й etc", 288-289.}.
   18 ³юля 1853 г. Норовъ предписалъ иностранной цензурѣ "по случаю учрежден³я въ Лондонѣ изгнанникомъ Герценомъ русской типограф³и, объ обращен³и строжайшаго вниман³я на всѣ безъ изъят³я имѣющ³я поступать изъ таможенъ русск³е книги и листы, привозимые изъ-за границы" {"Цензурныя дѣла etc", No 2, л. 131.}. Распоряжен³е это слѣдовало хронологически почти вслѣдъ за днемъ основан³я Вольной русской типограф³и.
   Чтобы закончить 1853 годъ разскажу еще о двухъ очень характерныхъ случаяхъ.
   Въ октябрьской книжкѣ "Библ³отеки для Чтен³я" была напечатана реценз³я о "Пропилеяхъ" Леонтьева съ очень нелестной аттестац³ей статьи Авдѣева о храмѣ св. Петра въ Римѣ. Между прочимъ, въ ней было сказано:
  
   "Жаль, очень жаль, что, "Пропилеи" издаются не на французскомъ языкѣ; такого вздору не посмѣлъ бы господинъ Авдѣевъ написать на языкѣ академ³и надписей и г. Леонтьевъ (издатель "Пропилей") навѣрно не рѣшился бы напечатать для назидан³я всей Европы того, что счелъ за довольно хорошее для насъ. Удивительно, что даже и въ русскомъ издан³и, въ которомъ можно пороть дичь безнаказанно, г. Леонтьевъ не употребилъ своей издательской власти на устранен³е, по крайней мѣрѣ, этой наглой нелѣпости".
  
   Леонтьевъ сдѣлалъ доносъ на Сенковскаго бар. Корфу, замаскировавъ его въ желан³е оградить "оскорбленныя русскую литературу и русское сужден³е" отъ дальнѣйшихъ унижен³й... Корфъ запросилъ петербургск³й комитетъ объ имени автора и приказалъ цензору сдѣлать строг³й выговоръ.
   "Цензурный комитетъ предписалъ цензору Шидловскому - разсказываетъ издатель "Библ³отеки для Чтен³я" А. В. Старчевск³й {А. Старчевск³й, "Воспоминан³я стараго литератора". "Истор. Вѣстникъ", 1891 г., IX, 578-579.}, - лично и немедленно доставить это свѣдѣн³е, оформленное показан³емъ самого редактора, барону Корфу, въ какое бы то ни было время. Мнѣ ничего не было извѣстно. Шидловск³й получилъ предписан³е въ 12 часовъ ночи, когда уже легъ спать. Перепуганный, весь въ лихорадкѣ, онъ поспѣшно одѣвается и въ половинѣ второго часа является во всей формѣ ко мнѣ. Меня разбудили. - "Что угодно?" - спрашиваю. - "Напишите, ради Бога, сейчасъ, кто авторъ реценз³и на "Пропилеи". Я отвѣчаю и пишу: "Осипъ Ивановичъ Сенковск³й" - "А гдѣ живетъ г. Сенковск³й?". Даю адресъ. Цензоръ, ничего не объясняя, ѣдетъ съ Сенковскому, котораго будятъ въ три часа ночи и требуютъ, чтобы онъ написалъ, что такая-то статья написана имъ. Сенковск³й даетъ требуемое заявлен³е и прибавляетъ, что такъ какъ цензоръ сдѣлалъ въ ней больш³я помарки, то статья вышла блѣдная и съ безсмысленицами, какъ всегда бываетъ, когда ужъ очень помараютъ статью и не позволятъ редакц³и исправить ее потомъ, чтобъ былъ смыслъ. Шидловск³й въ волнен³и беретъ бумагу съ подписью Сенковскаго, отправляется къ барону Корфу, которому доставляетъ всѣ эти документы въ 4 часа утра и передаетъ дежурному чиновнику"... Въ результатѣ "Сенковскому велѣно было сдѣлать строжайш³й выговоръ (черезъ министра) съ внушен³емъ, что "так³я статьи не только не приносятъ пользы литературѣ, но, напротивъ, вредятъ ей" {А. Никитенко, "Дневникъ", "Рус. Старина", 1890 г., IV, 45-46.}.
   Здѣсь сверхъ всего, несомнѣнно, очень характеренъ страхъ цензурнаго комитета и та оголтѣлая поспѣшность, съ которою выполнялась воля комитета 2 апрѣля.
   Булгарину же снова не повезло съ извозчиками...
   Въ одномъ изъ своихъ фельетоновъ онъ напечаталъ:
  
   "Съ нетерпѣн³емъ ожидаемъ исполнен³я предписан³я о введен³и таксы или опредѣленной цѣны за поѣздки извозчиковъ. Я разговаривалъ съ нѣкоторыми изъ нихъ. У нихъ противъ таксы есть магическое слово: "занятъ". A каждому вольно платить выше таксы, какъ вольно дарить свои деньги. Однако же увидимъ, что-то будетъ. Ничего нѣтъ мудренѣе, какъ справиться съ извозчиками, которые, какъ птицы, летаютъ по городу; не даромъ существуетъ французская пословица: тотъ имѣетъ лучшую прислугу, кто служитъ себѣ самъ" {"Сѣверная Пчела", 1853 г., No 277.}.
  
   "Принимая во вниман³е, - писалъ комитетъ 2 апрѣля Норову, - что эти строки содержатъ въ себѣ, хотя и косвенное, но вовсе неумѣстное сужден³е о новой правительственной мѣрѣ касательно таксы для здѣшнихъ извозчиковъ; что эти сужден³я могутъ быть истолкованы въ смыслѣ подстрекающемъ къ уклонен³ю отъ обязанности повиноваться распоряжен³ямъ начальства; и что они прямо противны цензурному уставу, коимъ воспрещено пропускать вообще въ печать сужден³я о совершенныхъ правительствомъ мѣрахъ, министръ народнаго просвѣщен³я испрашивалъ высочайшаго Его Императорскаго Величества соизволен³я на сдѣлан³е отъ Высочайшаго Имени строгаго выговора автору статьи Булгарину и цензору Бекетову.
   "Государь Императоръ повелѣлъ "исполнить" {"Цензурныя дѣла etc.", No 1, т. II, 524-526.}.
   Читатель, вѣроятно, обратилъ вниман³е на конецъ этого отношен³я, совершенно новый сравнительно со всѣми предыдущими. Ясно, что Норовъ, какъ и Уваровъ, еще не имѣлъ въ то время доклада y государя по дѣламъ цензуры - все шло черезъ комитетъ. Съ другой стороны - "старавш³йся" Норовъ, очевидно, впередъ былъ предупреждаемъ бар. Корфомъ о его распоряжен³яхъ и, сообразно съ послѣдними, испрашивалъ y государя примѣрнаго наказан³я виновнымъ якобы по своей собственной иниц³ативѣ. Принимая во вниман³е всегдашнюю страсть Корфа выслужиться на счетъ другихъ, можно съ увѣренностью сказать, что такое дружное соглас³е его съ Норовымъ было результатомъ убѣжден³я въ полной безвредности "стараго младенца" для престижа комитета 2 апрѣля.
   И читатель будетъ неправъ, если, судя только по количеству дѣлъ, приведенныхъ мною за два послѣдн³е года, особенно за 1853-й, сдѣлаетъ заключен³е объ уменьшен³и энерг³и комитета подъ предсѣдательствомъ "сочувствовавшаго литературѣ" бар. Корфа. Это будетъ очень серьезной ошибкой. Правда, умы государственныхъ дѣятелей въ 1853 году сильно были заняты начавшейся Восточнои войной и связанными съ нею вопросами, надеждами и... опасен³ями, но энерг³и бар. Корфа это не парализовало; онъ все также "заботливо" несъ свою мисс³ю. Причины немногочисленности приводимыхъ дѣлъ иныя. Во-первыхъ, куда же бы годился весь этотъ инквизиторск³й надзоръ, если бы, наконецъ, цензора не стали особенно предупредительны еще при чтен³и рукописей. Во-вторыхъ, я лично при выборѣ руководствуюсь желан³емъ познакомить читателя съ дѣлами дѣйствительно изъ ряда выходящими, оставляя безъ упоминан³я массу матер³ала или не такого характернаго, или менѣе ярко оттѣняющаго главныя черты эпохи цензурнаго террора. Чтобы дать все, что имѣется въ упоминаемыхъ мною источникахъ, нужно, по крайней мѣрѣ, два такихъ тома, какъ этотъ...
  

1854 годъ.

Министръ просвѣщен³я вводится въ комитетъ 2 апрѣля. Безнравственная математика. Снова Сперанск³й. Болѣе опредѣленные предѣлы для этнограф³и. Защита Н. С. Тихонравова. Забвен³е смутнымъ временамъ.

   Норову была даже сдѣлана особая честь - въ 1854 г. онъ былъ назначенъ членомъ комитета 2 апрѣля {"Первоначальный проектъ устава о книгопечатан³и etc.", 51.}. Конечно, эту мѣру нельзя приписать побѣдѣ устраняемаго раньше "цензурнаго стража"; это - просто милость самого комитета безмолвному и покорному министру.
   Въ началѣ 1854 г., въ К³евѣ, была издана книга "О числѣ, мысль Порфир³я Гоствило-Корниловича". Св. синодъ нашелъ, что въ ней "мистико-философическ³я размышлен³я о числахъ касаются иногда и религ³озныхъ понят³й. Она, на основан³и устава о цензурѣ, одобрена была к³евскимъ цензурнымъ комитетомъ, безъ сношен³я съ цензурою духовною; но какъ въ ней оказались мног³я разсужден³я, очевидно, касающ³яся догматовъ вѣры, то она впослѣдств³и подвергнута была разсмотрѣн³ю духовной цензуры, которая и нашла въ книгѣ нѣкоторыя мѣста, по правиламъ сей цензуры, не заслуживающ³я одобрен³я къ напечатан³ю" {"Сборникъ законоположен³й по духов. цензурѣ etc.", 82.}. Это опредѣлен³е св. синода было сообщено комитету 2 апрѣля, и, по его распоряжен³ю, 31 марта было объявлено: "свѣтская цензура должна входить въ сношен³е съ цензурою духовною всяк³й разъ, когда можетъ возникнуть сомнѣн³е, не подлежитъ-ли книга, въ цѣлости или отчасти, разсмотрѣн³ю той цензуры, хотя бы по прямому закону, какъ въ настоящемъ случаѣ, она и должна была поступить на разсмотрѣн³е одной свѣтской цензуры" {"Сборникъ постановлен³й etc.", 293.}.
   Читатель, вѣроятно, помнитъ выговоръ Булгарину за статью о Сперанскомъ и вообще это интересное дѣло (стр. 215-216). Теперь въ "Москвитянинѣ" M. A. Дмитр³евъ напечаталъ "Мелочи изъ запаса моей памяти". Бар. Корфъ писалъ Норову:
   "Въ напечатанныхъ въ 6мъ нумерѣ "Москвитянина" - "Мелочахъ изъ запаса моей памяти", М. Дмитр³ева, находится, между прочимъ, слѣдующее мѣсто: "Вотъ какъ послѣдовало паден³е Сперанскаго. Онъ въ опредѣленный часъ былъ y государя съ докладомъ. Передъ кабинетомъ, въ такъ называемой секретарской комнатѣ, дожидались окончан³я доклада И. И. Дмитр³евъ и кн. А. П. Голицынъ. Сперанск³й вышелъ съ заплаканными глазами, оторопѣлый, и, не обращая на нихъ вниман³я, оборотясь къ нимъ спиною, началъ укладывать въ портфель свои бумаги. Вышелъ уже за двери, онъ опомнился и сказалъ изъ дверей: Прощайте, князь Александръ Николаевичъ; прощайте, Иванъ Ивановичъ! - Когда онъ воротился домой, онъ нашелъ уже y себя министра полиц³и, А. Д. Балашева, который именемъ государя потребовалъ отъ него бумаги и объявилъ ему отсылку на житье въ одну изъ отдаленныхъ губерн³й. Сперанск³й попросилъ его передать государю одну бумагу въ особомъ запечатанномъ пакетѣ, что тотъ и исполнилъ. И. И. Дмитр³евъ ничего не зналъ объ этомъ. Пр³ѣхавши на другой день въ государственный совѣтъ и сидя черезъ одинъ стулъ отъ Балашева, онъ спросилъ его объ одномъ его чиновникѣ: Александръ Дмитр³евичъ, гдѣ y васъ Ельчаниновъ? - Тотъ отвѣчалъ, и потомъ спросилъ его: Иванъ Ивановичъ, a гдѣ y васъ Михайла Михайловичъ?
   - Какой Михаила Михайловичъ? - Сперанск³й! - Я думаю, онъ сейчасъ будетъ сюда. - Нѣтъ, не будетъ, - отвѣчалъ Балашевъ; - онъ уже далеко отсюда!"
   "Изъ дѣлъ комитета 2 апрѣля видно, что въ 1848 г., по случаю включенныхъ въ "Воспоминан³я" Булгарина разсказовъ о покойномъ гр. Сперанскомъ, замѣчена уже была неумѣстность въ печати намековъ на его удален³е и вообще на подробности такого дѣла, которое, бывъ правительствомъ донынѣ всегда оставляемо подъ покровомъ тайны, слишкомъ еще близко съ нашей эпохѣ, чтобы частное лицо дерзало безъ особаго призван³я и, вѣроятно, безъ достаточныхъ къ тому свѣдѣн³й, приподнимать всенародно край этого покрова.
   "Основываясь и нынѣ на тѣхъ же самыхъ соображен³яхъ, комитетъ находилъ, что если изложенныя теперь въ "Москвитянинѣ" подробности и представляютъ одинъ, такъ сказать, фактическ³й разсказъ, то, однако же, и въ сей формѣ неприлично и не должно допускать оглашен³я, черезъ печать, такихъ и столь близкихъ къ намъ событ³й, коихъ причины или побужден³я правительство, съ своей стороны, признало за благо оставить въ тайнѣ.
   "Вслѣдств³е сего, комитетъ полагалъ предоставить вашему пр-ву сдѣлать соотвѣтственное въ семъ смыслѣ по цензурѣ вразумлен³е, для общаго на будущее время руководства".
   "На подлинномъ журналѣ комитета послѣдовала въ 11-й день сего апрѣля собственноручная Государя Императора резолюц³я: "Совершенно справедливо" {Н. Барсуковъ, н. с., XIII, 239-240.}.
   Выше мы уже видѣли, въ как³е предѣлы была поставлена этнограф³я въ губернскихъ вѣдомостяхъ.
   На этотъ разъ, въ "Саратовскихъ Губ. Вѣдомостяхъ" были помѣщены народныя пѣсни. Комитетъ 2 апрѣля нашелъ въ нихъ колебан³е нравственности. Велѣно: губернатору сдѣлать выговоръ, цензировавшаго газету директора гимназ³и выдержать мѣсяцъ на гауптвахтѣ и спросить министра: "благонадеженъ-ли онъ продолжать дальше службу?" Но по ходатайству Норова, директоръ былъ прощенъ: ему велѣно было одновременно объявить мѣсячный арестъ и помилован³е {А. Никитенко, "Дневникъ", "Рус. Старина", 1890 г., V, 278-279.}.
   27 мая министръ писалъ о книгѣ Ѳ. Буслаева - "Русск³я пословицы и поговорки":
   "Въ этомъ, впрочемъ, во всѣхъ отношен³яхъ любопытномъ и достойномъ уважен³я трудѣ найдены, однакоже, совершенно неумѣстными въ печати слѣдующ³я пословицы: Дѣти отца бьютъ - въ запасъ пасутъ. Мила жена, какъ къ вѣнцу ведутъ да какъ вонъ несутъ. Слава Богу! батюшку съ матушкой схоронилъ, какъ съ поля убралъ.
   "Во исполнен³е объявленнаго мнѣ по этому случаю высочайшаго повелѣн³я, послѣдовавшаго въ 20-й день сего мая, я покорнѣйше прошу ваше превосходительство вмѣнить въ обязанность цензорамъ ввѣреннаго вамъ, м. г., учебнаго округа, чтобы впредь они не пропускали въ печать подобныхъ поговорокъ, которыя, едва-ли имѣя какое-нибудь общее въ народѣ распространен³е, столь противны общему патр³архальному чувству нашего народа, и которыя, если онѣ и существуютъ дѣйствительно въ какой-нибудь мѣстности, не можетъ, конечно, быть полезно оглашать и вводить чрезъ печать какъ бы въ общее употреблен³е" {"Сборникъ постановлен³й etc", 294-295.}.
   5-го августа министръ снова подтвердилъ "о строгомъ исполнен³и вышеозначеннаго высочайшаго повелѣн³я, въ особенности же при разсмотрѣн³и повременныхъ популярныхъ издан³й, съ изъяснен³емъ при этомъ, что подобные вышеозначеннымъ наговоры и волшебныя заклят³я, какъ остатки вреднаго суевѣр³я, не имѣющ³е и въ ученомъ отношен³и никакого значен³я, вовсе не должны быть допускаемы къ печати не только въ пер³одическихъ издан³яхъ, доступныхъ большому и разнообразному кругу читателей, но даже и въ сборникахъ и книгахъ, составляемыхъ съ ученою цѣлью и предназначенныхъ для образованнаго класса публики {Ibidem, 296.}.
   Но, по всей вѣроятности, эти два распоряжен³я исполнялись недостаточно точно и строго, потому что 24-го сентября, по распоряжен³ю комитета 2-го апрѣля, министромъ было приказано: "Народныя пѣсни, предаваемыя печати, должны быть подвергаемы столь же осмотрительной цензурѣ, какъ и всѣ друг³я произведен³я словесности; не должны быть допускаемы так³я, въ которыхъ воспѣвается развратъ, позорящ³й и разрушающ³й семейный бытъ, ибо желательно, чтобы подобныя пѣсни, если онѣ точно живутъ въ народѣ, искоренялись даже въ самыхъ его предан³яхъ, a не поддерживались и обновлялись въ памяти появлен³емъ ихъ въ печати, въ особенности въ "Губернскихъ Вѣдомостяхъ " {Ibidem, 297.}.
   22-го ³юля предписывалось: "во всѣхъ случаяхъ, когда въ какомъ-либо сочинен³и, издаваемомъ въ Импер³и и Царствѣ Польскомъ, дѣлаются выписки мѣстъ или текстовъ изъ св. книгъ Ветхаго и Новаго Завѣта, на какомъ бы то языкѣ ни было, должно быть означаемо подъ каждою такою выпискою указан³е на книгу, главу и стихъ, откуда она заимствована" {Ibidem, 295.}.
   Въ этомъ же году очень смѣшной инцидентъ произошелъ съ словаремъ Рейфа. Одинъ цензоръ, имѣя въ виду распоряжен³е о строгомъ изъят³и изъ словарей всего "непристойнаго", очень не поцеремонился съ словаремъ Рейфа, исчерпавъ тамъ чуть ни половину; между прочимъ не пропущено было слово Litanej, переведенное "лит³я, молебенъ, скучный разсказъ". Издатель жаловался главному управлен³ю и объяснилъ, что хуже будетъ, если русск³й ученикъ, встрѣтивъ на нѣмецкомъ языкѣ это слово въ смыслѣ "скучнаго разсказа", станетъ переводить его словами "лит³я, молебенъ". Но главное управлен³е не вняло голосу разума...
   Очень любопытенъ фактъ защиты комитетомъ 2 апрѣля Н. С. Тихонравова. Послѣдн³й помѣстилъ въ "Отеч. Запискахъ" статью о гр. Ѳ. В. Растопчинѣ. Погодинъ увидѣлъ въ ней кражу своихъ архивныхъ документовъ и написалъ объ этомъ въ "Москвитянинѣ". Полемика послужила поводомъ для письма Корфа Норову, набросаннаго собственноручно карандашемъ:
   "Въ ³юльской книжкѣ "Москвитянина" напечатаны "Два слова о письмахъ гр. Ѳ. В. Растопчина, помѣщенныхъ въ статьѣ (въ "Отеч. Запискахъ") г. Тихонравова". Въ сихъ "Двухъ словахъ", подписанныхъ М. П., т. е. Михаиломъ Погодинымъ, издателемъ "Москвитянина", разсказывается, что онъ, т. е. г. Погодинъ, эти самыя письма получилъ года три тому назадъ отъ сына гр. Растопчина и приготовилъ ихъ къ печати съ своимъ предислов³емъ, но не могъ ихъ издать, и они остались въ его бумагахъ. За симъ г. Погодинъ продолжаетъ: г. Тихонравовъ, которому я сообщилъ и прочее. Я не нахожу и не считаю себя въ правѣ входить въ разсмотрѣн³е справедливости дѣлаемыхъ здѣсь г. Тихонравову упрековъ, до степени основан³я, какое имѣлъ г. Погодинъ назвать его поступокъ англ³йскимъ маневромъ (при принятомъ нынѣ понят³и этого выражен³я), хорошимъ призомъ и др. Но по кругу дѣйств³я, возложенному высочайшимъ довѣр³емъ на комитетъ 2 апрѣля, я нахожу прямою своею обязанностью замѣтить, что эти упреки, выходящ³е изъ предѣловъ того, что принадлежитъ собственно къ дозволенной литературной критикѣ и полемикѣ, бывъ сдѣланы гласно черезъ печать и передъ всею публикою, не могутъ и по сущности ихъ, и по формѣ не быть почтены за оскорблен³е г. Тихонравова, a въ семъ отношен³и законы наши совершенно положительны: цензурный уставъ запрещаетъ пропускать въ печать так³я сочинен³я, въ которыхъ оскорбляется честь какого-либо лица непристойными выражен³ями, a узаконен³е 1845 г. (ст. 1308 и 2020) подвергаетъ извѣстнымъ, соразмѣрнымъ степени виновности наказан³ямъ, какъ цензора, нарушившаго с³е правило, такъ и того, кто составилъ и распространилъ, хотя и не заключающее въ себѣ прямой клеветы, но ругательное и явно оскорбительное для чести частнаго лица сочинен³е. Вслѣдств³е того, я полагалъ бы, обративъ на помѣщенную въ "Москвитянинѣ" статью г. Погодина вниман³е министра народнаго просвѣщен³я, предоставить дѣло с³е, въ дальнѣйшемъ онаго ходѣ, его дѣйств³ю и распоряжен³ю".
   Очевидно, третировать Норова карандашомъ писанными бумагами - что, особенно но тогдашнимъ канцелярскимъ нравамъ, было явною невѣжливостью - Корфу предоставляли возможность его собственная сильная позиц³я и неумѣн³е министра просвѣщен³я поставить себя какъ слѣдовало... Норовъ въ тотъ же день отвѣчалъ ему: "Вслѣдств³е предварительнаго объяснен³я моего съ вами, считаю долгомъ довести до свѣдѣн³я вашего высокопревосходительства, что я предложилъ г. управляющему московскимъ учебнымъ округомъ сдѣлать замѣчан³е цензору Раевскому за одобрен³е къ напечатан³ю въ "Москвитянинѣ" статьи г. Погодина: "Два слова о письмахъ гр. Растопчина", содержащей въ себѣ выражен³я, оскорбительныя для г. Тихонравова " {Н. Барсуковь, н. с., XIII, 263-265.}.
   Не менѣе оригинально распоряжен³е Норова 7 октября: "Сочинен³я и статьи, относящ³яся къ смутнымъ явлен³ямъ нашей истор³и, какъ-то: съ временамъ Пугачева, Стеньки Разина и т. п., и напоминающ³я общественныя бѣдств³я и внутренн³я страдан³я нашего отечества, ознаменованныя буйствомъ, возстан³ями и всякаго рода нарушен³ями государственнаго порядка, при всей благонамѣренности авторовъ и самыхъ статей ихъ, неумѣстны и оскорбительны для народнаго чувства, и оттого должны быть подвергаемы строжайшему цензурному разсмотрѣн³ю и не иначе быть допускаемы въ печать, какъ съ величайшею осмотрительностью, избѣгая печатан³я оныхъ въ пер³одическихъ издан³яхъ" {"Сборникъ постановлен³й etc", 298. 1854-мъ годомъ закончилъ кратк³й обзоръ дѣятельности комитета 2 апрѣля Усовъ, въ статьѣ "Изъ моихъ воспоминан³й" ("Истор. Вѣстникъ" 1883 г., V); я потому не указывалъ на нее и не обращалъ вниман³е на ошибки сего "воспоминателя", что всѣ воспоминан³я его по этому вопросу можно съ гораздо большимъ удобствомъ найти въ нѣ

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (24.11.2012)
Просмотров: 273 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа