Главная » Книги

Лемке Михаил Константинович - Очерки по истории русской цензуры и журналистики Xix столетия, Страница 22

Лемке Михаил Константинович - Очерки по истории русской цензуры и журналистики Xix столетия


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

ства по обсужден³ю крестьянскаго дѣла, съ которыми читатель вполнѣ можетъ ознакомиться въ трудахъ по этой самой важной реформѣ В. И. Семевскаго, И. И. Иванюкова и другихъ изслѣдователей, перехожу съ 1858 году.
  

Учрежден³е спец³альныхъ цензоровъ. Гр. В. Н. Панинъ и К. В. Чевкинъ, какъ гонители гласности.

  
   Въ ряду мѣропр³ят³й 1858 года самое важное значен³е имѣло распоряжен³е 25 января, изданное по обсужден³и его въ совѣтѣ министерствъ.
   Во-первыхъ, оно устанавливало слѣдующ³я правила для разсмотрѣн³я и дозволен³я къ печати статей, касающихся современныхъ государственныхъ вопросовъ и правительственныхъ распоряжен³й вообще:
   "1) статей, гдѣ будутъ разбирать, осуждать и критиковать распоряжен³я правительства, къ напечатан³ю не допускать;
   "2) всѣ сочинен³я и статьи, чисто ученыя, теоретическ³я, историческ³я и статистическ³я, гдѣ будутъ разбираться и разсматриваться эти вопросы, дозволять печатать какъ отдѣльными книжками, такъ и во всѣхъ пер³одическихъ издан³яхъ, съ тѣмъ только: а) чтобы при пропускѣ всѣхъ подобнаго рода статей и сочинен³й въ точности соблюдались общ³я правила, цензурнымъ уставомъ предписанныя; б) чтобы обращено было особое вниман³е на духъ и благонамѣренность сочинен³я и г) статьи, писанныя въ духѣ правительства, допускать къ печатан³ю во всѣхъ журналахъ".
   Во-вторыхъ, устанавливался совершенно новый институтъ спец³альной цензуры, что при множественности прежнихъ цензуръ не могло не создавать массы затруднен³й. A именно, при петербургскомъ цензурномъ комитетѣ назначены были состоять особые довѣренные чиновники отъ министерствъ: Императорскаго Двора, Военнаго, Морского, Внутреннихъ дѣлъ, Финансовъ, Государственныхъ Имуществъ и Юстиц³и, отъ Главнаго управлен³я путей сообщен³я и публичныхъ здан³й. Главнаго Штаба Е. И. В. по военно-учебнымъ заведен³ямъ и III Отдѣлен³я Соб. Е. И. В. Канцеляр³и.
   "Лица с³и, состоя въ непосредственныхъ сношен³яхъ съ цензорами, получаютъ прямо отъ нихъ подлежащ³я ихъ разсмотрѣн³ю сочинен³я и статьи, и по разсмотрѣн³и, возвращаютъ оныя съ своими отзывами; въ случаѣ же сомнѣн³я, испрашиваютъ разрѣшен³я своего главнаго начальства для передачи онаго цензурѣ или редакц³и. С³и отзывы принимаются цензурою за главное къ заключен³ю своему основан³е при окончательномъ разсмотрѣн³и сочинен³й; при встрѣчѣ же какихъ-либо сомнѣн³й, цензурный комитетъ испрашиваетъ разрѣшен³е Главнаго Управлен³я Цензуры. Если с³е Управлен³е не согласится съ заключен³емъ сторонняго вѣдомства, то разноглас³е представляется министромъ народнаго просвѣщен³я, вмѣстѣ съ мнѣн³емъ подлежащаго министра или главноуправляющаго, на высочайшее Его Императорскаго Величества разрѣшен³е.
   "Цензурнымъ учрежден³ямъ вѣдомства министерства народнаго просвѣщен³я въ другихъ городахъ представлять сочинен³я и статьи, подлежащ³я заключен³ю постороннихъ вѣдомствъ, по прежнему министру народнаго просвѣщен³я, по распоряжен³ю коего с³и статьи передаются вышеозначеннымъ чиновникамъ, и заключен³я сихъ послѣднихъ или надписи на сочинен³яхъ, ими сдѣланныя, сообщаются цензурнымъ учрежден³ямъ по принадлежности, которыя затѣмъ поступаютъ порядкомъ, предписаннымъ выше сего для С.-Петербургскаго цензурнаго комитета" {"Сборникъ постановлен³й etc", 423-424.}.
   Пусть читатель представитъ себѣ отчетливо, чѣмъ должна была теперь сдѣлаться цензура политическихъ издан³й, сплошь, разумѣется, направленныхъ къ обсужден³ю вопросовъ требующей реформы жизни. Ни одна строчка въ статьѣ, касающаяся какого-либо министерства, не пропускалась уже обыкновенною, общею цензурою - она шла на разсмотрѣн³е спец³альныхъ цензоровъ. Въ Петербургѣ это отнимало двѣ-три недѣли, что же было въ Москвѣ и вообще въ провинц³и да еще съ тогдашними почтовыми порядками... Очевидно, журналистика ежеминутно мучилась невозможностью сколько-нибудь своевременно отзываться на возникавш³е запросы. Я уже не говорю о томъ, что предѣлы, поставленные этой отзывчивости, почти совершенно исключали всякую возможность высказать свое собственное мнѣн³е... Кромѣ того, надо-ли говорить, какъ ревниво оберегалась своя неприкосновенность такими министрами, какими были въ то время M. H. Муравьевъ, гр. В. Н. Папинъ, Е. В. Чевкинъ и друг³е, какихъ чиновниковъ они назначали въ качествѣ спец³альныхъ цензоровъ...
   Мысль учредить такую цензуру принадлежитъ Норову, много разъ послѣ того раскаявавшемуся въ непрактичности своего предложен³я. Онъ думалъ, что присутств³е особыхъ довѣренныхъ лицъ отъ министерствъ и главноуправляющихъ избавитъ цензурное вѣдомство отъ массы непр³ятностей со стороны и раньше имѣвшихъ голосъ министерствъ. До 1858 года существовали цензуры министерства иностранныхъ дѣлъ, императорскаго двора, медицинская, II Отдѣлен³я Соб. Е. И. В. Канцеляр³и, главнаго управлен³я путей сообщен³я, военнаго министерства и т. п.
   Прошло немного времени - и всеобщ³я жалобы и сѣтован³я на спец³альную цензуру сдѣлались положительно злобой литературнаго дня. Такъ, образованная въ 1861 году особая по этому вопросу комисс³я находила, что "опытъ указалъ разныя неудобства, возникш³я въ нѣкоторыхъ отношен³яхъ изъ сего установлен³я. Нерѣдко случалось, что въ однихъ вѣдомствахъ рѣшительно отрицалась хотя бы нѣкоторая свобода литературной разработки предметовъ ихъ управлен³я, тогда какъ друг³я сами отдавали свои предположен³я на предварительное обсужден³е органовъ гласности и даже обращались прямо къ нимъ за совѣтомъ и указан³ями спец³алистовъ, между прочимъ, министерствъ: народнаго просвѣщен³я и финансовъ и Главное Управлен³е почтъ {Насколько умѣстно здѣсь упоминан³е главнаго управлен³я почтъ, можно указать на его весьма оригинальное приглашен³е печати высказаться по вопросамъ почты въ присылаемыхъ ему рукописныхъ статьяхъ, коихъ нѣтъ, де, надобности поэтому и печатать...}. Встрѣчалось также разноглас³е въ мнѣн³яхъ правительственныхъ лицъ по предметамъ однороднымъ, касавшимся той или другой части управлен³я: что казалось одному вѣдомству позволительнымъ въ печати, то подвергалось запрещен³ю въ другомъ". Комисс³я прямо высказалась, что "учрежден³е довѣренныхъ отъ разныхъ вѣдомствъ чиновниковъ не достигло вполнѣ своей цѣли, и дальнѣйшее существован³е онаго не обѣщаетъ никакой пользы {"Записка предсѣдателя комитета для пересмотра цензурнаго устава, д. с. с. Берте, и члена сего комитета, с с. Янкевича", Спб., 1862 г., приложен³я, 19-40.}".
   Послѣ этого офиц³альнаго заявлен³я, понятно, какъ относились къ спец³альной цензурѣ литераторы того времени.
   Въ февралѣ начались занят³я комитета для пересмотра цензурнаго устава. Прочитанная тамъ записка кн. Вяземскаго "о состоян³и направлен³я нынѣшней литературы" была испещрена замѣтками государя, въ которыхъ "проглядывало какъ бы нерасположен³е къ литературѣ и сомнѣн³е въ ея благонамѣренности" {A. Никитенко, "Дневникъ", "Рус. Старина" 1890 г., IX, 582-583.}.
   Такому нерасположен³ю много, конечно, способствовали лица, такъ или иначе сильныя вл³ян³емъ на текущую политику. Самъ приверженецъ печати, заключенной въ "берега благоразумной свободы", Никитенко записываетъ: "вообще, многимъ изъ нынѣшнихъ главныхъ начальствъ не нравится литературное бичеван³е мерзостей, совершающихся въ ихъ вѣдомствахъ. Они находятъ, что это поселяетъ неуважен³е къ правительству. Гласность и усилен³е общественнаго мнѣн³я въ дѣлахъ общественныхъ они находятъ вреднымъ, особенно графъ В. Н. Панинъ" {Ibidem, 575-576.}. Подъ 9 мая тотъ же свидѣтель эпохи констатируетъ силу ультраконсервативной парт³и, дѣйствовавшей запретительно на печать.
   Гр. Панинъ стоитъ того, чтобы о немъ сказать нѣсколько словъ.
   Это былъ едва-ли ни самый рьяный охранитель русскаго дореформеннаго строя, что казалось бы совершенно не вязалось съ его классическимъ образован³емъ и очень большой начитанностью. Когда-то, учась въ ²енѣ, онъ былъ руководимъ Гёте... Но служба въ эпоху напряженной реакц³и переломала его совершенно. Напыщенный аристократъ, еле доступный для людей неравнаго съ нимъ положен³я; грубый и нетерпящ³й возражен³й; замкнутый въ своемъ тѣсномъ кругу и отчужденный отъ общества, стремлен³й котораго онъ положительно не понималъ; располагавш³й громаднымъ состоян³емъ и потому многихъ давивш³й своимъ "благотворен³емъ"; наводивш³й лихорадочную дрожь на своихъ подчиненныхъ - таковъ былъ этотъ вельможа, группировавш³й около себя темную лигу обскурантовъ.
   Лучшая рекомендац³я самому себѣ сдѣлана имъ выходомъ въ отставку, благодаря несоглас³ю съ государственнымъ совѣтомъ по вопросу объ отмѣнѣ тѣлеснаго наказан³я. Одинъ дневникъ Никитенка даетъ уже достаточный матер³алъ, чтобы точно опредѣлить отношсн³я этого мрачнаго крѣпостника къ печати.
   "Сегодня y графа Блудова было много говорено о гр. Панинѣ, который пылаетъ такою ненавистью къ просвѣщен³ю и литературѣ, что безпрестанно предлагаетъ как³я-нибудь новыя, стѣснительныя цензурныя мѣры. Напримѣръ: чтобы побудить цензоровъ къ вящшей строгости, онъ предлагаетъ за всякое упущен³е немедленно подвергать ихъ взыскан³ю, a потомъ уже изслѣдовать, точно-ли дѣло стоило такого взыскан³я. Не значитъ-ли это разсуждать прямо навыворотъ? Это особенно прилично министру правосуд³я" {Ibidem, 582.}.

 []

   Разговоръ происходилъ, по всей вѣроятности, по поводу особой записки Панина, поданной въ незадолго передъ тѣмъ учрежденный совѣтъ министровъ. Въ ней указывалось на "опасное" направлен³е литературы; Панинъ боялся, - "какъ бы писатели неблагонамѣренные или слишкомъ самонадѣянные не овладѣли всѣми органами общественнаго мнѣн³я и не дали бы ему ложнаго и опаснаго направлен³я; гр. Панину казалось необходимымъ поддержать писателей благонамѣренныхъ; онъ зналъ, что так³е, т. е. субсидируемые, писатели иногда теряютъ вл³ян³е свое, но онъ полагалъ, что это бываетъ только тамъ, гдѣ общественное мнѣн³е противъ правительства, y насъ же этого не было" {С. Середонинъ, "Истор. обзоръ дѣятельности комитета министровъ", III, часть 1-я, 25-126.}. Совѣтъ министровъ, совершенно не замѣтивъ крупнаго противорѣч³я въ такомъ взглядѣ на общественное мнѣн³е, единогласно пришелъ къ убѣжден³ю о необходимости противодѣйствовать тому направлен³ю. которое начала принимать литература. Личный составъ министровъ въ это время былъ такой: министръ двора - гр. В. Е. Адлербергъ, иностранныхъ дѣлъ - кн. A. M. Горчаковъ, военный - Н. О. Сухозанетъ, морской - Н. Е. Мѣтлинъ, внутреннихъ дѣлъ - С. С. Ланской, народнаго просвѣщен³я - А. С. Норовъ, финансовъ - П. Е. Брокъ, государственныхъ имуществъ - М. Н. Муравьевъ, юстиц³и - гр. Панинъ, путей сообщен³я - К. В. Чевкинъ, государственный контролеръ - H. H. Анненковъ.
   И Панинъ, повторяю, не былъ одинокъ: y него были выдающ³еся по усерд³ю единомышленники. "Панинъ, Брокъ и Чевкинъ, кажется, помѣшались на томъ, что всѣ революц³и на свѣтѣ бываютъ отъ литературы" - пишетъ Никитенко {Ibidem, 580.}. Побывавш³й въ Петербургѣ И. С. Аксаковъ называетъ Панина и Чевкина "злыми собаками" {"Рус. Старина" 1890, IX, 580; Н. Барсуковъ, н. с., XVI, 102.}. Насколько эта темная клика была сильна поддержкой, можно видѣть, напримѣръ, изъ того, что очень близк³й къ государю велик³й князь Константинъ Николаевичъ, - "защитникъ и глава парт³и всѣхъ мыслящихъ людей, глава такъ называемаго прогресса" - часто не имѣлъ успѣха въ борьбѣ съ мракобѣс³емъ панинской парт³и...
  

Отставка Норова и назначен³е Ев. П. Ковалевскаго. Переписка митрополита Григор³я съ Игнатьевымъ. Неопредѣленность и неустойчивость политики. Протестъ Погодина. Мѣры противъ герценовскихъ издан³й.

  
   Въ началѣ 1858 г. произошли студенческ³е безпорядки. Государь высказалъ свое неудовольств³е. 16 марта Норовъ подалъ въ отставку {Сейчасъ же вышелъ и кн. Вяземск³й.}. 23-го былъ уже назначенъ новый министръ - попечитель московскаго округа, Евграфъ Петровичъ Ковалевск³й.
   Не похож³й на своихъ предшественниковъ, Ковалевск³й, однако, тоже не отличался силою вл³ян³я и самъ сплошь и рядомъ поддавался давлен³ю панинской парт³и. "Евграфъ Ковалевск³й - кисель, допустивш³й въ свое министерство вмѣшательство жандармовъ, графа Панина, всякаго встрѣчнаго и поперечнаго" - вотъ характеристика новаго министра, сдѣланная Ив. С. Аксаковымъ {"Ив. С Аксаковъ въ его письмахъ", ч. II, т. IV, Спб., 1896 г., 18.}. И въ сущности съ ней нельзя не согласиться.
   Человѣкъ далеко недюжинный, Ковалевск³й старался вести свое дѣло "тихо и мирно", съ тою умѣренностью, которая, не будучи все равно пр³ятной ретроградамъ, не давала и передовому обществу ничего сколько-нибудь замѣтнаго. Отчасти, конечно, виноваты были въ этомъ и самыя услов³я, посреди которыхъ ему приходилось работать. Припомнимъ очень любопытное письмо Тютчева отъ 13 сентября 1858 года: "И онъ (Ковалевск³й - М. Л.) тоже ничѣмъ не сильнѣе своихъ предшественниковъ и оставитъ дѣла какъ разъ въ томъ же самомъ положен³и. какъ до него. Но надо также сказать, что при существующихъ услов³яхъ ничего и невозможно сдѣлать, и заданная задача попросту неразрѣшима; вѣдь, дѣло идетъ ни болѣе ни менѣе, какъ о томъ, чтобы заставить исполнить оратор³ю Гайдна людей никогда не бывшихъ музыкантами и вдобавокъ глухихъ. Предпр³ят³е до такой степени безсмысленное, въ полномъ смыслѣ этого слова, что надо быть самому глупцомъ, чтобы повѣрить въ возможность успѣха... Сущность настоящаго положен³я составляетъ одно постоянное недоразумѣн³е: и съ этой и съ другой стороны такъ мало рѣшительности, доброй воли и убѣжден³я, что нѣтъ причинъ, чтобы это недоразумѣн³е не продолжалось безконечно, если только сюда не замѣшаются неожиданныя обстоятельства" {"Изъ писемъ Тютчева", "Рус. Архивъ", 1899 г., V, 102.}.

 []

   Ковалевск³й продолжалъ начатую Норовымъ работу по составлен³ю новаго устава, поручивъ ее тоже Никитенку. Въ дневникѣ послѣдняго подъ 7 апрѣля, т. е. спустя лишь нѣсколько дней съ назначен³я Ковалевскаго, находимъ уже: "Былъ y новаго министра. Рѣчь о цензурѣ. Государь сильно озабоченъ ею. Въ немъ поколебали расположен³е къ литературѣ и склонили его не въ пользу ея. Теперь онъ требуетъ со стороны цензуры ограничен³й, хотя и не желаетъ стѣснять мысль. Какъ это согласить? Министръ сказалъ, что онъ надѣется на меня" {"Рус. Старина", 1890 г., IX, 587.}. A подъ 31 мая: "Запрещено употреблять въ печати слово прогрессъ"... Дѣло было такъ: Ковалевск³й въ одной изъ своихъ бумагъ, представленной въ журналѣ особаго еврейскаго комитета, говоря о необходимости устранен³я кое-какихъ стѣснен³й, указалъ на противорѣч³е ихъ съ прогрессомъ гражданственности. Государь сдѣлалъ помѣтку: "Что за прогрессъ!!! прошу слова этого не употреблять въ офиц³альныхъ бумагахъ" {"Матер³алы для истор³и упразднен³я крѣпостного состоян³я помѣщичьихъ крестьянъ въ Росс³и въ царствован³е Императора Александра II", Берлинъ, 1860 г., I, 292.}.
   Очень недурной иллюстрац³ей постояннаго вмѣшательства въ цензуру стороннихъ вѣдомствъ можетъ служить слѣдующая любопытная переписка.
  

"Конфиденц³ально.

   "Ваше Высокопревосходительство
   Милостивый Государь,
   "При послѣднемъ (19) нумерѣ издаваемаго здѣсь журнала подъ назван³емъ: "Сынъ Отечества", разослана къ подписчикамъ картинка парижскихъ модъ, на которой одна женская фигура представлена въ платьѣ, украшенномъ вмѣсто обыкновенныхъ женскихъ уборовъ - крестами, подобно тому, какъ изображаются они на церковныхъ священныхъ облачен³яхъ.
   "Находя таковое злоупотреблен³е священнаго знамени креста крайне неприличнымъ, оттого долгомъ считаю препроводить доставленную мнѣ картину къ в. в-тву съ тѣмъ, не признаете-ли нужнымъ воспретить въ здѣшнихъ мастерскихъ устройство означенныхъ платьевъ и принять друг³я, по усмотрѣн³ю Вашему, мѣры, чтобы платья эти не были въ употреблен³и.
   Съ совершеннымъ почтен³емъ и преданностью имѣю честь быть

Вашего высокопревосходительства покорнѣйш³й слуга

Григор³й".

   No 1107
   15 ма³я 1858 года.

 []

   На это письмо митрополита новгородскаго и петербургскаго, петербургск³й генералъ-губернаторъ Игнатьевъ отвѣчалъ тоже конфиденц³ально:
  

"Ваше Высокопреосвященство

Милостивый Архипастырь,

   "При почтительнѣйшемъ отношен³и вашего вы-ва отъ 15 числа сего мѣсяца за No 1107, получивъ возвращаемую при семъ картину, принадлежащую къ 19 No пер³одическаго издан³я "Сынъ Отечества", долгомъ поставляю доложить вамъ, высокоуважаемый мною Архипастырь, что воспрещен³е изготовлен³я въ здѣшнихъ мастерскихъ подобныхъ женскихъ убранствъ оказывается неудобнымъ, ибо мног³я таковыя бываютъ привозимы изъ-за границы или по иностраннымъ рисункамъ изготовляются въ домашнемъ быту. При томъ воспрещен³е с³е дало бы поводъ къ неумѣстной отговоркѣ, что изображен³е уподобляется не церковному облачен³ю, a математическому знаку умножен³я.
   "Тѣмъ не менѣе я сообщилъ министру просвѣщен³я, что замѣчан³е ваше надлежало бы предписать къ руководству цензурѣ, при пропускѣ рисунковъ всякаго рода" {"Колоколъ" 1858 г., No 23-24, 15 сентября.}.
   Отмѣчу еще одну черту въ политикѣ по отношен³ю въ печати - это ея неопредѣленность. Напримѣръ, нашъ берлинск³й посланникъ, бар. Будбергъ, прислалъ, въ сентябрѣ 1858 г., проектъ объ учрежден³и, по примѣру Франц³и, предварительно-карательной цензуры. "Былъ уже по высочайшему повелѣн³ю назначенъ для разсмотрѣн³я проекта и комитетъ изъ кн. Горчакова, кн. Bac. Долгорукова, Тимашева, нашего министра и Тютчева. Послѣдн³й сильно протестовалъ противъ этой двойственности цензуры - "предупредительной и послѣдовательной". Нашъ министръ съ нимъ соглашался.
   - Но надобно же, - замѣтилъ князь Васил³й Андреевичъ Долгорук³й, - что-нибудь сдѣлать, чтобы успокоить государя, котораго сильно озабочиваетъ цензура" {А. Никитенко, "Дневникъ", "Рус. Старина", 1890 г., IX, 610.}.
   Или - смѣнивш³й Брока А. М. Княжевичъ "испросилъ y государя разрѣшен³е, чтобы позволено было писать и печатать о финансахъ все безпрепятственно, кромѣ опровержен³й или возражен³й на состоявш³яся уже мѣры и постановлен³я правительства" {Ibidem, 590.}. Такая свобода, тогда совершенно новая, конечно, не могла нравиться многимъ изъ остальныхъ министровъ; происхожден³е ея нужно приписать преимущественно случаю, который и доминировалъ довольно часто въ судьбахъ печати этого времени. Самъ Ковалевск³й то и дѣло колебался и очень часто поступалъ не такъ, какъ бы слѣдовало человѣку, пользовавшемуся репутац³ей безусловнаго прогрессиста. Никитенко испытывалъ эти колебан³я гораздо больше многихъ и уже черезъ полгода новаго министерства пишетъ: "На дняхъ былъ y меня предсѣдатель комитета иностранной цензуры, Ѳ. И. Тютчевъ, и жаловался, что министръ на словахъ рѣшитъ одно, a на бумагѣ другое. Да, это опять норовщина" {Ibidem, 609.}.
   A вотъ разсказъ одного хорошо освѣдомленнаго петербуржца:
   "Въ одинъ изъ четверговъ, въ которые собираются y государя министры, a именно 4 декабря 1858 г., разговоръ между кн. Горчаковымъ и Чевкинымъ склонился къ слѣдующему предмету.
   " Чевкинъ. Жизнь наша - бурное море; чтобы корабль вѣрнѣе держался на волнахъ, нужно какъ можно болѣе балласта.
   "Кн. Горчаковъ. Помилуйте! Что вы говорите! Изъ всѣхъ кораблей при волнен³и выбрасываютъ балластъ вонъ, чтобы корабль легко носило по волнамъ, a нашъ балластъ, мѣшающ³й легкому ходу, - цензура, и его надо выбросить.
   "Государъ. Пожалуйста, продолжайте, господа, спорить о балластѣ и волнахъ; это очень интересно.
   " Чевкинъ. Недостаточно выбросить балластъ; надо умѣть войти въ пристань.
   "Кн. Горчаковъ. Для этого нуженъ свѣтъ съ маяка.
   " Чевкинъ. Этого мало; надобно, чтобы при входѣ въ пристань не наткнуться на подводные камни.
   "Кн. Горчаковъ. Какая же это пристань, когда около нея есть подводные камни? Значитъ, пристань и маякъ не y мѣста. Но, чтобы дотолковаться до того, гдѣ имъ быть, необходимо нужно пособ³е гласности.
   "При этихъ словахъ государь всталъ и дружески пожалъ руку кн. Горчакову; y Чевкина же затряслись генералъ-адъютантск³е аксельбанты, что и доказало государю дѣйств³е внутренней лихорадки отъ страха достичь до гласности" {Н. Барсуковъ, н. с., XVI, 345-346.}.
   A черезъ полтора мѣсяца, назначенный московскимъ попечителемъ H. B. Исаковъ говорилъ съ государемъ, желая узнать, какому направлен³ю нужно слѣдовать, особенно въ цензурѣ. "Я убѣжденъ, - сказалъ Исаковъ, - что гласность необходима!" - "И я тоже, - отвѣчалъ государь, - только y насъ дурное направлен³е" {А. Никитенко "Дневникъ", "Рус. Старина", 1890 г., X, 141-142.}.
   Насколько легко жилось подъ такимъ режимомъ, можно врядъ-ли ни лучше всего видѣть изъ извѣстнаго въ свое время письма Погодина, написаннаго Ковалевскому послѣ запрещен³я аксаковскаго "Паруса" отчасти и за статью самого Погодина {Въ первые годы новаго царствован³я запрещены: "Молва" К. С Аксакова, a не И. С., какъ утверждаютъ нѣкоторые, въ 1857 г., "Парусъ", "Русская Газета" и "Слово" (Slowo) въ 1859.}. "Не уступавш³й - по его собственнымъ словамъ - никому на свѣтѣ въ благонамѣренности", охранитель съ Дѣвичьяго поля выражалъ въ своемъ письмѣ, между прочимъ, слѣдующ³е взгляды:
   "Неужели монопол³я мысли, чувства, любви къ отечеству, должна принадлежать только извѣстному персоналу, y котораго можетъ иногда встрѣтиться даже очевидный недостатокъ въ мысли, чувствѣ и любви... Еслибъ главное управлен³е цензуры, по чьему бы то ни было совѣту или доносу, заимствовавъ оруд³е изъ подваловъ испанской инквизиц³и, оставленныхъ въ наслѣдство Торквемадою, опредѣлило вырвать y меня языкъ, такъ я выучился бы пантомимѣ и пантомиму мою настоящ³е чистые русск³е люди поняли бы лучше всякаго ученаго и краснорѣчиваго разсужден³я.
   "...Какъ министръ просвѣщен³я, вы лучше всѣхъ должны разумѣть духъ нашего времени и тотъ переворотъ, который произошелъ въ нашихъ понят³яхъ и оцѣнкахъ людей и дѣян³й. Какъ министръ просвѣщен³я, вы должны знать, какую силу и значен³е со всякимъ днемъ пр³обрѣтаетъ слово въ самой Росс³и, не только въ Европѣ, съ которою она соединилась не однѣми желѣзными дорогами и электрическими телеграфами, но тѣломъ и душою. Можно-ли писателей нынѣ traiter en canaille? Въ длинной ауд³енц³и, вы объясните государю, какъ важенъ настоящ³й частный случай, почему имъ дорожить и воспользоваться должно, сколько любви и довѣренности къ нему прибавится гуманнымъ рѣшен³емъ, отъ всѣхъ истинныхъ друзей отечества, передовыхъ людей, a не тѣхъ зачерствѣлыхъ заматорѣлыхъ въ лѣтахъ зрѣлыхъ - придворныхъ, которые сбиваютъ его съ царскаго пути и ведутъ, слѣпцы... куда?" {Н. Барсуковъ, н. с., XVI, 352-354.}.
   Всего сказаннаго, полагаю, достаточно, чтобы имѣть понят³е о цензурѣ первыхъ лѣтъ новаго царствован³я: так³е люди, какъ Погодинъ, и тѣ болѣзненно чувствовали ея давлен³е...
   Въ заключен³е нѣсколько словъ о русско-заграничной литературѣ и ея цензурѣ.
   Въ 1857 году принимались уже мѣры для борьбы съ распространен³емъ "Колокола" и "Полярной Звѣзды" Герцена какъ въ Росс³и, такъ и за границей. Прусс³я, Саксон³я, даже вольный городъ Франкфуртъ, убѣжденные доводами канцлера Горчакова, запрещали обращен³е ихъ y себя. Въ 1855 году, вслѣдъ за обнаружен³емъ въ Росс³и экземпляровъ только что изданной первой книжки "Полярной Звѣзды", послѣдовалъ циркуляръ министра внутреннихъ дѣлъ Ланского, о "строгомъ наблюден³и за водворен³емъ" заграничныхъ издан³й на русскомъ языкѣ. Появлен³е начавшаго издаваться въ 1857 г. "Колокола" сопровождалось аналогичнымъ же распоряжен³емъ, въ концѣ котораго губернаторамъ предписывалось всѣ конфискованныя заграничныя нелегальныя издан³я адресовать прямо въ собственныя руки министра.
   На ряду съ этими мѣрами, употреблялись и друг³я, совершенно иного характера. Въ апрѣлѣ 1858 года, въ массѣ экземпляровъ, на отдѣльныхъ листахъ, была напечатана "Басня" - "Ороскопъ Кота", съ весьма недвусмысленнымъ подзаголовкомъ: "акростихъ". Это было первое цензурой дозволенное упоминан³е о "Колоколѣ" и "Полярной Звѣздѣ"... По своему характерному цинизму басня эта заслуживаетъ воспроизведен³я:
  
   "Котъ Васько, желчный и кривой
   Отсюда въ Альб³онъ забрался,
   Ломать придумалъ край родной;
   Онъ въ чужѣ, знать, ума набрался:
   Къ мадзиновскимъ рядамъ присталъ.
   Онучки съ полушубкомъ тертымъ,
   Лежанку, на которой спалъ,
   Ь . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
   Щипатъ да рыть не уставалъ
   И весь тотъ соръ - въ журналѣ издавалъ!
   Какъ вдругъ молва о томъ идетъ,
   У бриттовъ alien-bill въ законъ войдетъ!
   Пришельцу Васькѣ сталъ грозить
   Европы общ³й приговоръ:
   Такихъ, какъ онъ, велятъ ловить;
   Ловить, чтобы печатный вздоръ,
   Ясновельможный котъ и воръ,
   Гремучимъ наполняя соромъ,
   Отважно не бросалъ въ людей!
   Тутъ Ваську какъ освищутъ хоромъ,
   Отправитъ вдругъ въ Ботани-бей,
   Велятъ: за полюса - звѣзду повѣсить,
   A колоколъ коту къ хвосту привѣсить;
         И выйдетъ тутъ такой трезвонъ,
         Что мыши, крысы и педанты,
         Сулилъ которымъ гибель онъ,
         Не попадутъ ужъ въ арестанты!" 1).
  
   1) Съ экземпляра y меня имѣющагося. Напечатанъ онъ въ Петербургѣ, въ типограф³и X. Гинца, цензурой датированъ 10 апрѣля 1858 года.
  
   Поэз³я эта принадлежала перу Бориса Ѳедорова, скрывшагося лишь подъ псевдонимомъ Ижицына. Къ сожалѣн³ю, современники не знали и этого еще подвига пр³ятеля и сподвижника Булгарина, агента III Отдѣлен³я, автора всякой газетной прозы и поэз³и.
   Въ 1862 году Ижицына смѣнилъ Катковъ, о чемъ уже не здѣсь {О первыхъ "обличен³яхъ" Герцена въ русской печати см. особую главу въ моей книгѣ: "Эпоха цензурныхъ реформъ 1859-65 г.г." Спб., 1904 г.}.
  

Часть II.

Проектъ новаго учрежден³я съ программой нравственнаго вл³ян³я на печать.

   Теперь, когда читатель введенъ въ курсъ цензурныхъ дѣлъ, которымъ предстояло обусловливать послѣдующее развит³е обстановки жизни и дѣятельности литературы и журналистики, я и приступлю къ основной темѣ настоящаго очерка.
   Первая часть, хоть и конспективно, но думаю, достаточно ясно констатировала недовольство правительства печатью - этотъ фактъ несомнѣненъ. A разъ такъ, то, очевидно, сами собой возникали всевозможные проекты, въ родѣ предложеннаго бар. Будбергомъ, для борьбы, для подавлен³я, для взразумлен³я, etc, etc..
   Между тѣмъ цензурный уставъ былъ въ пер³одѣ пересмотра и пересоставлен³я; Ковалевск³й не могъ очень спѣшить этой работой, какъ потому, что дѣйствительно она была велика, такъ, вѣроятно, и изъ соображен³й чисто тактическихъ: заручившись поддержкой своего друга Княжевича, занявшаго постъ министра финансовъ, онъ надѣялся привлечь на сторону печати больш³я симпат³и бюрократическихъ верховъ и только тогда войти съ новымъ уставомъ въ государственный совѣтъ. Но пока этотъ планъ очень медленно могъ приводиться въ исполнен³е, люди другихъ воззрѣн³й не бездѣйствовали...
   До ушей Ковалевского вдругъ долетаетъ совершенно неожиданное извѣст³е: создается проектъ новаго верховнаго негласнаго комитета и какой же! Бутурлинск³й комитетъ уже не пользовался симпат³ями: онъ функц³онировалъ способами, негуманными, въ его практикѣ, кромѣ арестовъ, заключен³й въ тюрьмы, ссылокъ и т. п., ничего не было. Воскрешать эту террористическую программу въ то время, когда всѣ не говорили иначе, какъ: "въ наше новое время", "въ нашъ гуманный вѣкъ", было, конечно, совсѣмъ неудобно... Придумали нѣчто новое, съ виду болѣе прогрессивное: нравственное, a не административное направлен³е литературы, a за ней и общественнаго мнѣн³я.
   Первое, по времени, извѣст³е объ этомъ встрѣчаемъ въ дневникѣ Никитенка подъ 12 октября 1858 г.: "Было много говорено (у Ковалевскаго - M. Л.) о цензурѣ и о проектѣ составить особенное бюро, которое бы не административно, a нравственно занималось направлен³емъ литературы. Я замѣтилъ, что это чистая мечта. Министръ того же мнѣн³я, но говоритъ, что нѣкоторые этого желаютъ" {"Рус. Старина", 1890 г., IX, 612.}.
   Черезъ мѣсяцъ новый слухъ: правительство хочетъ имѣть въ литературѣ свой органъ, который долженъ быть ввѣренъ нѣсколькимъ литераторамъ.
   Но и тотъ, и другой исходной своей точкой имѣли, несомнѣнно, мысль, вовремя брошенную гр. Панинымъ...
   Планъ правительственнаго органа мы оставимъ пока въ сторонѣ, чтобы потомъ вернуться къ нему нѣсколько подробнѣе, теперь же прослѣдимъ за развит³емъ и реализац³ей теор³и нравственнаго воздѣйств³я на литературу.
   Въ одномъ изъ декабрьскихъ своихъ засѣдан³й совѣтъ министровъ обсуждаетъ уже образован³е одного новаго учрежден³я, цѣль котораго сводилась къ слѣдующему:
   "1) Служить оруд³емъ правительства для подготовлен³я умовъ посредствомъ журналовъ къ предпринимаемымъ мѣрамъ; 2) направлять по возможности новыя пер³одическ³я литературныя издан³я къ общей государственной цѣли, поддерживая обсужден³е общественныхъ вопросовъ въ видахъ правительственныхъ.
   "Предложенное учрежден³е вовсе не должно было имѣть вида цензурнаго установлен³я: цензура предупреждаетъ и сдерживаетъ литературу въ извѣстныхъ предѣлахъ, но цензура безсильна дѣйствовать на самое направлен³е литературы; новое предполагаемое учрежден³е имѣло цѣлью обратить литературу на полезное поприще, указывая дѣятельности литераторовъ или спец³алистовъ на так³е предметы, по которымъ правительство желаетъ или подготовить общественное мнѣн³е, или получить разъяснен³я, или собрать свѣдѣн³я и т. п. Совѣтъ министровъ единогласно призналъ большую пользу отъ подобнаго учрежден³я, при чемъ совѣтъ полагалъ, что такое дѣло можетъ быть поручено только лицамъ, назначеннымъ по непосредственному усмотрѣн³ю и полному довѣр³ю къ нимъ государя императора. Его величество, раздѣляя эту мысль, остановился на слѣдующихъ предположен³яхъ:
   "1) лица, которыя будутъ для сего дѣла избраны, состоятъ внѣ всякой зависимости отъ министровъ;
   "2) для успѣха ихъ дѣйств³й имъ должно быть извѣстно направлен³е, которому министры и главноуправляющ³е слѣдуютъ или намѣрены слѣдовать въ кругу своихъ обязанностей;
   "3) лица эти должны будутъ находиться постоянно въ личныхъ сношен³яхъ съ министрами для безотлагательнаго разрѣшен³я могущихъ встрѣтиться недоумѣн³й. Съ другой стороны, имъ необходимо быть въ непосредственныхъ сношен³яхъ съ редакторами главнѣйшихъ журналовъ и замѣчательнѣйшими авторами, дѣйствуя на нихъ не силою офиц³альной строгости, a мѣрами убѣжден³я и поощрен³я и пр³обрѣтая такимъ образомъ нравственное на нихъ вл³ян³е;
   "4) имъ предоставляется право поручать разнымъ лицамъ, по ихъ усмотрѣн³ю, составлен³е статей, въ видахъ правительственныхъ, для напечатан³я въ пер³одическихъ издан³яхъ и въ такомъ случаѣ испрашивать, если сочтутъ нужнымъ, вознагражден³е автору статьи за его литературный трудъ, {Четыре года спустя, въ 1862 г., прославленный "защитникъ и поборникъ" русской литературы - министръ народнаго просвѣщен³я, Головнинъ, доказывая совѣту необходимость дать печати "желательное направлен³е и извлекать изъ нея, какъ изъ сильнаго оруд³я просвѣщен³я, пользу, но въ то же время не обращать литературу въ правительственное учрежден³е", предлагалъ, наряду съ другими мѣрами, "поручить ему доставлять полезныя занят³я даровитымъ писателямъ, которые иногда живутъ въ бѣдности и не имѣя возможности жить своимъ трудомъ, обращаются въ лицъ, враждебныхъ правительству". Предложен³я Головнина были приняты ("Истор. обзоръ дѣятельности комитета министровъ", III, ч. 2, 201). Двѣсти лѣтъ назадъ къ аналогичнымъ мѣрамъ Петра Великаго привело желан³е видѣть въ иностранной печати панегирики своей реформаторской дѣятельности. Въ извѣстномъ трудѣ Пекарскаго - "Наука и литература въ Росс³и при Петрѣ В." находимъ слѣдующ³я строки: "чтобы имѣть так³е печатные отзывы, полагали въ тѣ времена достаточнымъ нанять съ десятокъ голодныхъ журналистовъ и писателей, которые и обязывались писать статьи о Росс³и въ извѣстномъ направлен³и, сообразномъ съ видами правительства". (I, 90).}, и
   "5) не касаясь распоряжен³й цензуры, дѣйствующей въ предписанныхъ ей предѣлахъ, означенныя лица, если найдутъ полезнымъ, передаютъ свои замѣчан³я по общему ходу литературы министру народнаго просвѣщен³я. Могущ³я встрѣтиться столкновен³я съ общею цензурою разрѣшаются тѣмъ же министромъ, если это не превышаетъ его власти, въ противномъ же случаѣ онъ, министръ, представляетъ о томъ на высочайшее благоусмотрѣн³е.
   "Указавъ эти главныя начала, государь императоръ изволилъ объяснить, что затѣмъ опытъ въ удобствѣ дѣйств³й и ожидаемыхъ полезныхъ послѣдств³яхъ можетъ указать основан³е для дальнѣйшаго развит³я этого дѣла" {С. Середонинъ, "Истор. обзоръ дѣятельности комитета министровъ", III, ч. 2, 197-198. Курсивъ мой.}.
   Слѣдовательно, въ концѣ декабря 1858 года вопросъ о нравственномъ направлен³и литературы и кроткомъ ея назидан³и былъ уже рѣшенъ утвердительно...
   Иниц³аторомъ этого небывалаго учрежден³я считается министръ иностранныхъ дѣлъ, кн. Горчаковъ, удостоенный, какъ мы видѣли, вниман³я за сочувств³е къ гласности... Горчаковъ, впрочемъ, не самостоятельно придумалъ такое новое въ Росс³и средство: какъ министръ иностранныхъ дѣлъ, онъ не могъ не знать о существован³и аналогичнаго отношен³я къ печати въ Прусс³и и Франц³и, гдѣ было даже особое правительственное "Bureau de la presse".
   Судя по указан³ямъ Никитенка, Горчакову помогалъ товарищъ министра народнаго просвѣщен³я, H. A. Мухановъ, бывш³й съ нимъ въ близкой дружбѣ и пользовавш³йся большой благосклонностью молодой императрицы {"Рус. Старина", 1890 г. IX - 580, Х - 180.}.
   Къ описанному засѣдан³ю совѣта министровъ нельзя не прибавить одну интересную деталь. Ковалевск³й сильно противился учрежден³ю "нравственнаго давлен³я" и, уѣзжая въ Москву по дѣламъ службы, былъ успокоенъ, что безъ него ничего не будетъ рѣшено. Въ Москвѣ онъ пробылъ дней шесть и, возвратясь, засталъ дѣло уже состоявшимся: совѣтъ безъ него все рѣшилъ единогласно. "Все это продѣлано министромъ иностранныхъ дѣлъ кн. Горчаковымъ" {А. Никитенко, "Рус. Старина", 1880 г , IX, 624.}. Пр³ѣхавъ и узнавъ о такой дипломатической уловкѣ, Ковалевск³й намѣревался подать въ отставку, говорилъ объ этомъ вслухъ, но... остался на посту до ³юня 1861 года.
  

Оно получаетъ санкц³ю и личный составь.

  
   Вскорѣ послѣ принцип³альнаго рѣшен³я вопроса, новое учрежден³е, не получившее еще офиц³альнаго крещен³я и потому никакъ опредѣленно пока не именовавшееся, имѣло, однако, уже и личный составъ. Въ него вошли: предсѣдатель - гр. A. B. Адлербергъ 2-й (сынъ министра двора), члены: H. А. Мухановъ (оставш³йся, противно пункту первому высочайшей резолюц³и, въ зависимости отъ министра просвѣщен³я, котораго былъ товарищемъ) и A. E. Тимашевъ (начальникъ штаба корпуса жандармовъ и управляющ³й III отдѣлен³емъ Собств. Е. И. В. канцеляр³и) {Главноуправляющимъ III отдѣлен³емъ былъ кн. В. А. Долгоруковъ, шефъ жандармовъ. Такая организац³я III отдѣлен³я установлена въ 1839 г.}.
   Сейчасъ же "новое учрежден³е", съ легкой руки Ѳ. И. Тютчева, стало называться "троемуж³емъ", пока туда впослѣдств³и не вступилъ Никитенко. Это обстоятельство и побуждаетъ меня пользоваться главнымъ образомъ "Дневникомъ" послѣдняго, какъ наиболѣе вѣрнымъ фактическимъ источникомъ очень мало извѣстной истор³и "троемуж³я".
   Вотъ какъ Никитенко характеризуетъ названный личный составъ: "Если бы нарочно постарались отыскать самыхъ неспособныхъ для этой роли людей, то лучше не нашли бы. Они будутъ направлять литераторовъ, совѣтовать имъ, разсуждать съ ними о важнѣйшихъ вопросахъ, нравственныхъ, политическихъ, литературныхъ, - они, которые никогда ни о чемъ не разсуждали, ничего не читали и не читаютъ! Смѣхъ и горе!.. Любопытно, какъ. попалъ сюда Тимашевъ {Въ этомъ мѣстѣ въ замѣнъ фамил³и стоятъ три звѣздочки (***), въ другихъ мѣстахъ - одна буква Т. Никитенко; a можетъ быть, и редакц³я "Рус. Старины" при печатан³и его дневника вообще не называли фамил³и живыхъ тогда лицъ. Друг³е точные источники позволяютъ вѣрно раскрыть теперь всяк³я звѣздочки и аналогичные знаки умолчан³я.}. Онъ былъ сперва отвергнутъ. Ему ужасно хотѣлось, однако, стать въ числѣ трехъ великихъ хранителей цѣломудр³я русской мысли, и онъ придумалъ слѣдующ³й остроумный аргументъ: - "Такъ какъ, - говорилъ онъ, - я не пользуюсь популярностью, то позвольте мнѣ быть членомъ новаго комитета, чтобы я имѣлъ случай пр³обрѣсти ее". Превосходный предлогъ!" {"Рус. Старина", 1890 г., IX, 624.}.
   Хорошо освѣдомленный въ течен³яхъ бюрократическихъ и правительственныхъ сферъ, кн. А. Е. Орловъ, предсѣдатель комитета министровъ, говорилъ И. С. Тургеневу, что добивавш³еся основан³я "троемуж³я" имѣли друг³е виды: "Они хотѣли присвоить себѣ контрольную власть надъ всѣми министерствами, a литература служила такъ, предлогомъ. Это былъ въ особенности планъ Адлерберга" {Ibidem, 625.}. Есть, значитъ, вѣроят³е предположить, что среди иниц³аторовъ учрежден³я "троемуж³я" стоялъ и гр. Адлербергъ 2-й. Это тѣмъ болѣе возможно, что отецъ графа былъ самымъ близкимъ человѣкомъ къ государю, и едва-ли безъ его содѣйств³я Горчаковъ и Мухановъ успѣли бы въ своихъ планахъ {"Троемуж³е", потомъ - "Комитетъ по дѣламъ книгопечатан³я", - до сихъ поръ очень мало разработанъ въ трудахъ по истор³и цензуры. Но это бы еще ничего, если бы при незначительности отводимаго ему мѣста, всѣ сообщаемыя о немъ свѣдѣн³я были вѣрны. Къ сожалѣн³ю, и тутъ происходитъ аналогичное съ меншиковскимъ и бутурлинскимъ комитетами... Такъ, Усовъ утверждаетъ, что "троемуж³е", вѣрнѣе - комитетъ, потому что его начальная фаза Усову неизвѣстна - учрежденъ "по почину и по настоян³ю" A. E. Тимашева, и даже приводитъ такой разсказъ, который на первый взглядъ кажется убѣдительнымъ для всякаго, незнакомаго съ организац³ей III отдѣлен³я въ 1858-1859 гг. Но, полагаю, вышеприведеннаго достаточно, чтобы считать слова Усова ошибочными ("Цензурная реформа въ 1862 г., "Вѣстникъ Европы" 1882 г., V). Г. Скабичевск³й въ своей книгѣ - "Очерки истор³и русской цензуры" - составъ комитета ("троемуж³е" ему тоже неизвѣстно, хотя книга выпущена спустя два года съ опубликован³я "Дневника" Никитенка) называетъ такимъ: гр. Адлербергъ (какой? ихъ было два), A. E. Тимашевъ и A. B. Никитенко. Какъ видимъ, забытъ H. A. Мухановъ. Ту же ошибку сдѣлалъ, впрочемъ, и Усовъ, дававш³й "своими" воспоминан³ями "богатый" матер³алъ для всѣхъ, не желавшихъ обращаться къ первоисточникамъ.}.
   Для большей ясности прибавлю нѣсколько штриховъ къ этой общей характеристикѣ членовъ "троемуж³я".
   Вотъ что Никитенко же пишетъ о гр. Адлербергѣ 2-мъ: "Онъ человѣкъ съ умомъ и благородными наклонностями, насколько онѣ могли сохраниться отъ разсѣянной жизни. Но бѣда съ нашими вл³ятельными людьми! Они неспособны къ труду мысли, мало образованы и чужды всякой глубины взгляда" {"Рус. Старина" 1890 г., X, 168.}. Въ другомъ мѣстѣ: "На графа Адлерберга, кажется, можно будетъ дѣйствовать сердцемъ, на Тимашева - умомъ, a на Муханова ни тѣмъ, ни другимъ, потому что y него нѣтъ ни сердца, ни ума" {Ibidem. 158.}.
   Хорошо знавш³й Тимашева А. Д. Шумахеръ, говоритъ, что онъ, "не обладая энциклопедическимъ образован³емъ Валуева, выгодно отличаяся отъ него прямотою и положительностью своего характера, устойчивостью взглядовъ и полнымъ отсутств³емъ готовности къ измѣнен³ю ихъ въ угоду другимъ вл³ятельнымъ лицамъ, даже и высшимъ" {А. Д. Шумахеръ, "Поздн³я воспоминан³я", "Вѣстн. Евроны" 1899 г., IV, 725.}.
   Это вѣрно. Иное дѣло - самые взгляды Тимашева, но прямолинейность его безспорна.

 []

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (24.11.2012)
Просмотров: 216 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа