Главная » Книги

Лемке Михаил Константинович - Очерки по истории русской цензуры и журналистики Xix столетия, Страница 5

Лемке Михаил Константинович - Очерки по истории русской цензуры и журналистики Xix столетия



#1123;лъ, часто очень мелкихъ и вполнѣ личнаго характера, но иногда и крупныхъ и, во всякомъ случаѣ, захватывавшихъ, въ своей совокупности, всю грамотную Росс³ю. Положен³е высокое, трудное и отвѣтственное. Мног³е и мног³е боялись Искры, мног³е и мног³е возлагали на нее надежды. Тройственная формула писательской дѣятельности - мысль, слово, дѣло, если не всегда и не вполнѣ осуществлялась для Курочкина, то была все-таки близка и возможна. Надо замѣтить, что тогда провинц³альная печать не существовала и, значитъ, тѣ факты всеросс³йской жизни, которые нынѣ черпаются столичными газетами и журналами изъ провинц³альной прессы, Искрѣ приходилось получать изъ первыхъ рукъ; это создавало особенно живое общен³е между редакц³ей газеты и читателями, которые были или могли стать въ любую минуту также и сотрудниками" {Ibid., 34-35.}.
   Указан³е совершенно вѣрное и очень важное: Искрѣ, дѣйствительно, приходилось принимать на себя роль судилища всей необъятной провинц³и, потому что въ послѣдней были лишь 10-15 частныхъ, не субсидированныхъ газетъ, да и изъ нихъ не всѣ выходили ежедневно {"Одесск³й Вѣстникъ", "К³евск³й Телеграфъ", "Кронштадтск³й Вѣстникъ", "Черниговск³й Листокъ", "Волга", "Воронежск³й Листокъ", "К³евск³й Курьеръ", "Кяхтинск³й Листокъ", "Ростовск³й-на-Дону Вѣстникъ", "К³евлянинъ", "Рыбинск³й Листокъ", "Сибирск³й Вѣстникъ" и еще два-три органа.}.
   Здѣсь я не могу не остановиться на работѣ г. Трубачева болѣе подробно, чѣмъ дѣлалъ это раньше: разноглас³е его со всѣмъ только что сказаннымъ слишкомъ велико и серьезно.
  
   "Все предосудительное, когда-либо появлявшееся въ Искрѣ, дѣлалось не по его (Степанова) иниц³ативѣ. Но бывали случаи, когда добродушный H. А. долженъ былъ итти на поводу легкомысленнаго соредактора и будто бы ради интересовъ журнала исполнять его желан³я. Поэтому въ Искрѣ нерѣдко появлялись недобросовѣстныя каррикатуры противъ ея соперниковъ или собратовъ по литературному и журнальному дѣлу, не говоря уже о нашей денежной или финансовой аристократ³и, которой въ Искрѣ не давалось покоя и которая бичевалась при всякомъ удобномъ и неудобномъ случаѣ" {"Истор. Вѣстникъ", 1891 г., IV, 122.}.
  
   Не изучивъ внимательно и добросовѣстно Искру, нельзя возражать г. Трубачеву, а въ такомъ именно положен³и каждый читатель. Но я беру на себя смѣлость сказать г. Трубачеву, что и здѣсь у него правды не больше, чѣмъ раньше. Теперь можно съ положительной увѣренностью утверждать, что б³ографъ Степанова Искру только пролистовалъ, да и то съ пропусками. Если бы было иначе, г. Трубачевъ не могъ бы не замѣтить, что почти всѣ мало-мальски рѣзк³я и бойк³я каррикатуры именно на литераторовъ и представителей плутократ³и рисовалъ самъ Степановъ, а остальное все имъ же, какъ самостоятельнымъ соредакторомъ, было одобряемо. Мало того, Степановъ, а никто другой, запечатлѣлъ публично лица этихъ господъ, потомъ, по подражан³ю, перешедш³я и въ друг³я издан³я. Каррикатуры Степанова очень часто предшествовали статьямъ и стихамъ... Ниже читатели отчасти получатъ всему этому подтвержден³я.
   Что же касается "легкомысленности" Курочкина, то это просто пр³емъ для оттѣнен³я Степанова; онъ проходитъ красной нитью черезъ всю его "б³ограф³ю". Если бы зналъ Н. А., какими путями примутся его "поднимать"...
   Далѣе. Сказавъ, очевидно, такъ-себѣ, что Искра "до сихъ поръ сохраняетъ за собой репутац³ю лучшаго сатирико-каррикатурнаго журнала на Руси", г. Трубачевъ, ничто же сумняшеся, немного позже говоритъ:
  
   "Перечитывать теперь Искру всю сплошь - дѣло довольно скучное и едва-ли на это найдутся охотники изъ публики. Это, конечно, объясняется тѣмъ, что общественная сатира ея была не глубока и затрагивала так³я явлен³я, о которыхъ теперь зачастую говорятъ остроумные фельетонисты большой и малой прессы.. Сатира Искры - фельетонная и, по большей части личная, которая нынѣ и непонятна, и неинтересна. Для современниковъ она, разумѣется, была занимательна, какъ занимательны были и корреспонденц³и изъ провинц³и, ибо этотъ отдѣлъ въ тогдашнихъ газетахъ почти не существовалъ. Нынѣ же, съ значительнымъ развит³емъ провинц³альной прессы, корреспонденц³и Искры представляются чѣмъ-то жалкимъ и чахлымъ. Итакъ, по нашему мнѣн³ю, Искра была по преимуществу органомъ сатиры литературной и въ ней до сихъ поръ читаются съ интересомъ литературныя парод³и (братьевъ Курочкиныхъ, В. П. Буренина, Минаева, Вейнберга и др.), да, пожалуй, еще нѣкоторые изъ художественно-юмористическихъ разсказовъ, напр., И. Е. Горбунова, С. В. Максимова, H. А. Лейкина и др. Но по возможности Искра отзывалась и на общественную жизнь; этого журнала побаивались мног³е сильные м³ра сего въ томъ или иномъ отношен³и, онъ былъ уздою многихъ общественныхъ безобраз³й - и это, конечно, значительная заслуга въ истор³и русской общественности, русскаго просвѣщен³я, русской журналистики. Хотя, все-таки, повторяемъ, такому журналу, какъ Искра, съ такими задачами и съ такими силами, не мѣшало бы личности ставить на второй планъ, а общественную сатиру на первый, ибо время этому благопр³ятствовало, давая обильный матер³алъ и значительную свободу сужден³я" {Ibid., 124.}.
  
   Не слишкомъ-ли значительную свободу сужден³й дала г. Трубачеву увѣренность, что охотниковъ провѣрить его слова, прочитавши Искру, не окажется? Повидимому, здѣсь кроется ключъ ко всей его статьѣ именно въ этой части. Я подчеркнулъ многое совершенно противорѣчивое другъ другу и потому на пояснен³и противорѣч³й останавливаться не буду. Останусь исключительно на почвѣ фактовъ. Кто сказалъ г. Трубачеву, что въ столичныхъ газетахъ 1859-64 гг. отсутствовали провинц³альныя корреспонденц³и? Конечно, не просмотръ этихъ газетъ. Кромѣ того, каждый, прочитавш³й сейчасъ нѣсколько нумеровъ Искры съ отдѣломъ "Намъ пишутъ", никогда не сказалъ-бы, что корреспонденц³и жалки и чахлы. Наоборотъ: по нынѣшнему времени онѣ гораздо болѣе содержательны и глубоки, хотя объясняется это вовсе не существенной разницей въ "свободѣ сужден³я" - послѣдняя въ сущности, у насъ мало мѣнялась сколько-нибудь замѣтно и, конечно, никогда за XIX столѣт³е не была "значительной"...
   Далѣе. Какъ понять, что при бѣдности сатиры общественной, при ея безцвѣтности Искры "побаивались мног³е сильные м³ра сего"? Не указываетъ-ли это лучше всего на истинное значен³е этого "по преимуществу литературно-сатирическаго" органа?.. Ниже читатель ознакомится съ отдѣломъ литературной сатиры, а теперь пока мы только констатируемъ фактъ: г. Трубачевъ нехорошо сдѣлалъ, что писалъ о томъ, чего не зналъ.
   Публика шестидесятыхъ годовъ, очевидно, лучше понимала свою Искру.
   По указан³ю г. Скабичевскаго, у нея было въ лучш³е годы (1862 и 1863) около 10.000 подписчиковъ; г. же Трубачевъ, руководствуясь, по всѣй вѣроятности, офиц³альными источниками, которые есть и въ моемъ распоряжен³и (напр., "Журналы высоч. учрежд. комисс³и для разсмотрѣн³я проекта устава о книгопечатан³и") указываетъ на 7.000; разница значительная, но я думаю, что истинное число ближе къ первому, хотя провѣрить ихъ мнѣ нигдѣ не удалось. 7.000 было иногороднихъ подписчиковъ - это вѣрнѣе всего; прибавьте сюда Петербургъ и розничную продажу - и получите цифру г. Скабичевскаго. Кромѣ того, извѣстно, что сплошь и рядомъ всѣ номера, оставленные на продажу, раскупались до послѣдняго, а часто наиболѣе удачные выходили вторымъ издан³емъ. Кромѣ того, есть еще два указан³я на матер³альный успѣхъ Искры. Въ 1866 г., г. Нестеровъ вмѣстѣ съ Е. И. Ешурскимъ выпустилъ альбомъ каррикатуръ и рисунковъ изъ Искры - "Неугасш³я искры", гдѣ были употреблены въ дѣло скупленныя у Степанова клише, и альбомъ этотъ имѣлъ громадный успѣхъ. Во-вторыхъ, въ серединѣ 1862 г. Искры за 1859 г. въ продажѣ уже не было совсѣмъ, а за 1860 и 1861 гг. оставалось очень немного экземпляровъ.
   Вообще Искра старалась поменьше говорить о своемъ тиражѣ, чтобы не привлечь къ себѣ особеннаго вниман³я цензуры, всегда взвѣшивавшей эту сторону "неспокойныхъ" издан³й...
  

Содержан³е "Искры" по вопросамъ: крѣпостное право, судъ, отношен³е къ гласности, свобода печати.

  
   Теперь мы можемъ приступить къ ознакомлен³ю съ самимъ содержан³емъ журнала и, конечно, начнемъ его съ краеугольнаго камня дореформенной Росс³и - крѣпостного рабства. Искра, какъ и все передовое общество, видѣла въ немъ разумѣется, перваго и самаго ужаснаго врага грядущаго возрожден³я. Но извѣстно, какую печать молчан³я по этому кардинальному вопросу наложили своевременно на прессу...
   Искра не была исключен³емъ. Робко, боязливо, кое-гдѣ только и очень рѣдко прокрадывалась пара-другая словъ для обличен³я этого исключительнаго по силѣ зла. Удивительно даже, что и то пропускалось, что появилось на ея страницахъ. Сочувств³е редакц³и къ угнетенному мужику болѣе или менѣе ясно сказалось впервые въ стихотворен³и "Палашка":
  
   Не Пелагея, а Палашка -
   Ужъ такъ она,
   Со дня рожден³я, бѣдняжка,
         Окрещена.
  
   Она какъ лошадь почтовая:
   Впрягутъ - вези!
   Всегда въ лохмотьяхъ и босая,
         Всегда въ грязи.
  
   На ней заплатки да заплатки -
   И счету нѣтъ!
   Сух³я корки да остатки -
         Ея обѣдъ.
   . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
   Одно глубокое смиренье
   И вѣчный страхъ -
   Другого нѣту выраженья
         Въ ея чертахъ.
  
   Все остальное шито-крыто,
   Давнымъ-давно;
   Въ ней все запутано, забито,
         Заглушено.
  
   Никто ничѣмъ не озадачитъ,
   Безстрастный взглядъ...
   А, можетъ быть, она и плачетъ,
         Когда всѣ спятъ 1).
  
   1) 1860 г., No 46.
  
   Бывш³е раньше намеки очень блѣдны. Такъ, напримѣръ, въ каррикатурѣ изображенъ старикъ-помѣщикъ въ вольтеровскомъ креслѣ, весь обвязанный, окруженный всякими банками и склянками; видъ очень утомленный. Передъ нимъ старый слуга-дворовый, отъ усталости спящ³й стоя.
  
   "- Васька, ты усталъ?
   "- Усталъ, сударь, всю ночь простоялъ около вашей милости.
   "- И я постоялъ бы, да не могу и сна нѣтъ. А спать хочешь?
   "- Хочу, сударь.
   "- Экая счастливая бест³я". 1).
  
   1) 1859 г., No 11.
  
   Въ другомъ мѣстѣ разсказывается про одного помѣщика-степняка, называвшаго своего Фильку "Эманципац³ей" и тутъ-же со скрежетомъ зубовнымъ "дувшаго его въ рыло"...
   Отмѣтить освобожден³е крестьянъ Искрѣ совсѣмъ не пришлось, ни однимъ словомъ! Ближайшая пятница (день выхода журнала), вслѣдъ за объявлен³емъ воли, приходилась 10 марта, на первой недѣлѣ великаго поста, но ни на первой, ни на седьмой недѣлѣ Искра никогда не выходила {Это дѣлалось не по желан³ю редакц³и.}, а 17 марта въ нумерѣ ни звука о колоссальномъ событ³и. Очевидно, весь нумеръ былъ уничтоженъ... Только 24 февраля, когда редакц³я, конечно, знала о подписанномъ манифестѣ, Елисеевъ замѣнилъ свою "Хронику прогресса" "Замѣтками о тѣлесныхъ наказан³яхъ", которыми какъ бы подсказывалъ дальнѣйш³й логическ³й шагъ по пути поднят³я человѣческой личности.
   Но вотъ реформа прошла, а Искрѣ, все-таки, нельзя обращать вниман³я на жизнь деревни. Случайно проскочитъ мордобит³е мирового посредника изъ лихихъ господъ или ворчанье урядника, связывающаго мужика по рукамъ веревкой.
   "По крайней мѣрѣ теперь вы чувствуете себя свободнѣе?
   - Нѣтъ, родимый не чувствую.
   - Ну, ужъ это прихоть, привычка быть всегда недовольнымъ".
   Изъ "самыхъ живыхъ современныхъ нац³ональныхъ вопросовъ Росс³и", названныхъ еще Бѣлинскимъ за 12 лѣтъ до основан³я Искры, оставался судъ. Но и его Искрѣ приходилось обходить молчан³емъ - на стражѣ охранен³я суда отъ гласности стоялъ гр. Панинъ, всѣми мѣрами ограждавш³й свое министерство отъ вмѣшательства непрошенныхъ обличителей. Введен³е же судебныхъ уставовъ совпало съ концомъ лучшаго пер³ода Искры и тоже не было отмѣчено сколько-нибудь замѣтно: Искру въ это время давили со всѣхъ сторонъ, о чемъ мы поговоримъ дальше.
   Очень удачна каррикатура Шестакова, которую и воспроизвожу.

 []

   Затѣмъ наибольшею ясностью отличалась прежде всего каррикатура, изображавшая важнаго, тучнаго предсѣдателя суда, приказывающаго молодому человѣку: "Въ этомъ дѣлѣ надо обвинить Зайцева - понимаете?
   - Понимаю, но я не могу вести дѣло противъ своей совѣсти, поэтому прошу васъ передать его другому.
   - Это вы начитались всякой дряни; не хотите - такъ убирайтесь; мнѣ не нужно праведныхъ" {1859 г., No 21.}.
   Передъ предсѣдателемъ суда стоитъ съ дѣломъ въ рукахъ секретарь:
  
   Секретарь (читая рѣшен³е суда)... "Изъ трехъ воровъ одинъ умеръ, другой находится въ безвѣстномъ отсутств³и, а такъ какъ, вслѣдств³е вышеозначеннаго обстоятельства, невозможно опредѣлить, какая доля изъ украденнаго досталась на долю главнаго вора, имѣющагося на лицо, то и рѣшили единогласно: освободить его отъ суда безъ послѣдств³й и т. д.". Я не рѣшился подписать это рѣшен³е, оно и незаконно и не логично!..
   Предсѣдатель. Но... естественно! И я... стою за это рѣшен³е! {1864 г., No 49.}.
  
   При обозрѣн³и Искры въ области обличен³я чиновничества придется, конечно, увидѣть тамъ мног³я черты, присущ³я въ свое время и жрецамъ Ѳемиды.
   Но, несомнѣнно, въ числѣ самыхъ важныхъ вопросовъ стоялъ вопросъ о свободѣ печати, Бѣлинсrимъ подразумѣваемый, какъ необходимое основан³е для разрѣшен³я всего другого. Время обличительнаго жара породило въ чиновничьей, бюрократической сферѣ то отношен³е къ гласности, которое такъ прекрасно схвачено въ нѣсколькихъ словахъ Салтыковымъ: "Гласность въ настоящее время составляетъ ту милую болячку сердца, о которой всѣ говорятъ дрожащимъ отъ радостнаго волнен³я голосомъ, но вмѣстѣ съ тѣмъ замѣтно перекосивши рыло въ сторону..." {"Собран³е сочинен³й", изд. II, "Сатиры въ прозѣ", 377.}. Именно такъ относился тогда каждый чиновникъ, также желавш³й казаться человѣкомъ современнымъ. Когда же эти господа оставались наединѣ или сидѣли въ компан³и своихъ вѣрныхъ единомышленниковъ, они говорили далеко не то.
   И. Л. Дмитр³евъ-Мамоновъ подмѣтилъ это очень недурно.

 []

   Вообще это было время, когда поневолѣ приходилось говорить о совершенно новомъ началѣ общественной жизни, и лишь очень незначительное меньшинство бюрократовъ склонялось къ гласности, но и то умѣренной и осторожной. Вотъ что находимъ, между прочимъ, по этому поводу въ елисеевской "Хроникѣ прогресса":
  
   "Теперь въ нашихъ газетахъ мы уже не встрѣчаемъ восторженныхъ описан³й офиц³альныхъ обѣдовъ въ честь начальниковъ губерн³й, фельетоны не ограничиваются дифирамбами въ честь учредителей загородныхъ гулян³й и отчетами о сценическихъ представлен³яхъ, съ осторожными замѣчан³ями, что такой-то актеръ при полномъ сборѣ въ его бенефисъ не совсѣмъ твердо выучилъ и не совсѣмъ хорошо выполнилъ свою роль, а такая-то актриса, хотя и очень любимая публикою, къ сожалѣн³ю, очень рѣдко появляется на сценѣ, - нѣтъ, теперь мы уже выше всѣхъ этихъ мелочей, мы уже шагнули отъ нихъ на неизмѣримое разстоян³е. Теперь мы знаемъ на перечетъ всѣ злоупотреблен³я, совершающ³яся въ городахъ: Крутогорскѣ, Чернорѣчкѣ, Святославѣ, въ городѣ А, въ городѣ Б, В, Г, Д, Е, Ж, 3, И, I, К, Л и пр., въ губерн³яхъ: - ской, - вской, - овской, - ковской, - сковской и - осковской. Пусть эти губерн³и не названы и эти города не существуютъ: случивш³еся въ нихъ факты возможны, и мы радостно привѣтствуемъ ихъ литературное обличен³е. Нельзя же допустить, въ самомъ дѣлѣ, чтобы города и губерн³и назывались ихъ настоящими именами; это было бы не всегда удобно и привело бы вовсе не къ тѣмъ результатамъ, какихъ мы желаемъ. Намъ нужна гласность умѣренная, гласность, благоразумно располагающая своими ударами: въ одномъ случаѣ называющая того, кого обокрали, въ другомъ - того, кто обокралъ, а ни въ какомъ случаѣ не называющая обоихъ; гласность никому не обидная; гласность прозрачная, какъ стихотворен³я г. Фета и, какъ стихотворен³я г. Фета, оставляющая въ умѣ сочувствующаго читателя вопросъ, намекающая ему о испытанномъ имъ впечатлѣн³и, не разрѣшая самаго вопроса, не развивая минутнаго впечатлѣн³я въ опредѣленную мысль и ясное указан³е" {1859 г., No 22.}.
   Шестаковъ иллюстрировалъ эту мысль очень остроумно.

 []

   Не менѣе остроумна и каррикатура Рудковскаго:

 []

   А вотъ фотограф³я обыкновеннаго тогда провинц³альнаго явлен³я.

 []

   Преслѣдован³е и козни противъ "скарипадента", ставш³я теперь обыкновенными, тогда только начинались, зарождались. Изъ матер³ала этого рода приведу разговоръ корреспондента съ какимъ-то подрядчикомъ:
  
   "- Что вамъ угодно?
   "- Будучи наслышанъ, что вы статейки разныя о нашемъ городѣ пописываете-съ, такъ пришелъ предложить вашей милости молодцовъ, сколько пожелаете-съ, за умѣренную плату.
   "- На что же мнѣ вашихъ молодцовъ?
   "- А примѣрно-съ, куда выйти, все же съ ними безопаснѣе-съ" {1860 г., No 17.}.
  
   Характерна также небольшая каррикатура:

 []

   Но гласности приходилось выдерживать не только натискъ извѣстныхъ сферъ, а и прямыя препятств³я со стороны цензуры, не приспособившейся къ духу эпохи шестидесятыхъ годовъ. Въ этой области Искра дала очень интересный и разнообразный матер³алъ для характеристики прошлаго, исчерпать который, какъ и во всѣхъ другихъ областяхъ, совершенно не входитъ въ мою задачу.
   Въ 1862 году шли работы особой комисс³и кн. Оболенскаго по пересмотру устава о цензурѣ. Нѣкоторые вѣрили розсказнямъ Головнина и Валуева и ожидали свободы слова. Искра не отличалась на этотъ счетъ оптимизмом". Вотъ какъ она понимала "свободу тиснен³я":

 []

   Степановъ былъ въ этой области незамѣнимъ, конечно, не безъ помощи подсказывавшихъ мысль товарищей. Приведу три его работы. Одна вообще по поводу журналистики:

 []

   Другая, касающаяся собственно сатирической журналистики и особенно Искры:

 []

   Третья, необыкновенно остроумно пародировавшая порядки тогдашняго петербургскаго цензурнаго комитета.

 []

   Литературная часть не отставала. Старику В. Бенедиктову, человѣку казалось-бы, сравнительно далекому отъ красныхъ чернилъ по безобидности темъ своей музы, принадлежитъ, однако, стихотворен³е - "Къ точкамъ":
  
   Знакомки старыя! О вы, въ нѣмыя строчки,
   Средь огненныхъ стиховъ, разбрызганныя точки!
   Скажите: бросивъ здѣсь неконченный куплетъ,
   Самъ, мимо всѣхъ чиновъ, насыпалъ васъ поэтъ,
   Иль вы явились тутъ и въ должности и въ чинѣ -
   По независящей отъ автора причинѣ?
   Поставлены-ль въ замѣнъ игривыхъ, острыхъ словъ,
   Могущихъ уколоть какихъ-нибудь глупцовъ,
   Которые живутъ на нашемъ попеченьѣ,
   Имѣя иногда особое значенье?
   Иль замѣнили вы нескромный оборотъ
   Рѣчей, способныхъ жечь и соблазнять народъ,
   Вводить въ лукавый грѣхъ жену или вдовицу
   И заставлять краснѣть стыдливую дѣвицу?
   Иль правда смѣлая идеи роковой,
   Чтобъ не тревожить м³ръ больной, полуживой,
   За вами спряталась? Такъ въ отвращенье грому
   И шуму отъ ѣзды по тряской мостовой
   Кидаютъ предъ жильемъ недужнаго солому 1).
  
   1) 1862 г., No 18.
  
   Предъ солиднымъ господиномъ стоитъ маленьк³й гимназистикъ, въ сторонѣ наставникъ.
  
   "- Что вы дѣлаете! развѣ можно давать мальчику Грановскаго? Вѣдь онъ, тамъ Искандера расхваливаетъ...
   "- Это онъ Александра Македонскаго называетъ Искандеромъ.
   "- Александра Македонскаго! Знаемъ мы! Нѣтъ, батюшка, это, я вамъ скажу, просто уловка, чтобы пропустили..." {1863 г., No 35.}.
  

---

  
   Двое писателей ведутъ разговоръ:
   "- Есть одинъ пунктъ, гдѣ сходятся всѣ писатели, несмотря на различ³я своихъ убѣжден³й.
   "- Гдѣ-же это?
   "- Въ цензурномъ комитетѣ" {1863 г., No 12.}.
  

---

  
   На диванѣ сидятъ двое, вдали у стола, писатель съ рукописью.
   "- Кто это?
   "- Мертвый капиталъ.
   "- Какъ такъ! Значитъ, скряга-милл³онеръ?
   "- Нѣтъ, литераторъ, неудобный для печати" {1864 г., No 14.}.
  

---

  
   Редакторъ газеты заключаетъ услов³е съ факторомъ типограф³и:
   "Ред. Ну а за строки помаранныя также полагается плата?
   "Фак. Да, мы беремъ 1 1/2 коп. за строку.
   "Ред. Дорого; это составитъ большой разсчетъ.
   "Фак. Развѣ у васъ такъ много не пропускаютъ?
   "Ред. Нѣтъ, все пропускаютъ" {1863 г., No 23.}.
  

---

  
   Д³алогъ писателя съ однимъ изъ редакторовъ:
   "- Этотъ журналецъ становится очень неисправенъ; мнѣ не донесли трехъ номеровъ. А къ вамъ?
   "Ред. Ну, меня не забываютъ; постоянно доносятъ" {1862 г., No 49.}.
  

---

  
   Въ 1861 г. Искра впервые огласила одинъ изъ подвиговъ всеросс³йски извѣстнаго цензора А. И. Красовскаго, назвавъ статью: "Цѣломудренный наставникъ", а Красовскаго спрятавъ подъ этотъ псевдонимъ. Начиналась она такъ:
  
   "Намъ случайно попалась тетрадь одного богатаго юноши, воспитывавшагося дома {На самомъ дѣлѣ редакц³я получила тетрадь стиховъ бѣднаго поэта Олина, представившаго ее Красовскому въ 1823 году.}. Въ тетради этой написаны, между прочимъ, стихи юноши и карандашемъ учителя сдѣланы замѣтки. Представляемъ читателямъ и то и другое. Какъ юноши, такъ и его мудраго наставника уже нѣтъ на свѣтѣ. Стихи, подобные прилагаемымъ, пишутся, впрочемъ, и по настоящее время и не только юношами, но и людьми преклоннаго возраста, но къ подобнымъ замѣткамъ, кажется, уже не способенъ ни одинъ изъ современныхъ нашихъ руководителей".
  
   Затѣмъ шли стихи: "Стансы къ Элизѣ" и примѣчан³я "цѣломудреннаго наставника". Передамъ ихъ, такъ какъ въ "Воспоминан³яхъ" Головачевой-Панаевой, въ "Очеркахъ истор³и русской цензуры" г. Скабичевскаго и въ другихъ мѣстахъ они приведены въ иныхъ вар³ац³яхъ.
  
   "О, сладостно, клянусь, съ тобою было жить,
   Сливать съ душой твоей всѣ мысли, разговоры,
   Улыбку устъ твоихъ небесную ловить.
  
   Примѣчан³е наставника. Сильно сказано! Женщина недостойна, чтобы улыбку ея называть небесною.
  
   И молча на тебѣ свои покоить взоры.
  
   Примѣч. наст. Тутъ есть какая-то двусмысленность.
  
   О, дѣва милая! изъ смертныхъ всѣхъ лишь ты
   Подъ бурей страшною меня не покидала,
   Не вѣрила рѣчамъ презрѣнной клеветы
   И поняла, чего душа моя искала.
  
   Примѣч. наст. Должно сказать чего именно.
  
   Пусть зависть на меня свой изливаетъ ядъ,
   Пускай злослов³я шипитъ языкъ презрѣнный,
   Что въ мнѣньи мнѣ людей? Одинъ твой нѣжный взглядъ
   Дороже для меня вниманья всей вселенной.
  
   Примѣч. наст. Слишкомъ сильно сказано, къ тому же старшихъ вниманьемъ дорожить должно.
  
   О, какъ бы я желалъ пустынныхъ странъ въ тиши,
   Безвѣстный близъ тебя къ блаженству пр³учаться,
   И кроткою твоей мелод³ей души
   Во взорахъ дышащей, безмолвствуя плѣняться.
  
   Примѣч. наст. Такихъ мыслей никогда разсѣивать не должно. Это значитъ, что авторъ не хочетъ продолжать своей службы, для того только, чтобы быть всегда съ своей любовницей.
  
   О какъ бы я желалъ всю жизнь тебѣ отдать!!
   У ногъ твоихъ порой для пѣсней лиру строить...
  
   Примѣч. наст. Слишкомъ унизительно для нравственнаго человѣка сидѣть у ногъ женщины.
  
   Всѣ тайныя твои желанья упреждать,
   И на груди твоей главу мою покоить.
  
   Примѣч. наст. Стихи чрезвычайно сладострастные.
  
   Тебѣ лишь посвящать, разлуки не страшась,
   Дыханье каждое и каждое мгновенье,
   И сердцемъ близъ тебя, другъ милый, обновясь,
   Въ улыбкѣ устъ твоихъ печалей пить забвенье".
  
   Примѣч. наст. Всѣ с³и мысли противны нравственности" {1861 г., No 48.}.
  

М³ръ чиновнич³й.

  
   Чиновничество и бюрократ³я стараго времени представлены въ Искрѣ очень полно и всесторонне.
   Устами "мичмана Кропотова", въ XVIII ст., дѣйствительно, писавшаго послан³я всевозможнымъ вельможамъ, Искра обращалась къ министру внутреннихъ дѣлъ:
  
   "Если бы вы взяли на себя трудъ анатомировать и раскрыть порученную вамъ внутренность, то сколько бы вы нашли въ нѣдрахъ ея испорченныхъ сильною несправедливостью кишекъ! Вы бы увидѣли, что иной тощ³й желудокъ третьи сутки страдаетъ спазмою; сколько бы вы обрѣли попорченныхъ нервовъ, могущихъ въ порученной вамъ внутренности служить для варен³я пищи всеобщаго благоденств³я, но угнетен³е остановило въ нихъ кровь патр³отическаго усерд³я. Я увѣренъ, что ваше превосходительство, прочитавъ письмо с³е, въ предложен³и вашемъ департаменту, пришлете мнѣ спасительную микстуру. Впрочемъ, если вы письмо с³е примете въ противномъ смыслѣ, то для меня все равно: въ Сибири тоже солнце свѣтитъ. Здѣсь кровь леденѣетъ отъ всеобщей холодности, а тамъ оная согрѣвается землянымъ соучаст³емъ" {1863 г., No 14. Впослѣдств³и письма Кропотова къ министрамъ были напечатаны въ "Русской Старинѣ".}.
  
   Когда стали ходить самые первые слухи о назначен³и графа M. H. Муравьева генералъ-губернаторомъ сѣверо-западнаго края, въ Искрѣ появилась такая каррикатура:

 []

   Надо ли говорить, какой успѣхъ имѣлъ этотъ нумеръ!
   Не обиженъ былъ невниман³емъ и П. А. Валуевъ. Меньше чѣмъ черезъ годъ со дня своего назначен³я министромъ внутреннихъ дѣлъ онъ былъ изображенъ именно въ томъ положен³и, которое занималъ до тѣхъ поръ, пока реакц³я конца 1862 года не опредѣлила его окончательной политики.

 []

   Появлен³е этой замѣчательной каррикатуры Степанова какъ разъ въ мятежные дни майскихъ пожаровъ, когда Валуевъ особенно непрочно чувствовалъ себя на канатѣ, было очень своевременно... Потомъ Искра платилась не разъ за эту свою смѣлость.
   Безусловно характерна именно для даннаго времени небольшая картинка Степанова, въ нѣсколькихъ штрихахъ нарисовавшаго квинтъ-эссенц³ю безпорядочности и полной несообразности въ распоряжен³яхъ чиновниковъ, желавшихъ проявить свою начальственную власть:

 []

  
   Такихъ господъ законъ весьма мало стѣснялъ.
  
   Передъ военнымъ генераломъ стоитъ чиновникъ.
   "- По моему мнѣн³ю, съ Иванова слѣдуетъ взыскать въ пользу казны.
   "- По закону нельзя-съ.
   "- Такъ вы и напишите, что по закону нельзя взыскать, но по духу законодательства онъ подлежитъ платежу" {1859 г., No 12.}.
  

---

  
   Къ важному "генералу" приходитъ чиновникъ.
   "- Помилуйте! За что вы уволили меня со службы?
   "- Я не увольнялъ, кто вамъ это сказалъ?
   "- Да вы вчера изволили подписать мое увольнен³е, я самъ читалъ его.
   "(Звонитъ, входитъ камердинеръ). Какъ же это ты, братецъ, такъ неосмотрителенъ! Вчера, какъ докладывалъ мнѣ бумаги, сказалъ, что нѣтъ ни одной важной, а вотъ вышла важная. Пошелъ вонъ, дуракъ!" {1861 г., No 14.}.
  

---

  
   Въ Ардатовѣ одинъ изъ уѣздныхъ начальниковъ обратился съ знакомому и, кажется, ему подвѣдомственному доктору съ слѣдующей рѣчью:
  
   "У предводителя послѣзавтра балъ; я не приглашенъ, а между тѣмъ, слышалъ, что мои чиновники А. и Г. получили пригласительные билеты. Потрудитесь передать имъ, что если будутъ на предводительскомъ балѣ, то чтобъ на другой же день подали въ отставку!" {1860 г., No 35.}.
  

---

  
   Вообще съ подчиненными не стѣснялись.
  
   "- Доложи, что секретарь съ бумагами пришелъ.
   "- Нельзя-съ, не принимаютъ теперь... курятъ сигару-съ.
   "- А потомъ?
   "- Потомъ приказали набить трубку-съ" {1859 г., No 19.}.
  

---

  
   Теперь перейдемъ въ область взяточничества, мздоимства, лихоимства, вымогательства и tutti quanti.
   Въ концѣ 1858 года Н. А. Вышнеградск³й (братъ И. А., бывшаго потомъ министромъ финансовъ), бывш³й тогда начальникомъ перваго женскаго мар³инскаго училища, печатно заявилъ о предлагаемыхъ ему по службѣ взяткахъ и о своемъ безкорыст³и. За нимъ послѣдовало нѣсколько человѣкъ. Это было совершенно ново и не потому, что не было людей, не принимавшихъ взятки, а потому, что объ этомъ никто никогда печатно не заявлялъ... Въ Искрѣ появляется парод³я на подобныя заявлен³я:
  
   "Замѣчено мною - къ несчаст³ю и соболѣзнован³ю - уже не разъ, что мног³е слѣпые или близорук³е люди поставляютъ себѣ долгомъ приносить ко мнѣ по праздникамъ различныя снѣди и питья. Принимая въ соображен³е, что я, какъ человѣкъ назначенный къ исправлен³ю занимаемой мною должности, обезпеченъ съ избыткомъ получаемымъ мною по службѣ содержан³емъ, принимаю смѣлость напомнить объ этомъ вышеозначеннымъ людямъ и этимъ печатнымъ внушен³емъ, къ которому я приступилъ послѣ тягостной борьбы съ самимъ собою, исцѣлить ихъ отъ дальнѣйшихъ подобныхъ приношен³й, присовокупляя, что приношен³я эти, несогласныя съ здравымъ разсудкомъ и духомъ нашихъ учрежден³й, будутъ оставляемы мною безъ вниман³я. Въ заключен³е долженъ увѣдомить, что кулекъ съ пшеничною мукою, полученный мною отъ одного господина, фамил³ю котораго на сей разъ я скрою отъ публики, возвращенъ по принадлежности, а десятокъ утокъ, присланныхъ недавно изъ одной прилегающей деревни, возвратится приславшему ихъ, если онъ потрудится сходить ко мнѣ на кухню и потребовать ихъ отъ повара Авдѣя.

"Секретарь уѣзднаго суда Н. Нижнесельск³й" {*}.

{* 1859 г., No 4. Вышне = нижне, градск³й = сельск³й.}

  
   Когда же вятск³й губернск³й прокуроръ, Сырневъ, явился въ "Московскихъ Вѣдомостяхъ" съ заявлен³емъ, что онъ вообще въ течен³е своей 35-лѣтней службы взятокъ ни отъ кого не бралъ, В. С. Курочкинъ помѣстилъ стихотворен³е, пресѣкшее на время такую "гласность особаго рода":
  
   Привело меня въ смущенье
         Это объявленье.
   Неужели только въ Вяткѣ
         Не берутся взятки?
   Нѣтъ! Въ столицѣ есть подобный,
         Нѣк³й мужъ незлобный;
   О себѣ онъ также внятно,
         Возвѣстилъ печатно.
   Правда держится межъ нами
         Оными мужами:
   Господиномъ Вышнеградскимъ
         Съ прокуроромъ вятскимъ.
   Мужи правды и совѣта!
         Вамъ зачтется это.
   Передъ честност³ю вашей,
         Воспылавшей солнца краше,
   При хвалебномъ общемъ кликѣ,
         Нынѣ всѣ языки
   Благодарныя Росс³и
         Преклоняютъ выи 1).
  
   1) 1859 г., No 45.
  
   А вотъ подражан³е "Вѣткѣ Палестины", озаглавленное: "

Другие авторы
  • Олешев Михаил
  • Пименова Эмилия Кирилловна
  • Серафимович Александр Серафимович
  • Волков Федор Григорьевич
  • Шелехов Григорий Иванович
  • Полевой Ксенофонт Алексеевич
  • Пумпянский Лев Васильевич
  • Бодянский Осип Максимович
  • Аничков Евгений Васильевич
  • Колосов Василий Михайлович
  • Другие произведения
  • Бунин Иван Алексеевич - Иоанн Рыдалец
  • Андреев Леонид Николаевич - Мысль
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Цын-Киу-Тонг (,) или Три добрые дела духа тьмы. Фантастический роман в четырех частях, Р. Зотова
  • Сологуб Федор - Д. С. Мирский. Сологуб
  • Литвинова Елизавета Федоровна - Василий Струве. Его жизнь и научная деятельность
  • Федоров Борис Михайлович - К портрету N N
  • Бичурин Иакинф - Отрывки из путешествия по Сибири
  • Иванов Вячеслав Иванович - Simbolismo (Символизм)
  • Страхов Николай Николаевич - Описание Днепра у Гоголя
  • Краснов Петр Николаевич - Кинематограф
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (24.11.2012)
    Просмотров: 245 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа