Главная » Книги

Белинский Виссарион Григорьевич - В. Г. Белинский в воспоминаниях современников, Страница 35

Белинский Виссарион Григорьевич - В. Г. Белинский в воспоминаниях современников



ot;.
   8 Стр. 485. Тургенев смещает события: летом 1843 г. Белинский ездил в Москву не жениться, а делать предложение М. В. Орловой; свадьба их состоялась в ноябре в Петербурге. На даче в Лесном Белинский жил уже в 1844 г.
   9 Тургенев говорит об известном портрете, выполненном художником К. Горбуновым в 1843 г. (см. фронтиспис). Портрет не нравился и Кавелину, который считал, что он лишь напоминает Белинского ("Русская мысль", 1882, No 9). Однако среди прижизненных портретов Белинского этот - наиболее достоверный (см. ЛН, 57, 364-366).
   10 Стр. 486. Из стихотворения Некрасова "Памяти приятеля" (то есть Белинского) (1853).
   11 Стр. 487. Из комедии Мольера "Мнимый больной" (третья интермедия).
   12 Из "Фауста" Гете (Пролог на небесах) в переводе Тургенева.
   13 Тургенев не ставит перед собой цели раскрыть содержание своих философских бесед с Белинским. Он останавливает внимание на самом факте "мучительных сомнений" Белинского и воссоздает их очень живо. Однако некоторые детали позволяют сделать предположение о характере тех вопросов, над разрешением которых билась в это время мысль Белинского. Критик "сомневался" в своем философском мировоззрении вообще - он преодолевал прежние идеалистические представления. Очевидно, с этим было связано и обсуждение "вопроса о существовании бога", тем более что сравнительно недавно Белинский познакомился с сочинениями Фейербаха (см. прим. 83 к с. 412), а также, вероятно, левогегельянцев Д. Штрауса и Б. Бауэра. Тургенев, безусловно, знакомил Белинского с передовыми течениями немецкой философской мысли.
   14 Стр. 490. Из "Евгения Онегина", гл. первая, строфа V.
   15 Стр. 491. Тургенев имеет в виду оценку Пушкиным трагедии "Марфа Посадница" в письме к Погодину от последних чисел ноября 1830 г.: "Я вам говорю, что это все - достоинства шекспировского" (письмо было опубликовано Анненковым в 1855 г. в т. I сочинений Пушкина; ср. Пушкин, XIV, 129).
   16 Выноску, о которой говорит Тургенев, Белинский сделал не в одном из годичных обзоров, а в рецензии на поэму Бернета "Елена" ("Московский наблюдатель", 1838, ч. XVI, апрель, кн. 2; ценз, разр. 22 июня). Ср. прим. 10 к с. 138.
   17 Стр. 492. Упоминание Тургеневым "одного издателя толстого журнала", то есть Краевского, как в этом мосте воспоминаний, так и в других, в особенности в связи с обвинением его в "эксплуататорских" наклонностях, вызвало протест Краевского. Он пытался скомпрометировать утверждения Тургенева указанием на долг, который последний ему не возвратил. Факт мистификации опровергнут не был ("Голос", 1869, No 100).
   18 Стр. 493. Тургенев говорит о памфлете "Жизнь и смерть графа Камилло Бензо Кавура" ("Современник", 1861, No 6 и 7), в котором Добролюбов характеризовал Кавура как типичного политического деятеля - буржуазного либерала, "трусливого" и "осторожного". Статья вызвала недовольство русских либералов, в связи с чем Н. Г. Чернышевский писал Добролюбову: "Ярость на нас за Кавура повсюду неописанная" (Чернышевский, XIV, 436). Противопоставление Добролюбова Белинскому, которое делает здесь Тургенев, неправомерно. Имея в виду этот прием Тургенева в полемике со своими противниками, А. Н. Пьшин писал в заключительной главе своей монографии "В. Г. Белинский": "Враждебный взгляд людей прежнего круга Белинского <то есть в данном случае - взгляд Тургенева> на новые литературные стремления получил, так сказать, обратное действие: свой собственный новый взгляд они приписали и Белинскому и выставили Белинского против тех идей, с которыми спорили сами. Другими словами: ставя себя в солидарность с Белинским, они отвергали историческую связь его с их противниками, видели в идеях этих противников не преемственность идеям Белинского, а скорее прямое их нарушение и отрицание. Мы думаем об этом совершенно наоборот" ыпин, 591-592). Отвечая на дальнейшие утверждения Тургенева о характере деятельности Белинского, Пыпин также подчеркивал, что литературной почвы Белинский держался исключительно по внешней необходимости. Страсть "составляла весь нравственный и исторический характер Белинского" (там же, 595). Тургенев вынужден был согласиться с последним утверждением Пыпина (см. с. 518 наст. книги).
   19 Стр. 494. Свидетельство Тургенева о том, что Белинский видел в В. Майкове своего преемника, не подтверждается. В качестве преемника Белинскому рассматривал Майкова, по свидетельству Анненкова, сам Тургенев. "Так мало желали они <либеральные друзья Белинского> погибели "Отечественных записок", что на другой, так сказать, день выхода из редакции Белинского они уже думали об отыскании журналу, взамен потерянного критика, нового, способного держать знамя независимого мышления. Человек, введший в редакцию "Отечественных записок" покойного Майкова, был не кто другой, как И. С. Тургенев - горячий друг Белинского и самого Некрасова" (письмо Анненкова к А. Н. Пыпину от 12 июля н. ст. 1874 г.- ЛН, 57, 550). См. прим. 99 к воспоминаниям Анненкова.
   20 В. Майков скоропостижно скончался от разрыва сердца во время купания в 1847 г., Д. Писарев утонул в 1868 г.
   21 То есть "Пушкин и Белинский" (I. "Евгений Онегин". II. Лирика Пушкина) (1865). Дальше речь идет о стихотворении Пушкина "19 октября" (1825), которое Писарев разбирал в статье "Лирика Пушкина", упрекая поэта в "напыщенности и неискренности чувства" (Д. Писарев. Сочинения, т. 3. М., 1956, с. 386).
   22 Стр. 495. То есть в письме к Гоголю.
   23 Из "Мцыри" Лермонтова.
   24 Две лекции о Пушкине, которые писатель назвал "импровизацией, несколько небрежной и недостойной великого имени Пушкина" ("Литературный архив", вып. 4, 1953, с. 293), были им прочитаны в апреле 1860 г. И. И. Панаев в фельетоне "Петербургская жизнь" рассказал о реакции аристократической публики на упоминание в одной лекции Тургенева имени Белинского: "Второе чтение о Пушкине, говорят, было особенно замечательно. Здесь впервые перед этим избранным обществом произнесено было имя Белинского. На многих оно произвело не совсем благоприятное впечатление. Я слышал, будто один из литературных авторитетов старого времени заметил Тургеневу после чтения, что присоединение имени Белинского к именам Пушкина, Лермонтова и Гоголя - очень дико, да и что бы ни говорили, а, по его мнению, Белинский все-таки был не более как невежественный крикун" ("Современник", 1860, No 5).
   25 Имеются в виду революционные события, потрясавшие Европу, и в первую очередь Францию, начиная с 1830 г., неустойчивость европейской политической жизни в эти годы.
   26 Стр. 497. Речь идет о поэзии И. И. Козлова, Подолинского и других.
   27 Стр. 499. То есть кружка Н. В. Станкевича.
   28 Стр. 500. В этом стихотворении, подписанном Л. П. и напечатанном в No 7 "Отечественных записок" за 1842 г., Белинский увидел "что-то энергическое, восторженное и гражданское, есть много смелого..." (Белинский, XII, 111).
   29 Стр. 501. Имеются в виду написанные в 1841 г. статьи о народной поэзии ("Древние российские стихотворения").
   30 Уже современники (Антонович, Пыпин) отмечали, что здесь Тургенев говорит в первую очередь о Добролюбове как авторе сатирических стихотворений "Свистка".
   31 Стр. 502. Первоначальное название этого стихотворения - "Чернь", в 1836 г. Пушкин переименовал его: "Поэт и толпа".
   32 Стр. 503. Ближайшим образом Тургенев полемизирует здесь с эстетической теорией Чернышевского. Однако одна из идей диссертации "Эстетические отношения искусства к действительности" как раз и состояла в том, что искусство ниже действительности только в том случае, когда оно подражает природе, копирует, как бы повторяет действительность.
   33 Белинский редко высказывался о произведениях живописи или музыки, считая свои оценки в этих сферах искусства дилетантскими. Однако сохранились свидетельства о глубоком его интересе к живописи (см., например, воспоминания Анненкова и Тютчева; с. 459 и 470 наст. книги), о том наслаждении, которое он испытывал, слушая музыку, действительно привлекавшую его драматизмом и патетикой (см., например, Белинский, XII, 158, а также воспоминания Кавелина, с. 177 наст. книги).
   34 Тургенев говорит о статье 1834 г. из "Арабесок" - "Последний день Помпеи". Картина Брюллова", и XXIII письме из "Выбранных мест из переписки с друзьями" - "Исторический живописец Иванов" (1846).
   35 Стр. 504. См. прим. 16 к с. 43.
   36 Белинский, пристально следивший, особенно в это время, за эстетической мыслью и литературной жизнью Германии, имел достаточное представление о литературной и общественной роли Менцеля. Так, рецензируя т. 10 "Современника" за 1838 г., он с особым вниманием останавливается на статье Губера "Взгляд на нынешнюю литературу Германии". Белинский цитирует характеристику "крикуна Менцеля", соглашаясь с нею. В статье "Менцель, критик Гете" Белинский опирается в своей критике Менцеля на его книгу "Немецкая словесность" (русский перевод - 1837-1838). О Менцеле, который "создан природою не столько для литературного, сколько политического поприща" и о его похвалах Булгарину говорилось в брошюре Н. Мельгунова "История одной книги" (М., 1839), известной Белинскому. В "Литературных и журнальных заметках" 1843 г. Белинский назвал Менцеля "достойным другом" Булгарина (Белинский, VIII, 24). Как предполагает В. Березина, Белинский знал выступления Гейне и Берне против Менцеля (Белинский, III, 639 - комментарий). Конечно, Белинский в статье "Менцель, критик Гете" подчинил имевшиеся в его распоряжении материалы "примирительной" идее, но и в этом случае в характеристике Менцеля он был недалек от истины.
   37 Тургенев не прав, сводя весь смысл статей Белинского "Бородинская годовщина", "Очерки Бородинского сражения" и "Менцель, критик Гете" к "квасному патриотизму". Беспощадно осудив эти свои статьи в письме к Боткину от 11 декабря 1840 г., Белинский, однако, правильно заметил, что идея, которую он "силился развить в статье по случаю книги Глинки о Бородинском сражении <то есть идея объективной необходимости, "исторической законности" тех или иных социальных и политических форм> верна в своих основаниях, но должно было бы развить и идею отрицания, как исторического права, не менее первого священного, и без которого история человечества превратилась бы в стоячее и вонючее болото..." (Белинский, XI, 576).
   38 Стр. 505. Выражение это употреблено Герценом в письме первом "Писем об изучении природы" ("Эмпирия и идеализм"), напечатанном в No 4 "Отечественных записок" за 1845 г. (Герцен, III, 117). Оно было высмеяно в фельетоне "Северной пчелы" (No 106 от 12 мая 1845 г.). Ответ "Отечественных записок" был напечатан в No 6.
   39 Стр. 507. Из стихотворения Гете "Keinen Reimer wird man finden" ("Рифмоплета нет такого"), цикл "Westostlicher Diwan" ("Западно-восточный диван"). У Гете - в ироническом смысле.
   40 12 января 1847 г. Тургенев выехал за границу, летом виделся с Белинским в Берлине, Зальцбрунне и Париже; вернулся в Россию лишь в 1850 г.
   41 Стр. 508. О взаимоотношениях Белинского с новой редакцией "Современника" см. прим. 56 к с. 514.
   42 Имеется в виду статья Белинского о "рассказе в стихах" "Параша" ("Отечественные записки", 1843, No 5). В статье "Взгляд на русскую литературу 1847 года" ("Современник", 1848, No 1, 3) Белинский дал анализ литературной деятельности Тургенева до "Записок охотника", причем уже более сдержанно отозвался о "Параше". По мнению Белинского, талант Тургенева "обозначился вполне" именно в "Хоре и Калиныче" (Белинский, X, 344-346).
   43 Отзыв Белинского о прозаических произведениях Тургенева содержится в цитируемом ниже письме от 19 февраля/3 марта 1847 г. (с. 515).
   44 Стр. 510. Об этом см. в "Замечательном десятилетии" Анненкова, с. 458 и прим. 120 к с. 467.
   45 Стр. 511. После исключения в конце сентября 1832 г. из университета Белинский был вынужден взяться за перевод романа Поль де Кока "Магдалина". За свой перевод Белинский получил "едва-едва" сто рублей ассигнациями (Белинский, XI, 93). См. также прим. 24 к с. 115.
   48 Речь идет о чувстве к А. А. Бакуниной. "Скоро умерла" (в 1838 г.) ее сестра - Л. А. Бакунина, невеста Н. Станкевича.
   47 Стр. 512. О чувстве к "гризетке" и тяжелых переживаниях, связанных с этой историей, развязка которой заставила его "горько рыдать, как ребенка", Белинский вспоминал неоднократно (см., например, Белинский, XI, 359, 410). Полюбив простую девушку, Белинский "взялся было за ее умственное развитие,- с помощью чтения избранных поэтических произведений, но она скоро разбила созданный им идеал" (воспоминание свидетельницы "истории с гризеткой" родственницы Белинского Н. Н. Щетининой - "Русский", 1868, No 15). Только поездка в Премухино принесла ему облегчение.
   48 Последняя (третья) строфа стихотворения Ф. И. Тютчева "Как над горячею золой..." (1830).
   49 Это сознание "своевременности" смерти Белинского, сознание того, что на его долю выпали бы еще горшие страдания, было, очевидно, распространено среди друзей критика. "Сердце беднеет, верования и надежды уходят,- писал Грановский Фролову в августе 1848 г.- Подчас глубоко завидую Белинскому, вовремя ушедшему отсюда" ("Т. Н. Грановский и его переписка", т. 2. М., 1897, с. 425). Через год, в июне 1849 г., после ареста петрашевцев, Грановский писал Герцену, подразумевая неизбежность самых тяжелых репрессий до отношению к Белинскому, если бы он был жив: "...в Петербурге открыты три тайные общества разом, и в них много офицеров, вышедших из кадетских корпусов... О литературе и говорить нечего. Есть с чего сойти с ума. Благо Белинскому, умершему вовремя" ("Звенья", No 6. М.-Л., 1936, с. 360). См. также приписку Н. Н. Тютчева в прим. 53 к с. 513.
   50 См. прим. 24 к с. 180.
   51 Строка из стихотворения Байрона "Стансы".
   52 Из "Гамлета" Шекспира (действ. III, сц. I - монолог Гамлета "Быть или не быть...").
   53 Стр. 513. Далее Тургенев с некоторыми неточностями цитирует письмо А. П. Тютчевой, опуская начало и конец его, а также приписку Н. Н. Тютчева к словам "чтоб его опровергли": "До сознательного убеждения неизбежной близости смерти он не дошел, а умер почти как Кульчицкий, только что страдание его было продолжительнее и живее. Впрочем, он умер вовремя" (ЛН, 56, 196).
   54 Стр. 514. О своем посещении Белинского Грановский сообщал жене 25 мая 1848 г. ("Т. Н. Грановский и его переписка", т. 2. М., 1897, с. 273).
   55 О последних словах Белинского стало известно его друзьям. Смерть каторжанина Крота в поэме Некрасова "Несчастные" (1856) - это смерть Белинского, обратившегося в последние минуты с "речью к народу":
  
   Кичал он радостно: "Вперед!"
   И горд, и ясен, и доволен
   Ему мерещился народ
   И звон московских колоколен,
   Восторгом взор его сиял,
   На площади, среди народа,
   Ему казалось, он стоял
   И говорил...
  
   См. также воспоминания А. В. Орловой, с. 563 наст. книги.
   56 Стр. 514. Публикацией выдержек из писем Белинского Тургенев начал обсуждение вопроса о положении критика в "Современнике". Эти выдержки должны были подтвердить тезис Тургенева, поддержанный впоследствии Кавелиным (см. с. 178-179) и Анненковым (см. с. 435), будто "Белинский был постепенно и очень искусно устранен от журнала" его руководителями - Некрасовым и Панаевым. Тургенев имел в виду их отказ предоставить Белинскому третью долю в доходах журнала, чем и было вызвано первое из опубликованных Тургеневым писем с упреками по адресу Некрасова. Однако вскоре, объяснившись с Некрасовым и согласившись с его доводами, Белинский снял свои обвинения. "Я имею убеждение и некоторые доказательства,- разъяснял позднее, в 1869 г., в письме к М. Е. Салтыкову сложившуюся ситуацию Некрасов,- что Белинский сам очень скоро увидел, что его положение как дольщика (при необходимости брать немедленно довольно большую сумму на прожиток и неимении гарантии за свою долю в случае неудачи дела) было бы фальшиво. Это он мне сам высказал" (Некрасов, XI, 136). Белинский сумел понять всю трудность положения Некрасова. В опущенной Тургеневым части второго из опубликованных писем критик, защищая Некрасова, говорит о его "апатии", которая, несомненно, была вызвана рядом сложных обстоятельств, сопровождавших "рождение" "Современника". "Он <Некрасов>,- писал Белинский,- смотрит мне в глаза так прямо и чисто, что, право, все сомнения падают сами собою" (Белинский, XII, 344). О своих отношениях с Некрасовым Белинский подробно информировал Кавелина (Белинский, XII, 458).
   Позднее Анненков обвинил "новую редакцию", якобы несогласную с "новым направлением" критика, в попытке устранить Белинского и от идейного руководства журналом. Анненков не назвал в своих воспоминаниях имена тех лиц из "новой редакции", которые возражали против "направления" Белинского, тем самым заставляя думать, что это были Некрасов и Панаев - руководители и "дольщики" журнала. Однако в своем письме к Пыпину в 1874 г., еще до окончания "Замечательного десятилетия", он назвал в качестве противника направления Белинского - Боткина, отнюдь не определявшего направление "Современника" (см. прим. 108 к с. 441). Вместе с тем именно Боткин послужил для москвичей источником информации об "устранении" Белинского, которая явилась предлогом для отказа либеральных друзей Белинского от поддержки "Современника", чем наносился удар как журналу, так и, в первую очередь, Белинскому, независимо от того, был ли он "дольщиком" или "наемщиком". Это и объяснял Белинский Тургеневу в опущенной последним при публикации части письма от 19 февраля/3 марта 1847 г.
   В действительности новым, то есть революционно-демократическим, направлением "Современника", которое определял Белинский, были недовольны не Некрасов и Панаев, а Боткин, Грановский, Кавелин, Галахов и другие (см. об этом также в книге В. Евгеньева-Максимова - "Современник" в 40-50 гг.". Л., 1934).
   57 Стр. 517. Сын Белинского Владимир умер в конце марта 1847 г., в возрасте четырех месяцев.
   58 См. прим. 105 к с. 436.
   59 Из "Гамлета" Шекспира (действ. I, сц. 2, слова Гамлета об отце).
   60 Стр. 518. См. прим. 18 к с. 493.
  

Ф. М. ДОСТОЕВСКИЙ

ИЗ "ДНЕВНИКА ПИСАТЕЛЯ"

  
   Первая встреча Белинского с Достоевским, описанная в "Дневнике писателя" за 1877 год (см. с. 526-527), произошла в июне 1845 года (Достоевский, IV, 299), когда Белинский, прочитав роман "Бедные люди", пригласил Достоевского к себе. Критик горячо приветствовал молодого писателя и очень высоко оценил его первое произведение.
   "Я бываю весьма часто у Белинского,- пишет 16 ноября 1845 года Достоевский брату,- он ко мне донельзя расположен и серьезно видит во мне доказательство перед публикою и оправдание мнений своих" (Достоевский, I, 82). Белинский сразу же понял все значение первой повести Достоевского, появление которой показало, что новое литературное направление - "натуральная школа",- борьбе за которое Белинский отдавал все свои силы, побеждает, причем именно натуральная школа дает простор для творчества таких замечательных художников, как Достоевский. Поэтому столь безоговорочны у критика положительные оценки "Бедных людей", столь часты пророческие определения будущей роли их автора в русской литературе, начиная с рецензии на роман Жорж Санд "Мельник", в которой Белинский впервые упомянул о Достоевском, (не называя еще его имени) как о писателе, "которому, кажется, суждено играть в нашей литературе одну из таких ролей, какие даются слишком немногим" (Белинский, IX, 407). Вероятно, в устных беседах и разговорах Белинский, Некрасов, Тургенев и другие высказывались еще более восторженно. Это, например, отразилось в письме Достоевского к брату от 1 февраля 1846 года, в котором писатель передавал отзывы "Белинского и Прочих" о своем творчестве (Достоевский, I, 86-87). В это же время Достоевский, как он говорит в "Дневнике писателя", "страстно принял" все учение Белинского, то есть стал социалистом. "Я уже в 46 году был посвящен во всю правду этого грядущего "обновленного мира" и во всю святость будущего коммунистического общества еще Белинским" ("Дневник писателя" за 1873 год, гл. XVI.- Ф. М. Достоевский. Полное собрание художественных произведений, т. XI. М.-Л., 1929, с. 135). Приход в начале 1847 года в социалистический кружок Петрашевского после почти двухлетнего общения с Белинским был, таким образом, вполне закономерен для Достоевского.
   Во второй половине 1846 года выявились идейные и литературные расхождения Достоевского с Белинским. Эти расхождения обострялись и усугублялись личной неприязнью Достоевского к некоторым лицам круга Белинского (в первую очередь Некрасову и Тургеневу), столкновениями "трудных" характеров, хотя Белинский и старался смягчать и устранять подобные стычки (см. в воспоминаниях А. В. Орловой, с. 569 наст. книги). Критическое отношение Белинского к последующим произведениям писателя казалось тому несправедливым, пристрастным, вызванным влиянием окружения на "слабого" Белинского (см., например, письмо Достоевского к брату от 26 ноября 1846 года.- Достоевский, I, 102-103). Но дело было, конечно, не в "слабости" Белинского и не в изменчивости его мнений. Творчество Достоевского в некоторых произведениях после "Бедных людей" принимало направление, чуждое Белинскому. Второе произведение Достоевского, повесть "Двойник", критик принял сдержаннее, чем "Бедных людей", заметив, что "автор "Двойника" еще не приобрел себе такта меры и гармонии" (Белинский, IX, 564). Тем более неприемлемой оказалась для Белинского повесть "Хозяйка", в которой Достоевский, по его словам, "хотел примирить Марлинского с Гофманом, подболтавши немножко Гоголя" (Белинский, XII, 467).
   Достоевский отметил свое расхождение с Белинским по литературным проблемам, намеренно, впрочем, его преувеличивая и заостряя, в показаниях следственной комиссии по делу петрашевцев. Показания Достоевского, кстати сказать, содержат, пожалуй, самые первые воспоминания о Белинском его современника (И. Ф. Бельчиков. Достоевский в процессе петрашевцев. М., 1971, с. 104-106, 120, 148-149).
   В отдалении Достоевского от Белинского сыграло роль, очевидно, и упорное сопротивление Достоевского атеистической пропаганде Белинского. Писатель всегда подчеркивал свое постоянное, еще с 1845 года, с первых встреч, несогласие с Белинским в религиозных вопросах - в понимании и оценке христианства и личности Христа (см., например, кроме "Дневника писателя", с. 521 наст. книги, также: письмо к Н. Н. Страхову от 18/30 мая 1871 года.- Достоевский, III, 364; А. Г. Достоевская. Воспоминания. М., 1971, с. 159).
   Однако какими бы острыми и значительными ни были указанные расхождения, они не помешали единству позиций писателя и критика в ряде важнейших социальных и политических вопросов времени. Несмотря на "формальную ссору", по словам Достоевского, с Белинским, последний все же оставался для него тогда идейным учителем. Только этим можно объяснить, что в начале 1849 года Достоевский читал на собраниях кружка петрашевцев письмо Белинского к Гоголю. Основные положения и выводы письма он, безусловно, разделял, за что и поплатился каторгой и ссылкой.
   "Перерождение убеждений" Достоевского, начавшееся еще в ссылке и полностью определившееся в шестидесятые годы, вызвало перелом и в отношении писателя к Белинскому. Новая, резко отрицательная точка зрения на деятельность революционера и социалиста Белинского была, по-видимому, сформулирована Достоевским в статье 1867 г. "Знакомство мое с Белинским", работе над которой писатель посвятил несколько месяцев (об обстоятельствах создания и утери статьи см. в письме Достоевского к А. Н. Майкову от 15 сентября 1867 года.- Достоевский, II, 36-37; и в "Воспоминаниях" А. Г. Достоевской, с. 159-161). Хотя статья не дошла до нас, о ее основном содержании, о характере оценок личности, идей, деятельности Белинского можно судить по ряду высказываний о Белинском в письмах Достоевского 1867-1871 гг. (см., например, Достоевский, II, 36, 149, 357). Кроме того, по предположению А. С. Долинина, пропавшая статья о Белинском "нашла свое отражение, хотя, быть может, и отдаленное, в статье тоже мемуарного характера - "Старые люди", в первом же номере "Дневника писателя" в "Гражданине" за 1873 г." (Достоевский, II, Примечания, 388).
   О дальнейшей эволюции в отношении Достоевского к Белинскому, а также об образе Белинского в "Дневнике писателя" см. во вступительной статье к настоящему сборнику.
   Текст отрывков из "Дневника писателя" печатается по изданиям: "Гражданин", 1873, No 1; "Дневник писателя" за 1877 год, январь и ноябрь.
  
   1 Стр. 519. Вероятно, этот разговор состоялся 16 июля 1862 г. во время встречи Достоевского с Герценом в Лондоне.
   2 Достоевский, по-видимому, говорит о статье М. П. Погодина "А. И. Герцен", к которой был приложен отрывок из дорожных записок 1865 г.- о встрече с Герценом. Правда, Погодин не упоминает здесь "С того берега", а говорит о первых произведениях Герцена, напечатанных за границей ("Заря", 1870, No 2, с. 77).
   3 Речь идет о статье Белинского "Русская литература в 1841 году". Об этом же эпизоде рассказал сам Герцен в "Былом и думах" (Герцен, VIII, 289).
   4 Стр. 520. В качестве "воззвания Интернационалки" Достоевский цитирует вовсе не какой-либо документ Интернационала Маркса, а устав "Международного альянса социалистической демократии" - организации, руководимой М. Бакуниным.
   5 Стр. 521. Достоевский имеет в виду "Письма к старому товарищу", то есть М. Бакунину, напечатанные в 1870 г. в Женеве, в "Сборнике посмертных статей Александра Ивановича Герцена". Выступление Герцена против Бакунина было воспринято Достоевским как "сомнение" в социализме и революции, когда на самом деле, разрывая с анархистом Бакуниным, как писал В. И. Ленин, "Герцен обратил свои взоры не к либерализму, а к Интернационалу, к тому Интернационалу, которым руководил Маркс" (Ленин. Полн. собр. соч., т. 18, с. 11), Интернационалу, ставшему во главе социалистического рабочего движения.
   Как отречение от социализма Достоевский мог понять и чрезвычайно резкую характеристику в "Письмах к старому товарищу" некоторых форм утопического социализма ("каторжное равенство Гракха Бабефа", "коммунистическая барщина Кабе").
   6 Вероятнее всего, это - Боткин, и разговор происходил в конце 1846 г., по возвращении Боткина из-за границы. Именно в это время он проповедовал необходимость освобождения от умозрительности немецкой философии и принципов старой нравственности.
   7 Стр. 522. Левогегельянец Давид Штраус в своей книге "Жизнь Иисуса Христа" подверг критике представление о Христе как богочеловеке, рассматривая его как историческую личность.
   8 Это утверждал Ап. Григорьев в статье "Знаменитые европейские писатели перед судом нашей критики" ("Время", 1861, No 3). Характерно, что впоследствии Достоевский высказал сходную мысль (см. вступительную статью).
   9 Встреча могла произойти после переезда Белинского около 10 октября 1847 г. в дом Галченкова на Литовском канале, недалеко от строительства Николаевской железной дороги. С января 1848 г. больной Белинский уже не выходил из дому.
   10 Стр. 524. Достоевский был знаком с Григоровичем еще по Инженерному училищу, а с осени 1844 г. они поселились на одной квартире. "Петербургские шарманщики" Григоровича были напечатаны в первой части сборника Некрасова "Физиология Петербурга" (1845).
   11 Стр. 525. О подробностях чтения рукописи "Бедных людей" у Некрасова Григорович рассказал в своих "Литературных воспоминаниях": "Читал я. На последней странице, когда старик Девушкин прощается с Варенькой, я не мог больше владеть собою и начал всхлипывать; украдкой взглянул на Некрасова: по лицу у него также текли слезы. Я стал горячо убеждать его в том, что хорошего дела никогда не надо откладывать, что следует сейчас же отправиться к Достоевскому, несмотря на позднее время (было около четырех часов утра), сообщить ему об успехе и сегодня же условиться с ним насчет печатания его романа. Некрасов, изрядно также возбужденный, согласился, наскоро оделся, и мы отправились" (Григорович, 89-90).
   12 Стр. 528. Об этом же Достоевский вспомнил в конце 1877 г., после смерти Некрасова, во второй главе декабрьского выпуска "Дневника писателя": "...однажды в шестьдесят третьем, кажется, году, отдавая мне томик своих стихов, он указал мне на одно стихотворение, "Несчастные", и внушительно сказал: "Я тут об вас думал, когда писал это (то есть об моей жизни в Сибири), это об вас написано" (Ф. М. Достоевский. Полное собрание художественных произведений, т. 11, с. 348). Образ ссыльного Крота, о котором здесь идет речь, вобрал в себя черты не только Достоевского-петрашевца (поэма писалась в 1856 г.), но, в первую очередь, Белинского (см. прим. 55 к воспоминаниям Тургенева).
   13 Стр. 528. Последняя строфа стихотворения Некрасова "Скоро стану добычею тленья!..", напечатанного в No 1 "Отечественных записок" за 1877 г. в составе цикла "Последние песни". Слово "укоризненно" подчеркнуто Достоевским.
  

И. А. ГОНЧАРОВ

ЗАМЕТКИ О ЛИЧНОСТИ БЕЛИНСКОГО

  
   О знакомстве с кругом Белинского в начале 1846 года и о тех лицах, которые в то время составляли этот круг, И. А. Гончаров в 1875 году, то есть тогда же, когда составлялись им и "Заметки о личности Белинского", писал в статье "Необыкновенная история"; "В 1846 году, когда я познакомился с Белинским и с группой окружающих его литераторов и приятелей, между ними не было налицо троих: И. С. Тургенева, В. П. Боткина и П. В. Анненкова. Последние двое были за границей, а Тургенев, кажется, в деревне.
   О них часто говорилось в кругу Белинского, в котором толпились И. И. Панаев, Д. В. Григорович, Н. А. Некрасов, Ф. М. Достоевский (появившийся с повестью "Бедные люди"), позже явился А. В. Дружинин с романом "Полинька Сакс". Кроме того, было тут несколько приятелей нелитераторов: Н. И. Тютчев, И. И. Панаев, М. А. Языков и некоторые другие.
   С Панаевым и Языковым я познакомился прежде у Н. А. Майкова (отца поэта). Через последнего, то есть через Языкова, я и передал Белинскому свой роман "Обыкновенная история" для прочтения и решения, годится ли он и продолжать ли мне вторую часть. Роман задуман был в 1844 году, писался в 1845, и в 1846 г. мне оставалось дописать несколько глав. Белинский, месяца три по прочтении, при всяком свидании осыпал меня горячими похвалами, пророчил мне много хорошего в будущем, говорил всем о нем, так что задолго до печати о романе знали все - не только в литературных петербургских и московских кружках, но и в публике.
   Собирались мы чаще всего у И. И. Панаева и у Языкова, у Тютчева - иногда все, гурьбой, что позволяли их просторные квартиры. Белинского посещали почти каждый день, но не собирались толпой, вдруг. У него было тесно" (Сборник Российской публичной библиотеки, ч. II. 1924, с. 7-8).
   Хотя "Обыкновенная история" была первым произведением Гончарова, увидевшим свет, он уже вполне сложился к этому времени как человек и писатель.
   Несмотря на то что некоторые черты личности Гончарова вызывали у Белинского неприязнь, но в борьбе с отжившим русским социально-политическим укладом, с реакционно-романтическими иллюзиями Белинский не мог не увидеть в нем союзника. В этом смысле характерно в письме к Боткину от 4 мая 1847 года сравнение Гончарова с П. Н. Кудрявцевым, некогда чрезвычайно близким критику. Неблагосклонно отзываясь здесь о Гончарове как человеке, Белинский тем не менее отдает ему предпочтение перед Кудрявцевым: "...ты увидишь великую разницу между Гончаровым и Кудрявцевым в пользу первого. Эта разница состоит в том, что Гончаров - человек взрослый, совершеннолетний, а Кудрявцев - духовно малолетний, нравственный и умственный недоросль" (Белинский, XII, 347). Проницательно характеризуя талант Гончарова в письме к В. П. Боткину от 17 марта 1847 года, Белинский особое внимание обратил на ту пользу, которую повесть Гончарова принесет обществу: "Какой она страшный удар романтизму, мечтательности, сентиментальности, провинциализму!" (Белинский, XII, 352).
   Гончаров, чуждый революционным и социалистическим идеалам критика, позднее (в "Необыкновенной истории") со свойственной ему трезвостью определил свое положение в кружке Белинского: "Я литературно сливался с кружком, по во многом, и именно в некоторых крайностях отрицания, не сходился и не мог сойтись с членами его". "Я разделял во многом образ мыслей <Белинского>, относительно, например, свободы крестьян, лучших мер к просвещению общества и народа, о вреде всякого рода стеснений и ограничения для развития и т. д. Но никогда не увлекался юношескими утопиями в социальном духе идеального равенства, братства и т. д., чем волновались молодые умы. Я не давал веры ни материализму, ни всему тому, что из него любили выводить - будто бы прекрасного в будущем для человечества" (Сборник Российской публичной библиотеки, ч. II. 1924, с. 24-25, 124-125).
   В 1869 году в подготовлявшемся, но не опубликованном тогда предисловии к роману "Обрыв", вероятно, уже познакомившись с воспоминаниями Тургенева, Гончаров высказал мнение, что "не наступило еще время для вполне справедливой оценки его <Белинского> деятельности, характера и громадного значения в литературе, между прочим, потому, что влияние его еще горячо чувствуется и продолжается доныне" (Гончаров, 8, 164). Говоря об огромной "впечатлительности" Белинского, которая иной раз поражала и пугала его, Гончаров объясняет резкость, а порой резкую изменчивость оценок критика теми условиями, в которых ему суждено было действовать: Белинскому "выпала на долю не роль ученого, объективного критика, а роль трибуна, гонителя и карателя, строго, упорно державшегося вреда, всяких зол, предрассудков, темных нравов и обычаев, рутины и т. д.- во всем, и в жизни и в искусстве. Не будь этого раздражения, задора, ему не удалось бы пробудить спящие умы и равнодушие большинства. В этом огне битвы часто доставалось всем и каждому - иногда и правому. Силою обстоятельств он выхвачен был из среды учащегося юношества и случайно брошен на трибуну критика и публициста. И притом не в страстной, раздражительной натуре его была сдержанная сосредоточенность на известных эпохах, на личностях, в покойном, холодном созерцании и размышлении. Это был и поэт, и художник, и критик, и трибун, и оратор. Увлечение и удары пера - вот образ его действия, его сила и успех" (Гончаров, 8, 164-165).
   Гончаров начал писать воспоминания о Белинском в 1873 г. по просьбе А. Н. Пыпина, которому он и послал их в форме письма, озаглавленного: "Как я понимаю личность Белинского". Гончаров считал эти свои заметки малозначащими и не желал их опубликования.
   В марте 1874 года писатель познакомился с воспоминаниями о Белинском К. Д. Кавелина и возразил на них в письме к автору от 25 марта 1874 года (см. с. 579-584 наст. книги). Это письмо было им в переработанном виде включено впоследствии в "Заметки о личности Белинского". "Заметки..." Гончарова внутренне полемичны (при всем свойственном их автору спокойном тоне) по отношению к воспоминаниям Тургенева и Кавелина, в которых Гончаров не находил "вполне справедливой оценки" личности, деятельности и роли Белинского.
   "Заметки о личности Белинского" были впервые напечатаны в сборнике "Четыре очерка" И. А. Гончарова, СПб., 1881.
   В настоящем издании печатаются по тексту Полного собрания сочинений И. А. Гончарова, т. 8. СПб., 1886, с проверкой по первой публикации.
  
   1 Стр. 532. Белинский не только "слышал" о коммунизме. Он был хорошо знаком с социалистической литературой Запада, вплоть до некоторых сочинений Маркса и Энгельса.
   2 Стр. 534. При переходе Белинского в "Современник" прежний кружок, в сущности, распался. См. прим. 56 к с. 514.
   3 Стр. 537. Рассуждение о гусаке в статье о "Горе от ума" - яркий пример замечательного уменья Белинского за случайной на первый взгляд деталью увидеть всю суть характеров, а тем самым, в конечном итоге, общий смысл, идею произведения (см. Белинский, III, 443, 444).
   4 Стр. 538. Возможно, что речь идет о В. А. Соллогубе.
   5 Стр. 539. Имеется в виду редактирование Белинским в 1846 г. книги "Стихотворений" А. В. Кольцова, которой была предпослана его же статья "О жизни и сочинениях Кольцова".
   6 Белинский в конце 1847 г. еще в рукописи познакомился с повестью А. В. Дружинина "Полинька Сакс", о которой он вскоре отозвался с похвалой в письме к Боткину от 2-6 декабря 1847 г., а затем и в печати (Белинский, XII, 444; X, 347).
   7 Стр. 540. Знаменитый петербургский трагик В. А. Каратыгин приезжал в Москву в апреле - мае 1833 г., когда Белинский уже не был студентом. На страницах "Молвы", в которой Белинский незадолго до этого начал сотрудничать, развернулась полемика между противниками Каратыгина (статьи, подписанные криптонимом П. Щ., за которым скрывался Н. И. Надеждин) и его сторонниками (статьи С. П. Шевырева). Об этом "литературном турнире" Белинский писал в 1835 г., когда Каратыгин вторично приезжал в Москву, в статье "И мое мнение об игре г. Каратыгина". Здесь же он дал сравнительную оценку игры Мочалова, "актера-плебея", "энергического и глубокого в своем чувстве", и Каратыгина, "актера-аристократа", которого отличает "талант ходить, говорить, рассчитывать эффекты, понимать, где и что надо делать, но не увлекать души зрителей собственным увлечением, не поражать их чувства собственным чувством" (Белинский, I, 187).
   8 Стр. 542. О предполагавшихся реформах см. прим. 110 к с. 447.
   9 Стр. 543. Н. В. Кукольник принадлежал к той группе литераторов, которую поддерживал реакционный журнальный триумвират (Сенковский, Булгарин, Греч). Сенковский, постоянно нападая на Гоголя, превозносил Кукольника как "необыкновенного поэтического гения", "юного нашего Гете" ("Библиотека для чтения", 1834, No 1, отд. "Критика", с. 13, 29). "Ложно-величавая школа", одним из представителей которой был Кукольник, с ее "официальными восторгами", имела в лице Белинского непримиримого противника. Правда, Белинский делал исключение для исторических повестей Кукольника из эпохи Петра Великого (см. его рецензии на "Повести и рассказы" Н. Кукольника.- Белинский, VII, 7-8; VIII, 7-11).
   Развернутую характеристику творчества Бенедиктова Белинский дал в статьях "Стихотворения Владимира Бенедиктова" (1835) и "Русская литература в 1842 году" (1842), а также в рецензии на сборник "Сто русских литераторов", т. 3, в котором были помещены пятнадцать стихотворений Бенедиктова и его портрет. В этой рецензии, напечатанной в No 9 "Отечественных записок" за 1845 г. (то есть незадоло до знакомства с Гончаровым), охарактеризовав поэзию Бенедиктова как "пустую" и "ничтожную", Белинский заключал, играя словами: "...мы очень рады, что его поэтическая физиономия воспроизведена во "Сте русских литераторах" с тою верностию, за которую поручится каждый, кто даже и никогда не видал его, но читал его произведения" (Белинский, IX, 260-261). Очевидно, эти слова и имел в виду Гончаров, упоминая о "нападении" Белинского на "наружность" Бенедиктова.
   10 Стр. 545. Перевод "Лукреции Флориани" был приложен к No 1 "Современника" за 1847 г. Для Белинского имела принципиальное значение проповедь свободы женщины от условных, угнетающих и унижающих ее уз, ему, как пишет дальше Гончаров, "снился идеал женской свободы".
   11 Стр. 548. Дальнейшая часть воспоминаний Гончарова выросла из полемического его письма к Кавелину (см. с. 579-584) по поводу воспоминаний последнего.
  

И. ШМАКОВ

БЕЛИНСКИЙ В СИМФЕРОПОЛЕ

  
   Мемуарная заметка И. Шмакова была опубликована в журнале "Древняя и новая Россия", 1876, т. I, No 1, с. 197-198, откуда и перепечатывается. Ряд сведений о И. Шмакове сообщает В. С. Нечаева в кн. "В. Г. Белинский. Жизнь и творчество. 1842-1848". М., 1967, с. 501-502. Там же - уточнение дат, приводимых И. Шмаковым.
  
   1 Стр. 552. Письмо к М. В. Белинской (см. Белинский - XII, 313-316).

Другие авторы
  • Попов М. И.
  • Дуроп Александр Христианович
  • Языков Дмитрий Дмитриевич
  • Хемницер Иван Иванович
  • Ксанина Ксения Афанасьевна
  • Пяст Владимир Алексеевич
  • Розенгейм Михаил Павлович
  • Волков Алексей Гаврилович
  • Нэш Томас
  • Усова Софья Ермолаевна
  • Другие произведения
  • Андерсен Ганс Христиан - Большой морской змей
  • Берг Федор Николаевич - Берг Ф. Н.: биографическая справка
  • Иванов Вячеслав Иванович - Письма к М. А. Волошину
  • Сумароков Александр Петрович - Надписи
  • Раскольников Федор Федорович - Гибель Черноморского флота
  • Житков Борис Степанович - Вата
  • Добролюбов Николай Александрович - Стихотворения Ивана Никитина
  • Картавцев Евгений Эпафродитович - Поездка в стовратные Фивы
  • Давыдова Мария Августовна - Вольфганг Амадей Моцарт. Его жизнь и музыкальная деятельность
  • Белинский Виссарион Григорьевич - История о храбром рыцаре Францыле Венциане и о прекрасной королевне Ренцывене
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (23.11.2012)
    Просмотров: 189 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа