Главная » Книги

Порецкий Александр Устинович - Наши домашние дела

Порецкий Александр Устинович - Наши домашние дела




<А. У. Порецкий>.

Наши домашние дела

Современные заметки

"Время", No 6, 1861

Наши домашнiя дѣла

Современныя замѣтки

Недавнее прошедшее и проводы Пирогова изъ Кiева

   Было время, о которомъ по преимуществу и съ особеннымъ чувствомъ можно сказать вмѣстѣ съ Грибѣдовымъ:

"Свежо преданiе, да вѣрится съ трудомъ"

   это то время, когда мы знали, что въ иныхъ земляхъ существуетъ понятiе, выражаемое словами: "l'opinion publique", и что это выраженiе, если бы понадобилось, можно очень вѣрно и точно перевесть на русскiй языкъ словами: "общественное мнѣнiе". Такъ его и переводили, когда заходила рѣчъ и чужеземныхъ понятiяхъ; тамъ же, гдѣ рѣчь шла о насъ и о нашихъ понятiяхъ, такого перевода дѣлать не приходилось... Удивительное было время! Вѣдь общественное мнѣнiе есть мнѣнiе большинства о какомъ-нибудь общемъ дѣлѣ или общественномъ дѣятелѣ; большинство было, и каждый членъ его думалъ же что-нибудь о томъ, что онъ зналъ; а общественнаго мнѣнiя все-таки не обрѣталось. Думалъ каждый про себя и не зналъ, также ли думаетъ его землякъ: Кострома не знала, какъ думаетъ Пенза, Пенза не знала, какъ думаетъ Кострома, а Петербургъ не зналъ мнѣнiй Костромы, Пензы и всѣхъ иныхъ. Тихо, какъ-будто неслышимо и невидимо, текли общественныя дѣла; въ глубокомъ безмолвiи взирало большинство на строй общественныхъ дѣятелей, различая ихъ болѣе или менѣе твердо по именамъ, и несомнѣнно твердо по титуламъ; взирая на этотъ строй, оно видѣло болѣе или менѣе блестящiя одежды, болѣе или менѣе ясные аттрибуты титуловъ; но за одеждами не могло разглядѣть лицъ, за титулами - человѣческихъ характеровъ. Смотря по тому, въ виду какой части большинства дѣйствовалъ и на какую долю его влiялъ извѣстный общественный дѣятель, эта доля составляла отдѣльную группу съ своими затаенными мнѣнiями, симпатiями и антипатiями, не зная, не думая и не заботясь о мнѣнiяхъ, симпатiяхъ и антипатiяхъ другихъ подобныхъ группъ. Смутно, неясно и несвязно, какъ ночныя грезы, носились подъ часъ эти мнѣнiя, симпатiи и антипатiи изъ одной группы въ другую и принимались безучастно, какъ во снѣ. И эта ночь, полная грезъ и призраковъ, лежала надъ всею объятою тревожнымъ сномъ массою большинства; оно почивало, крѣпко сомкнувъ вѣжды, и только порою вздрагивало и лепетало подъ влiянiемъ сновъ и призраковъ, блестяшихъ, но безличныхъ, знакомыхъ и въ тоже время незнакомыхъ ему...
   Не знакома ли вамъ, читатель, эта молчаливая картина общественнаго положенiя? Вы, можетъ быть, уж не видите ея вкругъ себя; но, какъ бы молоды вы ни были, она должна быть знакома вамъ по воспоминанiю, по преданiю...

"Свежо преданiе, а вѣрится съ трудомъ"!..

   Преданiе говоритъ, что въ то время мудрено было выдвинуться изъ ряда общественному дѣятелю, что ни у одного изъ нихъ и не было особенной охоты выдвигаться въ глазахъ массы; что тогда надъ всѣми проходилъ общiй уровень, и подъ нимъ двигались разныя фигуры, дѣйствуя по заведенному порядку, по данной инструкцiи, не внося въ дѣло собственныхъ умственныхъ и сердечныхъ особенностей; а если иные вносили, то потихоньку и съ цѣлями тоже особенными, личными и домашними, и это вношенiе было такого рода, что ужь лучше бы его и не было; были конечно немногiя исключенiя, были люди, не подходившiе подъ уровень, не умѣвшiе двигаться по заведенному порядку; но они зато и совсѣмъ не двигались: они уходили отъ общественной дѣятельности и повидимому забывались, а потомъ тихо сходили и теперьъ еще по временамъ сходятъ въ могилу, напутствуемые короткими и сухими некрологами...Мы не помѣщаемъ такихъ некрологовъ, хотя удерживаемъ за собою личное право уважать память исключительныхъ, выходившихъ изъ ряда личностей. Исторiя выберетъ изъ нихъ достойнѣйшихъ и въ свое время поставитъ на принадлежащiя имъ мѣста... Преданiе говоритъ, что въ то время не было общественнаго мнѣнiя, потомучто оно составляется изъ дружнаго слiянiя миллiоновъ отдѣльныхъ личныхъ мнѣнiй, а такого слiянiя тогда образоваться не могло: для этого нуженъ гласный обмѣнъ мыслей и чувствъ, нужно громкое ихъ выраженiе, которое было не принято; публичные органы, существовавшiе въ опредѣленномъ числѣ, оставались въ этомъ отношенiи праздными; а новымъ, съ свѣжими силами органамъ, по словамъ преданiя, возникать было неудобно и затруднительно... Вотъ недавно, очень недавно, уже въ наше, настоящее время, когда вдругъ появились десятки объявленiй все о новыхъ общественныхъ органахъ, намъ даже стало смѣшно: "чтó это? заговорили мы, откуда ихъ столько, какъ грибовъ послѣ дождя? ужь не слишкомъ ли много? кто же читать-то ихъ будетъ?"... Такъ странно показалось намъ съ непривычки такое явленiе! Поговорили, посмѣялись, головами покачали... А теперь уже и не смѣемся; а если иногда и засмѣемся, то никакъ не надъ появленiемъ новыхъ органовъ, а только надъ ихъ исчезновенiемъ: засмѣемся, когда вдругъ упорхнетъ изъ рукъ какая-нибудь "Ласточка", пропадетъ безъ вѣсти "Дамскiй Вѣстникъ" или "Современность" окажется анахронизмомъ. Впрочемъ иныя исчезновенiя возбуждаютъ не смѣхъ, а скорѣй горькую улыбку. Но когда рождаются новые органы - намъ не странно; мы встрѣчаемъ ихъ не съ удивленiемъ, а съ привѣтливой улыбкой, какъ дорогихъ и прiятныхъ гостей; мы уже не спрашваемъ, кто ихъ будетъ читать, и не имѣемъ причины дѣлать этотъ скептическiй вопросъ въ виду такихъ фактовъ, какой представляетъ напр. городъ Шуя, гдѣ, по увѣренiю мѣстного корреспондента, въ 1859 году получалось разныхъ газетъ и журналовъ 246 экземпляровъ, въ 1860 году 293 экземпляра, а въ нынешнемъ 1861-мъ дошло это число до 350... Мы рады новымъ органамъ, кто бы они ни были - столичные ли уроженцы или иногородные; намъ стали нужны иногородные "вѣстники", намъ стали нужны вѣсти отвсюду. Намъ не странно было услышать изъ Симбирска о "Волжскомъ Вѣстникѣ", не странно и теперь узнать, что въ Кронштадтѣ будетъ съ iюля нынѣшнаго года издаваться "Кронштадскiй Вѣстникъ", а въ Астрахани съ 1-го января 1862 года "Волга"; что первый предполагаетъ быть "органомъ всѣхъ мѣстныхъ явленiй и событiй общественной жизни, а также будетъ посвященъ морскому дѣлу и всему, что имѣетъ къ нему близкое отношенiе"; вторая - "посвящается исключительно промышленнымъ интересамъ прикаспiйскаго края, собиранiю статистическихъ данныхъ по торговой и промышленной дѣятельности Поволжья и волжско-каспiйскаго пароходства".
   Все это теперь кажется намъ естественно, нужно, необходимо; но въ то время, о которомъ мы сохранили свѣжее преданiе, новые мѣстные общественные органы казались, говорятъ, почти невѣроятными.
   Не подумайте однако, читатель, что мы начали рѣчь о нашемъ свѣжемъ преданiи по поводу объявленiй о новыхъ журналахъ. Нѣтъ! они намъ попались уже къ слову, случайно и неожиданно; заговорили же мы подъ влiянiемъ другого, болѣе разительнаго и сильнѣе дѣйствующаго на душу явленiя: именно подъ впечатлѣнiемъ, произведеннымъ на насъ разсказами о томъ, какъ Кiевъ и кiевскiй учебный округъ прощались съ бывшимъ попечителемъ этого округа Н.И.Пироговымъ. Это прощанiе, эти проводы, описаны въ особой, изданной въ Кiевѣ брошюрѣ, извлеченiя изъ нея помѣщены въ нѣсколькихъ журналахъ и газетахъ, такъ что вся читающая Россiя уже знаетъ теперь или узнаетъ на дняхъ, что Кiевъ и кiевскiй учебный округъ смотрѣли на удаленiе отъ нихъ Пирогова какъ на общее лишенiе, на общую утрату; что имъ въ этомъ глубоко сочувствовали Петербургъ, Москва, Казань, Харьковъ, Одесса и другiе города; что эти сожалѣнiя объ утратѣ и сочувствiя высказались чистосердечно и громко - одни въ произнесенныхъ въ Кiевѣ рѣчахъ, другiя въ переданныхъ туда изъ разныхъ мѣстъ телеграммахъ, и что стало быть здѣсь послѣдовало слiянiе мыслей и чувствъ огромнаго большинства объ одномъ общественномъ дѣятелѣ; узнала это читающая Россiя, и общественное мнѣнiе о человѣкѣ опредѣлилось; теперь его всѣ знаютъ, теперь онъ всѣмъ знакомъ... Отчего же это случилось? Отчего успѣли его такъ узнать? Оттого, что онъ внесъ въ общее дѣло свою человѣческую личность, свое неизмѣнное, честное убѣжденiе, и его узнали какъ человѣка...
   Но что же такое сдѣлалъ Н.И.Пироговъ! Чѣмъ онъ возбуждалъ къ себѣ это общее влеченiе? За что его благодарятъ и любятъ? Все это откровенно и непритворно высказано ему самому на прощаньи. 4-го апрѣля кiевское ученое сословiе давало прощальный обѣдъ Пирогову, а на обѣдѣ говорили свои прощальные слова - профессоръ университета, учителя гимназiй, представитель студентовъ, представитель евреевъ, и наконецъ профессоръ Шульгинъ сдѣлалъ "наглядный сводъ того, о чемъ говорили его предшественники"; онъ перечислилъ дѣла Пирогова, и -
   "Вотъ дѣла эти:
   "1) Конкурсовый порядокъ замѣщенiя каѳедръ въ университетѣ и въ среднихъ учебныхъ заведенiяхъ округа; 2) первый осуществленный планъ педагогической семинарiи, который легъ въ основу нынѣшнихъ педагогическихъ курсовъ; 3) спецiализацiя отдѣловъ историко-филологическаго факультета - на историческiй, классической филологiи и славяно-русской филологiи; 4) правила о судѣ надъ студентами; 5) устройство студентской библiотеки и лекторiи, и снабженiе первой пожертвованiемъ собственныхъ его книгъ; 6) возвышенiе значенiя педагогическихъ совѣтовъ; 7) преобразованiе окружнаго циркуляра въ замѣчательное педагогическое изданiе; 8) правила о проступкахъ и наказанiяхъ учениковъ; 9) совершенное преобразованiе гимназическихъ испытанiй; 10) литературныя бесѣды учениковъ; 11) воскресныя школы; 12) возвышенiе еврейскихъ учебныхъ заведенiй.
   "Довольно кажется совершено въ два съ половиною года", говоритъ г.Шульгинъ, сдѣлавъ этотъ перечень, и затѣмъ продолжаетъ:
   "Но не въ видимой ломкѣ стараго и не въ видимой постройкѣ новаго, не въ кипахъ бумаги, исписанной правилами и постановленiями, заключается тайна влiянiя передовыхъ людей. Она заключается въ томъ живительномъ духѣ, которымъ избранныя личности воодушевляютъ и лица и учрежденiя, отъ нихъ зависящiя. Всѣмъ намъ извѣстно, что первый вопросъ, который ставилъ Николай Иванычъ при имени каждой науки, былъ вопросъ о томъ, какую образовательную силу имѣетъ эта наука, и какъ приложить эту образовательную силу къ дѣлу. Всѣмъ намъ извѣстно, что при каждомъ удобномъ случаѣ, всѣми средствами, какими располагалъ онъ, старался Николай Иванычъ вызвать къ самодѣятельности и непочатыя, свѣжiя силы младшаго, и, можетъ быть,, уже сталыя силы старшаго поколѣнiя. Въ этихъ двухъ началахъ - великая заслуга Пирогова, въ нихъ жизненный нервъ образованiя вообще и гуманнаго образованiя въ особенности.
   "Но гдѣ же слѣды этой дѣятельности, этого великаго влiянiя? спросятъ быть можетъ люди, которымъ духовное влiянiе видно только тогда, когда на него пальцемъ ткнешь.
   "А хоть бы въ словахъ этого студента, недавно гимназиста, такъ разумно сознающаго отношенiе ученика къ наставнику и обществу, и такъ благородно признающаго, кому онъ этимъ сознанiемъ обязанъ...
   "А развѣ не указываетъ на влiянiе Пирогова еврей, предлагающiй пособiе бѣднымъ студентамъ - евреямъ и христiанамъ безъ различiя?..
   "А этотъ наконецъ представитель евреевъ, только что провозгласившiй отъ ихъ имени тостъ за образованiе христiанъ, имѣющихъ такого представителя человѣчности въ Пироговѣ...
   "Кстати о человѣчности. Вы украшены титуломъ превосходительства, Николай Иванычъ! Рѣдко кто изъ насъ называлъ васъ этимъ титуломъ. А между тѣмъ, никогда не величая васъ превосходительствомъ, я теперь, на прощаньи, громко и смѣло скажу, что другого титула вамъ нѣтъ и быть не можетъ. "Онъ былъ великiй король!" говоритъ у Шекспира Горацiо про отца Гамлетова. "Человѣкъ онъ былъ изъ всѣхъ людей, какихъ намъ доводилось видѣть"! отвѣчаетъ ему Гамлетъ.
   "Вотъ въ этомъ-то смыслѣ вы превосходительство: вы превосходите, какъ человѣкъ, многихъ и многихъ людей у насъ на Руси, гдѣ еще  съ Дiогеновымъ фонаремъ, среди бѣла дня, нужно искать человѣка. Имѣя честь быть членомъ факультета, кругъ наукъ котораго носитъ по преимуществу названiе человѣчныхъ (humaniora), я почитаю долгомъ заявить, что великiй медикъ являлся въ отношенiи къ гуманному факультету вполнѣ гуманнымъ человѣкомъ.
   "Но пора намъ разстаться... Вамъ, чтобы вдали отъ насъ наслаждаться благороднымъ сознанiемъ исполненнаго долга и продолжать тѣ благiе труды, которые вы развѣ съ послѣднимъ вздохомъ прекратите. Намъ для того, чтобы грустить и сожалѣть... о комъ? да хоть о сомихъ себѣ сожалѣть...
   "Отецъ и учитель! Завѣщай мнѣ только духъ твой"! говорилъ сынъ умирающему Гердеру, отрицаясь отъ всякаго другого наслѣдства. Съ тою же просьбою обращаемся и мы къ вамъ Николай Иванычъ. Оставьте намъ духъ вашъ, ваши стремленiя, вашу высокую человѣчную и гражданскую доблесть."
   Чтобы еще ярче представить личность Пирогова и дать понять тайну общаго сочувствiя къ нему, - довольно привести нѣсколько словъ изъ его отвѣтной рѣчи. Онъ началъ ее тѣмъ, что сочувствiе, которое ему оказываютъ, относится столько же къ нему, сколько и къ самимъ сочувствующимъ; что они сочувствуютъ его взглядамъ на жизнь, науку и школу, но эти взгляды столько же его, сколько и ихъ собственныя.
   "Вся моя заслуга, дающая мнѣ право на ваше сочувствiе, говорилъ онъ потомъ, состоитъ только въ томъ, что я угадалъ васъ.
   "...понявъ хорошо другъ друга, могли ли мы, какъ въ жизни, такъ въ наукѣ и въ школѣ, какъ въ ребенкѣ, такъ и въ юношѣ, въ возмужаломъ и въ старикѣ, не уважать человѣческое достоинство, нравственную свободу человѣческаго духа и личность?
   "Угадавъ и понявъ васъ,  проодить наши общiя убѣжденiя было моею первою обязанностiю.
   ""Судить о томъ, какъ я, слѣдовательно и вы, исполниои эту обязанность, значило бы судить о самихъ себѣ.
   "Такой судъ не можетъ быть безпристрастнымъ.
   "Время обсудитъ и оцѣнитъ лучше нашего и наши убѣжденiя, и наши дѣйствiя; а мы, разставаясь, утѣшимъ себя тѣмъ, что и здѣсь, на землѣ, - гдѣ все происходитъ, - есть для насъ одно неразрушимое - это госодство идей. И потому, если мы вѣрно служимъ идеѣ, которая, по нашему твердому убѣжденiю, вела насъ къ истинѣ путемъ жизни, науки и школы, то будемъ надѣяться, что и потокъ времени не унесетъ ея вмѣстѣ съ нами."
   8-го апрѣля Н.И.Пироговъ прощался съ студентами университета. Изъ того, что онъ говорилъ имъ при этомъ, мы возьмемъ нѣсколько фразъ, которыя характеризуютъ его уже вполнѣ и которыя такъ хороши, что ихъ полезно узнать и запомнить всѣмъ и каждому. Онъ говорилъ:
   "Я принадлежу къ тѣмъ счастливымъ людямъ, которые хорошо помнятъ свою молодость. Еще счастливѣе я тѣмъ, что она не прошла для меня по напрасну. Отъ этого я, старѣясь, не утратилъ способности понимать и чужую молодость, любить и, главное, уважать ее...
   "Бывъ попечителемъ университета, я поставилъ себѣ главною задачею поддерживать всѣми силами то, что я именно привыкъ любить и уважать въ молодости. Съ искреннимъ довѣрiемъ къ ней, съ полною надеждою на успѣхъ, безъ страха и безъ задней мысли, я принялся за трудное, но высокое и благородное дѣло. И могъ ли я иначе за него взяться, когда, помня и любя время моего образованiя въ четырехъ университетахъ, я живо вспоминалъ и тѣ стремленiя, которыя меня тогда одушевляли; вспоминая, уважалъ ихъ въ себѣ. Я невольно переносилъ ихъ и на васъ, и въ васъ любилъ и уважалъ тоже самое, что привыкъ любить и уважать въ самомъ себѣ...
   "Я зналъ, что не многiе раздѣляютъ мой взглядъ на университетскую молодежь и университетскую жизнь вообще; зналъ наконецъ и то6 что меня будутъ обвинять въ слабости, въ неумѣньи, и въ гоньбѣ за популярностью; но все это не могло измѣнить моихъ глубокихъ убѣжденiй, не могло остановить моихъ дѣйствiй, основанныхъ на любви и уваженiи къ молодости, на довѣрiи къ ея благородству мыслей и стремленiю къ правдѣ. Не вѣрить въ это я не могъ, потомучто не могъ ни сдѣлаться, ни казаться не мною. Это значило бы для меня перестать жить. Я остался мною и, разставаясь съ вами, уношу тѣ же убѣжденiя, которыя принесъ къ вамъ, которыя никогда ни отъ кого н скрывалъ, потомучто считалъ преступнымъ скрывать начала, служившiя основанiемъ моихъ дѣйствiй."
   9-го апрѣля прощалось съ Пироговымъ за обѣдомъ кiевское общество. Здѣсь отцы семействъ благодарили его за своихъ дѣтей; иностранецъ выразилъ удивленiе, возбужденное въ немъ простотой обхожденiя Пирогова; говорилъ еврей Каценъ о нравственномъ влiянiи дѣятельности Пирогова, отразившемся на его соплеменникахъ, живущихъ въ Россiи. Мы остановимся на словахъ г.Кацена.
   "Бѣдственная участь нашего народа въ среднiе вѣка, сказалъ онъ, оставила насъ въ состоянiи человѣка, ошеломленнаго постоянными несчастiями, мучительными преслѣдованiями; мы такъ были измучены, такъ избиты, что намъ нечего было болѣе бояться, нечего было болѣе повредить въ насъ. наученные опытомъ, мы не могли вѣрить, чтобы кто-нибудь захотѣлъ облегчить наши страданiя. Новая исторiя не слишкомъ много сдѣлала для того, чтобы вывести насъ изъ этого нравственнаго оцѣпененiя, этого гибельнаго недовѣрiя ко всему неевропейскому. Правда, орудiе было другое: въ среднихъ вѣкахъ - физическая сила, въ новыхъ - низшая степень гражданскихъ правъ. Разумѣется, время и цивилизацiя взяли свое: образованное меньшинство успѣло примириться съ настоящимъ, и съ любовiю и надеждой протягиваетъ руку потомкамъ, забывъ вину предковъ; но для того, чтобы возбудить это чувство довѣрiя въ массѣ къ окружающей ее средѣ, нужна была личность, не только одинаково сочувствующая интересамъ всѣхъ народностей, но и привязанная къ нашему бѣдному, страдальческому племени особымъ чувствомъ сстраданiя, снисходительности къ его слабостямъ, какъ къ необходимымъ послѣдствiямъ историческаго хода событiй, нужна была личность свѣтлая, высоконравственная, нужны были вы, Николай Иванычъ! Вы это и сдѣлали. Ваше имя, имя русскаго, стало популярнымъ между евреями; вы намъ дали этимъ надежду на сближенiе съ народомъ русскимъ, сближенiе, составляющее задушевное желанiе, самое искреннее стремленiе образованнаго еврея. Вотъ подвигъ, который вы совершили, вотъ заслуга, за которую ваше имя останется вѣчнымъ памятникомъ въ исторiи развитiя еврейскаго народа."
   Мы бы долго не кончили, еслибы вздумали передавать все, что было высказано на прощаньи Н.И.Пирогову Намъ хотѣлось представить только сущность того6 что пространно развито въ многочисленныхъ рѣчахъ ораторовъ; намъ хотѣлось только уяснить явленiе, раскрыть источникъ общей симпатiи къ этому человѣку и показать примѣръ, какъ можетъ въ наше время подняться въ глазахъ большинства достойная личность и какъ можетъ большинство оцѣнить и поднять своей оцѣнкой достойнаго общественнаго дѣятеля. Намъ хотѣлось наконецъ указать на эту новую характеристическую черту нашего времени, обѣщающую въ будущемъ дальнѣйшее развитiе общественныхъ инстинктовъ.
   Сейчасъ привели мы слова сошедшаго съ поприща дѣятеля: "Здѣсь на землѣ есть для насъ одно неразрушимое - это господство идей". Онъ имѣлъ полное, сознательное право произнесть эту несомнѣнную истину и неразрушимости идей, потомучто подтвержденiе для ней есть въ фактахъ его собственной умственной жизни. Давно уже, впервые заговоривъ о вопросахъ жизни, онъ бросилъ на свѣтъ мысль о необходимости общечеловѣческаго образованiя прежде образованiя спецiальнаго, и отъ этой мысли доходилъ до заключенiя, что общее образованiе должно находиться внѣ спецiальныхъ заведенiй, которыя слѣдовательно должны состоять изъ однихъ высшихъ, собственно спецiальныхъ курсовъ и назначаться для воспитанниковъ уже взрослыхъ. Эта мысль не погибла, и вотъ - осуществленiе ея между прочимъ встрѣчаемъ въ слѣдующемъ новомъ правительственномъ распоряженiи.
   При Лѣсномъ Институтѣ и Лисинскомъ Учебномъ Лѣсничествѣ учрежденъ спецiальный курсъ лѣсоводства, имѣющiй цѣлiю подготовить для лѣснаго управленiя людей изъ получившихъ высшее общее образованiе. Съ этою цѣлiю къ слушанiю курса допускаются окончившiе образованiе въ университетахъ съ степенью кандидата или званiемъ дѣйствительнаго студента, по разрядамъ наукъ: естественныхъ, камеральныхъ, матемптическихъ, юридическихъ и медицинскихъ (за исключенiемъ фармацевтовъ и ветеринаровъ).
   При этомъ замѣчается, что въ 1863 году послѣдуетъ совершенное упраздненiе Лѣсного Института, и тогда учрежденный теперь курсъ будетъ обращенъ въ особое специальное лѣсное заведенiе, - Лѣсную Академiю, - которое сдѣлается единственнымъ, для высшаго образованiя по лѣсной части.
   Для учрежденнаго теперь курса обнародованы и подробныя правила.
   Литературные антикварiи и большой вопросъ въ маленькихъ ручкахъ
   Мы сказали - истинныя идеи неразрушимы, - въ этомъ конечно вы не сомнѣваетесь, читатель.Онѣ именно неразрушимы, - это ихъ лучшiй эпитетъ. Есть у насъ другое слово, но оно къ истиннымъ идеямъ не такъ хорошо идетъ Это слово - живучесть. оно идетъ ко многимъ другимъ вещамъ, изъ которыхъ иныя тоже не рѣдко гуляютъ по свѣту подъ именемъ идей; но эти идеи - самозванцы, переряженцы, волки въ одеждѣ овчей. Къ нимъ между прочимъ принадлежатъ разнаго рода фокусы, изобретаемые такъ называемыми остроумными писателями, для достиженiя различныхъ земныхъ, насущныхъ цѣлей, а иногда даже и цѣлей духовныхъ, какъ напримѣръ для воздвиденiя себѣ временнаго минiатюрнаго пьэдестальчика, чтобы стать на него въ качествѣ маленькаго божка, крошечнаго идеальчика, показаться, покрасоваться, показать публикѣ фокусъ и потомъ уйти внутрь пьедестальчика, какъ уходятъ подравшiяся марионетки. Фокусъ заключается иногда въ извѣстномъ взглядѣ на извѣстный предметъ, или даже просто въ извѣстномъ прiемѣ, въ извѣстномъ тонѣ рѣчи, въ извѣстной манерѣ объясняться съ публикой. Подобное изобрѣтенiе большею частiю остается во все время своего существованiя исключительной привилегiей изобрѣтателя, потомучто его собратья по ремеслу6 хотя видятъ иногда выгодность фокуса, но съ другой стороны соображаютъ невыгодность немного унизительной роли подражателя, и - оставляютъ изобрѣтенiе въ исключительномъ пользованiи изобрѣтателя - одни съ презрѣнiемъ, другiе съ завистью и затаенной досадой. Между тѣмъ фокусъ, какъ изобрѣтенiе, имѣетъ характеръ новизны и свѣжести; новизна и свѣжесть привлекательны, онѣ нравятся публикѣ, публика стремится къ нимъ, и изобрѣтатель торжествуетъ, торжествуетъ до тѣхъ поръ, пока публика не присмотрится къ фокусу или не набьетъ имъ себѣ оскомины. Тогда можетъ послѣдовать одно изъ двухъ: или молчавшiе дотолѣ собратья ополчатся на пошатнувшагося артиста, произойдетъ жестокая война, которая и кончится тѣмъ, что артиста повалятъ; или же догадливый артистъ, предупреждая войну, вó время закроетъ лавочку, уберетъ свой пьедестальчикъ и удалится...
   Казалось бы, что такъ тому дѣлу должно и кончиться. Но нѣтъ! Вотъ проходятъ годы; туманъ забвенiя застилаетъ слѣды удалившагося артиста; мѣсто, гдѣ стоялъ его пьедестальчикъ, уже заросло травой и былiемъ; по немъ гуляютъ другiе господа, совсѣмъ въ иныхъ костюмахъ, съ иными физiономiями и прiемами... Вдругъ - въ сторонѣ выдвигается изъ-подъ земли угломъ незвѣстный предметъ. Тотчасъ находится господинъ съ призванiемъ антикварiя, припадаетъ, собственноручно откапываетъ и извлекаетъ... пьедестальчикъ! Смотрите, дорогая находка уже у него на плечѣ; онъ бѣжитъ за нею, третъ ее, чиститъ, кроетъ свѣжимъ лакомъ и - онъ уже на пьедестальчикѣ, въ костюмѣ артиста, въ грацiозной позѣ. Публика, начавшая было забывать артиста, успѣвшая поддаться другимъ впечатлѣнiямъ увлечься другими интересами, видитъ что-то блестящее, не узнаетъ знакомаго пьедестальчика, идетъ, любопытствуетъ и любуется, какъ чѣмъ-то новымъ. Конечно ей немного нужно времени на то, чтобы всмотрѣться и разпознать, что это новое - только подновленное и подкрашенное старье; но - вѣдь это пожалуй можетъ повториться и не разъ. Вотъ почему подобнымъ вещамъ слѣдуетъ приписать свойство живучести!
   Недалѣе какъ въ прошедшемъ номерѣ нашего журнала одна статья указала мѣсто, гдѣ найденъ и открытъ пьедестальчикъ однаго изъ нашихъ бывшихъ наиболѣе искуссныхъ и наиболѣе смѣлыхъ артистовъ - Ѳаддея Венедиктовича. Но вѣдь это не единственный примѣръ...
   Благосклонный читатель, скажите, были ли вы такимъ же какъ теперь благосклоннымъ читателемъ въ тридцатыхъ годахъ нашего вѣка? Мы тогда состояли таковыми; если и вы тоже, то конечнопомните, чѣмъ для насъ былъ тогда таинственный, красовавшiйся нѣкоторое время своей таинственностью баронъ Брамбеусъ, и какимъ подножiемъ служила ему тогда "Библiотека для чтенiя". Если вы молоды такъ, что не помните тогдашней "Библiотеки для чтенiя", то не судите по нынѣшней: теперь она уже въ третьихъ или четвертыхъ рукахъ; въ ней съ той поры произведено столько капитальныхъ исправленiй и передѣлокъ, что первоначальной постройки и узнать невозможно. Если же вы помните первоначальную "Библiотеку для чтенiя", то знаете, что въ ней больше всего и прежде всего читались: такъ называемая Литературная лѣтопись и статьи, подписанныя барономъ Брамбеусомъ; вы знаете, какъ мы носились съ этимъ идольчикомъ, какъ мы хохотали и радовались тому, чтó онъ для насъ выдѣлываетъ, съ какимъ наслажденiемъ читали мы его... А скажите, много ли вы вынесли и внесли въ вашу жизнь изъ того, что прочли въ Литературной лѣтописи и въ статьяхъ барона Брамбеуса?..Но можетъ быть вы съ той только поры и именно по милости баронв Брамбеуса и вступили въ званiе благосклоннаго читателя? - И этого уже довольно, хотите вы сказать. Совершенно справедливо! Помянемте-же собственно за это добрымъ словомъ барона Брамбеуса и его литературную лѣтопись... Ну, а если бы теперь, когда вы давно уже привыкли быть читателемъ, вдругъ явились къ вамъ вновь и въ видѣ новостей та же или подобная литературная лѣтопись и такiя же или подобныя статьи, какiя были подписаны барономъ Брамбеусомъ, - какъ бы вы встрѣтили ихъ? Вы скажете, что этого быть не можетъ, что конекъ, на которомъ ѣздилъ баронъ Брамбеусъ, давно обезножилъ и едва ли обрѣтается въ числѣ живыхъ тварей. Напрасно вы такъ думаете: конька или его остовъ могутъ отрыть усердные антикварiи, и та же пѣсня... Да позвольте: уже не раздается ли она и теперь иногда вокругъ васъ, только раздается ъ подновленнаго и подкрашеннаго пьедестальчика. Увы! кажется антикварiи упускаютъ изъ вида, что пьедестальчикъ барона былъ такого устройства, что не всякому удобно держаться на немъ. Барону легко было дѣйствовать, потомучто онъ взбирался на него во всеоружiи: у него бывали биткомъ набиты всѣ карманы разноцвѣтными камешками его остроумiя, и онъ бросалъ ихъ въ публику полными горстями, чтó дѣйствительно произодло отличный минутный эффектъ, и публика рукоплескала, заливаясь веселымъ смѣхомъ. Но если бы не достало матерiала? Если бы у взобравшагося на пьедестальчикъ антикварiя оказался этотъ матерiалъ въ маломъ количествѣ и слабаго достоинства, - вѣдь эффекта не было бы и - паденiе, рѣшительное паденiе! Ни что не можетъ быть печальнѣе того позорища, когда кто въ кругу умныхъ людей обнаружитъ претензiю на остроумiе и наличнаго остромiя не предъявитъ. Произноситъ человѣкъ фразу, разчитывая на блестящiй эффектъ; онъ кончилъ и самъ уже посмѣялся, а собеседники сидятъ молча, безъ улыбки и смотрятъ вопросительно, какъ бы ожидая еще чего-нибудь. А ждать-то ужь нечего - все! Боже мой! какое тяжолое чувство производитъ всегда въ нас подобное положенiе! Впрочемъ можетъ быть это наша личная особенность, - мы никому ея не навязываемъ; можетъ быть вы въ такихъ случаяхъ съ улыбкой и съ удовольствiемъ думаете: по дѣломъ! пусть будет стыдно господину, - впередъ наука!.. Ну, а если темою для упражненiя своего бѣднаго остроумiя господинъ изберетъ такой предметъ, на который большая часть собесѣдниковъ смотритъ очень серьезно, съ теплымъ участiемъ слѣдитъ за его разработкой, и лучшую, истинную его сторону считаютъ свято-неприкосновенною; и если господинъ примется мазать по всѣмъ сторонамъ этого предмета своимъ остроумiемъ, какъ грязью, подъ которою предметъ тускнѣетъ и опошливается, - это уже не можетъ не покоробить васъ. - Все такъ, скажете вы; но къ чему же идетъ рѣчь? гдѣ же видно теперь появленiе изъѣздившагося баронова конька? - Извольте, можно сдѣлать и это указанiе, хотя мы увѣрены, что вы не замѣтили сами вновь появляющагося мѣстами конька потому только, что проходите мимо его безъ всякаго вниманiя.
   Здѣсь однако мы должны сдѣлать маленькую оговорку. Надо вспомнить, что баронъ, оставившiй свою первоначальную дѣятельность и не показывавшiйся публикѣ въ продолженiе десяти лѣтъ, снова потомъ появился на нѣкоторое время предъ нею; но тутъ онъ появился уже не на томъ конькѣ: тутъ его остроумiе приняло другой оттѣнокъ; оно перестало быть простыми разноцвѣтными камешками, а получило смыслъ, соотвѣтствующiй настоящму времени и его потребностямъ (баронъ былъ человгкъ разумный и съ большимъ тактомъ!).. Мы говорили, конечно, о его первомъ, старинномъ конькѣ.
   Что дѣлалъ онъ, въ перiодъ своей первоначальной дѣятельности, съ наукой и съ вопросами, - это всѣмъ памятно, и объ этомъ мы уже говорить не будемъ. Но не припомните ли напримѣръ его взглядовъ на женщинъ и характера его глумленiя надъ ними? Если припомните это, если припомните его язвительныя, холодня рѣчи о нихъ, да еще припомните его Фантастическiя путешествiя, а потомъ заглянете... хоть въ остроумный фельетонъ "Спб. Вѣдомостей", въ No 100-мъ сего 1861 года, то изъ послѣдняго непремѣнно пахнетъ на васъ чѣмъ-то давно знакомымъ и давно забытымъ; вы тотчасъ разпознаете фасонъ потертаго и обломаннаго пьедестальчика, разпознаете поступь престарѣлаго и изъѣзженнаго конька... Тамъ, въ фельетонѣ, видите ли, авторъ сообщаетъ почтеннѣйшей публикѣ разныя безобразныя видѣнiя своего магнетическаго сна, изъ которыхъ самымъ безобразнѣйшимъ показалось намъ слѣдующее:
   Въ обширной общественной залѣ кто-то читаетъ публичную лекцiю "объ эмансипацiи женщинъ"; слушаютъ лекцiю однѣ женщины, а у подъѣзда, съ салопами и калошами стоятъ ихъ мужья; слушательниы неистово рукоплещутъ, и потомъ выносятъ лектора на рукахъ, сажаютъ его въ экипажъ и везутъ на себѣ, а мужья со страхомъ и мольбами бѣгутъ за ними въ догонку, предлагая, кто платокъ, кто калоши, въ предохраненiе отъ простуды, но съ презрѣнiемъ и негодованiемъ отвергаются и отгоняются.
   Все это пространно, краснорѣчиво и остроумно изложенное, мы прочли, не улыбнувшись ни разу, а потомъ подумали: зачѣмъ все это пишется? вѣдь, вѣроятно, съ цѣлью доставить удовольствiе читателю и вызвать улыбку на его уста. Отчего же мы не улыбались? - Оттого, отвѣтилъ намъ внутреннiй голосъ, что во всемъ этомъ остроумномъ видѣнiи нѣтъ и тѣни какой-нибудь свѣженькой мысли; оттого, что глумленiе надъ унизительной ролью мужей, потворствующихъ прихотямъ женъ, до того истерлоь и износилось, до того набило всѣмъ оскомину, что пускать теперь его за современное остроумiе уже нѣтъ никакой возможности. Для кого же это пишутъ? И для чего наконецъ безобразятъ и пачкаютъ этой ни на что не нужной грязью только-что возникшiй вопросъ, который и безъ того уже забросанъ ложнымъ и дикимъ пониманьемъ, разными излишествами, преувеличенiями, тупыми и близорукими взглядами? Для кого, говоримъ, пишутъ это? Для большинства? Для того, чтобы оно посмѣялось надъ новымъ вопросомъ, не успѣвши вникнуть въ него, и отвернулось бы отъ него, оставшись при добродушномъ убѣжденiи въ нормальности и безъукоризненности существовавшей до сихъ поръ системы женскаго воспитанiя, опредѣляющаго и настоящее положенiе женщинъ въ обществѣ, и ихъ нравы и склонности?.. Господа! потрудтесь прежде сами понять вопросъ, потрудитесь прежде очистить его, выдѣлите изъ него ту часть, которая несомненно истинна, и дайте всѣмъ усоить эту истину; а потомъ отброшенныя излишества предавайте пожалуй какому угодно осмѣянiю. Но, теперь, вѣдь это даже вредно, вредно для нашего развитiя. Правда, вреда тутъ можетъ и не быть, если ваше изобрѣтенiе, будучи приправлено весьма слабымъ, выдохшимся остроумiемъ, не произведетъ эффекта и пройдетъ незамѣченнымъ... Да! только это одно обстоятельство и можетъ успокоить вашу совѣсть.
   Самоновѣйшiй отрицатель
   Такъ какъ мы уже забрались въ фельетонъ "Спб. Вѣдомостей", то кстати
   воздадимъ хвалу почтенной газетѣ за ея великое безпристрастиiе, выражающееся помѣщенiемъ въ одномъ и томъ же нумерѣ двухъ взглядовъ, расходящихся по двумъ дiаметрально-противоположнымъ направленiямъ. Въ No 109 есть остроумно-отрицательный фельетонъ, заключающiй, между прочимъ, взглядъ на значенiе пѣсенъ, собранныхъ П.В.Кирѣевскимъ, и въ томъ же нумерѣ есть статья г.Я.Грота: Бѣлинскiй и его мнимые послѣдователи, заключающая возражнiе на положнiе г.Погодина, что будто бы большая часть нынѣшнихъ рецензнтовъ вѣритъ только тому, что сказалъ Бѣлинскiй, и служитъ слабымъ отголоскомъ его мнѣнiй, убѣжденiй и вѣрованiй. Г.Гротъ приводитъ мѣста изъ Бѣлинскаго, съ которыми онъ самъ согласенъ и которыми доказываетъ, что большая часть нынѣшнихъ рецензентовъ (преимущественно отличающихся отрицательнымъ направленiемъ) измѣнили мнѣнiямъ, убѣжденiямъ и вѣрованiямъ Бѣлинскаго. Вотъ нѣкоторыя изъ словъ Бѣлинскаго, приведенныхъ г.Гротомъ:
   "Какихъ-нибудь сто лѣть прошло съ того времени, когда мы не знали еще грамоты, и вотъ уже мы по справедливости, гордимся могущественными проявленiями необъятной силы народнаго духа въ отдѣльныхъ лицахъ, каковы: Ломоносовъ, Державинъ, Фонъ-Визинъ,Карамзинъ, Крыловъ, Жуковскiй, Батюшковъ, Пушкинъ, Грибоѣдовъ и другiе."
   Далѣе о Державинѣ:
   "Въ поэзiи Державина явились впервые яркiе вспышки истинной поэзiи, мѣстами даже проблески художественности, какая-то ему одному свойственная оргинальность во взглядѣ на предметы и въ манерѣ выражаться, черты народности, столь неожиданныя и тѣмъ болѣе поразительныя въ то время"...
   "Богатырь поэзiи, по своему природному таланту, Державинъ, со стороны содержанiя и формы своей поэзiи, замѣчателенъ и важенъ для насъ, его соотечественниковъ: мы видимъ въ немъ блестящую зарю нашей поэзiи."
   Потомъ о Жуковскомъ:
   "Неизмѣримъ подвигъ Жуковскаго и велико значенiе его въ русской литературѣ.
   "Творенiя Жуковскаго - это цѣлый перiодъ нашей литературы, цѣлый перiодъ нравственнаго развитiя нашего общества. Ихъ можно находить односторонними, но въ этой-то односторонности и заключается необходимость, оправданiе и достоинство ихъ. Съ произведенiями музы Жуковскаго связано нравственное развитiе каждаго изъ насъ, въ извѣстную эпоху нашей жизни, и потому мы любимъ эти произведенiя, даже и будучи отдѣлены отъ нихъ неизмѣримымъ пространствомъ новыхъ потребностей и стремленiй; такъ возмужалый человѣкъ любитъ волненiя и надежды своей юности, надъ которыми самъ же уже смѣется.
   "И какъ не любить горячо этого поэта, котораго каждый изъ насъ съ благодарностью признаетъ своимъ воспитателемъ, развившимъ въ его душѣ всѣ благородныя сѣмена высшей жизни, все святое и завѣтное бытiя?"
   Сдѣлавъ еще нѣсколько выписокъ, г.Гротъ заключаетъ: "Вотъ съ какимъ живымъ сочувствiемъ замѣчательный русскiй критикъ сороковыхъ годовъ говоритъ о писателѣ, отъ котораго презрительно отвернулась въ наше время холодная отрицательная школа. Нѣтъ, Бѣлинскiй не призналъ бы ее своею дочерью, онъ самъ отъ нея отвернулся бы съ негодованiемъ, видя въ ея дѣйствiяхъ разрушенiе того, что считалъ побѣдою своего времени.
   "...Пользу отрицанiя Бѣлинскiй поставлялъ въ томъ, что оно привело къ положительному и разумному признанiю. Что-жъ бы сказалъ онъ, если бы увидѣлъ, что это радовавшее его признанiе такъ скоро вытѣсняется опять отрицанiемъ, доводимымъ до послѣдней крайности?
   "...Теперь наступило уже болѣе отрадное время: съ разныхъ сторонъ, въ разныхъ органахъ нашей перiодической печати послышались громкiе протесты противъ исключительно-отрицательнаго направленiя, и уже открывается, какъ несправедливы были тѣ, которые подозрѣвали все наше молодое поколѣнiе въ образѣ мыслей, принадлежащемъ одной только партiи. Въ самомъ дѣлѣ возможно ли, чтобы въ эпоху торжества здравого смысла надъ вѣковыми предразсудками, въ эпоху образованiя общественнаго мнѣнiя, вся молодежь могучей, быстро развивающейся нацiи заразилась узкими воззрѣнiями односторонней литературной школы?"
   Казалось бы можно спросить: да гдѣ же слышалъ г.Гротъ, чтобы кто-нибудь шолъ противъ этихъ воззрѣнiй Бѣлинскаго, или отвергалъ бы ихъ? Но, перевернувъ листъ газеты и заглянувъ въ фельетонъ, гдѣ брошенъ глубокiй взглядъ на пѣсни, собранныя Кирѣевскимъ, мы дѣйствительно находимъ тамъ какъ-разъ "отрицанiе, доводимое до послѣдней крайности". Тамъ говорится, напримѣръ:
   "Державинъ - могучiй генiй, по мнѣнiю многихъ еще и теперь, а между тѣмъ онъ. всѣмъ своимъ содержанiемъ, врядъ ли можетъ отвѣтить на простые вопросы: для чего собственно писалъ онъ, и что именно написалъ?.. У него была впередъ заданная тема, и не могло быть мѣста свободному творчеству."
   Далѣе страшный отрицатель признается, что онъ "въ самомъ Пушкинѣ далеко не видитъ того, что видятъ другiе", и "не пытается даже измѣрять разстоянiя, отдѣляющаго его отъ Державина". Потомъ, поговоривъ еще немного о новѣйшихъ поэтахъ, задѣвъ при этомъ и насъ мимоходомъ, онъ, отрицатель, изъ своего  глубокаго "соображенiя отличiй разныхъ перiодовъ нашей поэзiи въ полномъ ея составѣ", выводитъ заключенiе, что "все это только отличiя внѣшнiя, отличiя формы, извитiе словесъ, - а никакъ не содержанiя. Содержанiя не было прежде (рѣшаетъ онъ категорически), нѣтъ его и теперь".
   Ну, и конечно! Такъ вотъ же вамъ и "яркiя вспышки истинной поэзiи!" Вотъ вамъ и "воспитатели, развившiе въ нашихъ душахъ всѣ благородныя сѣмяна высшей жизни!" Это они все одной формой производили, безъ всякаго содержанiя? И благородныя-то сѣмяна развивали одной формой? Удивительные люди!..
   Позвольте однако, читатель! Намъ что-то дѣлается страшно; на насъ нападаетъ тоска и ужасъ... Вообразите, что мы не знаемъ ни французской, ни нѣмецкой, ни англiйской, ни арабской, ни персидской, и никакой другой поэзiи, кромѣ своей! Вообразите, что мы до сихъ поръ жили только своей доморощенной, русской поэзiей, и... представьте же наше положенiе: эта поэзiя безъ содержанiя, совсѣмъ-таки безъ содержанiя! Гдѣ жъ оно? Чѣмъ же мы жили? Неужели одной формой, скорлупой? Такъ мы стало быть не люди! Человѣкъ (а тѣмъ аче народъ) не можетъ жить безъ поэзiи, а скорлупа поэзiи - не поэзiя. Что же мы такое? Ужь пусть бы, браня насъ, читателей, говорили, что мы никогда не были надлежащими гражданами, - ни гражданами мiра, ни гражданами своего общества; но вѣдь намъ казалось, что по крайней мѣрѣ людьми-то иы были... Такъ и этого нѣтъ?.. Ужасно! ужасно! Великодушный читатель! зовемъ васъ на помощь! спасите насъ отъ страшнаго отрицателя, отрицающаго въ насъ человѣческую природу!..
   Говоримъ не шутя: удивительно, куда можно угнать себя, если задаться одной упрямо-исключительной идейкой и гнуть на нее безъ оглядки, во что бы то ни стало!

"Время", No 7, 1861

  

НАШИ ДОМАШНIЯ ДѢЛА

СОВРЕМЕННЫЯ ЗАМѢТКИ

   Лѣтнiй зной и книжная духота. - Воображаемая теорiя. - Потребность въ свѣжемъ воздухѣ. - Третьекласный вагонъ и волжскiй пароходъ. - Приключенiе. - Чтò значитъ обманывать общественныя ожиданiя. - Старушечье гореванье о своемъ и общемъ горѣ. - Тяжолое время, не пропускающее глупостей. - Споръ, вызванный собачкой и курочкой, и приводящiй въ смущенiе "господина добродушнаго свойства". - Нападенiе на нищихъ. - Нѣчто объ артели. - Ассоцiацiя поэтическихъ талантовъ. - Народные недуги и враги народной нравственности. - Спорные пункты: 1) есть ли у насъ люди или нѣтъ; 2) слѣдуетъ ли кой-кого посыпать персидскимъ порошкомъ, или не слѣдуетъ. - Всеисцѣляющее средство и вопросъ о томъ, дѣйствительно ли оно безъ правительственнаго содѣйствiя. - Новѣйшiя приложенiя этого средства.

______

   Лѣтомъ въ Петербургѣ душно вообще, а тому, кто осужденъ обстоятельствами на усердное чтенiе печатныхъ книжекъ, газетъ и журналовъ, душно въ особенности. Душитъ раскаленный камень съ стоящею надъ нимъ тонкою пылью, душитъ журнальная разноголосица, душитъ кабинетная философiя и почтовая гоньба на предвзятыхъ идейкахъ, душитъ наконецъ литературное аристократство, драпирующееся на пьедестальчикѣ, осуждающее всѣхъ за недостатокъ учености и громко, непрiятно-громко возглашающее, что вотъ оно, аристократство, стоитъ себѣ одно, на пьедестальчикѣ, на извѣстной высотѣ, и дѣлаетъ дѣло - проповѣдуетъ истины, а вокругъ, у его подножiя, волнуется "океанъ пустословiя, пошлостей, фальши, фразъ безъ смысла", и что этотъ океанъ будто-бы "затопляетъ нашу литературу, литературу безъ науки, безъ всякихъ нормъ, безъ значительныхъ серьозныхъ преданiй"; душитъ, признаемся, это литературно-ученое аристократство, желающее запугать простодушныхъ людей ужаснымъ океаномъ и требующее, чтобъ ему вѣрили нá слово, не спрашивая, чѣмъ оно измѣряло чужую ученость и чѣмъ можетъ оно доказать, что у нашей литературы нѣтъ ни науки, ни значительныхъ серьозныхъ преданiй, а у него напротивъ, у него одного есть и наука, и какiя-то значительныя серьозныя преданiя... Чувствуешь, что слѣдовало-бы смѣяться "добродушнымъ смѣхомъ" надъ этой накрахмаленой, комически-строгой фигурой, но... душно! и смѣхъ не поднимается изъ души. Давно уже, т. е. относительно-давно, съ той поры, какъ литература наша стала говорливѣе, живѣе, оживленнѣе, многолюднѣе, съ той поры, какъ стали набѣгать группами можетъ-быть небольшiя, но молодыя и свѣжiя сúлки и шумно засуетились вкругъ мирныхъ, уютно-свитыхъ гнѣздъ, плотно установившихся на поприщѣ, но уже начинавшихъ сохнуть и изнашиваться старыхъ силъ, - съ той самой поры мало по малу начались у насъ перекоры о томъ, кто кого ученѣе, кто солиднѣе, кто выше беретъ въ многоголосномъ концертѣ нашей текущей, повременной литературы. И находятся трудолюбивые люди, которымъ хочется взять всѣхъ выше и которые, напрягая всѣ силы, чтобы выложить на показъ какъ можно больше учености, валятъ съ плеча такiя богатырскiя тяжести на читателя, что и въ прохладное время года его иной разъ въ жаръ броситъ, а въ лѣтнiй зной, на раскаленной плитѣ, подъ тонкой, стоячей пылью

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 252 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа