Главная » Книги

Порецкий Александр Устинович - Наши домашние дела, Страница 7

Порецкий Александр Устинович - Наши домашние дела



ого увѣдомленiя въ губернскомъ присутствiи, начальникъ губернiи заявилъ, что по полученному имъ отъ г. Чиркина донесенiю, уже сдѣлано распоряженiе о производствѣ по этому дѣлу слѣдствiя. Присутствiе постановило: просить мирового посредника Чиркина выдать дворовому человѣку Козьмѣ Прохорову, на основанiи 18 статьи положенiя о дворовыхъ людяхъ, если онъ того пожелаетъ, увольнительный актъ.
   3) Здѣсь мы хотимъ разсказать дѣло, объ окончальной развязкѣ котораго еще не знаемъ; но разскажемъ его, потомучто оно очень любопытно, и разскажемъ словами обнародованнаго постановленiя губернскаго присутствiя. "Ботоговской волости, Брянскаго уѣзда, деревни Полтинки, въ имѣнiи г. Жаковскаго, крестьяне въ 1841 году начали дѣло о свободѣ, доказывая, что они принадлежатъ Бѣлобережскому монастырю. Дѣло это болѣе пятнадцати лѣтъ было на разсмотрѣнiи разныхъ судебныхъ мѣстъ и рѣшилось въ пользу помѣщика; но крестьяне отказались ему работать, и за противозаконныя ихъ дѣйствiя, всѣ домохозяева, числомъ болѣе сорока-пяти человѣкъ, были заключены въ тюрьму и содержались тамъ около четырехъ лѣтъ. Въ это время помѣщикъ отрѣзалъ всю ихъ землю къ господской запашкѣ, такъ что когда крестьяне были освобождены изъ тюремнаго заключенiя, то остались совершенно безъ земли. Дѣло объ этихъ крестьянахъ еще неокончено, и всѣ они состоятъ подъ судомъ; поэтому никто изъ нихъ не можетъ быть, на основанiи 144 ст. общаго положенiя, избранъ въ должности. Брянскiй мировой посредникъ Головинъ, не стѣсняясь этою статьей, учредилъ тамъ сельское общество; а что касается до работъ на помѣщика, то такъ какъ крестьяне не пользуются никакими земельными угодьями, исключая очень маленькаго огорода, то г. Головинъ не считалъ себя вправѣ заставлять крестьянъ работать на помѣщика три дня въ недѣлю, тѣмъ болѣе, что состоянiе крестьянъ, живущихъ христовымъ именемъ, вполнѣ несправедливо. По собранiи сельскаго схода, г. Головинъ убѣдился, что крестьяне не такъ испорчены, какъ объяснилъ ему о нихъ помѣщикъ; они съ готовностью объявили желанiе отбывать какъ казенныя, такъ и на помѣщика повинности, если только имъ будетъ выдѣлена та самая земля, которою они владѣли до своего заключенiя въ тюрьму; но вмѣстѣ съ тѣмъ объявили, что предпочитаютъ лучше платить оброкъ, нежели отправлять издѣльную повинность, потомучто послѣдняя можетъ служить поводомъ къ новымъ на нихъ жалобамъ. Г. Жаковскiй изъявилъ желанiе отдѣлить имъ землю, но только не ту, которую они владѣли, но запольную, требуя при томъ, на основанiи положенiя, уплаты половины оброка впередъ. Посредникъ нашолъ, что какъ надѣлъ запольной земли, такъ и требованiе полнаго оброка несправедливо: крестьяне въ такомъ бѣдственномъ положенiи, что нельзя и думать о переселенiи ихъ на другую землю, которая безъ удобренiя не будетъ въ состоянiи вознаградить за уплаченный оброкъ; требованiе же за нынѣшнiй годъ оброка потому неправильно, что крестьяне не могутъ воспользоваться всѣми доходами съ земли, не посѣявъ въ яровомъ и пропустивъ время пахоты подъ озимь, слѣдовательно у нихъ останутся только одни луга, за которые будетъ несправедливо взыскивать полный оброкъ, положенный за всѣ полевыя угодья. Губернское присутствiе, принимая во вниманiе, что въ отношенiи мироваго посредника не объяснено, какимъ количествомъ земли пользовались крестьяне, какое имъ предлагаетъ помѣщикъ въ настоящее время, и что вопросъ этотъ, по своей важности, требуетъ обстоятельнаго и тщательнаго разсмотрѣнiя на мѣстѣ, постановило: просить посредника, по открытiи мироваго съѣзда, внесть это дѣло на его разсмотрѣнiе, въ одно изъ первыхъ засѣданiй, и затѣмъ просить съѣздъ, не приводя въ исполненiе своего постановленiя по сему предмету, представить его на разсмотрѣнiе губернскаго присутствiя".
   Мы не можемъ вести подробную лѣтопись примѣненiя новаго положенiя; но позволили себѣ выписать эти три, въ одно и тоже время обнародованныя случаи, какъ характеристику нравовъ и той обстановки, въ которой застали народъ мировыя учрежденiя, долженствующiя поэтому взять на себя часть подвига очищенiя нашихъ нравовъ. Здѣсь нѣтъ особенно громкихъ словъ, особенно рѣзкихъ и исключительныхъ событiй; говорится о вещахъ болѣе или менѣе обыкновенныхъ, домашнихъ, въ которыхъ однако оказалась необходимою и спасительною защита со стороны мировыхъ посредниковъ и губернскаго присутствiя... Если съ одной стороны справедливо, что "съ распространенiемъ грамотности и развитiемъ частнаго самоуправленiя измѣнятся взгляды народа", то съ другой - отъ чего будетъ зависѣть измѣненiе взглядовъ гг. Мацнева и Жаковскаго на себя и другихъ людей? Грамотность между ними вѣроятно уже распространена; стало быть остается въ виду развитiе частнаго самоуправленiя, влiянiе котораго будетъ безъ сомнѣнiя всеобщее, а не ограничивающееся однимъ сословiемъ крестьянъ. Впрочемъ и грамотность принимается здѣсь конечно не въ буквальномъ и тѣсномъ ея значенiи, а въ смыслѣ истиннаго образованiя, которое должно способствовать устраненiю и такихъ явленiй, какое по словамъ одной офицiальной статьи, представила помѣщица Кочетурова, требовавшая отъ священника, чтобъ онъ не вѣнчалъ ея дѣвки, на томъ будто бы основанiи, что вышелъ новый указъ, чтобъ всѣ выходящiя замужъ платили барынѣ оброкъ. Чтобъ растолковать помѣщицѣ значенiе закона, превратно ею понимаемаго, необходимо, говорятъ, было нравственное вмѣшательство и главнаго начальника края, и мѣстнаго преосвященнаго.
   Вѣроятно этотъ, а можетъ-быть другiе подобные случаи вызвали слѣдующее правительственное распоряженiе: святѣйшiй синодъ опредѣлилъ предписать по духовному вѣдомству циркулярными указами, чтобы крестьяне и дворовые люди, вышедшiе изъ крѣпостной зависимости, были вѣнчаны безъ требованiя на то дозволенiя бывшихъ ихъ владѣльцевъ.
   Чтó такое собственно для народа грамотность и идущее за нимъ просвѣтлѣнiе понятiй - объ этомъ же нечего говорить; особенно нечего говорить о значенiи этого блага въ устройствѣ и развитiи политическаго и общественнаго быта народа; но еще остается его внутреннiй индивидуальный и домашнiй мiръ, въ который ни мировыя и никакiя учрежденiя не имѣютъ ни возможности, ни права вторгаться, который между тѣмъ еще полонъ для насъ такой глубокой тьмы, а черты, прорывающiяся повременамъ изъ этой тьмы, возбуждаютъ такое живое участiе, а иногда и состраданiе!.. Вотъ хоть бы напримѣръ возбужденный въ той же орловской губернiи, малоархангельскимъ мировымъ посредникомъ Мейеромъ вопросъ о семейныхъ раздѣлахъ. Г. Мейеръ противъ раздѣловъ; онъ пришолъ къ убѣжденiю, что жалобы крестьянъ на неудобства совмѣстной жизни и просьбы о дозволенiи раздѣловъ большею частью происходятъ черезъ ссоры женщинъ или во избѣжанiе рекрутства, ибо крестьяне вѣрятъ, что три брата, разошедшiеся въ разные дворы, уже не будутъ подлежать рекрутству. Посредникъ внушалъ крестьянамъ, что раздѣлы ведутъ къ неминуемой неисправности раздѣлившихся въ отбыванiи казенныхъ и помѣщичьихъ повинностей; но общества, несмотря на эти внушенiя, продолжаютъ весьма легко дозволять раздѣлы. Находя въ этомъ вредъ и источникъ разоренiя для крестьянскихъ семействъ, г. Мейеръ просилъ губернское присутствiе указать правила: въ какихъ случаяхъ сельскiя сходки могутъ дозволять семейные раздѣлы. Но губернское присутствiе, какъ видно, иначе смотритъ на предметъ: оно нашло, что ограничивать предоставленное сельскимъ сходкамъ право разрѣшать семейный раздѣлъ нѣтъ никакой необходимости, потомучто если на семейные раздѣлы согласны общество и желающiе раздѣла члены семьи, - стороны прямо заинтересованныя въ этомъ, - то необходимо предоставить все это ихъ собственному усмотрѣнiю. "Русская рѣчь" говоритъ по этому поводу: "О несправедливости вмѣшательства какой бы ни было сторонней власти во внутреннюю жизнь семьи, хотя бы съ самыми гуманными цѣлями - въ наше время говорить неумѣстно, потомучто въ несправедливости этого вмѣшательства никто не сомнѣвается. Въ ней не сомнѣвается и весь народъ, на здравый смыслъ котораго нельзя не полагаться. Но здѣсь можетъ-быть мѣсто напомнить, что ратующая за принципъ невмѣшательства экономическая наука разсматриваетъ выгоды моральнаго положенiя народа, какъ самый прочный залогъ народнаго благоденствiя. Съ научной, да и опытной точки зрѣнiя, цѣль возвышенiя благоденствiя и искусственными мѣрами соединенiя людей, не имѣющихъ духовной связи, обусловливающей дружное взаимодѣйствiе ихъ къ достиженiю общихъ интересовъ, - невозможна. Люди, которыхъ духовный мiръ разорванъ чѣмъ бы то ни было - враждою ли бабъ, или дiаметральною противоположностью побужденiй - не могутъ согласно идти рука объ руку къ одной цѣли".
   Мысль о противодѣйствiи раздѣламъ г. Мейеръ вынесъ конечно изъ практики, изъ дѣйствительнаго сельскаго быта. Всѣ сколько нибудь знакомые съ этимъ бытомъ очень хорошо знаютъ, что одиночныя семьи рѣдко благоденствуютъ, что раздѣлившаяся семья непремѣнно бѣднѣетъ. Между тѣмъ несправедливость посторонняго вмѣшательства въ дѣла семьи также не подлежитъ сомнѣнiю. Чѣмъ же можно помочь горю? Чѣмъ можетъ быть устранено зло, кромѣ единственнаго средства - просвѣтлѣнiя народныхъ понятiй? Мы недавно слышали разговоръ бывалыхъ людей по этой части. "Всѣ бросились въ раздѣлъ, говорилъ бывалый человѣкъ: - отбоя нѣтъ отъ желающихъ раздѣла; дошло до того, что ужь мужъ съ женой дѣлятся...
   - Это какъ? спрашиваютъ разсказчика: - чтó за небывальщина?
   - Такъ! У старика съ старухой два сына женатыхъ. Одинъ-то сынъ иногда поколачивалъ отца, а другой - мать. Братья не ладили и пошли въ раздѣлъ, и старики туда же: отецъ пошолъ къ тому сыну, который колотилъ мать, а мать къ тому, который колотилъ отца.
   Можно желать уменьшенiя семейныхъ раздѣловъ, но къ исполненiю этого желанiя ведетъ ужь никакъ не посторонное вторженiе въ семейныя дѣла, а только нравственное просвѣтлѣнiе и возвышенiе понятiй народа. И сколько еще вообще лежитъ на народѣ тьмы, которую предстоитъ разогнать будущему свѣту! Сколько предразсудковъ, странныхъ, совсѣмъ дѣтскихъ!.. Не угодно ли напримѣръ, мы напомнимъ нѣкоторые случаи, недавно напечатанные въ газетахъ?
   Вотъ одинъ "интересный сельско-хозяйственный случай", какъ озаглавила его "Сѣверная Пчела". Крестьянинъ волоколамскаго уѣзда Иванъ Ѳедуловъ развелъ на своей землѣ питомникъ туземныхъ и иностранныхъ растенiй, именно: тополя серебристаго, яблони, крыжовника, малины, сибирской сирени, воздушнаго жасмина, ramnus grat Égus, - съ цѣлью торговать ими. Крестьяне, его односельцы, по случаю повторяющихся неурожаевъ и болѣзней на хлѣбъ, возстали на Ѳедулова, приписывая эти несчастiя влiянiю питомника, особенно заморскихъ растенiй, и стали грозить уничтожить этотъ питомникъ. Ѳедуловъ, для опыта, посѣялъ хлѣбъ въ десяти саженяхъ отъ питомника, и хлѣбъ уродился, и никакой болѣзни не подвергся. Это однако его не успокоило, и вотъ - приходитъ онъ въ вольное экономическое общество и проситъ разрѣшить вопросъ: не можетъ ли въ самомъ дѣлѣ имѣть такое вредное влiянiе питомникъ, а если нѣтъ, то выдать ему въ этомъ удостовѣренiе, для успокоенiя односельцевъ и огражденiя питомника отъ ихъ нападенiй.
   А крестьяне вятской губернiи, истребляющiе наряды изъ краснаго, такъ-называемаго французскаго ситца, считая ихъ причиною гнѣва божiя - неурожая, потомучто они, видите ли, крашены собачьей кровью, такъ что въ нихъ и въ церковь ходить нельзя. И это ужь вѣрно, потомучто одному мужичку на полѣ являлись два чудные старца, которые мѣряли поле лапотной веревочкой, приговаривая: "это выпалить жаромъ, а это огнемъ сжечь". Они-то, эти старцы, и велѣли истребить красные наряды.
   Эти явленiя по крайней мѣрѣ способны вызвать улыбку и имѣютъ такое свойство, что можно спокойно ждать постепеннаго ихъ исчезновенiя. Но есть, именно въ домашней жизни народа, такiя стороны, надъ которыми уже никакъ не улыбнешься, и для которыхъ потребность въ образованiи самая неотложная. Напримѣръ въ той же "Русской Рѣчи" все заговариваютъ о мѣрахъ къ сохраненiю народнаго здоровья, и подъ влiянiемъ этой мысли недавно разсуждали о недостаткѣ врачебныхъ пособiй въ деревняхъ и о печальномъ, безотрадно-печальномъ состоянiи деревенскихъ жилищъ.
   Разсматривалась высказанная гдѣ-то, кажется въ "С. петербургскихъ вѣдомостяхъ", мысль "о необходимости обязательнаго содержанiя врачей крестьянскими обществами"; говорилось о томъ, что крестьяне, содержа поневолѣ врача, сами все-таки пойдутъ къ знахарямъ и ворожеямъ, которымъ больше вѣрятъ, нежели врачамъ. Что касается до обязательности содержанiя врачей, то пусть каждый на себѣ примѣритъ, въ какой степени полезно и прiятно обязательное содержанiе кого бы то ни было. Напримѣръ въ Петербургѣ прислуга обязана жить по адреснымъ билетамъ, дающимъ право на безплатное поступленiе въ больницу для чернорабочихъ. Но можно почти съ увѣренностью сказать, что изъ ста человѣкъ, живущихъ по адреснымъ билетамъ, найдется одинъ или два, которые признаютъ для себя пользу отъ билета и расчитываютъ, въ случаѣ болѣзни, на больницу; а остальные девяносто восемь только покоряются заведенному порядку, не думая о больницѣ, и... отмаливаются отъ нея. Недовѣрiе же крестьянъ вообще къ врачамъ - дѣло нерѣшоное. Мы напримѣръ знаемъ одного отставного врача, оставившаго практику и занимающагося въ небольшой деревенькѣ сельскимъ хозяйствомъ. Онъ хотя говоритъ, что уже не практикуетъ, но въ сущности его практика не прекратилась, потомучто со всего околодка къ нему безпрестанно являются больные, привозятъ больныхъ взрослыхъ, приносятъ больныхъ дѣтей; совѣты его крестьяне исполняютъ, вѣрятъ въ нихъ и благословляютъ его. Знаемъ еще одну вдову врача, которая при жизни мужа набралась отъ него кой-какихъ простыхъ медицинскихъ свѣдѣнiй; - у ней также постоянныя консультацiи съ больными крестьянами. Изъ этихъ фактовъ пожалуй можно заключить, что если есть недовѣрiе, то къ не знанiямъ врача и не къ дѣйствительности его средствъ, а къ извѣстному офицiальному или офицiально поставившему себя лицу. Къ надлежащимъ врачебнымъ средствамъ не можетъ быть недовѣрiя со стороны крестьянъ, потомучто вѣдь они не идiоты; но врачу, такъ же какъ священнику, надо умѣть жить съ народомъ, чтобы дѣйствовать спасительно на его тѣло и душу...
   Настоятельная потребность въ нравственномъ просвѣтлѣнiи народа не только давно провозглашена литературой, но и давно чувствуется даже въ глубинѣ нашего отечества. Въ ней кажется уже никто не сомнѣвается, и теперь намъ дороги тѣ факты, гдѣ сознанiе этой потребности переходитъ въ чистую и искреннюю частную дѣятельность. Къ такимъ фактамъ надо отнести извѣстiе, сообщенное редакцiи "Сѣверной Пчелы" г. В. Половцовымъ изъ села Воскресенскаго, лежащаго во ста верстахъ отъ Казани.
   "Богъ помогъ (пишетъ г. Половцовъ) учредить въ здѣшнемъ имѣнiи женскiй крестьянскiй комитетъ, которымъ стращаютъ (?) не только бабъ, но и мужиковъ. А всего только двухъ женщинъ и призывали для наставленiя, да и тѣхъ отпусили съ миромъ. Цѣль комитета - водворенiе доброй нравственности и вспомоществованiе истинно-нуждающимся, а на первый разъ - изученiе молитвъ. Это такой рычагъ, что имъ всего удобнѣе было тронуть возъ съ мѣста, чтобъ привести въ движенiе и дать надлежащее религiозно-нравственное направленiе. Достиженiе этой цѣли разумѣется не легко, но фундаментъ этому положенъ здѣсь уже восемь лѣтъ тому назадъ. Двигателемъ была во все время одна и таже особа: дѣвица Пелагея Алексѣвна Бахарева, выдавшая около полусотни прiютокъ замужъ, все тутъ же, въ одномъ мѣстѣ. Разумѣется, что торжество ея было немалое, когда теперь и старухи одинадцати участковъ выбрали ея питомицъ въ старшiя. Эти-то старшiя и состоятъ членами женскаго крестьянскаго комитета. Теперь я взялся за мужчинъ и выспрашиваю, кто какiя молитвы знаетъ."
   Въ этой мысли есть много хорошаго, но есть также и нѣчто ближе какъ-будто неясное или недосказанное. Чтó значитъ, что комитетомъ стращаютъ? Чтò значитъ: "да и тѣхъ отпустили съ миромъ?" А развѣ предполагается отпускать иныхъ и съ враждой? Вѣдь въ такомъ добровольномъ и сердечномъ дѣлѣ только и могутъ быть дѣйствительны - миръ да любовь. Недосказанность почуялась намъ вѣроятно оттого, что мы вопервыхъ не совсѣмъ поняли составъ комитета, т. е. кто эти старшiя, выданныя замужъ прiютки: вышедшiя ли изъ народа, или изъ среды чуждой народу; а вовторыхъ не знаемъ, какiе именно прiемы употребятъ члены комитета для достиженiя предположенной цѣли, а отъ прiемовъ-то и зависитъ весь успѣхъ дѣла... Можетъ-быть г. Половцовъ будетъ продолжать печатныя свѣдѣнiя о дальнѣйшемъ ходѣ этого дѣла. Тогда увидимъ.
   Въ заключенiе свѣдѣнiй о народномъ дѣлѣ приведемъ слухъ о прекрасномъ предпрiятiи Е. П. Карновича: онъ, говорятъ, предполагаетъ съ начала будущаго года издавать газету подъ названiемъ: "Мировой Посредникъ." Газета будетъ служить органомъ для обмѣна мыслей между лицами, принявшими на себя званiе мировыхъ посредниковъ, для выраженiя ихъ недоразумѣнiй и вообще для передачи всего, чтó будетъ выработываться на мировыхъ съѣздахъ. Кромѣ того, газета будетъ представлять статьи юридическаго и историческаго содержанiя, относящiяся къ развитiю общихъ началъ мирового посредничества.
   Переходя собственно къ дѣлу образованiя, мы прежде всего упомянемъ о нѣкоторыхъ частныхъ начинанiяхъ, которыя обыкновенно дѣйствуютъ прямо и просто, а потому и воспринимаются легко и скоро.
   Въ бузулукскомъ уѣздѣ (самарской губ.) въ селѣ Коноваловкѣ священникъ Фальковъ открылъ воскресную школу для толкованiя закона божiя. Въ извѣстiи говорится, что слушатели у него преимущественно мордва и что число ихъ постоянно увеличивается. Можно догадаться, что это - воскресная школа для взрослыхъ, и дѣятельность священника Фалькова также представляетъ, по выраженiю г. Половцова, рычагъ, которымъ можно двинуть возъ; а мордва, кто ихъ знаетъ, возъ довольно тяжолый.
   О томъ, какъ крестьяне желаютъ учить дѣтей грамотѣ, свидѣтельствуетъ г. М. Турскiй, которому пришлось жить нынѣшнее лѣто въ сельцѣ Пажинѣ гдовскаго уѣзда, - въ мѣстности глухой, лѣсной и болотистой." Деревня (разсказываетъ г. Турскiй) изобилуетъ дѣтьми, вѣчно играющими на улицѣ. Нельзя было не пожелать научить ихъ чему-нибудь, хотя читать да писать на первый случай. Выбравъ удобное время, мы отправились по крестьянскимъ избамъ приглашать желающихъ учиться грамотѣ. Намъ казалось почему-то, что мы встрѣтимъ опозицiю со стороны крестьянъ. Не тутъ-то было. Хозяинъ первой избы прямо объявилъ намъ, что онъ бы радъ учить свою дочь, да это дорого стоитъ, не по его карману, и много благодарилъ насъ, когда его дочь каждый день начала ходить къ намъ въ классъ. Въ другой избѣ мы узнали, что крестьянинъ давно уже подумывалъ отдать своего сынишку въ ученье, да не зналъ куда. Мы предложили услуги. Мальчикъ, о которомъ мы хлопотали, былъ тутъ же въ избѣ. - "Хочешь учиться?" спросилъ его одинъ изъ насъ. - "Не гораздо", отвѣчало дитя. - "Дурачина ты! замѣтилъ отецъ: выучишься - хорошо будетъ, будешь писарь; выучишься считать, лавочникомъ можешь быть." Одинъ крестьянинъ до того былъ взволнованъ нашимъ предложенiемъ, что не желая упустить случая, сталъ навязывать намъ своего пятилѣтняго сына. Мы отказывались, но мужикъ настаивалъ. "Возьмите, говорилъ онъ: маленькiй-то еще лучше въ толкъ возьметъ; вотъ развѣ только бояться будетъ, если пристрастишь когда, а то можно, ничего."
   Короче сказать: по словамъ г. Турскаго, во всей деревнѣ нашолся только одинъ мужикъ, отказавшiйся посылать въ ученье четырнадцатилѣтняго мальчика, который былъ нуженъ ему для работъ: но зато самъ мальчикъ почувствовалъ сильную охоту учиться и урывками прибѣгалъ въ классъ. Женщины, въ особенности старухи, были какъ-будто не совсѣмъ довольны, вѣроятно боясь, что дѣтей будутъ бить; мужики же напротивъ сами просили поколачивать ребятъ, разсуждая такъ: "Нельзя чтобъ не побить: дѣло божье, нелегкое, сразу не поймешь; побьютъ, такъ оно лучше пойдетъ."
   Еще разъ: пора окончательно признать, что неохота простыхъ людей отдавать дѣтей въ книжное ученье, - неохота, о которой прежде бывало обыкновенно говорили, составляетъ уже прошедшее. Она прошла, и прошла какъ-то вдругъ, какъ-будто рукой ее сняло. Откуда же взялось вдругъ это разумное стремленiе? Если изъ новаго положенiя, то могло ли оно такъ широко развиться въ нѣсколько мѣсяцевъ, съ 19 февраля? "Это - магическое дѣйствiе свободы!" скажете вы съ умиленiемъ. Да! но если говорить проще, то не всегда ли оно существовало и сознавалось, только сознанiе лежало въ душѣ и не выходило наружу? На народъ чуть ли не наговорили напраслину: вѣдь зналъ же онъ всегда, что ученье свѣтъ, а неученье тьма, только не примѣнялъ этой мысли къ дѣлу, не примѣнялъ ея къ себѣ, полагая, что она къ нему не относится, что онъ обреченъ на тьму, изъ которой выходить ему судьба не велѣла. Теперь стоило только намекнуть ему о противномъ - и человѣческое стремленiе разомъ вспыхнуло, и уже нельзя удержать его естественнаго хода! Теперь пока еще отецъ рисуетъ сыну блестящую будущность, представляя его писаремъ или лавочникомъ, а скоро и эти образы исчезнутъ изъ народнаго воображенiя и замѣнятся другими, болѣе чистыми идеалами.
   И такъ - грамотность сдѣлалась народной потребностью, требующею удовлетворенiя. Слава-богу, что эта потребность, этотъ крикъ голодныхъ душъ не остался неуслышаннымъ, потомучто... мы ужасно много говоримъ объ этомъ, и даже дѣлаемъ, - хотя не очень быстро и съ нѣкоторыми запинками, но все-таки дѣлаемъ. У насъ даже являются иногда новыя формы предпрiятiй поэтому дѣлу; такъ напримѣръ читаемъ: "Въ г. Якобштадтѣ высочайше утверждено акцiонерное общество для постройки зданiя для частнаго училища съ пансiономъ". Такого общества съ такою цѣлью у насъ еще не бывало.
   Но главное - не промышленыя, а безкорыстныя общества распространенiя грамотности, - они-то нужны, отъ нихъ-то многаго слѣдовало бы ждать. Мы знаемъ, что кромѣ комитета грамотности при вольномъ экономическомъ обществѣ, возникаютъ подобныя же общества и въ разныхъ другихъ пунктахъ; но многiя ли изъ нихъ уже дожили до открытiя своихъ дѣйствiй, - этого не знаемъ. Слышали напримѣръ давно, что въ Полтавѣ зародилась мысль объ учрежденiи "общества для распространенiя грамотности и элементарныхъ знанiй въ народѣ". Теперь разсказываютъ, что уже составленъ проектъ устава общества, что изъявили желанiе около шестидесяти лицъ быть дѣйствительными членами и двѣнадцать лицъ - почетными членами, и что остается только обществу получить утвержденiе отъ правительства.
   Изъ Кiева также несется вѣсть о "прекрасной мысли учредить общество распространенiя грамотности и православнаго образованiя въ югозападныхъ губернiяхъ". Здѣсь также говорится, что нѣкоторые изъ извѣстнѣйшихъ жителей Кiева уже составили проектъ устава и вошли съ прошенiемъ о дозволенiи приступить къ учрежденiю самаго общества, выставивъ въ прошенiи убѣдительнѣйшiя причины, почему образованiе такого общества въ томъ краю даже можетъ-быть необходимѣе, чѣмъ въ какихъ-нибудь другихъ частяхъ Россiи. Далѣе излагаются вкратцѣ эти убѣдительнѣйшiя причины, а оканчивается извѣстiе молитвою о томъ, "чтобы все это не осталось однимъ проектомъ".
   Мы не дерзнули бы сравнивать степени необходимости обществъ грамотности для разныхъ частей Россiи, а просто желаемъ, чтобъ они были вездѣ. Еслибы не осталось ни одного уголка, гдѣ бы не дѣйствовало подобное общество, то это было бы самое лучшее.
   Ярославской губернiи въ г. Романовѣ открыто 30 августа женское приходское училище. Ученицъ поступило двадцать двѣ, большею частью изъ торговаго сословiя; основной капиталъ училища - триста рублей; преподавателями вызвались быть безмездно штатный смотритель и учителя уѣзднаго училища и священникъ Покровскiй.
   Въ недавнее время женскихъ народныхъ училищъ было у насъ такъ мало... такъ мало, что почти совсѣмъ не было; теперь они множатся чуть не съ каждымъ днемъ.
   Въ одной изъ передовыхъ статей "Сѣверной Пчелы", недавно, недалѣе какъ 22 сентября, опять читаемъ слѣдующiе не въ первый разъ задаваемые вопросы: "отчего женщина, занятая тѣмъ же дѣломъ, какъ и мужчина, работаетъ больше, а выработываетъ меньше его? Отчего кухарка беретъ меньше жалованья, нежели поваръ? наставница меньше, нежели наставникъ? повивальная бабка беретъ меньше за визитъ, нежели акушоръ?" и т. д. Отвѣтъ на эти вопросы очень простой: оттого что въ большей части случаевъ женщина меньше знаетъ нежели мужчина, а меньше знаетъ она оттого, что ее не всему тому учатъ, чему учатъ мужчину. Все это авторъ знаетъ конечно и безъ насъ, и потому идетъ дальше...
   "Мы того мнѣнiя (говоритъ онъ), что женщины лучше мужчинъ; что онѣ могли бы исправлять виновныхъ лучше нежели мужчины, точно также какъ лучше уходъ ихъ за больными; а большею частью чтó такое виноватый? - тотъ же больной. Почему же не участвуютъ женщины въ разбирательствахъ права и правды? Почему ихъ не учатъ основательно медицинѣ?" и т. д. Въ заключенiи ставится слѣдующее положенiе: "до той поры мало будетъ и толку и добра на свѣтѣ, пока надъ женщиной будетъ преобладать чувственность и легкомыслiе мужчины".
   Появленiе теперь этихъ вопросовъ и этого положенiя, въ передовой статьѣ "Сѣверной Пчелы", отчасти удивило насъ. Нѣсколько времени тому назадъ они поднялись-было въ нашей литературѣ съ особенной силой, и мы еще тогда (если припомнитъ благосклонный читатель) замѣтили какъ-то, что дурно дѣлаютъ тѣ люди, которые слишкомъ покавалерски глумятся надъ такимъ дѣломъ, неразобравши и непонявши какъ слѣдуетъ его смысла, какъ будто умышленно стараясь всѣми силами опошлить его въ глазахъ читающей публики. Тогда (сказать по правдѣ, это было недавно) нашолся даже человѣкъ, или журналъ, который не знаю для чего притворился простачкомъ, и очень наивно, съ видомъ какого-то заѣзжаго степняка, спросилъ во всеуслышанiе: "да о чемъ тутъ хлопочутъ? Какихъ еще правъ нужно женщинамъ? Вѣдь онѣ же пользуются всѣми гражданскими правами." Но когда раздался громкiй голосъ сего вопрошателя, вдругъ все глумящееся смолкло; веселые поэты перестроили свои лиры и запѣли о чемъ-то другомъ, кажется о мыльныхъ столахъ и стеариновыхъ колонахъ. Надо полагать, что послѣ этого вопроса всѣмъ стало совѣстно продолжать и идти дальше... Мы начинали-было думать, что вопросъ, сбитый такимъ образомъ съ толку, западетъ надолго, и онъ можетъ-быть въ самомъ дѣлѣ запалъ бы, еслибы не вступились тѣ, до которыхъ онъ непосредственно касается, т. е. сами женщины. Перемолчавъ время, кипѣвшее глумленiемъ, онѣ вышли съ твердою рѣчью на защиту своихъ правъ, и въ ихъ устахъ вопросъ начинаетъ входить въ свои законныя границы, дѣлается вопросомъ о воспитанiи и образованiи женщинъ... Можетъ-быть и авторъ статьи въ "Сѣверной Пчелѣ" задавалъ свои вопросы въ минуту одушевленiя голосами женщинъ? - Гдѣ же слышны эти голоса? спросите вы. Указываемъ на г-жу Софью Андрееву, явившуюся въ августовскомъ нумерѣ "Отеч. Записокъ" съ критической статьей по своему предмету; указываемъ на г-жу Е. С-ину... Послѣдняя-то и заставила насъ заговорить объ этой женской исторiи, попавшейся-было въ мужскiя руки; собственно мы хотѣли говорить о ней, т. е. о ея статьѣ въ 35 No Современной Лѣтописи: "по поводу учрежденiя екатеринославской женской гимназiи". Вотъ чтó г-жа Е. С-ина говоритъ въ началѣ своей статьи:
   "Съ тѣхъ поръ какъ издано положенiе объ учрежденiи женскихъ училищъ перваго и второго разряда, въ короткое время въ Россiи успѣло возникнуть множество новыхъ женскихъ учебныхъ  заведенiй. Желательно было бы знать всѣ подробности объ открытiи этихъ заведенiй и о ходѣ въ нихъ образованiй. Но къ сожалѣнiю и то и другое, особенно для насъ, жителей отдаленныхъ провинцiй, покрыто совершеннымъ мракомъ неизвѣстности. Мы читаемъ только, что тамъ-то и тамъ-то женскiя гимназiи открыты; что въ нѣкоторыхъ изъ нихъ учителя предложили безвозмездное преподаванiе. Но на какихъ началахъ основаны эти новыя женскiя учебныя заведенiя, какiя начала приняты въ нихъ для умственнаго и религiозно-нравственнаго образованiя, какими матерьяльными средствами располагало общество при ихъ учрежденiи, какiя сословiя преимущественно жертвовали, какихъ сословiй дѣвицы по преимуществу пользуются въ нихъ образованiемъ, кѣмъ и на основанiи какихъ данныхъ избраны попечительницы и наставницы женскихъ гимназiй и училищъ, - ни о чемъ этомъ мы не встрѣчаемъ свѣдѣнiй ни въ литературныхъ, наиболѣе распространенныхъ журналахъ, ни въ газетахъ; вообще нельзя себѣ составить ясное понятiе о вновь открываемыхъ женскихъ гимназiяхъ. И признаемся, несмотря на это молчанiе, мы не можемъ не удивляться равнодушiю общества къ одному изъ главныхъ его интересовъ. Въ самомъ дѣлѣ, общество кажется сознало уже и высказало, что причина нравственнаго безсилiя, которое замѣчается во всѣхъ образованныхъ классахъ нашего общества, - безсилiе, на которое всѣ такъ жалуются, - кроется отчасти въ ничтожномъ, ложно направленномъ воспитанiи женщинъ, въ воспитанiи, которое преимущественно развиваетъ въ женщинахъ съ дѣтства мелочную суетность и пустое, унизительное тщеславiе. Общество сознало уже и высказало, что средства къ исправленiю этого зла, и слѣдовательно къ улучшенiю нравовъ вообще, должно искать между прочимъ въ возстановленiи достоинства женщины. Какъ же послѣ этого не считать женскаго воспитанiя однимъ изъ главныхъ интересовъ общественныхъ, и какъ не удивляться замѣчаемому равнодушiю къ этому вопросу?.."
   Этотъ голосъ, поданный русскою женщиною, этотъ взглядъ ясный и искреннiй - мы не заносимъ въ лѣтопись, какъ ручательство за то, что среда русскихъ женщинъ скоро озарится полнымъ сознанiемъ своего нравственнаго и общественнаго положенiя, и поднятые о нихъ вопросы не заглохнутъ... Предметъ и цѣль статьи г-жи С-иной составляютъ слѣдующiя мысли:
   1) Независимо отъ женскихъ гимназiй, и даже прежде нихъ, необходимо заботиться объ учрежденiи женскихъ училищъ второго разряда, чтобы обезпечить элементарное образованiе всѣхъ классовъ общества.
   2) Женскiя гимназiи назначаются преимущественно для высшихъ  классовъ, т. е. дворянства; а такъ какъ большая часть дворянскихъ семействъ живетъ внѣ городовъ, то при гимназiяхъ необходимы пансiоны, безъ которыхъ онѣ для дочерей помѣщиковъ были бы недоступны.
   3) Такъ какъ дворянству даровано нынѣ право устроивать женскiя учебныя заведенiя посредствомъ частныхъ ассоцiацiй, то оно, дворянство, и должно воспользоваться этимъ правомъ съ полнымъ единодушiемъ и энергiею; оно должно - изыскать у себя матерьяльныя средства, принять на себя опредѣленiе наилучшей системы воспитанiя и наблюденiя за примѣненiемъ и развитiемъ этой системы (снявъ эту тяжолую заботу съ центральной административной власти). Жертвуя своими матерьяльными средствами, оно само должно и распорядиться ими: ввѣрить попечительство предводителю дворянства (чтобы такимъ образомъ новое учрежденiе примкнуло къ учрежденiю уже существующему), избрать изъ среды себя комитетъ для обсужденiя проекта организацiи женскаго воспитанiя, и при этомъ (необходимѣйшее условiе) вызвать дѣятельное участiе образованнѣйшихъ матерей-воспитательницъ, которыя бы высказали свое мнѣнiе о болѣе правильной системѣ нравственнаго и умственнаго образованiя дѣвушекъ.
   Хотя г-жа С-ина въ одномъ мѣстѣ своей статьи говоритъ: "чтобъ не вводить въ новое учрежденiе сословныхъ предразсудковъ, мы должны были бы допустить въ него воспитанницъ и изъ другихъ сословiй", - но другiя мѣста статьи и все ея направленiя какъ-будто и не исключаютъ вполнѣ сословнаго духа. Мы напримѣръ читаемъ въ ней такiя строки: "Для дочерей бѣдныхъ родителей, нисшаго сословiя, необходимы собственно училища второго разряда, съ необширною програмой. Болѣе образованныя и достаточныя семейства городскихъ жителей могутъ давать дочерямъ образованiе болѣе обширное... Вообще намъ кажется утопiей мысль объ учрежденiи одного общественнаго учебнаго заведенiя для образованiя женщинъ всѣхъ сословiй. Сближенiе сословiй, нѣтъ сомнѣнiя, цѣль прекрасная, но конечно странно полагать, чтобъ этой цѣли можно было достигнуть именно одинаковою програмой наукъ для дѣвицъ высшаго и нисшаго классовъ общества."
   Все это повидимому очень благоразумно; но кажется не оказали бы мы противодѣйствiя прекрасной цѣли сближенiя сословiй, еслибы не стали учреждать ни одного такого заведенiя, которое бы предназначалось исключительно или преимущественно для одного какого-либо сословiя, будетъ ли то заведенiе мужское или женское. На знанiя не должно бы кажется быть ценса; шолковыя и бумажныя издѣлiя могутъ предназначаться - одни для богатыхъ, другiя для бѣдныхъ; но знанiя и этому раздѣленiю подчинить нельзя. Надо быть нисшимъ заведенiемъ, съ ограниченной програмой, надо быть и высшимъ, съ програмой болѣе обширной. Но почему жъ бы иной дворянкѣ не остановиться въ концѣ нисшаго курса, еслибы случилось такое устройство ея головки, что больше ничего въ нее не вмѣстится? Почему съ другой стороны не пройти и мѣщанской дочери высшаго курса, еслибы понудилъ ее къ тому внутреннiй голосъ? Конечно большая часть мѣщанскихъ дочекъ ограничится нисшимъ курсомъ, находя его для себя совершенно достаточнымъ; но зачѣмъ же говорить имъ, что дескать высшее-то не про васъ?.. Почему не учреждаться зеведенiю для всѣхъ желающихъ образованiя, и почему бы не поставить при этомъ главною заботою - чтобы заведенiе было доступно по возможности всѣмъ и привлекало бы всѣхъ; а потомъ - всѣ ли пойдутъ въ него и какого званiя воспитанницы будутъ въ немъ преобладать - это уже дѣло не вполнѣ отъ самого заведенiя зависящее.
   Можетъ-быть многiе найдутъ наши рѣчи сильно непрактичными, впадающими въ утопiю; но чтоже дѣлать, если практика-то наша все еще идетъ врозь съ безусловной правдой. А вотъ, кàкъ вы найдете слѣдующую мысль г-жи С-иной, которою она хочетъ подтвердить неудобство слитiя сословiй въ учебныхъ заведенiяхъ:
   "Воспитанiе женщинъ нашего высшаго сословiя (говоритъ она) далеко не можетъ похвалиться направленiемъ, которое бы прямо вело общество къ лучшему, къ прогрессу. - Не передадимъ ли мы женщинамъ другихъ сословiй суетность, роскошь и тщеславiе, которыми заражены сами?"
   Чтоже такое? мы какъ-то не можемъ въ толкъ взять; вѣдь это кажется значитъ: отдѣлять нисшихъ отъ высшихъ, изъ опасенiя, чтобы высшiе не заразили нисшихъ? Да искренно ли вы это сказали? Такъ-таки и оцѣнить по карантиновымъ правиламъ, какъ зачумленныхъ?.. Положимъ, что опасенiя ваши и имѣютъ основанiе; но вѣдь вы думаете о радикальномъ преобразованiи системы воспитанiя, о созданiи такой системы, которая бы искоренила тщеславiе и суетность. Такъ не лучше ли, составивъ проектъ преобразованiя, т. е. придумавъ систему, вмѣстѣ съ введенiемъ ея допустить, какъ вспомогательное средство противъ сказанныхъ недуговъ, дѣйствiе примѣра нисшихъ, недугами не заражонныхъ?.. Мы не стоимъ за дѣйствительность средства, а только дѣлаемъ выводъ изъ вашихъ посылокъ: если можно опасаться, что въ общемъ учебномъ заведенiи недостатки высшаго сословiя передадутся нисшимъ, и если поэтому нисшiя признаются свободными отъ этихъ недостатковъ, то при радикальной системѣ воспитанiя не вѣроятнѣе ли предположить обратное дѣйствiе, отъ нисшихъ къ высшимъ?
   Какъ бы то ни было, вопросъ очень важенъ, а мы только набрасываемъ бѣглыя замѣтки, къ общему соображенiю. Во всякомъ же случаѣ торжествуемъ тотъ фактъ, что русскiя женщины вступились за свое дѣло. "Женщины лучше мужчинъ", говоритъ "Сѣверная Пчела". Можетъ-быть женщины и докажутъ это на дѣлѣ, чтó въ настоящемъ случаѣ имъ и не слишкомъ трудно будетъ сдѣлать, послѣ того, кàкъ нѣкоторые гг. мужчины стали было поступать съ женскимъ вопросомъ.
   А что касается до сословнаго характера учебныхъ заведенiй, то мы имѣемъ офицiяльный фактъ, относящiйся къ этому предмету. У насъ существовали училища для дѣтей канцелярскихъ служителей, бывшiя подъ вѣдѣнiемъ приказовъ общественнаго призрѣнiя. По общему отзыву, училища эти не отличались особеннымъ процвѣтаньемъ и пользы обществу приносили мало. Теперь послѣдовало высочайше утвержденное мнѣнiе государственнаго совѣта, которымъ положено:
   "1) Дальнѣйшiй прiемъ воспитанниковъ въ училища дѣтей канцелярскихъ служителей, въ томъ числѣ и въ особый для нихъ пансiонъ при олонецкой гимназiи, нынѣ же прекратить.
   "2) Взамѣнъ того, предоставить приказамъ общественнаго призрѣнiя употреблять соразмѣрную со средствами ихъ сумму на помѣщенiе дѣтей канцелярскихъ служителей и бѣдныхъ чиновниковъ стипендiатами въ другiя учебныя заведенiя, какъ общiя, такъ и спецiяльныя, съ необходимымъ пособiемъ на одежду и учебныя принадлежности, оставляя впрочемъ сихъ дѣтей на попеченiи родителей, родственниковъ, опекуновъ и даже постороннихъ, но вполнѣ благонадежныхъ семействъ, съ тѣмъ чтобы лишь при совершенной къ тому невозможности, приказы содержали таковыхъ дѣтей въ сиротскихъ домахъ или другихъ воспитательныхъ заведенiяхъ, либо своими пансiонерами въ учебныхъ заведенiяхъ.
   "3) На изложенныхъ основанiяхъ (п. 2) должны быть размѣщены и воспитанники, находящiеся нынѣ въ училищахъ дѣтей канцелярскихъ служителей; по мѣрѣ же распредѣленiя ихъ, самыя училища имѣютъ быть закрыты, съ присоединенiемъ экономическихъ капиталовъ ихъ къ суммамъ приказовъ, въ распоряженiе коихъ поступятъ и зданiя, принадлежащiя симъ училищамъ.
   "4) Министерству внутреннихъ дѣлъ предоставить тѣ зданiя упраздняемыхъ канецелярскихъ училищъ, въ коихъ не будетъ предстоять надобности для приказовъ, передать въ вѣдѣнiе министерства народнаго просвѣщенiя, для помѣщенiя въ нихъ заведенiй для образованiя сельскихъ учителей" и пр.
   Такимъ образомъ это постановленiе касается двухъ современныхъ потребностей: съ одной стороны полагаетъ конецъ несвоевременному, обветшалому учрежденiю, а съ другой - оказываетъ содѣйствiе къ открытiю новыхъ, необходимо нужныхъ заведенiй.
   Говоря о народномъ образованiи, мы не можемъ умолчать объ одномъ правительственномъ начинанiи, которое можетъ считаться событiемъ нынѣшняго года. Это - высочайше утвержденное предположенiе объ основанiи петровской земледѣльческой академiи. Въ журналѣ министерства государственныхъ имуществъ помѣщена подробная статья, въ которой изложены историческiй ходъ этого предположенiя, и начала, на которыхъ учреждается академiя. Мы остановимся нѣсколько на послѣднихъ, чтобы дать хотя общее понятiе о духѣ и характерѣ будущаго учрежденiя.
   Академiя учреждается въ купленомъ для этой цѣли министерствомъ государственныхъ имуществъ у частнаго владѣльца имѣнiи - селѣ Петровскомъ-Разумовскомъ, находящемся близъ Москвы, въ десяти верстахъ отъ кремля, по дорогѣ въ Петровскiй паркъ, и въ восьми верстахъ отъ станцiи желѣзной дороги.
   Полный академическiй курсъ будутъ составлять слѣдующiе предметы: 1) математика (геометрiя, тригонометрiя, алгебра, упражненiя въ комерческихъ исчисленiяхъ, практика съемки, нивелировки, разбивки плановъ въ натурѣ), 2) физика, 3) химiя, 4) механика, 5) ботаника, 6) зоологiя, 7) строительная наука, 8) лѣсоводство, 9) агрономiя, 10) сельская экономiя, 11) скотоводство и 12) технологiя.
   При академiи будутъ слѣдующiя заведенiя:
   1) Библiотека, физическiй кабинетъ и химическая лабораторiя.
   2) Консерваторiя, въ которой можно было бы изучать: производительныя силы Россiи, положенiе ея сельской промышленности и современное состоянiе сельско-хозяйственной техники.
   3) Опытное поле.
   4) Ботаническiй садъ.
   5) Особое отдѣленiе въ оранжереяхъ для физическихъ изслѣдованiй надъ растенiями.
   6) Фруктовый садъ и огородъ.
   7) Заведенiе искусственнаго рыбоводства.
   8) Птичiй дворъ.
   Сверхъ этого предположено тутъ же основать ферму.
   Академiя будетъ открыта, за извѣстную плату, для всѣхъ, безъ различiя званiй и лѣтъ.
   Въ ней будутъ только вольнослушатели. Начальство будетъ заботиться только объ устройствѣ для нихъ помѣщенiй при академiи и удобнаго сообщенiя съ Москвою.
   Вступительныхъ и переводныхъ экзаменовъ совсѣмъ не будетъ.
   Посѣтителямъ предоставляется по произволу - слушать полный курсъ, или только нѣкоторые предметы, или даже одинъ извѣстный предметъ.
   Кто пожелаетъ имѣть удостовѣренiе въ прiобретенныхъ познанiяхъ, тотъ можетъ добровольно подвергнуть себя выпускному экзамену, и выдержавъ его, получаетъ - за полный курсъ дипломъ, за одинъ или нѣкоторые только предметы - свидѣтельство. Свидѣтельство не даетъ никакихъ правъ, кромѣ удостовѣренiя въ знанiяхъ, а дипломъ даетъ права наравнѣ съ высшими учебными заведенiями.
   Управленiе заведенiями ввѣряется директору (въ эту должность уже избранъ и назначенъ академикъ Желѣзновъ); учебною частью завѣдуетъ коллегiя профессоровъ.
   Выборъ профессоровъ предоставляется самой ихъ коллегiи.
   Всѣ профессора академiи пользуются одинаковыми правами, безъ раздѣленiя ихъ на степени, какъ это введено въ университетахъ.
   Такимъ образомъ (какъ сказано въ самой статьѣ) "доступъ въ академiю открытъ для всѣхъ; выборъ предметовъ предоставленъ каждому; пособiя для науки положено имѣть возможно полныя; избранiе профессоровъ обезпечено судомъ ихъ самихъ: таковы принципы, которые положены фундаментомъ заведенiя и на которыхъ долженъ рости его успѣхъ. Отсутствiе всякихъ формальностей для слушателей должно обратить всѣ усилiя ихъ на самое дѣло... Съ одной стороны устранены всѣ преграды къ доступу въ заведенiе, а съ другой - въ самомъ заведенiи устранено все, чтó можетъ мѣшать дѣлу."
   Это напоминаетъ намъ о "настежъ-раствореныхъ дверяхъ академiи и университетовъ", о которыхъ мы говорили нѣсколько мѣсяцевъ назадъ. Здѣсь дѣйствительно обѣщаются настежъ-раствореныя двери, въ которыя вѣроятно и пойдутъ охотно тѣ, которые при прежнихъ средствахъ колотились вѣкъ самоучками... Насчетъ самоучекъ недавно встрѣтили мы въ газетахъ еще одно замѣчательное явленiе: это - разсказъ г. А. Ломовскаго о знакомствѣ его съ Васильемъ Михайловичемъ Кочькинымъ, бывшимъ крѣпостнымъ, а теперь временно-обязаннымъ крестьяниномъ г-жи Орловой, - родомъ изъ владимiрской губернiи, ковровскаго уѣзда, деревни Аргуновой, - живущимъ въ Москвѣ и занимающимся "болѣе по лѣсной части".
    "В. М. Кочькинъ (разсказываетъ г. Ломовскiй) пришолъ ко мнѣ съ просьбой одолжить ему численныхъ таблицъ Адлерскрона и Кýлика. Меня удивила правильность, съ которою онъ произноситъ иностранныя имена. На вопросъ, зачѣмъ понадобились ему эти таблицы, Кочькинъ отвѣ

Другие авторы
  • Стечкин Сергей Яковлевич
  • Журавская Зинаида Николаевна
  • Житков Борис Степанович
  • Лютер Мартин
  • Минский Николай Максимович
  • Ножин Евгений Константинович
  • Верхарн Эмиль
  • Булгаков Федор Ильич
  • Сафонов Сергей Александрович
  • Тютчев Федор Федорович
  • Другие произведения
  • Мольер Жан-Батист - Критика на "Школу жен"
  • Гаршин Всеволод Михайлович - Заметки о художественных выставках
  • Циммерман Эдуард Романович - По северным окраинам Африки
  • Туган-Барановский Михаил Иванович - Утопический и критический социализм
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - Ноющий и прыгающий львиный жаворонок
  • Аксаков Иван Сергеевич - По поводу одного духовного концерта
  • Рылеев Кондратий Федорович - Стихотворения
  • Иванов Вячеслав Иванович - Две стихии в современном символизме
  • Бакунин Михаил Александрович - Международное тайное общество освобождения человечества
  • Купер Джеймс Фенимор - Джеймс Фенимор Купер: биографическая справка
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (30.11.2012)
    Просмотров: 213 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа