Главная » Книги

Шевырев Степан Петрович - Лекции о русской литературе

Шевырев Степан Петрович - Лекции о русской литературе


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14


ОТДѢЛЕН²Я РУССКАГО ЯЗЫКА И СЛОВЕСНОСТИ ИМПЕРАТОРСКОЙ АКАДЕМ²И НАУКЪ.

Томъ XXXIII, No 5.

ЛЕКЦ²И О РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРѢ

ЧИТАННЫЯ ВЪ ПАРИЖѢ.

въ 1862 году

С. П. ШЕВЫРЕВЫМЪ.

САНКТПЕТЕРБУРГЪ.

ТИПОГРАФ²Я ИМПЕРАТОРСКОЙ АКАДЕМ²И НАУКЪ.

(Вас. Остр., 9 лин., No 12.)

1884.

  
   Покойный С. П. Шевыревъ, оставивъ Московск³й университетъ въ 1857 году, жилъ послѣ того за границей и умеръ въ Парижѣ 8-го мая 1864. Несмотря на болѣзнь, онъ не могъ оставаться празднымъ, и въ 1862 году, зимою, читалъ тамъ для кружка своихъ соотечественниковъ публичныя лекц³и о русской литературѣ. Недавно наслѣдники его предоставили въ распоряжен³е Академ³и Наукъ рукопись этихъ лекц³й. Отдѣлен³е русскаго языка и словесности нашло, что при малочисленности трудовъ этого рода въ вашей литературѣ, такое общедоступное и оживленное изложен³е судебъ ея, хотя и прерывающееся на Карамзинѣ, не можетъ быть лишнимъ, и опредѣлило запечатать эти лекц³и. Издавая ихъ нынѣ въ свѣтъ, Отдѣлен³е считаетъ пр³ятнымъ долгомъ выразить свою благодарность Екатеринѣ Степановнѣ Арсеньевой за сообщен³е послѣдняго труда одного изъ членовъ его, заслугамъ котораго оно отдаетъ полную справедливость. Оцѣнка дѣятельности Шевырева была сдѣлана въ отчетѣ Отдѣлен³я за 1864 годъ {См. Отчеты Отдѣлен³я русскаго языка и словесности, т. II, также издан³е: Торжественное собран³е Императорской Академ³и Наукъ 29-го декабря 1864 года.}. Вскорѣ послѣ его кончины, П. A. Плетневъ, въ то время также находивш³йся въ Парижѣ и также смертельно больной, сообщая князю Вяземскому извѣст³е объ этой утратѣ, такъ выражался: "Я только здѣсь началъ съ нимъ сближаться. Онъ удивлялъ меня основательнымъ знан³емъ древнихъ и столькихъ новыхъ языковъ, начитанност³ю своею и разнообраз³емъ предметовъ, о которыхъ судилъ съ знан³емъ дѣла. Даже Французы, которые у меня съ нимъ разговаривали, послѣ отзывались о немъ съ уважен³емъ". На это князь Вяземск³й отвѣчалъ: "Я очень любилъ и уважалъ Шевырева, и высоко цѣнилъ его способности и дарован³я. Едва ли онъ не одинъ былъ между нами настоящ³й homme de lettres, по разнообразнымъ своимъ свѣдѣн³ямъ, по прилежности и постоянству его въ литературныхъ трудахъ и вообще по всей жизни, которую онъ исключительно посвятилъ литературѣ".

Я. Гротъ.

   Январь 1884.
  

СОДЕРЖАН²Е ЛЕКЦ²Й О РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРѢ.

  
   ЛЕКЦ²Я 1-я. - Вступлен³е: Русск³й языкъ - выражен³е духа и характера Русскаго народа. Три пер³ода развит³я русскаго слова
   ЛЕКЦ²Я 2-я. - Религ³озный пер³одъ русской словесности. Перенесен³е изъ Болгар³и Священнаго Писан³я, богослужебныхъ книгъ и творен³й отцовъ церкви. - Исповѣдан³е вѣры Владим³ра. - Илар³онъ. - Кириллъ Туровск³й Л. - Серап³онъ. - Кириллъ Бѣлозерск³й. - Кипр³анъ. - Григор³й (Цамбланъ). - Ереси. - ²ос. Волоцк³й. - Нилъ Сорск³й. - Митр. Дан³илъ. - Митр. Maкар³й. - Максимъ Грекъ. - Борьба къ русской церкви.- К³евск³я школы. - Димитр³й Ростовск³й. - Поэтическ³я религ³озныя, произведен³я народа
   ЛЕКЦ²Я 3-я. - Развит³е элемента личнаго человѣческаго.- Святославъ. - Св. Владим³ръ. - Ярославъ : Русская Правда. - Владим³ръ Мономахъ: Поучен³е. - ²оаннъ Грозный: Переписка съ Курбскимъ. - Послан³е въ Кирилло-Бѣлозерск³й монастырь. - Духовное завѣщан³е. - Царь Алексѣй Михайловичъ: Урядникъ или Новое уложен³е и устроен³е сокольнячья пути. - Книга Мѣрило Праведное. - Патр. Гермогенъ и его воззван³я. - Лѣтопись Нестора и друг³я. - Жит³я святыхъ.
   ЛЕКЦ²Я 4-я. - Развит³е элемента народнаго. - Слово о полку Игоревѣ, какъ гражданск³й подвигъ и поэтическое создан³е. - Пословицы - выражен³е разума. - Поговорки. - Сказка - выражен³е фантаз³и. - Пѣсня - выражен³е чувства. - Пѣсни общественная, семейныя и личныя.
   ЛЕКЦ²Я 5-я. - Петръ Велик³й - первый представитель пер³ода развит³я личности. - Петръ въ дѣлѣ религ³и, народности, языка и словесности. - Языкъ Петра, устный и письменный. - Черты личности Петра въ развит³и русскаго ума и слова
   ЛЕКЦ²Я 6-я. - Новый пер³одъ русской словесности. - Ѳеофанъ Прокоповичъ, какъ переходъ отъ духовной литературы къ свѣтской. - Иванъ Посошковъ: "О скудости и богатствѣ". - Тредьяковск³й. - Кантемиръ. - Общая характеристика писателей новаго пер³ода. - Три отдѣла этого пер³ода: лжеклассическ³й, романтическ³й и художественно-нац³ональный
   ЛЕКЦ²Я 7-я. - Ломоносовъ. Свѣдѣн³я о жизни его. - Ломоносовъ и наука. - Взглядъ Ломоносова на отношен³е науки къ вѣрѣ, государству и народной жизни и на отношен³е наукъ между собою. - Ломоносовъ какъ словесникъ и поэтъ
   ЛЕКЦ²Я 8-я. - Сумароковъ - подражатель иностраннымъ писателямъ, основатель русскаго театра и первый русск³й публицистъ. - Трагед³и Сумарокова, оды, сатиры, комед³и, притчи и басни. - Петровъ. Переводы его съ иностранныхъ языковъ, оды и послан³я. - Державинъ. Его жизнь. Главныя черты Екатеринина вѣка изъ это произведен³й. Державинъ-поэтъ
   ЛЕКЦ²Я 9-я. - Лирическ³е поэты, развивающ³е данное Державинымъ направлен³е въ разныхъ видахъ: Костровъ, Капнистъ: "Ябеда", Неледниск³й-Мелеце³й, Херасковъ, Николевъ, князь Долгорук³й, Богдановичъ: "Душенька", Фонвизинъ: "Бригадиръ" и "Недоросль", Аблесимовъ, Княжнинъ
   ЛЕКЦ²Я 10-я. - Дмитр³евъ. - Карамзинъ. Свѣдѣн³я о жизни. Новиковъ, какъ пособникъ въ образован³и Карамзина. - Пребыван³е Карамзина за границей. - Литературная дѣятельность. - Покровительство Муравьева. - Истор³я Государства Росс³йскаго
  

ЛЕКЦ²Я 1.

  
   Позвольте мнѣ отнести привѣтъ, которымъ вы меня встрѣчаете, не ко мнѣ лично, а къ той мысли, которая меня привела сюда. Эта мысль близка намъ всѣмъ - мысль о нашемъ родномъ русскомъ словѣ. Тамъ, на пространствѣ шестой части обитаемой планеты, отъ рѣки Буга до Амура и Камчатки, отъ льдовъ полярныхъ до подошвъ Кавказа и Арарата, звучитъ наше слово, благозвучное и могучее; оно имѣетъ уже и тысячелѣтнюю свою истор³ю, если начать ее съ изобрѣтен³я славянской грамоты въ 862 году. Я намѣренъ передать вамъ вкратцѣ его истор³ю, связавъ всѣ ея событ³я въ одно живое цѣлое. Предпринимаю это въ Парижѣ - городѣ, который издавна славился своимъ общежит³емъ и хранитъ воспоминан³я, дорог³я для насъ, въ истор³и нашего умственнаго и литературнаго развит³я. Здѣсь, еще въ концѣ XV и началѣ XVI вѣка, изучалъ древнюю филолог³ю славяно-русск³й писатель Максимъ Грекъ, который учился у знаменитаго Ласкариса. Въ своихъ сочинен³яхъ онъ славитъ общежит³е Французовъ и благодарить ихъ за то, что они превратили Парижъ въ центръ европейскаго просвѣщен³я и дали въ немъ средства всякому молодому ученому изучать науки. Здѣсь Петръ Велик³й былъ принятъ членомъ въ академ³ю наукъ, и отсюда хотѣлъ проложить для знан³я пути въ наше отечество, желая, чтобы науки, вращаясь по всей Европѣ, чрезъ Росс³ю возвратились въ ихъ первоначальную колыбель - Грец³ю. Здѣсь князь Кантем³ръ, будучи посланникомъ Росс³и, бесѣдовалъ съ Монтескьё и другими великими умами тогдашней Франц³и, переводилъ Фонтенеля и сочинялъ сатиры, съ которыхъ начинается наша новая литература. Здѣсь Фонвизинъ предчувствовалъ начало Французской революц³и. Здѣсь Карамзинъ знакомился съ Бартельми и Мармонтелемъ и выражался такъ объ общежит³и Французовъ: "Кажется, Французъ выдумалъ общежит³е, или оно было выдумано для него". Отсюда А. И. Тургеневъ, постоянный собесѣдникъ Шатобр³ана и Рекамье, передавалъ Пушкину въ его Современникъ умственное и литературное движен³е въ Парижѣ и Франц³и. Здѣсь соплеменникъ нашъ Мицкевичъ открылъ первую каѳедру сравнительной истор³и славянскихъ литературъ, и говоря съ сочувств³емъ о нашей, призывалъ всѣхъ Славянъ къ миролюбивому единен³ю.
   Могу ли умолчать о современномъ? Здѣсь ваши духовные развиваютъ высок³я идеи духовнаго м³ра, добытыя нашею церковью, и вступаютъ въ скромную полемику съ представителями римско католической и протестантской церквей. Здѣсь наши ученые стоятъ на стражѣ новыхъ изобрѣтен³й и открыт³й, и передаютъ ихъ въ отечество. Наши писатели, начиная съ Гоголя, находили въ шумномъ Парижѣ пустынное убѣжище и предавались въ немъ своимъ поэтическимъ вдохновен³ямъ.
   Чутка земля подъ Парижемъ! Французы сумѣли провести отсюда гремящ³е токи во всѣ концы образованнаго и необразованнаго м³ра. Они подняли на такую высоту центръ общественной жизни, что отсюда виднѣе всякая мысль, слышнѣе всякое слово. Если и не водворена здѣсь еще желанная терпимость убѣжден³й, то по крайней мѣрѣ на все обращено просвѣщенное вниман³е. Къ этому-то вниман³ю, въ лицѣ вашемъ, обращаюсь я. Позвольте мнѣ на него надѣяться. Оно ободритъ меня въ трудѣ и подкрѣпитъ мои силы. Въ этой надеждѣ я начинаю.
   Идеи управляютъ м³ромъ: это выражен³е вошло въ пословицу. Но изъ всѣхъ идей современныхъ, самая живая - идея народности. Ей Итал³я обязана своимъ возрожден³емъ. Итал³янск³й философъ Вико говоритъ, что каждый народъ призвавъ вложить свою частицу въ человѣческую мудрость, которая слагается изъ здравыхъ смысловъ каждой народной личности. Слѣдовательно, по Вико мудрость человѣческая до тѣхъ поръ не будетъ полна, пока всѣ народы не внесутъ въ нее своихъ вкладовъ.
   Были народы, которые уже вложили дары свои въ общую сокровищницу и сошли съ лица земли. Есть друг³е, которые продолжаютъ свои приношен³я и стоять во главѣ европейскаго образован³я. Есть наконецъ третьи, которые, хотя отчасти и сказали уже свое слово, но оно не было еще услышано другими, и дѣйств³я ихъ принадлежатъ болѣе будущему, нежели прошедшему. Къ третьей категор³и принадлежимъ и мы.
   Что есть народное? Оно принадлежитъ къ разряду тѣхъ идей, которыя болѣе чувствуются сердцемъ, нежели опредѣляются мысл³ю: таковы идеи прекраснаго и поэз³и. Перенеситесь воображен³емъ на родину: предъ вами разстилается широкая степь, покрытая снѣгомъ; промчится по ней ухорская тройка, зазвенитъ подъ дугой колокольчикъ, разольется по степи унылая пѣсня и защемятъ ваше сердце чувствомъ родины,- и вы ощущаете въ немъ силу народную....
   Но вы въ чемъ такъ не сказывается эта сила, какъ въ языкѣ. Языкъ есть невидимый образъ всего народа, его физ³оном³я. У насъ довольно изучали грамматику языка и словарь его; во почти нисколько не обратили вниман³я на то, какъ въ русскомъ языкѣ выражаются духъ и характеръ русскаго народа. Вотъ задача, которую я предлагаю передъ началомъ моихъ бесѣдъ. Не берусь рѣшить ее вполнѣ, во постараюсь предложить нѣсколько новыхъ намековъ на ея рѣшен³е.
   Русск³й языкъ, вмѣстѣ съ языками ему соплеменными, принадлежитъ къ числу языковъ первобытныхъ, каковы санскритск³й, зендск³й, греческ³й, латинск³й, кельтск³й, готск³я, нѣмецк³й и леттск³й. Онъ имѣетъ одни и тѣ же корни, как³е и санскритск³й, что было доказано здѣшнимъ же ученымъ Эйхгофомъ въ его книгѣ: "Parallèle des langues de l'Europe et de l'Inde". У насъ свои ученые: Петровъ, Коссовичъ, Гильфердингъ разработали этотъ предметъ и разъяснили дѣло. Относительна языковъ соплеменныхъ, русск³й, какъ доказано, занимаетъ средину между двумя отраслями славянскихъ нарѣч³й, показанными у Добровскаго. Наши предки жили нѣкогда на берегахъ Дуная и были оттуда двинуты Галлами на сѣверъ. Между тѣмъ какъ друг³е народы двигались отъ сѣвера къ югу, ища лучшаго климата, наши предки напротивъ шли къ сѣверу, не боясь борьбы съ природою. Только въ русскомъ и польскомъ языкахъ сохранились коренные признаки древняго славянскаго произношен³я. Проч³я же племена, покорившись другимъ народамъ, утратили эти признаки по вл³ян³ю чужихъ языковъ.
   Въ звуковомъ отношен³и русск³й языкъ отличается между всѣми европейскими разнообразнымъ богатствомъ звуковъ. Наши гласные звуки дѣлятся на два разряда: на гласные твердые, произносимые всею широтою устъ, какъ напримѣръ звукъ ла, и на гласные мягк³е, какъ звукъ ля, сходный съ испанскимъ lla. Согласные, разсѣянные по другимъ языкамъ, у насъ сходятся вмѣстѣ, Нѣмецъ не различитъ ж отъ ш, д отъ т, б отъ п, в отъ ф, с отъ з. У Француза нѣтъ ни ч, ни х. У Итал³янца нѣтъ чистаго ж. Въ этомъ звуковомъ богатствѣ заключается тайна нашей способности говорить на всѣхъ почти языкахъ, за что насъ славятъ друг³е народы и въ чемъ намъ сочувствуютъ. Этому дарован³ю въ будущемъ предлежитъ еще большее развит³е. Но если такъ, то правы ли мы передъ своими дѣтьми, когда слишкомъ рано, вмѣсто природнаго языка, влагаемъ имъ языкъ чуждый, лишенный нашей народной способности? Замѣчу, что, конечно, не даромъ Провидѣн³е поставило на рубежѣ Европы народъ, одаренный такимъ многоязыч³емъ. Намъ суждено усвоить и соединить всѣ результаты европейскаго образован³я, для чего языки служатъ лучшимъ оруд³емъ Рѣчь, которою мы говоримъ и пишемъ, сложилась изъ двухъ стих³й: языка славяно-церковнаго и устнаго народнаго, которые издревле между собою различались. Теперь они такъ слиты въ нашемъ языкѣ, что раздѣлить ихъ невозможно. Славяно-церковный языкъ имѣлъ у насъ свою истор³ю, во теперь формы его уже завсегда отвердѣли и грамматика не терпитъ уже никакихъ измѣнен³й. Послѣдн³й образецъ его является намъ въ языкѣ творен³й Дмитр³я Ростовскаго. Языкъ же народный, устный, не подчиненъ никакимъ законамъ грамматики; всякое правило подвергается въ немъ множеству исключен³й. Не выражается ли и въ этомъ рѣзкая черта народнаго характера?
   Языкъ нашъ не имѣетъ члена, и тѣмъ показываетъ, что онъ болѣе создавъ для рѣчи живой, нежели письменной, и въ этомъ сходенъ съ языкомъ латинскимъ. Служебные слоги, онъ которыхъ образуются наши слова, очень длинны. Это составляетъ одну изъ трудностей въ управлен³и нашимъ языкомъ. Наша рѣчь широкая, размашистая, какъ и народный характеръ. Два противоположныя свойства соединяются въ русскомъ человѣкѣ: необыкновенная сила и необыкновенная мягкость. Силу мы видѣли и въ звукахъ языка. Она же отражается и въ именахъ увеличительныхъ и уменьшительныхъ. Эта сила, при неблагопр³ятныхъ обстоятельствахъ, переходитъ въ насил³е и въ грубость, мягкость же дѣлаетъ человѣка русскаго кроткимъ и христ³ански-смиреннымъ, но иногда, при тѣхъ же обстоятельствахъ, перерождается въ унижен³е. Имена увеличительныя обнаруживаютъ большую силу, переходящую въ грубость. Необыкновенно прелестны ваши уменьшительныя ласкательныя, они особенно милы въ нашемъ семейномъ быту {Русск³й простой народъ страсть уменьшать слова простираетъ и на друг³я части рѣчи. Онъ говоритъ: нынечко, теперичка, оченько, спатеньки и проч.}. На какой языкъ можно перевести слова: душенька, душка? Итал³янцы употребляютъ слово animetta, но не въ томъ же самомъ смыслѣ, какъ наше. За то наши унизительныя имена не дѣлаютъ чести ни языку, ни народу. Польки, Мишки, Ѳедьки, Прошки слишкомъ долго унижали у насъ человѣческое достоинство, искажая то имя, которое давала Русскому при рожден³и православная церковь.
   Глаголъ въ русскомъ языкѣ представляетъ систему, совершенно отличную отъ глагола въ другихъ языкахъ, и трудности, неодолимыя для иностранцевъ. Особенно сильно развито въ немъ повелительное наклонен³е: русск³й языкъ употребляетъ наклонен³е неопредѣленное: молчать! быть по сему! Есть еще особенный способъ отдавать приказан³е посредствомъ прошедшаго совершеннаго: русск³й человѣкъ говоритъ: пошелъ! Его воля такъ сильно выражается, что онъ желалъ бы, чтобы приказан³е его перешло въ прошедшее въ тотъ самый мигъ, какъ онъ отдаетъ его.
   Замѣтно, напротивъ, въ нашемъ языкѣ отсутств³е наклонен³я сослагательнаго, которое составляется у насъ искусственно, посредствомъ условной частицы бы, но не имѣетъ особенныхъ формъ, такъ сильно и богато развитыхъ въ языкѣ латинскомъ. Въ разнообразныхъ оттѣнкахъ сослагательныхъ формъ этого послѣдняго, вы видите народъ, который изобрѣлъ римское право и въ немъ особенно развилъ систему договоровъ со всѣми ея утонченностями.
   Русск³й народъ, напротивъ, договоровъ не любитъ, и особенно боится писанныхъ, зная чутьемъ, какому злоупотреблен³ю они могутъ быть подвергнуты. Хотя онъ и говоритъ въ пословицѣ: "уговоръ лучше денегъ", но подъ уговоромъ разумѣетъ живое слово, основанное на взаимной вѣрѣ другъ въ друга, а не мертвое писанное, подъ которое можно поддѣлаться. Не въ этомъ ли заключается одна изъ причинъ, почему такъ затруднительны у насъ теперь уставныя грамоты, или письменные договоры между помѣщиками и крестьянами?
   Есть еще нѣжный оттѣнокъ въ употреблен³и женскаго рода въ прошедшихъ временахъ глагола. Во Французскомъ языкѣ нельзя замѣтить, пишетъ-ли записку женщина или мужчина. Укоряли нашъ народъ въ томъ, что онъ будто бы грубо обращался съ женскимъ поломъ; но языкъ однако того не показываетъ и, напротивъ, болѣе къ нему внимателенъ, чѣмъ друг³е языки. Эти прошедш³я женскаго рода придаютъ много женственной прелести стихамъ нашихъ писательницъ, и особенно графини Ростопчиной.
   Нашъ глаголъ имѣетъ виды; они трудны не только для иностранцевъ, но и для Русскихъ и даже для самихъ грамматиковъ, которые до сихъ поръ не совершенно опредѣлили ихъ значен³е. Виды выражаютъ возможность или сократить дѣйств³е въ одну секунду времени, или растянуть его на самое большое пространство, или наконецъ выразить его несовершенно и совершенно. Чтобы выразить наше: я кольнулъ, Французъ долженъ сказать: j'ai piqué une fois; чтобы сказать: я калывалъ - j'ai piqué plusieurs fois; выразить несовершенно: я кололъ - je piquais, совершенно: я укололъ -je piquai.
   Не выражается ли въ этой возможности сокращать и растягивать дѣйств³е времени то свойство русскаго народа, по которому онъ сокращаетъ иногда вѣка въ десятки лѣтъ, годы въ мѣсяцы, мѣсяцы и дни въ мгновен³я; лѣнится и растягиваетъ время свое не дорожа имъ, а потомъ пробуждается вдругъ и дѣйствуетъ; сидитъ сиднемъ 30 лѣтъ какъ Илья Муромецъ, и внезапно встаетъ богатыремъ, готовымъ на всякое славное дѣло?
   Виды глагола даютъ основную норму для его правильнаго спряжен³я. Чтобы проспрягать русск³й глаголъ правильно по всѣмъ временамъ, надобно прежде опредѣлить всѣ его виды въ неопредѣленномъ наклонен³и. Тогда спряжен³е будетъ вполнѣ разгадано и совершится правильно. Такого рода упражнен³я могли бы быть особенно полезны для молодыхъ Русскихъ, занимающихся своимъ языкомъ за границею. Я готовъ бы былъ передать мысли мои о томъ гг. преподавателямъ, но, конечно, не здѣсь, гдѣ я и безъ того боюсь наскучитъ грамматическими подробностями {Какъ въ латинскомъ языкѣ для правильнаго спряжен³я глагола нужно знать формы его настоящаго, прошедшаго, совершеннаго, супинумъ и неопредѣленное наклонен³е, такъ въ русскомъ необходимо знать всѣ виды неопредѣленнаго наклонен³я. Пока не явится полный словарь русскихъ глаголовъ, съ обозначен³емъ всякаго глагола во всѣхъ его видахъ и съ прибавлен³емъ къ нему предлоговъ, измѣняющихъ также оттѣнки временъ, до тѣхъ поръ мы не будемъ имѣть матер³аловъ для полной системы русскаго спряжен³я.}.
   Есть еще свойство въ русскомъ глаголѣ, дающее самые разнообразные оттѣнки дѣйств³ю: это - сочетан³е съ глаголами предлоговъ. Возьмемъ прежн³й примѣръ и пр³урочимъ къ глаголу кололъ разные предлоги; получимъ: укололъ, закололъ, откололъ, прикололъ, покололъ, надкололъ, наколонъ, раскололъ, искололъ, скололъ, перекололъ, докололъ и проч. Какое безконечное разнообраз³е оттѣнковъ получило одно и то же дѣйств³е! Это свойство въ русскомъ языкѣ одинаково съ свойствомъ языковъ греческаго и латинскаго, но его нѣтъ уже въ языкахъ производныхъ; есть оно также и въ языкѣ нѣмецкомъ, но Нѣмцы откидываютъ предлоги отъ глаголовъ, ставя въ концѣ пер³ода dar, ab, или zu. Упражнен³я въ этомъ сочетан³и предлоговъ съ глаголами также весьма полезны для изучен³я духа русскаго языка {Въ живой рѣчи времена глаголовъ употребляются нерѣдко безразлично: настоящее вмѣсто прошедшаго и будущаго, прошедшее вмѣсто будущаго и настоящаго, и будущее вмѣсто настоящаго и прошедшаго. Это заставило покойнаго К. С. Аксакова принять за общее правило, что русск³й языкъ не допускаетъ въ глаголѣ временъ кромѣ настоящаго. Въ самомъ дѣлѣ, прошедшее и будущее у насъ составляются сложнымъ словомъ посредствомъ подразумѣваемыхъ вспомогательныхъ: есмь, еси, есть и проч. - для прошедшаго, буду я проч.- для будущаго. Одно лишь настоящее имѣетъ свою собственную форму. Это - свойство языка живаго, не отмеченнаго, языка конкретнаго, а не абстрактнаго, языка жизни дѣйствительной, потому что въ дѣйствительности существуетъ только настоящее, а прошедшаго и будущаго нѣтъ; мы признаемъ ихъ только въ отвлеченномъ. Совершенно противоположное тому представляетъ, напр., еврейск³й языкъ, имѣющ³й прошедшее и будущее и лишенный настоящаго, можетъ быть потому, что какъ только мы произнесли его, оно ускользнуло и уже сдѣлалось прошедшимъ.}.
   Нарѣч³я въ русскомъ языкѣ, по своему образован³ю, представляютъ слѣды глубокой древности, свидѣтельствующ³е о его первобытности, и указываютъ на формы древнихъ падежей и на обороты синтаксиса не менѣе древн³е. Междомет³я также сильно развиты въ русскомъ языкѣ, чѣмъ онъ отчасти сходствуетъ съ языкомъ греческимъ. Это показываетъ, что живое чувство входитъ сильно въ нашу рѣчь. Такое свойство еще ярче замѣтно въ употреблен³и глаголовъ въ видѣ междомет³й, чѣмъ особенно отличается рѣчь простаго народа и басни Крылова, наприм.: хвать, щелкъ, прыгъ, скокъ, хлопъ, цапъ, цапъ-царапъ, глядь, черкъ, шасть, виль-виль и проч. Жуковск³й въ своихъ басняхъ, подражая Крылову, любилъ до излишества подобныя выражен³я.
   Перейдемъ къ синтаксису. Онъ въ живой русской рѣчи отличается необыкновенною силою и краткостью. Эти свойства особенно видны въ отсутств³и существительнаго глагола, соединяющаго въ другихъ языкахъ подлежащее со сказуемымъ. Русская рѣчь не любитъ пер³ода особенно длиннаго, и подразумѣваетъ союзы, соединяющ³е предложен³я. Пер³одъ былъ наложенъ на вашъ языкъ славяно-церковнымъ, а имъ принятъ отъ языка греческаго. Этотъ художественный языкъ, черезъ славянск³й, имѣлъ значительное вл³ян³е и на нашъ. Ему мы обязаны сложными прилагательными, которыми въ нашемъ языкѣ такъ изящно переводятся пластическ³е эпитеты Гомера; ему же мы обязаны сильнымъ развит³емъ причаст³й, которыхъ русск³й народный языкъ не любитъ, а Ломоносовъ облекъ нашъ языкъ въ величавую римскую тогу, выкроивъ синтаксисъ по латинскому пер³оду, и эта тога къ нему пристала, но не удержалась на немъ. Карамзинъ, подражая тѣмъ народамъ, которые согласуютъ рѣчь разговорную съ письменною и пишутъ какъ говорятъ, а говорятъ какъ пишутъ, упростилъ вашу рѣчь и создалъ языкъ литературный. Онъ очинилъ перо для всѣхъ русскихъ писателей, перо, которое теперь еще въ ходу. Но все будущее русскаго языка заключается въ большемъ сближен³и его съ народною устною молвою. Къ ней стремятся и ее изучаютъ всѣ лучш³е наши писатели. Мы тѣмъ отличаемся отъ другихъ народовъ, что у насъ простой народъ говоритъ не какимъ-нибудь грубымъ патуа, а лучшею избранною рѣчью. Еще Пушкинъ замѣтилъ, что русскому литератору надобно прислушиваться къ говору московскихъ просвиренъ и искать выражен³й русскихъ на народныхъ съѣздахъ. Много матер³аловъ готовится теперь для этого у насъ. Укажу на Сборникъ, русскихъ пословицъ, недавно изданный Далемъ, на его же Словарь, издаваемый Обществомъ любителей росс³йской словесности, и на Народныя русск³я пѣсни, изданныя Рыбниковымъ и собранныя въ одной только Олонецкой губерн³и.
   Перейдемъ къ словарю. Въ словахъ можно изучать первоначальную философ³ю народа и истор³ю его сношен³й съ другими народами. Философ³я народа открывается намъ въ производствѣ словъ отъ корней, чѣмъ объясняется ихъ первоначальное значен³е. Возьмемъ слово мать: оно имѣетъ корень въ санскритскомъ глаголѣ ма, что значить: имаю, емлю. обнимаю Какое высокое понят³е о значен³и матери открывается въ этомъ словѣ! - Возьмемъ слово истина: оно происходитъ отъ слова есть. Русск³й человѣкъ признаетъ за истину то, что дѣйствительно есть,- Вотъ еще слово м³ръ: оно означаетъ собран³е всѣхъ вещей видимыхъ, а вмѣстѣ соглас³е и стройность, выражаемыя словомъ миръ, которое хотя пишется иначе, но есть одно и тоже слово. Это понят³е о гармон³и м³ра физическаго русск³й человѣкъ переноситъ и на м³ръ нравственный, разумѣя подъ нимъ собран³е людей, связанныхъ единодуш³емъ воли. Слова красный, прекрасный, красота обозначили понят³е о красотѣ тѣмъ лучшимъ цвѣтомъ, который природа даетъ зарѣ, розѣ и цвѣту лица въ нашей юности; онъ есть и любимый цвѣтъ нашего народа {Есть еще замѣчательное производство словъ, имѣющихъ одинъ корень: смерть, смрадъ, мразь, мерзокъ, мракъ. Достойно вниман³я, что непр³ятныя ощущен³я нашихъ чувствъ выражаются словами одного происхожден³я и самымъ непр³ятнымъ словомъ, выражающимъ понят³е о смерти. Но чувство слуха не имѣетъ на своей сторонѣ никакого слова къ выражен³ю непр³ятныхъ его ощущен³й, потому что смерть для слуха есть безмолв³е, то-есть отсутств³е всякаго ощущен³я.}.
   Мног³е народы, бывш³е съ нами въ сношен³яхъ, оставили слова свои въ русскомъ словарѣ. Отъ Финновъ, древнихъ насельниковъ той земли, куда пришло ваше племя съ Дуная, осталось много назван³й урочищъ, каковы: Москва, Ока, Шексна, Бокша, Мста, Ильмень и друг³я. Отъ Варяговъ остались у насъ: варягъ, означающ³й ходока по Русской землѣ; ябеда, нами слишкомъ употребляемая во зло, костеръ, указывающ³й на языческ³й обычай нашихъ предковъ сожигать мертвыхъ, кнутъ, имѣющ³я въ др. скандинавскомъ языкѣ корень, и мног³я друг³я. По Руси проходили полчища разныхъ варварскихъ народовъ, напиравшихъ изъ Аз³и на Европу. Мы назначены были отъ Провидѣн³я служить оградою для европейскаго образован³я. Оно могло развиться спокойно въ то время, какъ мы приносили ему собою великую жертву.
   Счастливѣе насъ были въ этомъ отношен³и западные народы крайней Европы. Тамъ нападали на все Арабы, народъ просвѣщенный, изобрѣтатель алгебры, переводчикъ Аристотеля и греческихъ поэтовъ, давш³й, по мнѣн³ю нѣкоторыхъ, риѳму и мног³я прелестныя формы европейской поэз³и. У насъ же кто были? Обры или Авары, отъ которыхъ въ лѣтописяхъ осталась одна только устная притча: "погибоша аки обри". Они запрягали дулѣбскихъ женъ въ свои телѣги. Около К³ева прокочевали, на Подолѣ Днѣпра, Угры или Мадьяры, отъ которыхъ, какъ думаетъ Шафарикъ, осталось у насъ въ языкѣ слово телѣга (taliga). За ними слѣдовали Печенѣги, пивш³е кумысъ изъ черепа Святославова, Половцы и наконецъ Татары. Иго послѣднихъ въ течен³е двухъ съ половиною вѣковъ протяготило вашу землю.
   Эти народы, проходя по Руси, оставляли за собою только груды костей человѣческихъ, да пепелища городовъ и селъ.
   Наши враги распространяютъ ложное мнѣн³е, будто бы Росс³я была монголизирована. Народъ нашъ, напротивъ, питалъ всегда отвращен³е къ Татарамъ. Свидѣтельствуетъ это пословица: "незваный гость хуже Татарина". Мать, провожая сына на горькое житье, поетъ ему причеты:
  
   "Ты Татарина назовешь роднымъ батюшкой,
   "А Татарку родной матушкой".
  
   Еще Карамзинъ замѣтилъ, что въ русскомъ языкѣ осталось не болѣе пятидесяти татарскихъ словъ. Изслѣдован³я подтверждаютъ это: казна, караулъ, аршинъ, ералашъ, кабакъ - татарск³я слова {Замѣчательно также, что назван³я лошадиныхъ мастей y насъ татарск³я: кар³й, чалый, буланый. Видно, что Татары, какъ лих³е наѣздники и первые конокрады въ Росс³и, мнѣли вл³ян³е на торговлю y насъ лошадьми. Самое слово лошадь, какъ доказывалъ еще Сумароковъ, есть татарское, хотя и встрѣчается еще до Татаръ въ лѣтописи начала XII вѣка.}. Ихъ не измѣнялъ народъ и не осмысливалъ по-своему, какъ онъ это дѣлаетъ съ другими словами иностранными. Такъ напримѣръ, слово дилижансъ, которое ему очень понравилось, онъ превратилъ въ лежанку, или лежанецъ, изъ омнибуса сдѣлалъ обнимусь. Съ свойственною ему ирон³ею, ресторац³ю превратилъ въ растеряц³ю, а изъ мародера сдѣлалъ м³родера. Но ничто ему такъ не полюбилось изъ всѣхъ изобрѣтен³й европейской цивилизац³и, какъ желѣзная дорога, которой онъ далъ имя свое и прекрасное: чугунка.
   Нѣкоторыя слова въ древней Руси указываютъ па торговыя наши сношен³я съ европейскими народами. Такъ, слово шелковый въ XIV вѣкѣ замѣняется словомъ шидяный - отъ нѣмецкаго слова seide, потому что тогда мы покупали шелкъ y Нѣмцевъ, a когда стали покупать его y Англичанъ, то заимствовали y нихъ слово silk (шелкъ).
   Когда Росс³я отворяла настежъ ворота европейскому образован³ю, тогда вмѣстѣ съ нимъ вторглись къ вамъ безчисленныя слова иностранныя. Ломоносовъ называлъ это наводнен³емъ и, какъ блюститель чистоты роднаго слова, поставилъ противъ него плотину въ языкѣ славяно-церковномъ. Но, несмотря на то, слова вторгались, и мног³я изъ нихъ остались. Словарь нашъ свидѣтельствуетъ о нашемъ гостепр³имствѣ къ европейскому образован³ю. Возьмите одну букву А: въ ней весьма много иностранныхъ словъ и очень мало русскихъ. У Голландцевъ мы переняли всѣ термины мореплаван³я, у Итал³янцевъ - термины искусства, у Французовъ - слова, касающ³яся домашняго и свѣтскаго общежит³я; но то нехорошо, что мы даже въ семейный бытъ внесли изъ этого языка назван³я отца и матери (папа, мама), передѣлавъ ихъ однако по-своему въ уменьшительныя, папенька, маменька.
   Нѣмцы были для насъ менѣе полезны другихъ народовъ. Они дали вамъ свою табель о рангахъ, со всѣми ихъ коллег³енъ-титулеръ-гофъ-штатсъ-ратами, которые при Екатеринѣ II переведены на русск³й языкъ, чтобы еще болѣе привить ихъ къ чинолюб³ю русскихъ людей, и названы совѣтниками.
   Характеризуя русск³й языкъ чертами народнаго характера, въ заключен³е моей характеристики скажу, что, къ чести вашей, мы не создали искусства говорить на немъ много, не сказавъ ни одной мысли, и не выдумали искусства скрывать въ немъ мысль свою, извративъ его первоначальное назначен³е выражать ее открыто. Наше слово было, по большей части, искреннимъ и честнымъ.
   Наше слово имѣетъ, какъ я сказалъ, свою тысячелѣтнюю истор³ю, если считать ее съ изобрѣтен³я славянской грамоты и начала перевода Священнаго писан³я, которые совершились, по изслѣдован³ямъ ученыхъ, въ 862 году. Но слѣдуетъ вопросъ: имѣетъ ли эта истор³я право на назван³е науки? Выражаетъ ли она въ своихъ событ³яхъ общ³й законъ развит³я человѣчества, или есть только случайное сцѣплен³е литературныхъ фактовъ безъ всякаго участ³я мысли, которая развилась бы въ нихъ органически? Я отвѣчаю на этотъ вопросъ утвердительно: истор³я русской словесности имѣетъ полное право быть наукою.
   Три пер³ода совершаетъ человѣчество вообще, и каждый народъ въ особенности, по тремъ элементамъ, которые участвуютъ въ его развит³и: Божественный, лично-человѣческ³й и народный. Эти три элемента, обозначающ³е три пер³ода, соотвѣтствуютъ троичному проявлен³ю самого Божества. Если человѣкъ былъ созданъ по образу и по подоб³ю Бож³ю, то и истор³й человѣчества должна носить на себѣ отражен³е троичности Божественной. Какъ вы помраченъ былъ образъ Божества въ человѣкѣ, но все-таки мы его въ немъ находимъ: такъ точно и въ истор³и человѣчества образъ Божественный с³яетъ своимъ троякимъ лучемъ, несмотря на густыя облака событ³й, его затмѣвающ³я. Отклоняю объяснен³е по этому предмету, потому что оно завлекло бы насъ слишкомъ далеко.
   Каждый народъ начинаетъ свое развит³е опредѣлен³емъ своихъ отношен³й къ Божеству. Итал³янск³й философъ Вико въ своей книгѣ: Новая наука говоритъ, что истор³я не представила ни одного народа безбожника. Въ самомъ дѣлѣ, безум³е безбож³я можетъ встрѣтиться въ одномъ человѣкѣ, но въ цѣлыхъ народахъ мы никогда его не видали. Чѣмъ народъ крѣпче и благонадежнѣе, тѣмъ глубже онъ задумывается о Божествѣ и тѣмъ долѣе живетъ въ религ³озномъ пер³одѣ.
   Но какъ всякое человѣческое развит³е имѣетъ свою немощь, то и религ³озный пер³одъ имѣетъ свои недостатки, когда переходитъ въ излишество обряда, или въ господство ѳеократ³и. Противъ этого является противодѣйств³емъ лично-человѣческое начало. Человѣческая личность тогда только имѣетъ значен³е, когда служитъ сосудомъ идеи истины, добра и красоты. Безъ нихъ же она перерождается въ эгоизмъ.
   Противъ этой слабой стороны нашей личности воздѣйствуетъ начало народное. Народъ даетъ личности человѣческой опору и цѣль; безъ него личность является праздно-отвлеченною. Но и народное, будучи взято въ отдѣльности, имѣетъ также свою слабую сторону, о чемъ мы скажемъ послѣ.
   Примѣнимъ эти общ³я начала къ истор³и развит³я всего человѣчества. Первый пер³одъ - религ³озный является на Востокѣ. Здѣсь была колыбель религ³й всего м³ра. Здѣсь, на горахъ и въ долинахъ Аз³и, небо открывало свои тайны землѣ. Здѣсь были Хоривъ, Синай и Ѳаворъ. Отсюда взошелъ свѣтъ истинной вѣры, озаривш³й человѣчество. Но здѣсь же обрядъ и ѳеократ³я сковали личность человѣка: вмѣсто того, чтобы поклоняться Богу живому и истинному, который даруетъ свободу человѣку, человѣкъ создалъ самъ себѣ бога и отдалъ себя въ оковы своему же создан³ю.
   За пер³одомъ восточнымъ слѣдуетъ греческо-римск³й, въ которомъ развилась свободно, во всей красотѣ своей и силѣ, человѣческая личность. Лица Грец³и и Рима - герои, въ которыхъ проявляются идеи истины, правды, добра и красоты. Героизмъ древнихъ переродился въ эгоизмъ въ лицѣ римскихъ Цезарей. Онъ сокрушился у поднож³я Креста, на которомъ искуплена была въ вѣчную свободу личность человѣческая а человѣчество причастилось Божества. Когда Распятый восклицалъ: "Боже мой, Боже мой, вскую мя оставилъ еси?" Онъ исповѣдалъ въ себѣ человѣчество,- Когда Онъ воп³ялъ къ Отцу: "Отче, въ руцѣ твои предаю духъ мой", въ Немъ открылась тайна Божества.
   Вскорѣ по Его вознесен³и и соединен³и съ Божествомъ, Духъ Святый въ видѣ огненныхъ языковъ сошелъ на учениковъ Его и друзей, на просвѣтителей человѣчества. Что же значатъ эти огненные языки? Это - народы, члены великой семьи человѣческой. Всякая народность была здѣсь освящена, всяк³й народъ явился идеею Бож³ей, облеченною въ слово.
   Только со времени христ³анства народы стали признаваться другими народами. Греки называли всѣ друг³е народы варварами, признавая за народъ только себя. Римляне уважали однихъ тѣхъ, которымъ давали право римскаго гражданства. Въ наше время народы становятся личностями, и каждый изъ нихъ себѣ цѣлью, а не средствомъ для другихъ. Право естественное отъ отдѣльныхъ лицъ переходитъ на цѣлые народы, а право международное должно торжествовать болѣе, чѣмъ когда нибудь.
   Законъ развит³я, общ³й всему человѣчеству, отражается и въ каждомъ народѣ, равно и въ словѣ его, какъ выражен³и его жизни. Разсмотримъ, какъ онъ отражается въ истор³и русскаго слова.
   Русск³й народъ начинаетъ также пер³одомъ религ³ознымъ, въ которомъ, опредѣляя свои отношен³я къ Божеству, остается семь вѣковъ съ половиною. Почему же такъ долго? Потому, что все великое, по закону самой природы, растетъ туго и медленно, какъ дубы и кедры. Въ это время словесность русская имѣетъ преимущественно религ³озный характеръ и принадлежитъ болѣе церкви. Слабость дѣла человѣческаго отражается также въ обрядной сторонѣ, олицетворяемой расколомъ, и въ потемкахъ ѳеократ³и при патр³архѣ Никонѣ.
   Этой слабой сторонѣ воздѣйствуетъ новый пер³одъ, въ которомъ развивается личность русскаго человѣка. Въ древнемъ пер³одѣ личность развивалась только въ двухъ видахъ: государя и инока. Съ Петра Великаго начинается собственно у насъ пер³одъ развит³я личности, и можетъ быть названъ въ лучшихъ своихъ представителяхъ героическимъ.
   Въ наше время реформа Петрова дожила до своихъ предѣловъ и вызываетъ необходимое воздѣйств³е. Вотъ почему мног³е снимаютъ съ Петра его велич³е и хотятъ отнять у него всякую заслугу. Но это невѣрно. Истор³я должна ему возвратить ее,- и заслуга его состоитъ въ великой дѣятельной работѣ отечеству. Она выражена словами двухъ поэтовъ: Ломоносова и Пушкина, Первый справедливо сказалъ о немъ, что онъ царствуя служилъ; второй назвалъ его прекрасно вѣчными работникомъ на тронѣ.
   Со времени Петра идеи человѣческ³я совершенно правильно развились въ главныхъ представителяхъ русской словесности. Ломоносовъ является героемъ истины и всю свою жизнь до послѣдняго вздоха приноситъ въ жертву наукѣ.
   Истина, переходя изъ науки въ жизнь, становится правдою. Героемъ правды является наслѣдникъ Ломоносова въ литературѣ, Державинъ. Идея правды внушила ему его лучш³я пѣснопѣн³я. Онъ опредѣлялъ Бога такими словами:
  
   "Онъ совѣсть внутрь, Онъ правда внѣ".
  
   Вспомнимъ стихи, которыми онъ заключаетъ свою оду "Властителямъ и суд³ямъ", воспѣтую во имя правды:
  
   Воскресни Боже, Боже правыхъ,
   И ихъ молен³ю внемли!
   Приди, суди, карай лукавыхъ
   И будь одинъ Царемъ земли.
  
   Идея добра осуществилась у насъ въ двухъ представителяхъ словесности, тѣсно связанныхъ родствомъ души: въ Карамзинѣ и Жуковскомъ. Карамзинъ воплощалъ идею добра въ соединенной любви къ отечеству и человѣчеству. Вся жизнь его дѣлится на двѣ половины, изъ которыхъ въ первой онъ изучалъ все то, что прекраснаго есть въ человѣчествѣ, а въ другой принесъ плоды этого изучен³я на алтарь отечества, посвятивъ трудъ свой его монументальной истор³и. Жуковск³й идею добра сл³ялъ въ душѣ своей съ идеею красоты. Облетая весь м³ръ своею прекрасною душею, онъ сочувствовалъ всѣмъ красотамъ поэз³и разныхъ народовъ м³ра и усвоилъ ихъ родному языку.
   Пушкинъ, имя котораго не можетъ быть произнесено безъ чувства скорби при мысля о кровавой и преждевременной его утратѣ, является вамъ героемъ красоты. Въ одномъ стихотворен³и: Эхо онъ выразилъ вамъ свое назначен³е какъ поэта. Онъ отзывался на все прекрасное, что встрѣчалъ въ жизни своей и своего отечества. Истинная, живая красота не можетъ быть и народною. Въ Пушкинѣ прекрасное сочеталось тѣсно съ народнымъ.
   Въ пер³одъ развит³я личности была также своя слабая сторона, которая сильно обнаруживается и теперь. Этотъ недугъ нашего времени есть эгоизмъ, противъ котораго спасен³е въ сильномъ развит³и народнаго начала.
   Пушкинъ въ двухъ своихъ главныхъ произведен³яхъ: "Евген³и Онѣгинѣ" и "Борисѣ Годуновѣ", созвалъ: въ первомъ - болѣзнь своей эпохи, во второмъ - народное начало, которое можетъ быть отъ вся спасен³емъ. Отъ этихъ двухъ произведен³й ведутъ свое начало всѣ замѣчательнѣйш³я явлен³я словесности вашего времени. Они или изображаютъ отвлеченный эгоизмъ, въ самыхъ разнообразныхъ видахъ развивш³йся въ русскомъ человѣкѣ, или пускаются въ глубины народнаго духа и изображаютъ его свѣтлыя и темныя стороны. Есть писатели, которые, какъ Геркулесъ, стоятъ на распут³и, служа поперемѣнно то тому, то другому элементу въ нашей жизни.
   Великое событ³е, совершившееся въ наше время, освобожден³е крестьянъ, есть также плодъ развит³я народныхъ началъ въ вашей жизни. 20.000.000 безкровныхъ существъ возвращены человѣчеству. Сколько новыхъ силъ дано въ этомъ возобновлен³и достоинства человѣческаго русскому народу! Правда, что отечество ваше болѣетъ, страдаетъ, во безъ сильныхъ мукъ не родится ничто великое. Мы вполнѣ надѣемся, что оно переживетъ настоящ³й кризисъ со славою и разрѣшитъ вопросъ освобожден³я къ полному счаст³ю всѣхъ сослов³й народа. Мы имѣемъ всѣ задатки къ разрѣшен³ю этого вопроса, главнѣйш³й изъ которыхъ заключается въ вашей землѣ, составляющей шестую частъ обитаемой планеты. Росс³я имѣетъ 70.000.000 жителей, а на землѣ своей можетъ помѣстить ихъ 700.000.000. Вотъ въ чемъ заключается наша возможность разрѣшить вопросъ освобожден³я безъ пролетар³ата. A вспомнимъ, какъ страшенъ пролетар³атъ на Западѣ. Испугавшись его, Франц³я отказалась отъ большей части своей политической свободы. Момнзенъ говоритъ, что если бы пролетар³атъ восторжествовалъ въ Англ³и, то отодвинулъ бы ее на двѣсти лѣтъ назадъ и отозвался бы отъ береговъ Массачузета въ Америкѣ черезъ всю Европу и Аз³ю до Япон³и. Въ Герман³и страхъ пролетар³ата лишаетъ простолюдина нѣмецкаго права заключать бракъ и вести семейную жизнь. Въ пролетар³атѣ заключается одно изъ препятств³й политическому единству Итал³и; изъ пролетар³евъ Неаполя вербуются тѣ разбойники, которые опустошаютъ югъ Итал³и. У насъ пролетар³атъ невозможенъ при надѣлѣ крестьянъ землею. Росс³я можетъ со временемъ представить Западу одно изъ самыхъ счастливыхъ государствъ на землѣ, въ которомъ не будетъ ни одного человѣка безъ участка земли. Зародышъ такого великаго явлен³я заключается въ освобожден³и крестьянъ. Къ чести нашей современной литературы должно сказать, что наши писатели, начиная съ Гоголя, Павловъ, Тургеневъ, Григоровичъ и друг³е, много содѣйствовали словомъ этому славному дѣлу. Много залоговъ и надеждъ въ литературѣ того народа, гдѣ мысль и слово выражаются прекраснымъ дѣломъ жизни.
  

ЛЕКЦ²Я 2.

  
   Въ прошедш³й разъ мы старались рѣшить вопросъ: какъ характеръ русскаго человѣка отражался въ русскомъ языкѣ? Этотъ вопросъ совершенно новъ въ нашей наукѣ. Я не взялся рѣшить его вполнѣ, во задалъ его въ первый разъ и представилъ вамъ нѣкоторыя данныя для его рѣшен³я.
   Далѣе опредѣлена та основная мысль, которая пройдетъ черезъ всю науку и освѣтитъ всѣ ея событ³я, связавъ ихъ въ одно органическое цѣлое. Считаю нужнымъ прежде чѣмъ отправиться въ путь истор³и, обозначить еще разъ яркими чертами эту мысль, которая послужитъ вамъ руководительною нитью.
   Три элемента въ человѣкѣ, постепеннымъ своимъ развит³емъ, опредѣляютъ три пер³ода въ жизни всего человѣчества и каждаго народа: элементъ божественный, лично-человѣческ³й и народный. Отъ правильнаго ихъ соотношен³я зависитъ совершенство жизни человѣческой въ каждомъ народѣ. Къ этому идеалу ведетъ истор³я и въ этомъ пути заключается истинный прогрессъ каждаго народа и каждаго человѣка отдѣльно.
   &nbs

Другие авторы
  • Вяземский Петр Андреевич
  • Развлечение-Издательство
  • Курочкин Василий Степанович
  • Зарин-Несвицкий Федор Ефимович
  • Черский Леонид Федорович
  • Шахова Елизавета Никитична
  • Курсинский Александр Антонович
  • Жиркевич Александр Владимирович
  • Миллер Всеволод Федорович
  • Кривич Валентин
  • Другие произведения
  • Горчаков Михаил Иванович - Синод
  • Розанов Василий Васильевич - Общество содействия дошкольному воспитанию детей
  • Толстой Лев Николаевич - Бирюков П.И. Биография Л.Н.Толстого (том 4, 2-я часть)
  • Вересаев Викентий Викентьевич - А. П. Чехов
  • К. Р. - Е.И.Осетров.Патент на благородство
  • Языков Дмитрий Дмитриевич - Материалы для "Обзора жизни и сочинений русских писателей и писательниц"
  • Картер Ник - Башня голода
  • Ходасевич Владислав Фелицианович - Бялик
  • Короленко Владимир Галактионович - Сергей Николаевич Южаков
  • Станюкович Константин Михайлович - На уроке
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 226 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа